Форум » КУЛЬТУРА » ГРАНИ//"православно-патриотическая общественность" пыхтящей свиньей пошло на современность » Ответить

ГРАНИ//"православно-патриотическая общественность" пыхтящей свиньей пошло на современность

BNE: Спор музействующих субъектов То, что из Третьяковки выгнали Андрея Ерофеева, создавшего уникальный отдел новейших течений, весьма печально, но не трагично. В смысле не трагично ни для него, ни для художников, чьи работы собраны в единую коллекцию талантливым и компетентным куратором. С ними со всеми все будет в порядке. И с современным искусством все будет в полном порядке. И уже все в порядке. Всякого рода и ранга гнобителям никогда не приходит в голову, что успех-неуспех художника если и зависит от них, то зависимость эта носит обратно пропорциональный характер. Так было в истории искусств тысячи раз, так будет и дальше. И незачем вновь и вновь вспоминать о хрестоматийных сюжетах вроде знаменитого хрущевского искусствоведения или бульдозерной экспертизы. И незачем лишний раз напоминать, чьими победами неизменно и неизбежно заканчиваются подобные сражения. Все, кому это хоть как-то интересно, всё помнят и всё знают. Так что это вовсе не трагично - но это симптоматично. Это свидетельствует не о состоянии художественного творчества или музейного дела в нашей стране, а о нравственном состоянии общества. Я не имею возможности судить об истории с изгнанием Ерофеева, так сказать, изнутри. Я, как говорится, за что покупаю, за то и продаю. Ерофеев выдвигает одну версию происшедшего, музейное начальство - другую. Руководство музея говорит, что тут нет никакой идеологической подоплеки, а дело все в том, что Андрей Ерофеев плохо справлялся с работой, нарушал какие-то музейные нормы и правила, принимал какие-то не согласованные с руководством решения и всякое прочее. И хотя мне по ряду субъективных причин ближе позиция Андрея, я допускаю, что какая-то правота была и в действиях музейного руководства. Можно ли считать, что это самое увольнение есть лишь следствие спора "музействующих субъектов", а не социальным заказом? Можно, разумеется, - ведь, вообще говоря, лучше избегать конспирологической логики, где все неизвестное объявляется давно и хорошо известным, а все непонятное трактуется исключительно в категориях заговоров и подкопов. Можно. Но не получается. Никак не получается считать случайным совпадением то обстоятельство, что увольнение нерадивого сотрудника случилось ровно в тот исторический момент, когда упомянутый сотрудник находится под следствием вместе с директором Сахаровского центра Юрием Самодуровым. Никак не получается считать чистым совпадением, что недисциплинированный сотрудник музея окончательно вывел из ангельского терпения свое лояльнейшее руководство именно в тот период отечественной истории, когда тупое и агрессивное мракобесие, столь же пышно, сколь и конъюнктурно именующее себя "православно-патриотической общественностью", с помощью палок, хоругвей, заполошных теток с поджатыми губами, благостных отроков с военной выправкой и прочих Таганских судов мрачно пыхтящей свиньей пошло на саму современность. Понятно, что в качестве объекта, как всегда, выбрано искусство, кажущееся мракобесам и идиотам всех времен и народов самой легкой добычей. Зря им это кажется, как показывает исторический опыт человечества. А теперь у нас что? Теперь у нас уже не подрыв социалистических устоев, не протаскивание под видом так называемого искусства чуждой нашему народу буржуазной идеологии, не дегенеративное искусство, отравляющее своими космополитическими ядами здоровый арийский дух нации и даже не жалкие потуги горстки возомнивших о себе шарлатанов навязать нашему обществу... ну и так далее. Теперь другое. Теперь - "возбуждение вражды". Искусство возбуждает вражду. Это что-то новенькое. То есть наоборот - как раз очень старенькое. Это что-то из тех времен, когда искусство, религия, государство не были отделены друг от друга. Когда искусство воспринималось как директива, как руководство к действию. Когда любой жест художника воспринимался как жест либо "за", либо "против". Этого давно нет, очнитесь! Что касается "возбуждения вражды", то, согласитесь, существует тип людей, в душах которых ничего особенно возбуждать не надо. Они возбуждены всегда и всегда живут во вражде ко всему и ко всем, к себе в том числе. А искусство тут ни при чем. И если и нужна в этом конфликте какая-то экспертиза, то это должна быть экспертиза психиатрическая по отношению к агрессивным мракобесам. Если кто-то им сочувствует, то пусть поможет медикаментозно. Нормального человека (верующего в том числе) не может оскорбить то, что не претендует на его пространство - хоть физическое, хоть душевное или интеллектуальное. Беда нашей общественной жизни в фатальном неумении многих разграничивать территории на свои и чужие. Это, видимо, неизбывные последствия советского коллективизма и внушенная многим навязчивая формула "Искусство принадлежит народу". А искусство, между тем, принадлежит народу ничуть не в большей степени, чем, например, нефть, газ и ракеты стратегического назначения. Художник, вторгающийся в суверенное пространство религии (в церковь, в монастырь, в мечеть, в синагогу, в пагоду), заслуживает безусловного осуждения, в том числе и уголовного. Но и бесцеремонное и агрессивное вторжение в пространство бытования искусства (музей, галерея, выставочный зал), осуществляемое кем бы то ни было, заведомо противозаконно и, соответственно, должно быть осуждено, в том числе и уголовно. Или говорят о кощунстве. Кощунство как художественный прием, как способ возбуждения в читателе-зрителе разной силы культурного шока (а не вражды), имеет почти столь же древнюю историю, как и само искусство. А вот слова патриарха Алексия о том, что "сегодняшняя скорбь, связанная с годовщиной начала Великой Отечественной войны, разбавляется нашей общей радостью о вчерашней победе российской сборной", никакой не художественный прием, а как раз самое кощунство и есть. Разумеется, это не осознанное кощунство - это лишь следствие дурного языкового вкуса и пониженной нравственной интуиции. В этих делах никакой сан не спасает, а спасает, как это ни странно, знакомство, хотя бы шапочное, все с тем же современным искусством. Так что кто в этой ситуации кощунствует и кто возбуждает вражду - еще как посмотреть. Для меня по крайней мере этот вопрос вопросом не является. Сейчас меня по-настоящему интересует совсем другой вопрос. Мне лично важно и интересно знать, как поведет себя в этой ситуации арт-сообщество, насколько оно способно осознать свою историческую и гражданскую ответственность. Мне очень интересно, насколько инстинкт самосохранения этого сообщества сильнее инстинкта самосохранения отдельно взятого художника. Мне это очень интересно. И очень важно. А возвращаясь к началу, хочу повторить, что я не знаю достоверно, почему именно сейчас начальники Третьяковки решили избавиться от одного из своих сотрудников. Но если вдруг дело обстоит так, что ради собственного спокойствия и музейного благолепия было решено осуществить ритуальное жертвоприношение, то это не только непорядочно, но и недальновидно, но и непрактично - следующими будут они сами. Это тоже очень старая история, та самая, которая, увы, редко кого чему-то учит. Лев Рубинштейн 01.07.2008 12:56 ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ из ТОПИКА ПО ССЫЛКЕ http://liberal.borda.ru/?1-8-0-00000010-000

