Форум » Рунет и вопросы по форуму » РБК//Киновкусы россиян уходят от совковых » Ответить

РБК//Киновкусы россиян уходят от совковых

Борис1: О том, что в жанровых предпочтениях российских зрителей происходят перемены, RBC daily уже писала. В качестве свидетельства происходящих перемен можно привести результаты опроса исследовательского холдинга ROMIR Monitoring, по которому больше всего российским зрителям не хватает комедий, фантастических фильмов, приключенческих лент и мультфильмов. Зато детективов и боевиков, как следует из результатов опроса, вполне достаточно. "Два-три года назад зрители проявляли больше интереса к криминальным боевикам - они собирали приличную кассу в прокате, - прокомментировал RBC daily координатор проката компании "Централ Партнершип" Андрей Радько. - Сегодня тенденция сохраняется, но, можно сказать, идет на убыль. По всей видимости, это связано с тем, что зрители насытились фильмами такого жанра и, приходя в кинотеатр, хотят отдыхать, а не смотреть фильмы "с моральными отягощениями" в виде обилия жестокости и крови. К сожалению, не оправдал ожиданий и жанр политического триллера: так, фильм "Личный номер" прошел без особого блеска". Примерно к тем же выводам пришло агентство исследований в области аудиовизуального бизнеса In-Chart Research Group: боевики для российских зрителей отходят на второй план, интерес к ним теряется. "Опираясь на качественные исследования, которые мы проводили в регионах, можно абсолютно точно сказать, что в числе наименее предпочтительных для просмотра в кинотеатре фильмов зрители называют драму и мелодраму, - сказала RBC daily генеральный директор In-Chart Research Group Инна Мурина. - Это подтверждается и кассовыми сборами: ни одной картины названного жанра нет в числе первых 30 фильмов за 2005 год. В регионах же отмечен активный интерес к такому жанру, как фильм ужасов". Все это довольно предсказуемо: расцвет фильмов таких жанров пришелся на середину 90-х годов и был, в сущности, отражением происходящих в стране процессов. Тогда казалось вполне нормальным смотреть в жизни и в кино на одно и то же. Кстати, недаром некоторые участники телерынка до сих пор говорят, что Россия в глазах иностранных компаний, занятых в киноиндустрии, - редкий случай: у нас до недавнего времени были крайне популярны фильмы с Жан-Клодом Ван Даммом, и объяснить этот феномен никак нельзя. В российском кинопроизводстве, видимо, происходят вполне закономерные перемены. Развлекательная функция кино выходит на первый план. "Сейчас наблюдается рост интереса к комедиям, в том числе криминальным, и, конечно же, к фэнтези, - говорит Андрей Радько. - Поэтому в следующем году, я уверен, наш проект "Волкодав", снятый в этом жанре с огромным по российским меркам бюджетом, станет лидером российского проката. Заметьте, среди иностранных фильмов в российском прокате лидерами становятся опять же фильмы фэнтези". Что же касается комедии, то, по мнению г-на Радько, это жанр, любимый зрителями, хотя и не собирающий глобальную кассу. "У комедий очень высокая средняя касса - и небольшое число откровенных провалов, особенно у фильмов, ориентированных на молодёжь", - считает он. Сходного мнения придерживается и Инна Мурина. "Наиболее привлекательный жанр, по мнению зрителей, - это комедийный или приключенческий боевик, - прокомментировала она. - Не меньший интерес проявляет аудитория и к "большому" историческому кино. Ну и, конечно, "экшн" во всех его жанровых проявлениях: причем, даже не зная точного определения этого слова, зрители заведомо доверяют фильму, который позиционируется в данном направлении. А вот чего зрители точно не хотят - так это фильмов про Великую Отечественную войну и про наши славные 90-е. Элементарно - "наелись". Российским продюсерам нужно делать ставку на комедии и приключенческое кино. Также на рынке будут востребованы такие сюжеты и темы, как гонки и шпиономания".

Ответов - 3

BNE: Забытый полк В Москве прошел пресс-показ фильма "9 рота" С первых кадров «9 роты» становится ясно, за что картину обязательно будут ругать. Ну, конечно, Федор Сергеевич Бондарчук – рекламный режиссер, человек, который снимает клипы Жанне Фриске, понятно, что он сделает из Афгана – блокбастер, голливудское кино… Бондарчук действительно снял абсолютно голливудское кино. Если под "голивудским" понимать масштабное, жесткое, зрелищное кино. В том смысле, в каком голливудскими режиссерами остаются Ридли Скотт и Оливер Стоун. Голливуд ведь – это не только «Рокки-5», но и долгое время остававшийся недоступным для российского кино уровень производства. Ну, не умели у нас снимать дымящиеся вертолеты, взрывы, бои с летящими со звоном гильзами. Не умели до недавнего времени. «9 рота» – тот редкий случай, когда, глядя на сложные с точки зрения постановки, зрелищные сцены боев, не хочется, зажмурившись от стыда, сказать "ребята, оставьте же это Ридли Скотту, давайте лучше о душе…" У Бондарчука все получилось совсем нестыдно и именно так, как полагается: и о войне, и о душе, но все достоверно и все правда. Всегда непредсказуемая камера Максима Осадчего, короткий американский монтаж, прекрасно записанный на лондонской студии звук – так, что шорох падения каждой отстрелянной гильзы отлично слышен, так, что среди хаоса боя можно различить ставшие за время фильма знакомыми голоса. Лондонский звук, американский монтаж, голливудский размах… Только не спрашивайте, что от России. От России нам осталась чудовищная дикая война, и мальчики, которых калечат и убивают ни за что. В фильме все это есть. Есть армейская изнанка - хотя какая там, собственно, «изнанка»?! Это уже не изнанка, а лицо нашей армии. Есть герои, которые по определению могут быть только русскими, но при этом история, рассказанная в "9 роте", – универсальна. Потому что история негероических героев – слабых, обыкновенных мальчишек, – которые в одно прекрасное утро проснулись в аду, понятна везде, от Владикавказа до Нью-Йорка. Из реальных, с живой жизни списанных характеров складывается даже не мозаика, а целое полотно. Изуродованный, контуженный прапорщик Дыгало (в блестящем исполнении Михаила Пореченкова), который пишет рапорты с просьбой вернуть его в самое пекло. Чугун (Иван Кокорин) – даже не касается в первую и последнюю брачную ночь к молодой жене, чтобы потом, вернувшись, проверить, была ли она верна, и если нет… Хлипкий студент педагогического Воробей (Алексей Чадов), который описался, когда ложился под танк, и так и не сумел заняться любовью с полковой женой Белоснежкой, не смог «как животное, с кем угодно, где угодно». Сама Белоснежка (Ирина Рахманова) – голая пионерка, родина-мать, безотказная… В «9 роте», естественно, угадываются параллели с сегодняшней ситуацией на Кавказе. И отношение авторов фильма к ситуации этой понятно. В «9 роте» торгуют оружием, бросают на высоте никому не нужную роту – все, как сегодня. Герой Алексея Серебрякова роняет: «Никто и никогда не сумел завоевать Афганистан». Финал картины можно трактовать двояко, как впрочем, и всегда, если кино получается похожим на жизнь. Герои победили и проиграли. А какая победа дороже и не слишком ли высока ее цена - решать это уже не зрителю, бери выше... 23 сентября 2005, 11:08 Елена Смолина

BNE: Это вам не Голливуд: в России кино пропагандирует государственную власть Александр Осипович Сюжет стопроцентно голливудский. Сексапильная дамочка-суперагент носится по всей планете, преследуя упертого террориста, который спрятал атомные бомбы в четырех крупных городах мира и собирается их подорвать. Кульминация – их поединок в пакистанской крепости, покуда начальство героини нервно отсчитывает секунды до взрыва в своем штабе, оборудованном по последнему слову техники. Но это не свежайший боевик от Джерри Брукхаймера, а картина российского производства под названием "Код Апокалипсиса", и ее героиня Дарья работает в ФСБ – ведомстве, которое пришло на смену КГБ. Штаб