Ответов - 14

гммм: Церковь выставила информационный щит // РПЦ подготовила ответ на клевету в СМИ и обществе Газета «Коммерсантъ» № 20/П (4561) от 07.02.2011 1 из 4 Противостоять нападкам церковь планирует разными способами Фото: Пресс-служба Московской Патриархии/Коммерсантъ Иерархи Русской православной церкви (РПЦ) выработали позицию церкви по отношению "к намеренному публичному богохульству и клевете в адрес церкви". Документ, принятый завершившимся в конце прошлой недели в Москве архиерейским собором, регламентирует реакцию на "клеветнические нападки" в первую очередь в средствах массовой информации (СМИ) — вплоть до прекращения контактов с провинившимся СМИ. Некоторые эксперты усмотрели в этом попытку РПЦ "установить своеобразную цензуру". С этим, впрочем, не согласны в Союзе журналистов РФ. Архиерейский собор РПЦ принял ряд принципиальных решений, касающихся отношений церкви и общества. Речь, в частности, идет о документе под названием "Отношение РПЦ к намеренному публичному богохульству и клевете в адрес церкви". В Московском патриархате не скрывают, что речь идет прежде всего о нападках в СМИ и интернете. "Цель документа — оградить церковь от клеветы,— пояснил "Ъ" руководитель пресс-службы патриарха Московского и всея Руси протоиерей Владимир Вигилянский.— Это не запугивание СМИ, а предостережение". По его словам, "в последнее время усилились агрессивные нападки на церковь, и церковь решила высказать свою позицию по этому делу". "Документ направлен не только во внешний мир, но и во внутрицерковную среду,— уточнил отец Владимир.— Сами священнослужители позволяют себе в интернете высказывать мысли, далекие от приличия". Первым делом документ дает определение богохульству: "оскорбительное или непочтительное действие, слово или намерение в отношении Бога или святыни..." По мнению архиереев, к этому "нередко приводит низкий уровень религиозной культуры, отсутствие знаний о религиозной жизни, недостаток духовного опыта". "Особым случаем является намеренное богохульство или клевета как провокация, призванная опорочить христианское вероучение или принести вред церкви,— говорится в документе.— В случае публичной клеветы на церковь правовой защите должно подлежать достоинство церкви как неотделимое от совокупного, коллективного достоинства всех ее членов". Архиереи обращают внимание на то, что необходимо "отличать от клеветы критику негативных явлений в жизни земной церкви, которые требуют их исправления и преодоления с точки зрения христианского учения". Правда, как это делать, в документе не сказано. "Критика основана на реальных фактах, ее цель — найти истину. Клевета же основана на ложных фактах, она не имеет истины,— разъяснил отец Владимир Вигилянский.— Когда на одной из радиостанций рассказывают, что иерархи РПЦ часто посещают Италию, чтобы пошить там себе облачения и обувь у мастеров, которые обслуживают папу римского,— это клевета, которая не имеет под собой никаких фактов. Или как назвать действие одной из газет, которая вырвала из контекста мои слова, что якобы архиерейский собор дал право иерархам баллотироваться в выборные органы власти, хотя речь шла совсем о другом?" Противостоять нападкам церковь планирует разными способами. Если в клевете уличен православный, церковь призовет его к покаянию. Крайней мерой воздействия на богохульников будет отлучение от церковного общения. Что касается СМИ, церковь может предпринять попытку переговоров с руководством органа "с целью выяснения позиции", потребует опровергнуть "сведения, не соответствующие действительности и порочащие честь и достоинство церкви и ее представителей". Если не удастся достигнуть примирения, будет прекращено сотрудничество с изданием и рекомендовано членам церкви не пользоваться данным СМИ. Также представители церкви могут потребовать возбудить уголовное дело по факту разжигания религиозной вражды. Отдельно оговаривается, что РПЦ готова поддержать верующих, которые решили бойкотировать или пикетировать издание. "Церковь этим документом хочет уберечь себя от критики, выдавая ее за клевету,— считает директор Института религии и права Роман Лункин.— Этой своеобразной цензурой она невольно вырабатывает страх писать на религиозные темы". "Я не вижу в этом опасности для свободы слова и попытку ввести цензуру,— заявил глава совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, секретарь Союза журналистов РФ Михаил Федотов.— Любая общественная или религиозная организация имеет право сама определять, как ей реагировать на клевету. Этот документ — цивилизованная попытка урегулировать информационные конфликты". Павел Коробов

BNE: Ах, как вкусно! Мой друг-литератор прислал мне по почте цитатку, выловленную им из газеты, сопроводив ее коротким и выразительным анонсом: "Не слабо!" Я ознакомился – и вправду не слабо. И даже сильно, я бы сказал. Я поблагодарил друга за доставленную эстетическую радость. Потом мы с ним принялись обсуждать стилистические особенности текста. Сойдясь на том, что текст безусловно энергичен, богат яркими выразительными средствами и, что главное, на редкость убедителен, мы все-таки слегка поспорили о том, к какому из стилей славного прошлого отсылает нас индивидуальная авторская манера, в какой выполнен этот памятник отечественной словесности. Он настаивал на зрелом барокко, я – на маньеризме. Автор текста, откуда взята цитата, - Владимир Кулистиков, генеральный, между прочим, директор НТВ, один из флагманов отечественного агитпропа новейшей формации, большой человек. И писатель, как вдруг выяснилось, изрядный. Когда-то, в поздние семидесятые годы, годы тотального дефицита и колбасных поездов, около Ярославского вокзала стоял экскурсионный автобус. Из его недр с помощью мощного и хриплого репродуктора на всю площадь гремел голос зазывалы, приглашающего "нас с друзьями на прогулку". Бегло перечислив титульные достопримечательности столицы вроде Кремля и ВДНХ, зазывала говорил: "Приглашаем также посетить универмаг "Москва". В этом универмаге в каждом отделе что-нибудь есть". Так и тут. Почти в каждой фразе кулистиковского маленького шедевра "что-нибудь есть". Ну, вот хотя бы: "Сезон для ведущих телеканалов триумфален. Именно через них политический выбор элиты был воспринят и поддержан подавляющим большинством и стал выбором народа. Такая роль не случайна". Надо же! А мы думали, что случайна роль телевизора – единственного для большинства российского населения средства подключения к большому миру. Дальше, без перерыва: "Наше телевидение в отличие от скупых европейцев и рецессивных американцев по-прежнему щедро к зрителю, который (см. статистику) остается с нами, что бы ни каркали сорные птицы Интернета". Тут, как говорится, без комментариев. Запомним все же про сорных птиц Интернета - это, говоря словами другого способного русского литератора, войдет в поговорку. Я, во всяком случае, беру на вооружение. Спасибо, брат Кулистиков. Поехали дальше: "Окрестные племена гастарбайтеров выучат русский только за то, что им разговаривает Галкин. Телеартист посильнее Ильича. Тот с последышами разъял империю — Галкин у телеэкранов воссоединил ее". Ну что тут скажешь – каждое слово высечено золотом на мраморе. Племена гастарбайтеров, а? То-то же. Молчим, завидуем и нервно курим в углу. Не может не вызвать восторг и сильное утверждение, что нашлись телеартисты и посильнее Ильича, который, как известно, уж таким был телеартистом, что, казалось бы, никто не переплюнет. Ан нет, нашелся-таки всенародный попугай Галкин, культурный герой новейшего времени, который настолько погружен в нелегкий процесс обрусения окрестных племен и в святое дело воссоединения империи, что не может отлучиться с телеэкрана буквально ни на минутку. И еще там полно всего сугубо высокохудожественного и идеологически выдержанного. Хороший текст, что там говорить. Когда писателя огорошивают вопросом: "Скажите, зачем вы написали вот это?" - он обычно обижается, и правильно делает. "Как это зачем? – обиженно бубнит он. - Написал, потому что не мог не написать". А что он еще ответит? Что долги за машину надо отдавать? В общем, нельзя задавать писателю таких вопросов. Но что делать, если такой вопрос возникает. У кого-то может возникнуть, например, грубый и бестактный вопрос, все ли у автора в порядке с мозгами. Я уверен, что у данного конкретного автора с мозгами все в порядке: он прекрасно знает, что он делает и для чего. Вопрос о культурной или социальной вменяемости отпадает. В моем детстве в таких случаях говорили: "Дурак-дурак, а мыла не ест". Люди, которых метафорично, грубо и не всегда справедливо называют "блядьми", делятся на простодушных и рефлексирующих, нуждающихся в интеллектуальном оправдании собственного блядства. Надеюсь, читатель не заподозрит, что предыдущее рассуждение имеет какое-то отношение к обсуждаемому автору. Никакого отношения не имеет – так просто, попутное рассуждение. И не знаю, имеет ли отношение к обсуждаемой проблеме и вертящаяся в моей голове цитата из другого автора, не столь, конечно, яркого, но все же неплохого. Чехов, Антон Павлович, рассказ "Крыжовник": "Николай Иваныч засмеялся и минуту глядел на крыжовник, молча, со слезами, - он не мог говорить от волнения, потом положил в рот одну ягоду, поглядел на меня с торжеством ребенка, который наконец получил свою любимую игрушку, и сказал: - Как вкусно! И он с жадностью ел и все повторял: - Ах, как вкусно! Ты попробуй! Было жестко и кисло, но, как сказал Пушкин, "тьмы истин нам дороже нас возвышающий обман". Я видел счастливого человека, заветная мечта которого осуществилась так очевидно, который достиг цели в жизни, получил то, что хотел, который был доволен своею судьбой, самим собой". И, уж извините, еще одна цитата, оттуда же: "Перемена жизни к лучшему... развивает в русском человеке самомнение, самое наглое. Николай Иваныч, который когда-то в казенной палате боялся даже для себя лично иметь собственные взгляды, теперь говорил одни только истины, и таким тоном, точно министр: "Образование необходимо, но для народа оно преждевременно", "телесные наказания вообще вредны, но в некоторых случаях они полезны и незаменимы". Впрочем, и это вряд ли имеет к чему-то отношение. Это все было давно, в XIX веке, когда были всякие интеллигентские искания, рефлексы, муки совести и прочая хрень. Я знаю, что слово "совесть" из позапрошлого века. Оттуда же, по-видимому, "вкус" – хоть речевой, хоть поведенческий. Знаю, не маленький. Знаю, что все эти глупости, годные только для маленьких детей или на худой конец для отставных библиотекарш, полное ничто по сравнению с такими смыслоемкими словами, как, например, "формат" или, пуще того, "рейтинг". Хорошо, забудем про совесть, вкус и прочую фигню. Повернем проблему другой стороной. А вот вдруг что-то изменится, что будет? А, ребята? Вы же все-таки стратеги как-никак, планировщики своего и - что куда хуже - чужого будущего. Вот что, интересно, будет? Да ладно, не отвечайте, ответ я знаю и сам. Ничего не будет. Вы надежно защищены, поскольку у вас давно на том месте, где у некоторых людей все-таки иногда бывает совесть, вырос во-от такой рейтинг. Вы как ни в чем не бывало встряхнетесь, смените один пиджак на другой и опять чего-нибудь такое возглавите. И скажете, что так и было. Мы же, скажете вы, все-таки профессионалы, а не какие-нибудь сорные птицы. Нам и карты в руки. Все с вами в порядке, ребята, я знаю. Только все-таки в своем самозабвении вспоминайте хоть изредка о том, что хотя идиотов в стране и мире очень много, но не все все-таки, не все. И вовсе не все, кто, вопреки вашим бессонным трудам, решительно не желает быть идиотом, такие уж прямо сорные птицы. И не тешьте свои форматы тем, что мир делится лишь на успешных правильных пацанов и отстойных лузеров. Мир сложнее, ребята. Лев Рубинштейн 03.07.2008 15:33

BNE: Православный билль об обязанностях На каждом шагу мои просвещенные соратники и симпатизанты напоминают мне о том, что быть православным – это неприлично. Еще со времен Льва Толстого русская интеллигенция привыкла думать, что православие – это мракобесие. Ну, а меня считают чудачкой. Вера в Бога стала расцениваться как чудачество, а молитва – как слабоумие. Соблюдение же постов – и вовсе идиотизм (из всех известных мне правых либералов только Никита Белых и Алик Кох думают иначе). И виновата во всем этом церковь. РПЦ. Двоедушие, двоемыслие; трусость "обновленцев"; сожжение протопопа Аввакума; отлучение (интердикт), наложенный на Псков (еще Плесков) в XIV веке за то, что он дал убежище Александру Тверскому, защитнику христианства и свободы от монголов (по просьбе московских князей-коллаборационистов, в частности, Ивана Калиты). Отлучение Льва Толстого, травля и отрешение от сана героя церкви митрополита Филиппа (Колычева) по приказу Ивана Грозного. И в советское время – то же самое. Всегда готовы к услугам, всегда у ног ЦК КПСС. Кто писал доносы на о. Глеба Якунина? Кто сегодня его отлучил от церкви? РПЦ призывала юношей идти воевать в Чечне. Я-то хорошо устроилась. Принадлежу к Украинской автокефальной православной церкви. У меня хорошее начальство: владыка Игорь из Харьковского университета, патриарх Константинопольский Варфоломей. Община у нас прелестная. Духовный отец Яков Кротов, по-моему, вполне тянет на апостола по уровню и по святости, и именно такими я представляю себе св. Андрея и евангелиста Матфея. Вера – талант, и как раз о. Яков Кротов и о. Глеб Якунин, отцы Александр Борисов, Георгий Чистяков, праведница Елена Санникова (диссидентка, кстати) могли бы христианизировать Россию. Но огромное большинство не видит их и не слышит, а сидит перед телевизором и наблюдает за Архиерейским собором, который вполне (по своим выводам) совпадает с советской Конституцией 1977 года: "Граждане СССР (России) имеют право на обязанности". У светских (при этом с глубокими христианскими корнями) цивилизованных государств есть билли о правах, а наши церковники – опять об обязанностях. Только у коммунистов были категории: "буржуазная идеология" и "коммунистическая сознательность", а у нынешней РПЦ это "грех" и "спасение". Но понимают они это настолько в духе марксизма-ленинизма, что отвергают и Декларацию прав человека, и Пакт о