расположен, как предполагается, на Лубянке – в реальном здании в центре Москвы, которое когда-то было штаб-квартирой ненавистной тайной полиции Сталина. Продюсер картины Сергей Баженов говорит, что хочет вернуть в российское кино "идеологию", как он сам выражается. "Мы не утверждаем, что события советской эпохи необходимо обелить, – сказал Баженов в недавнем интервью. – Но очень многое искажено, и какое-то время кинематографисты снимали все, что хотели, обходясь вообще без идеологии. В результате получались попросту антироссийские фильмы". Баженов возглавляет организацию, которая называется Фонд поддержки патриотического кино. Она-то и собрала 15 млн долларов на съемки "Кода Апокалипсиса". Сидя в офисе, увешанном яркими афишами фильма, Баженов уверяет, что для российского кино естественно поощрять проправительственные чувства. "Здесь, как и в любой другой стране, у людей просто есть врожденные патриотические чувства", – отметил он. Сегодня кажется, что патриотизм в России повсюду. По данным соцопросов, около 80% населения одобряют фигуру Владимира Путина – лидера, под властью которого семь лет продолжается экономический рост (в том числе благодаря высоким ценам на нефть) и восстанавливается влияние России на мировой арене. Российский бум возродил и местную киноиндустрию. В 1990-е годы производство российского кино застопорилось, и кинотеатры мало что могли предложить зрителю помимо голливудской продукции. Но в последние несколько лет эта сфера переживает возрождение, особенно после того как доморощенный блокбастер – мистический триллер "Ночной дозор" (2004) – доказал, что российские фильмы могут быть коммерчески успешными. Фонд поддержки патриотического кино был учрежден в 2005 году двумя ассоциациями, представляющими интересы ветеранов вооруженных сил и спецслужб. В его попечительский совет – который Баженов охарактеризовал как "группу лоббистов", которая помогает привлекать инвестиции – входят заместитель директора ФСБ и несколько депутатов российского парламента. Баженов, ранее работавший на телевидении, говорит, что был привлечен к работе благодаря своему опыту в финансовой сфере. Хотя сам Путин не поддерживает этот фонд напрямую, в попечительском совете заседает один из ближайших соратников президента – Сергей Чемезов, глава государственной компании "Рособоронэкспорт", работающей в сфере оборонной промышленности. Среди попечителей есть еще одна видная фигура – миллиардер Виктор Вексельберг, занимающий в стране 10-е место по величине своего состояния, если верить российской версии журнала Forbes. Холдинг Вексельберга, компания "Ренова", и "Рособоронэкспорт" внесли значительный вклад в финансирование "Кода Апокалипсиса" – фильма, который стал для фонда дебютным, а также самым масштабным (под эгидой фонда также снято несколько документальных фильмов). Баженов не разглашал подробностей о планах фонда на будущее, сказав лишь, что следующий проект, возможно, будет заметно отличаться от "Кода Апокалипсиса", который позиционировался как российский ответ на сагу о Джеймсе Бонде. Один из вариантов – исторический фильм, сказал он. Продюсер подчеркнул, что его главная задача – делать патриотические фильмы, которые больше походили бы на голливудские блокбастеры, чем на советскую пропаганду. "Зритель голосует рублем, – поясняет Баженов. – Это самое главное, и мы это понимаем. Сегодня людей в кинотеатры насильно не загонишь". "Код Апокалипсиса" вышел в прокат 4 октября после грандиозной рекламной кампании и две недели являлся самым кассовым фильмом в России, собрав без малого 8 млн долларов (по данным сайта киноиндустрии Film.ru). Таким образом, свой 15-миллионный бюджет он не оправдал, хотя Баженов говорит, что, по его предположениям, фильм окупится с учетом доходов от проката за границей, продажи DVD и прав на показ по телевидению. Критики разругали "Код Апокалипсиса" в пух и прах. Московская версия журнала TimeOut удостоила его одной звездочки из пяти возможных и заявила, что смотреть его – все