гражданских и политических правах, списанные и переведенные на юридический язык с Евангелия. РПЦ не уважает ни Иисуса, принявшего человеческий образ, ни самого человека – образ и подобие Божье. В их документах закреплено: "Никакое человеческое усилие недостаточно для достижения подлинного блага". Понятия добра и зла в евангелическом смысле давно закреплены в документах западного мирового сообщества, а по Собору получается, что прежде чем писать картину, художник должен получить санкцию священного трибунала, инквизиции, которая давно уже работает при РПЦ. Отсюда и дело Юрия Самодурова. Его "дело" и "дело" Франсиско Гойи имеют одну природу: требование тупого преклонения перед невеждой и мракобесом в рясе или без (Христос по делу Гойи или Самодурова свидетелем обвинения не выступал). А вот и главное: отрицание великой либеральной истины об абсолютном приоритете прав человека перед интересами государства. Что там соборяне сформулировали? Ну, конечно, это: "Индивидуальные права человека не могут противопоставляться ценностям и интересам отечества". Так и жарят по программе "Единой России", а то и ЛДПР или КПРФ. РПЦ – идеологический отдел ЦК партии единороссов. Да еще и антиамериканизм в свою резолюцию вставили: "Под предлогом защиты прав человека одним цивилизациям не следует навязывать свой уклад жизни другим". Узнаю брата Колю! Некогда русские священники дорожили своим правом "печаловаться": заступаться перед мирскими властями за гонимых и заключенных. А РПЦ плевать на узников совести: на Ходорковского, на Сутягина, на Бахмину, на Алексаняна. Документы Собора отрицают и свободу совести, и свободу творчества. Главное чтобы не было "распрей" и "нестроения" в обществе. Пусть будет вместо нестроения построение с равнением на власть. Отрываясь от канонических вопросов, соборяне вторгаются прямо в тексты, определяющие деятельность ФСБ и одобряют ее принципы оперативно-розыскной деятельности: "В случаях, когда того требует защита Отечества... сбор сведений о человеке может совершаться без его согласия". Прав был Войнович со своим отцом Звездонием: вместо того чтобы перекреститься, в СССР (а мы его потомки) можно "перезвездиться". Записав социализм в основу экономических прав народа, РПЦ, правда, забывает об известной практике коммунистов и чекистов: "Все животные равны, но некоторые более равны, чем другие". Потом духовная дискуссия продолжилась в стенах благочестивой Госдумы, где известные всем христиане Екатерина Лахова и Любовь Слиска предложили пересмотреть Всеобщую декларацию прав человека, а кое-кто из депутатов замахнулся и на само понятие "гуманизм". У меня есть к православным деловое предложение: как демократы не считают легитимными Госдуму и президентскую власть (после таких-то выборов!), так православным не считать легитимной РПЦ. Ни христианство, ни Христос там и не ночевали. Христос, конечно, не просил меня быть его адвокатом, но считайте, что я его общественный защитник. Иисус приходил спасти людей, а на государства ему было наплевать, и не на граните Мавзолея, брусчатке Красной площади и бетонной мойке машин под Храмом Христа Спасителя он собирается утвердить свою Церковь. Валерия Новодворская 09.07.2008 11:42

BNE: Прекратите ради Бога! Об авторе Елена Санникова - правозащитница, бывшая политзаключенная. В следственный отдел по Таганскому р-ну г. Москвы ст. следователю Коробкову Е.Е. от Санниковой Елены Никитичны Уважаемый Евгений Евгеньевич! Как человек религиозный и православная христианка, я считаю, что уголовное дело, возбужденное против Юрия Самодурова и Андрея Ерофеева в связи с выставкой "Запретное искусство-2006", неправильно, ошибочно и недопустимо. Поскольку устроители выставки обвиняются в оскорблении религиозных чувств православных людей, я хочу Вас заверить, что лично мои религиозные чувства задеты самим фактом возбуждения подобного уголовного дела. Я прошу с вниманием отнестись к моему мнению, поскольку я пришла к православию самостоятельно в школьные годы, когда государственной идеологией был атеизм, высмеивание религии поощрялось, а за посещение храмов и распространение церковных взглядов выгоняли из учебных заведений, что отразилось и на моей судьбе. Так что я считаю, что мои религиозные взгляды глубоки, выстраданы и мое мнение должно иметь в данном деле вес и авторитет. Организаторам выставки вменяется в уголовном порядке оскорбительная оценка и трактовка православия. Но православные люди не нуждаются в том, чтобы их ограждали от хулителей церкви с помощью уголовного делопроизводства. Не надо думать, что наша вера не крепка, нервы слабы, а чувства неврастеничны. Мы как раз нуждаемся в свободной и независимой дискуссии, и для того чтобы постоять за свою веру, нам не нужны услуги прокуратуры. Православие — это прежде всего христианство. Христианство — это религия мира, человечности и любви. Христиане не могут быть гонителями. Христиане проповедуют сострадание, милосердие и любовь ко всем людям, включая врагов. Христианство призывает на зло отвечать добром, быть снисходительным к чужим грехам и непримиримым к своим, подавать пример прощения. Преследование неверующих, иноверцев, хулителей веры несовместимо с природой христианства, с его буквой и духом. Более того, это прямое нарушение заповедей Христа — основного закона и ориентира для любого христианина. Такое гонение дискредитирует в глазах неверующих людей нашу веру, нашу церковь, представляет ее в ложном свете, искаженном виде. В средние века нашу страну миновал такой позор, как власть инквизиции. На Руси были рыночные балаганы, скоморохи, которые веселили публику высмеиванием всего что только можно, включая и церковь. Православное духовенство не рекомендовало посещать балаганы церковным людям, но и не устраивало жестоких гонений на них. Пастыри, которые определяли букву и дух русского православия, имена которых вошли в церковные святцы, проповедовали добро и любовь, милосердие и сострадание. В житиях русских православных подвижников (таких, как Феодосий Печерский, Сергий Радонежский, Кирилл Белозерский, Серафим Саровский, Амвросий Оптинский — множество других имен можно назвать в этом ряду) мы нигде не встретим и намека на поддержку гонений и преследований хулителей Церкви. Но зато всегда встречаем призыв к кротости, незлобию, смирению, терпимости, снисхождению к заблудшим, милости к врагам. Православный человек может обличить богохульника, если тот совершает свое действие открыто, смущая других людей, или если он находится у власти и делает это, пользуясь своим высоким положением. Но речь идет именно об обличении, а не об инициировании преследований, не об обращении к представителям власти с просьбой о возбуждении уголовного дела. Поэтому я утверждаю, что те верующие, которые поддерживают данное уголовное дело, не знают Евангелия и учения церкви, а значит, и не являются по сути православными христианами. Истинное православие несовместимо с агрессией, ненавистью и злобой. Христиане не сажают людей в тюрьмы, а заступаются за гонимых и посещают узников. Я внимательно ознакомилась с обвинением, предъявленным Юрию Вадимовичу Самодурову, и считаю его абсурдным, возмутительным, недопустимым. Так, в обвинении перечислены трактовки экспонатов выставки, оскорбительные для чувств религиозных людей. Но это ведь всего лишь трактовки, данные одним или несколькими людьми. А речь идет об изображениях, которые каждый волен трактовать в меру, так сказать, своей испорченности. В обвинении, например, описана картина, на которой одновременно изображены крест и орден Ленина, и дана определенная ее трактовка. Но ведь с таким же успехом можно ей дать совсем другие трактовки. Судя по описанию, эта картина могла произвести отталкивающее эстетическое впечатление. И трактовка, которая мне, например, приходит на ум, состоит в том, что внутренний мир человека, в котором бессвязно перемешались ценности православия и марксистско-ленинской идеологии, по сути своей отвратителен. Это констатация факта, а не оскорбление. А ведь это горькая наша действительность. Сколько людей, вскормленных советской идеологией, надели на себя сейчас православные кресты, не изжив в себе лжи и зла марксистско-ленинского учения. И христианами они не стали, и коммунистами остались по сути, и православие проповедуют в агрессивном, воинственном духе, создавая массу противоречий, губительных для человеческой психики. А художник всего лишь отразил окружающую действительность. Не картина его оскорбительна для православного человека, а трактовка, которая содержится в том обвинении, которое Вы предъявляете Ю.В. Самодурову. Еще пример, уже на другую тему. В обвинении описана картина, на которой присутствуют некие три буквы, сочетание которых оскорбительно для слуха интеллигентного человека. Но позвольте, эти три буквы красуются у нас на каждом заборе, в каждой подворотне, в каждом подъезде и лифте! Я не могу в Москве выбрать такого маршрута прогулки для своих детей, чтобы оградить детское ухо от грубо и громко произносимого слова из этих трех букв, которое звучит из уст наших сограждан не только на остановках и у пивных ларьков, но и на прогулочных дорожках парков, и на детских площадках. Что же не заводите Вы уголовные дела на людей, которые украшают этими тремя буквами стены и заборы? И чего хотите от художника, который всего лишь отразил окружающую действительность? Вдумайтесь, сколь абсурдно подобное обвинение в наших условиях и в нашей стране! Выставка "Запретное искусство-2006" проходила не на улице, а за закрытыми дверями и даже за занавесками. Поэтому ничьих чувств помимо воли самих зрителей она оскорбить не могла. Конечно, желательно, чтобы выставки повышали духовный уровень людей. Но это желательность, а не обязанность, и следствие с прокуратурой здесь вообще ни при чем. Единственная моя претензия к выставке — это то, что она была выставлена в Музее Сахарова, что, по моему мнению, не соответствует тематике музея. Но это чисто личная претензия, не имеющая никакого отношения к юриспруденции. К тому же, как правило, в этом музее проходят выставки и мероприятия, полностью соответствующие тематике музея, имеющие важное общественное, историческое и культурное значение, и мне очень жаль, что не эти регулярные выставки, а единичные скандальные привлекают к себе внимание нашей не вполне нравственно оперившейся общественности. В связи с вышеизложенным я, православная христианка, прошу Вас прекратить преследование организаторов выставки "Запретное искусство-2006" в Музее и Общественном центре им. Андрея Сахарова и закрыть данное уголовное дело за отсутствием состава преступления. Елена Санникова 28.07.2008 14:30

BNE: Духовные авторитеты призвали наращивать военную мощь России Российские власти должны жестко отстаивать особый путь развития России и наращивать военную мощь. С таким заявлением в пятницу выступил заместитель главы отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин, сообщают "Известия". "Нам нужно быть сильными, в том числе в военном отношении, иметь волю и способность остановить любое посягательство на наш образ жизни, наши интересы в мире, нашу способность влиять на происходящие в мире процессы", - заявил священнослужитель. По его мнению, Россия должна "предлагать свой путь исторического развития" также и окружающим народам. Чаплин не пояснил, в чем состоит специфика этого пути, однако выразил мнение, что путь западной цивилизации - это "вектор, ведущий в никуда". Верховный муфтий России Талгат Таджуддин в пятницу также призвал мусульман и православных "сплотиться в едином исламо-православном джихаде против империи Сатаны", каковой, по его мнению, являются Соединенные Штаты. Как полагает Таджуддин, антизападная позиция России, выразившаяся в признании независимости Абхазии и Южной Осетии, приведет к скорой потере Америкой своего влияния на международной арене, чем "должны воспользоваться мусульмане всех стран". 30.08.2008 13:24

BNE: В. ЕРОФЕЕВ: Разные вещи совершенно Америка, американский патриотизм, наш патриотизм, очень разные вещи. Дело в том, что исторически и сегодня наша страна имеет совершенно другие ценности, чем Европа и Америка. К. ЛАРИНА: Это можно сформулировать? В. ЕРОФЕЕВ: Это можно сформулировать, да. Надо сказать, что вообще идея силы, культ силы очень распространен у нас. Сила – это торжество порой справедливости здесь. Сила – это победа, это радость, и это прорывается, и когда мы выигрываем в спорте, и это прорывается на бытовом уровне, на политическом, сильный человек тот, который может заставить слабого подчиниться, это у нас не в каком-то духовном сознании, а в таком обыденном сознании, он молодец. К. ЛАРИНА: Т.е. согнуть во всех смыслах. В бараний рог скрутить. В. ЕРОФЕЕВ: И если посмотреть такое народное творчество, частушки, посмотреть русские народные эротические сказки, если так глобально говорим про историческое, то это всегда. Что такое русский молодец? А он обманул девку, трахал ее убежал. И это русская любовь называлась, я имею в виду в сказках. Не будем ее абсолютизировать. А. ЧАДАЕВ: Ну, подождите, большая часть героев все-таки женились. К. ЛАРИНА: Женились. Свадьбой все кончалось, Вить. Это не те сказки Вы читали, Ерофеев, в детстве. В. ЕРОФЕЕВ: Читайте "Заветные сказки" Афанасьева. Читайте и посмотрите, там 90 сказок. Хорошие сказки. Дальше. Вот этот вот культ силы, культ подворотни, культ мальчика из подворотни, культу хулигана. К. ЛАРИНА: Это как раз, наверное, в этом есть главная отличительная черта. Если мы говорим про разницу ценностей, вот, наверное, ты прав. Культу силы. В. ЕРОФЕЕВ: В Европе в определенное время тоже был такой культ силы, безусловно. Но Европа попыталась его из себя изъять. И когда она видит, что в поле зрения существует страна, которая этот культу силы присутствует, то она инстинктивно начинает обороняться. Она, во-первых, это не любит, она это презирает, она это не уважает. Причем очень сильно распространено неуважение к такой форме сознания. Нельзя сильному бить слабого, ну, и т.