равно что щелкать телевизионным пультом, то и дело переключаясь с несмешных государственных новостей на какой-то несмешной, посредственный боевик начала 1990-х или на несмешную пародию о "Джеймсе Бонде в юбке". Сайт KinoKadr.ru провозгласил: "Это знак того, что жанр "патриотического" кино – синоним неумелой, банальной работы". Рядовые зрители были более милосердны. "Мне фильм понравился, особенно потому, что мир наконец-то спасли русские", – написал некий посетитель на KinoMania.ru. "Код Апокалипсиса" – не единственная новая российская кинокартина с патриотическим уклоном. Через месяц после его премьеры еще одна грандиозная рекламная кампания возвестила о выходе в прокат фильма "1612" – сумасбродной исторически-приключенческой картины, кульминация которой совпадает с ключевым моментом российской истории: победой в XVII веке над польской армией, которая заняла было Москву. Фильм вышел в прокат накануне Дня народного единства – государственного праздника, учрежденного в честь этой победы. Хотя "1612" снят не фондом Баженова, его продюсер – человек со столь же безупречной репутацией патриота: Никита Михалков, знаменитый актер и режиссер, у которого, как считается, отличные связи в Кремле. В октябре Михалков воспел президента в телевизионном документальном фильме "55", который был показан в день 55-летия Путина, а также вместе с несколькими другими деятелями искусств подписал открытое письмо, где Путина призывали остаться на третий срок. Согласно российской конституции, Путин должен в нынешнем году сложить с себя полномочия, хотя многие полагают, что он изыщет какой-нибудь способ сохранить свое влияние. В декабре Путин привел прокремлевскую партию "Единая Россия" к победе на парламентских выборах, которые широко воспринимались как референдум о его руководящей деятельности. Некоторые восприняли фильм "1612" как пропаганду на общественных началах Дня народного единства – праздника, который был учрежден Кремлем всего два года тому назад, так что очень многие пока не уяснили, что он существует. "Праздник потребовалось упрочить, так как людям было не совсем ясно, почему от них требуется любить президента и правительство и почему этот праздник следует отмечать", – сказал в телефонном интервью Антон Долин, кинокритик еженедельника "Московские новости". Режиссер "1612" Владимир Хотиненко отрицает, что его картина была проектом Кремля. "Ни о каких идеологических директивах не было и речи", – сказал он в телефонном интервью. Он добавил, что давно хотел снять фильм об этом периоде и схватился за шанс, когда Михалков предложил ему эту идею. Но Долин полагает, что фильмы типа "1612" и "Кода Апокалипсиса" – это часть идеологической кампании, призванной укрепить базу власти Путина, и другие подобные картины уже на подходе. "Сейчас пошел такой вал, – поясняет Долин. – Людям нравится тот факт, что руководитель у них один и никто другой за его место не соперничает. Так что всех все устраивает, и в результате возникает спрос на такие фильмы". Возможно, российским кинозрителям следует ожидать больше таких сцен, как развязка "Кода Апокалипсиса". Когда Дарья, растрепанная, но победоносная, после своей победы в поединке покидает пакистанскую крепость, ей попадается группа американских солдат, которые, не подозревая, что тут произошло, уже готовы ее прикончить. Но тут на выручку Дарье приходят российские ВВС, и вертолет, увозящий ее, исчезает вдали под звуки жизнерадостной музыки. Этот финал вдохновлен сходными сценами голливудских боевиков, признал Баженов. "Мы сыграли в ту же игру, – сказал он, – и это сработало". Александр Осипович – писатель, постоянно проживающий в Москве