д. Нельзя так себя вести, это не культурно. И это презрение, мы его внутри не замечаем. Когда выезжаешь туда, я очень много выступаю там, очень много. Главная тема на самых разных уровнях, это действительно неуважение к такой форме жизни. Неуважение. Причем это касается и правительства, и формы поведения, и существования наших людей, вот на улице. Вот они не найс. Они не милы. Они не улыбаются. Поведение в метро, агрессивность большая, голос агрессивный, звучание голоса. К. ЛАРИНА: Так почему же это культивируется, объясните мне, я не понимаю. Все прекрасно понимают, что это негативные проявления патриотизма агрессивность и сила. В. ЕРОФЕЕВ: С этим надо работать, с этим никто не работает. К. ЛАРИНА: Работают ровно наоборот. В. ЕРОФЕЕВ: Да, архаические вот эти формы сознания, когда первобытный человек побеждает, потому что он сильный, это осталось. У нас очень архаическое, даже не общество, очень архаическое население сознания. На этом фоне национализм становится первой формой самосознания национального. Нам трудно еще говорить о себе, как о нации. Это еще народ. Нация и народ – это разные вещи. Народ – это мифическое понятие, нация это уже цивилизованное понятие. И движение нации мы проходим эти отвратительные формы национализма, когда нам кажется, что действительно нас обижают. Проходим форму антисемитизма с погромами. Проходим формы совсем неожиданных явлений. У нас в России это всегда было. Ненавидели студентов, ненавидели поляков. Вообще, зло вытеснялось. Форма примитивного сознания, это когда зло вытесняешь во врага. Ты не говоришь, что я виноват в чем-то, а ты вытесняешь зло во врага. Виноват. Это вредно. К. ЛАРИНА: Т.е. получается, резюмируя твое выступление, совершено чудовищное, что ненависть… В. ЕРОФЕЕВ: Спасибо. К. ЛАРИНА: По смыслу. Ненависть это движущая сила российского общества, так я понимаю? В. ЕРОФЕЕВ: Ну, не общества. Мы до общества не доросли. Назовем это сознанием. Или, скорее, даже подсознанием. К. ЛАРИНА: Это так, Алексей, скажите? А. ЧАДАЕВ: Ну, у меня в этом смысле оптимистичный взгляд, потому что то, что произошло в последнем месяце, убеждает меня в прямо обратном. Смотрите, мы защитили слабого. Мы пожертвовали своей международной репутацией, пожертвовали экономикой, вообще, много чем пожертвовали, а главное, пожертвовали жизнями наших солдат за то, чтобы защитить несколько десятком тысяч лиц кавказской национальности, которых начали обижать другие лица кавказской национальности. И если посмотрите опросы, что именно делала Россия в Южной Осетии, значит, вариант ответа, это недавно видел ВЦИОМ. Вариант ответа: мы защищали свои национальные интересы, или еще чего-то, 2-4%. А самый частый, самый распространенный вариант: мы защитили людей, которых некому, кроме нас было их защитить. К. ЛАРИНА: Ну, это потому что нам сказали, Леша, нам сказали по телевизору про это. Мы защищаем слабого, они видели по телевизору. Все, этот ответ для меня приготовлен уже, мне вариантов нет. А. ЧАДАЕВ: Но если бы этот ответ не находил позитивного отклика в сердцах людей, никакое телевидение сделать бы ничего не смогло. Я не верю во всесилие телевидения и никогда не верил. И когда нам говорят, что мозги по ящику забиты пропагандой, я телевизор не смотрю никогда. Поскольку вырос уже в эпоху интернета. К. ЛАРИНА: У Вас есть своя позиция гражданская. А. ЧАДАЕВ: Я в это просто не верю… К. ЛАРИНА: Поэтому Вы и приходите на такие передачи. Вы же не кухонный персонаж. Вы же человек, который сам принимает решения. Вы пользуетесь теми источниками информации, которые Вам доступны. Сами формулируете свое отношение к событиям. Но большинство-то не так. А. ЧАДАЕВ: Разумеется, когда была война, я читал грузинские источники информации и российские источники информации. И делал выводы, исходя из вполне открытой информационной реальности. Я хочу заметить, что у нас в России, например, не блокировалось ни одно СМИ в этот период. В то время, как грузины, например, даже RTVI отключили. К. ЛАРИНА: Я знаю. Неправильно, конечно. А. ЧАДАЕВ: И, в общем, к вопросу о том, кто там был сильным, кто там был слабым. Да, и с чьей стороны был культу силы, а с чьей нет, это вопрос открытый. К. ЛАРИНА: Ну, Вы знаете, когда переходят границы уже суверенного государства, там другие вопросы возникают. Можно прикрываться такими уж благими намерениями, чего тут говорить. Мы тут естественно аналоги у нас возникают с 68м годом, потому что мы в эти же дни отмечали 40летие с момента тех событий. Что, кстати, опять же подтверждение слов наших по поводу нашего беспамятства. Тоже про опросы могу сказать, что меня совершенно поразило в эти дни, что чуть ли не половина опрашиваемых вообще не помнит, что такое был 68й год, кто, куда, чего вводил и зачем это делали, если пытались вспомнить, то говорили как раз вот теми готовыми формулами, которые в то время вбрасывались в программу "Время" в советское телевидение. По поводу нашего интернационального долга, и что мы пришли защищать интересы простого чехословацкого народа трудового. В. ЕРОФЕЕВ: У нас очень слабое как раз историческое сознание. Совсем слабое. Вот в этом смысле мы прямо находимся на разных берегах с поляками. Вот Адам Михник, который замечательно это сформулировал, мой друг, кстати говоря, действительно человек, который не только знает историю, но и считает, что история и знание истории это то, что формирует нацию. У нас знание истории совершенно нулевое. То, что ты говоришь – 68й год – это только капля в море. Можно спросить, что такое был 41-й, и тоже мало кто знает. Вообще, представление истории… К. ЛАРИНА: Ну, вот ты из Крыма приехал, там тоже все наверняка за империю выступают, все русскоязычное население. В. ЕРОФЕЕВ: Нет, дело в том, что я только приехал из Крыма, могу сказать, что дело в том, что после этой войны, ну, скажем, те мелкие власти, которые существуют в Крыму, они гораздо более встревожены, чем были раньше. В общем, всегда были прорусские настроения. Сейчас такая настороженность возникла. Я не буду давать свою оценку войны, потому что, честно говоря, я не все знаю. Мне трудно заявить. Мне кажется, дело тонкое. Но то, то, что была допущена эта война, это факт, связанный с тем, что действительно мы воспринимали и Грузию, и Украину, и Прибалтийские страны, как зону наших интересов. Но они так не принимали. Они не хотят этой зоны. Мы говорим: Вы – зона наших интересов. Они говорят тогда: пошли Вы. И дальше идут определенные слова. Но когда это все было в мирных условиях, то, в общем, это было на уровне словесном. Но когда они увидели, что могут взять, так войти, и еще мировое сообщество кричит, потом смириться, то тогда подумали, а почему не цапнуть Крым, подумали они. И вот мне кажется, что я говорю, я не буду говорить страшными словами. Но я могу сказать, что это просто головотяпство не думать о том, головотяпство, называем это. Не думать о том, что мы сейчас теряем Украину именно, как государственное… К. ЛАРИНА: Ну, кстати, да, вот на этот вопрос и не ответил Алексей, который я задавала. Почему бегут все от нас. В. ЕРОФЕЕВ: Ну, от нас бегут потому, что мы были плохими хозяевами. В советские времена К. ЛАРИНА: В советские – да. В. ЕРОФЕЕВ: В советские времена мы были плохими хозяевами. От нас убежали. К. ЛАРИНА: А бежали не от нас тогда. Мы про это тоже тут говорили. Тогда бежали от совка, а не от нас. А сейчас как раз от нас бегут. В. ЕРОФЕЕВ: Так дело в том, что сейчас мы и соединились с совком. У нас общая история с совком. У нас теперь ценность оказалась, очень много ценностей, общих с совком. Мы защищаем пакт Молотова-Ребентропа, например, открыто. Мы негодуем, когда нас критикуют. Это форма тоже слабости нашей, потому что... Американцы очень много сделали вещей недопустимых в последнее время, здесь я полностью согласен с Алексеем. Но они в мире… Они жандармы. Но они в мире жандармы той самой демократии, которую хотим, не хотим, действительно является формой цивилизованного мира. Да, они поступают неправильно. Мы же жандармы вот какие-то в перекошенных шапках таких, или шапках набекрень, которые на самом деле заявляют о ценностях, которым всем абсолютно чужды, что на Востоке, что на Западе. Даже белорусы и то как бы промолчали. Что оппозиция, что не оппозиция. Ну, как-то так страшновато это все. Вот. Я в чем-то согласен с Алексеем, есть какие-то движения, и мне кажется, что молодое поколение в России начинает что-то осмыслять. И я тоже за эти национальные радости, когда выигрывает команда. Но мне кажется, что за этими радостями тоже не только лава светлого чувства, но это лава исторического такого подземелья, когда ну Вы сейчас задавим, сейчас задушим, замучаем. К. ЛАРИНА: Обратите внимание, почему у нас всегда на ура воспринимаются угрожающие интонации, я имею в виду, когда мы выступаем перед всем миром, когда делаем какие-то заявления, ну, как собственно говоря, это и сейчас происходит в полной мере. Почему сейчас опять же, ссылаясь на всяческие опросы, рейтинг Дмитрия Медведева взлетел, именно сейчас. Потому что от него услышали какие-то очень резкие слова в адрес мира. То, чего ждали, очень хотели. Почему это находит поддержку? Я все-таки вот, у нас заканчивается программа, я так и не услышала ответа на мой вопрос. На Алексея больше надеялась, все-таки понять, почему между мракобесием и цивилизацией мы выбираем мракобесие. Я имею в виду вообще образ мыслей, ценностей, про которые мы говорим, друзей, которых мы выбираем. С чем это связано? А. ЧАДАЕВ: Я не согласен, конечно, с постановкой вопроса, что мы выбираем мракобесие. Как раз в этой ситуации августовской, те ценности, которые мы защищали, они, в общем-то, миру были понятны. Ну, нельзя действительно бомбить мирные города. Другое дело, что ну от нас это было странно слышать. Потому что к нам действительно, есть проблема. К нам привыкли, как к силе, которая очень мало с чем обычно считается и нам очень трудно оказалось спозиционировать себя, как того, кто защищает слабого. Что на самом деле как и было. Все тут же начали говорить о нефтепроводах, неизвестно о чем. К. ЛАРИНА: Конечно, нас легко уличить в двойных стандартах, которыми мы козыряем. Конечно. А. ЧАДАЕВ: Совершенно верно, к нам относятся с этим же подозрением. Помянутый тут Адам Михнек, он очень часто в разговорах себя характеризует, как антисоветский русофил. В. ЕРОФЕЕВ: Обожает, кстати, Россию. А. ЧАДАЕВ: Мне, честно говоря, видится в этом, на самом деле, какая-то такая правильная перспектива. Т.е. на самом деле нет большой беды в том, чтобы быть сильным. Это не твоя там проблема, или твой какой-то недостаток. Это твоя особенность. Ты такой. К. ЛАРИНА: Ну, хочется при этом быть умным еще. В. ЕРОФЕЕВ: Вот животное, там медведь, или слон, оно большое и сильное. К. ЛАРИНА: Ну, мы же не животное, у нас есть мозг. А. ЧАДАЕВ: Как государственное образование, мы имеем, понятно какого тотемного зверя. Если Вы проанализируете карикатуры, во всех газетах, что наших, что западных, Вы везде видите такого мишку в ушанке, либо доброго, либо злого, это уже зависит от политической позиции карикатуриста. Но действительно, мы такие. Мы большие и сильные. Это кого-то пугает, это кого-то, наоборот, заставляет завидовать и глядеть с настороженностью. К. ЛАРИНА: Т.е. Вам нравится тот образ, который сегодня создан. А. ЧАДАЕВ: Нет, смотри, он может быть хорошим, и может быть плохим. Сила – это не хорошо и не плохо. Это просто твое свойство, твоя особенность. Бывают высокие люди, бывают низкие. Бывают полные, бывают худые. Да, бывают большие, бывают маленькие. Вот мы большие и сильные. И вопрос не в этом, а в том, как мы этим можем распорядиться. Так, чтобы это не вызывало отторжения у тех, кто на нас сморит. В. ЕРОФЕЕВ: Мы не сильные. Мы очень слабые на самом деле. Мы совершенно не связываем воедино нашу ментальность, наши возможности и наше состояние, как культурное, так и политическое. Я не говорю о том, что это приведет немедленно к какой-то катастрофе, но дело в том, что существует огромное количество фикции. Я думаю, что та сторона, которая думала захватить город, вообще, считала, что так та армия, да ничего она не сделает. Так же, как Гитлер позволил себе напасть на Советский Союз после того, как Советский Союз практически проиграл войну в Финляндии. Мы никогда в этом смысле, как ни странно, не были сильными. Единственное исключение, просто чудо из чудес – Вторая мировая война, где мы победили. И это вообще, наверное, чудо. В остальном мы не были никогда сильными. И проблема наша не в том, чтобы стать сильными. А проблема в том, чтобы понять себя, проанализировать, это слабость наша тоже, неумение анализировать себя. У нас хорошо с воображением, у нас хорошее воображение. Творческое воображение нашего народа. Но слабость с анализом. Проблема наша заключается в том, чтобы мы действительно поставили перед собой несколько задач, допустим, почему мы агрессивны? Почему у нас сила и порой насилие – это положительные формы существования и т.д. Но не ставятся эти вопросы. И поэтому они оттягиваются. И поэтому это архаическое сознание, оно продолжает жить и в 21 веке, оно пугает . Это не значит, что пугает русская культура. У нас до сих пор прекрасная культура. Но эта культура противостоит как раз… К. ЛАРИНА: Толпе. В. ЕРОФЕЕВ: Архаике и т.д. Я не говорю, что надо ставить точку. И я не ставлю точку, и я считаю, что есть возможности и работы, и с этим вот гнилым патриотизмом, гнилым, повторяю. Но дело в том, что для этого надо осознание. Я в принципе достаточно серьезно надеялся на Дмитрия Анатольевича в том, что молодой, умный человек права может увидеть эти проблемы. Возможно, война заслонила эти темы для него. Возможно. Но вот поживем, увидим, как будет дальше. http://echo.msk.ru/programs/kulshok/536957-echo/

Людмила (Л.А.): Картина Малевича продана на аукционе за 60 мил. долларов... Кто мне объяснит, в чём "шедевральность" этого произведения? Понятно, что идёт спекуляция на имени художника, раздувание цен. Такого рода произведения достойны места в музее художника, в картинных галереях, могут быть предметом дискуссий искусствоведов. Но для спекуляции, вложения денежных средств, необходимо создать ажиотаж и придать авангардистским изыскам художника статус именно шедевра. Ошибаюсь? Профан в живописи?... А кто бы отдал заработанные честно ... ну пусть 10 тыс. долларов, чтобы иметь всегда в своей квартире такую картину, но при этом не желать сделать на ней деньги? Чёрный квадрат, например, если он так радует глаз, можно бы нарисовать большим тиражом (да простят меня "знатоки "искусства). Но какое чувство гордости мы должны испытывать, что это творение великого художника находится в России.... Я не чувствую почему-то... Наследники отсудили "супрематическую"(уж объяснили бы популярно, повторяя это слово по всем каналам много раз!) - понятно, память о предке.... и любоваться самим охота, наверное.... Ан нет!. ПРОДАЛИ !!!