BNE: Военная непроходимость Журнал «Власть» № 6(759) от 18.02.2008 Даже присутствие в главных ролях Тома Хэнкса и Джулии Робертс, по мнению руководства Universal Pictures International, не гарантирует популярности фильма у российского зрителя Компания Universal Pictures International отменила намеченную на апрель российскую премьеру фильма Майка Николса "Война Чарли Уилсона", сюжет которого связан с советской интервенцией в Афганистане. Михаил Трофименков полагает, что это не политическая цензура, а самый смешной анекдот в истории российского проката. Руководство Universal Pictures International (UPI) решило в конце концов свести все к "спору хозяйствующих субъектов". По словам главы UPI Russia Евгения Бегинина, "Война" нерентабельна. В самом деле, кто же пойдет на остросюжетный фильм, четырежды номинированный на "Оскар", с Томом Хэнксом и Джулией Робертс в главных ролях! А успех фильма у украинской аудитории, типологически близкой русской, не аргумент: со времен "оранжевой революции" что хохлам здорово, то русским смерть. Между тем политические решения карательного толка в России чаще всего мотивируются как экономические. Да и первые комментарии, которые дала прессе начальник отдела кинопроката UPI Влада Ефремова, сводились к тому, что фильм не покажут из-за его "антисоветской направленности". В интернете же о "Войне" пишут такое, что волосы шевелятся: "советские граждане показаны завзятыми убийцами", фильм изобилует садистскими расправами над мирными афганцами и воспевает техасца-русофоба Чарли Уилсона (Хэнкс), реально существовавшего конгрессмена, который пролоббировал выделение астрономических сумм на вооружение моджахедов. Самые патриотичные блогеры даже выбросили на помойку DVD с "Форрестом Гампом" и "Красоткой", где солировали Хэнкс и Робертс. Как бы прагматично ни объясняла UPI свое беспрецедентное решение — инициатива ли это снизу или заказ свыше на зрелищный патриотический жест, отмена премьеры слишком плавно вписывается в картину российской паранойи по поводу новой холодной войны, в которой Запад коварно использует культурные институты — Британский совет, Европейский университет, Голливуд. Теперь прокатчикам есть что ответить депутатам, периодически возмущающимся прокатом "русофобских" фильмов: меры приняты, провокация превентивно пресечена. Поставив галочку в отчете, можно благополучно и дальше прокатывать, например, "Войну Ханта", где "сербские братья" выставлены зверьем, достойным лишь суда Линча. Все это было бы скучно и печально, если бы не было так смешно. Смешнее даже, чем аналогичный запрет "Бората" (2006) Ларри Чарльза ради профилактики "межнациональной розни". Интеллектуалы могли сколько угодно твердить, что герой клоуна Саши Барона Коэна — наследник дикарей из книг эпохи Просвещения, наивный взгляд которых выявлял пороки цивилизации; что Коэн смеется вовсе не над казахами, а над янки. Но высоколобая интерпретация фильма обламывалась об экранную картинку. В самом деле, бегал же по экрану дегенерат, именующий себя казахским журналистом, сыплющий расистскими, сексистскими и фекально-анальными шуточками. А что там у него в культурном анамнезе, простой зритель вряд ли мог понять. В "Войне" же никакого хитрого подтекста под маской злостного хулиганства нет. Фильм кристально ясен, все разжевано и названо своими именами. Его хулители, похоже, смотрели совсем не то кино, которое снял 76-летний классик Майк Николс. Стоит сначала прочитать все, что наговорили о жестокости и клевете на Красную армию, а потом посмотреть "Войну" — комический эффект фильма удвоится. Дело в том, что "Война" — никакой не боевик, а комедия, точнее, злой и прямолинейный памфлет, сатира на американский истеблишмент. Памфлет всегда злободневен. Если Николс в 2007 году снимает фильм об афганской войне 1980-х, ежу понятно, что он имеет в виду вовсе не дела давно минувших дней, а ту войну, которая идет в Афганистане в наши дни. И Советский Союз здесь не исконный враг Америки, а враг, которого героям фильма пришлось бы выдумать, если бы его не существовало. У них и в помине нет никакой идеологии. Троица спасителей человечества от коммунизма весьма специфична. Чарли подбирает сотрудников, точнее, сотрудниц по принципу "любую бабу можно научить печатать на машинке, а вот грудь отрастить до нужной кондиции невозможно". Блудливая светская львица Джоанна (Робертс) исповедует яростный антикоммунизм, но в ее устах он кажется сублимацией сексуальных наваждений. Гаст Авракатос (Филип Сеймур Хоффман), истероид из ЦРУ, бьет стекла в кабинете начальника из-за того, что его не назначили в Хельсинки, а значит, он напрасно три года учил финский язык. Гаст, кстати, напоминает Бората, но Греция вряд ли за него обидится. Пролог фильма до боли напоминает самые лихие клише советской пропаганды. Чарли возлежит в бассейне в Лас-Вегасе со стервами-стриптизершами, хлещет виски и хвалится своим статусом. Уличенный в потреблении промышленного количества кокаина чуть ли не в стенах конгресса, он хватается как за соломинку за лоббирование моджахедов: надо, чтобы о кокаине все забыли. Так что СССР проиграл войну случайно — из-за проблем потасканного плейбоя, в которого, кстати, вполне мог превратиться с годами Форрест Гамп. И хитрые схемы по поставке в Афганистан оружия через посредников тоже строятся при помощи лялек, которых подкладывают нужным людям: а как иначе уговорить евреев продать оружие арабам, которые перепродадут его пуштунам? Особенно издевательски на этом фоне смотрятся пролог и эпилог — Чарли вручают медаль Конгресса под аккомпанемент напыщенных пошлостей. Искалеченные минами-ловушками дети задевают душу Чарли — человек же он, в конце концов, а Николс потому и классик, что в любом животном разглядит крохи человеческого. Но эти ужасы нужны ему, чтобы вдолбить зрителям простую мысль. Опереточные бородачи умирают и убивают где-то там, а в глазах людей из Вашингтона щелкает счетчик. Никто из них не думал, что спасать цивилизацию столь выгодно. Просили 5 "лимонов", получили 40, потом еще и еще, сами изумились, когда набежал миллиард. А победив по дури, куражась в угаре, гарцуя в бурнусах, глупые белые люди еще и подарили аборигенам колоссальные запасы оружия и смылись из Афганистана, не дав даже жалкого "лимона" на строительство школ. Так что, по Николсу, Америка сейчас расхлебывает то, что бездумно заварила 25 лет назад. Николс прославился "Ловушкой-22" (1970) — черной комедией якобы о второй мировой, а на самом деле о Вьетнаме. Жизнерадостный выжига Майло, "воевавший" в Италии, торговал всем чем угодно и с кем угодно, включая нацистов. Американские летчики гибли, оставшись без парашютов, которые продал Майло,— таково условие контракта. Американские самолеты бомбили собственный аэродром — такого условие контракта. В "Войне" Николс просто повторяет то, что давным-давно сказал в своем шедевре: война — это всего лишь деловой контракт, к национальным интересам имеющий косвенное отношение. Так что же за морок напал на прокатчиков? С какого перепоя российский официоз принялся яростно пинать фильм, зеркально отражающий его собственную позицию: во всем виновата Америка? На эти вопросы есть два ответа. Первый из них предполагает, что существует вещь, недоступная пониманию идеологов новой холодной войны,— ирония. Если на экране герою вручают медаль за то, что он выгнал русских из Афгана, значит, это режиссер чествует Чарли. Если на экране ракета попадает в советский вертолет, а бородачи прыгают от восторга, это Николс радуется вместе с ними. А то, что Чарли постоянно окружен голыми бабами и под кайфом, так это на гнилом Западе так принято. Вторая версия предполагает более изощренный взгляд на фильм: он способен вызвать то, что советские цензоры именовали неконтролируемыми ассоциациями. Если война — чистый бизнес и ничего лишнего, а патриотизм лишь камуфлирует движение денежных потоков, зритель может усомниться в идеологической подоплеке современных конфликтов. С этой точки зрения прокатывать в России угрюмо-серьезные боевики, где близнецы-супермены с квадратными головами и выпученными глазами мутузят друг друга, выкрикивая лозунги, действительно совершенно безопасно. Зритель автоматически идентифицирует себя с "нашим" парнем и не усомнится в том, что он дерется за интересы родины, а не какого-нибудь отечественного Чарли Уилсона.



полная версия страницы