BNE: Эта проблема IMHO сходна с общей проблемой раздувания пузырей в экономике

BNE: Процесс прошел? Произошло сразу два обнадеживающих события: в Москве на процессе по иску Юрия Лужкова оправдан художник Герман Виноградов, а в Новосибирске освобожден из-под стражи художник Артем Лоскутов (впрочем, ему еще предстоит суд). Неужели власть отказывается от преследования современного искусства? Комментируют Юрий Самодуров, Дмитрий Врубель, Марат Гельман, Елена Хейдиз. -------------------------------------------------------------------------------- Юрий Самодуров, бывший директор Музея и общественного центра Андрея Сахарова: Что касается Артема Лоскутова, прекрасно, что его отпустили. СИЗО - это не пионерлагерь и даже не армия. Ощущение того, что с тобой могут сделать все что угодно, - громадное напряжение. Я очень рад, что он сейчас дома, и надеюсь, что общественная поддержка поможет добиться его оправдания. Хорошо, что одновременно в разных городах стихийно проходили акции в его поддержку. Что касается результатов суда по иску Лужкова к газете "Коммерсант" и Герману Виноградову, когда я говорил с Германом, я не услышал слова "оправдан" - только "не засудили, не назначили штраф". Но и это хорошо. Я знаю его давно, знаю, что этот человек никогда ничего злого намеренно не сделает. Как сказали на радио "Свобода", подать в суд на Виноградова - все равно что подать в суд на домового. Вот Юрий Лужков - мэр Москвы, а Герман Виноградов - домовой Москвы. Считать ли эти два эпизода положительным сдвигом в общей печальной ситуации? Безусловно нет. Это никакая не тенденция. Что касается нашего дела (г-на Самодурова и искусствоведа Андрея Ерофеева судят за организацию выставки "Запретное искусство-2006". - Ред.), для правильного понимания его общественностью важно, чтобы его комментировали люди, разбирающиеся в искусстве, чтобы они донесли до людей, что выставка "Запретное искусство" была посвящена значимым для культуры вопросам цензуры и самоцензуры. Эта выставка вообще не касалась проблем религии и церкви - она была о другом. Руководители художественных учреждений склонны запрещать показ произведений, в которых религиозные символы используются не для выражения веры в Бога, а для демонстрации отношения художника к любым интересующим его проблемам - культура, идеология и т.д. Но современное искусство так устроено, что играет с действующими символами, создает свои образы на основе уже существующих культурных акцентов - будь они религиозные, государственные, любые. И они имеют на это право, так же как руководители музеев и галерей имеют право отказать художникам в демонстрации их работ, если они считают таковые неуместными в своем учреждении. Но если это уже нигде не нужно, нигде не уместно, и не потому, что так решили руководители музеев, а потому что они боятся охотников за "неправославными головами", это уже совершенно другая ситуация. Это попытка монополизировать право на идеологию, замаскированная под радение за оскорбленные чувства верующих. Но люди ведь чувствуют, что важно для художника. Когда следователь обвиняет меня и Андрея Ерофеева в разжигании религиозной розни, он игнорирует суть выставки, которую мы объявляли открыто. Выставка - это событие культуры, и обсуждать ее только с правовой точки зрения неправильно. У организаторов были определенные профессиональные цели: поставить вопрос о цензуре, показать смелые работы художников. Это все не то чтобы страшно. Но это искажает отношение художника к обществу, сужает его свободу, нарушает деятельность галерей и музеев, заставляет бояться. А страх - губительная вещь. Особенно для художника. Дмитрий Врубель, художник: Сидя сейчас в Берлине, я понимаю одну вещь: в России отношение общества к современному искусству резко отрицательное. И если при советской власти я был уверен, что это все происки проклятых большевиков, то сейчас я вижу: ну, не растут бананы на Cеверном полюсе. А заставить народ любить нас - это либо очень дорого, либо бессмысленно. Активные выступления против современного искусства - это лишь часть общей ситуации. Диссиденты за нас вступаются не потому, что они любят современное искусство, а потому что они правозащитники. А так основная масса правозащитников не любит то, что мы делаем, им это не нравится. Арестовывать людей не за уголовные преступления, а за убеждения нельзя. Я против преследований Ерофеева и Лоскутова, я был против этого абсурда с Виноградовым, да и нам предъявили претензии в Перми со стороны Госнаркоконтроля. Это все полный идиотизм, но в то же время я повторяю: тенденция нелюбви к современному искусству в России год от года укрепляется. Впрочем, так ли уж это печально? Ведь если бананы плохо растут на севере, то в Африке они растут прекрасно. И если это искусство не приветствуется у нас, то в Берлине оно является основой имиджа - город позиционирует себя как культурная столица Европы не через банки и промышленность, а через современное искусство. Для этого приглашаются со всего мира художники, которым создаются все условия и так далее - живи, твори, только закон не нарушай. А у нас вот так. Марат Гельман, галерист: Мы же всегда хотим видеть в хорошем некие тенденции, а в плохом случайности - хочется надеяться. Что касается анаграммы (ЮРИЙ ЛУЖКОВ - УКЛЮЖИЙ ВОР. - Ред.) Германа Виноградова, на мой взгляд, гениальной анаграммы, это же первый суд, который Лужков проиграл. Это круто - значит, здравый смысл победил бред чиновника. Ситуация с Лоскутовым более серьезная, но очевидно, что он не представляет никакой угрозы для общества, отлично, что он дома. Что касается тенденции, я думаю, сработало общественное давление. Оно в последнее время работает по отдельным эпизодам, как ни странно. Во времена Ельцина оно работало тоже, но особым образом: Ельцин читал газеты. Можно было заплатить за статью, сделать так, чтобы она попала в мониторинг, и ваше мнение дошло бы до президента. Был даже такой термин: СИПЛ. Если СМИ - средства массовой информации, то СИПЛ - средства информирования первого лица. Сейчас блоги активно стали влиять на ситуацию. Мы все надеемся, но при этом главное, чтобы не было разочарований. Елена Хейдиз, художница, участница выставки "Запретное искусство-2006": Я очень рада, что Артем Лоскутов освобожден, что Виноградова оправдали. Но думаю, что это случайность. На деле Самодурова и Ерофеева, увы, эта удача не отразится. По тому, как активизировались "Народный собор" и националисты, трудно сказать, что все хорошо будет в суде. Там 143 свидетеля, они все будут давать свои абсурдные показания. С Лоскутовым, я думаю, роль сыграли народное возмущение, акции протеста, которые прошли не только в Новосибирске, но и в Москве, в Нижнем Новгороде, Мурманске, это было здорово. Власти Новосибирска впечатлило, что дело вызвало такой общероссийский резонанс. А у нас другая история. Они, разжигатели уголовного дела против организаторов выставки "Запретное искусство", готовятся очень серьезно. Чего стоят все эти фальшивые истории вроде той, что чья-то жена якобы умерла после просмотра выставки. Это серьезно, они уже заигрались, по-моему, они хотят результата добиться. Софья Болотина 10.06.2009 15:19

BNE: На Святой Руси секса нет 20 мая 2009 года российская Дума ратифицировала Европейскую социальную хартию. Руководство Московской патриархии выразило недовольство и вызвало виновных "на ковер". Руководству не понравилось, что Европейская социальная хартия обязывает ввести в России ювенальную юстицию в судах и сексуальное просвещение в школах. 8 июля 2009 года делегация думской фракции партии "Единая Россия" явилась к патриарху Кириллу и стала объяснять, что подозрения и обвинения беспочвенны. Европейцы, оказывается, слишком полагаются на человеческую порядочность и поэтому выражаются вежливо, не по-военному. В результате Хартию можно перетолковать так, что никаких просвещения и юстиции вводить не придется. И перетолковали. Впрочем, европейцы не такие уж вежливые или тупые. В принципе невозможно составить такой текст, который нельзя было бы перетолковать. К тому же Европейская хартия не предусматривает никаких наказаний за свое перетолкование или извращение, никакой суд ее не охраняет, так что она оказывается чем-то вроде российской Конституции. Встреча депутатов с патриархом привлекла внимание, потому что оказалась верхушкой айсберга. Выяснилось, что все последние годы представители Московской патриархии активно посещают Думу (а это в российских условиях огромная привилегия, далеко не всем доступная), участвуют в круглых столах, парламентских слушаниях, входят в экспертные советы при разных комитетах Думы. На будущее определили и того больше: "Мы договорились о том, что будем представлять патриархии план законопроектной работы Госдумы и по всем вопросам, вызывающим хотя бы малейшие сомнения, проводить предварительные консультации, чтобы избежать взаимного недопонимания" (Андрей Исаев, председатель комитета по труду и социальной политике). Алармистски настроенные антиклерикалы скажут, что налицо клерикализация. Духовенство берет на себя функции комиссаров, политруков. Однако полезно помнить, что политруки имели право расстреливать военнослужащих, священники же Московской патриархии пока не имеют права расстреливать думцев или хотя бы работников муниципальных служб. Впрочем, в последние десятилетия советской власти политруки тоже были лишены права расстрела и были даже довольно беспомощными декоративными фигурами – так что некоторая аналогия с духовенством небезосновательна. Политолог Дмитрий Орешкин так оценил хождения депутатов на ковер к патриарху: "Единороссы пытаются посредством такого общения с патриархатом придать своим законодательным инициативам внешний эффект с точки зрения морали. Это, безусловно, пиаровский ход". Учитывая аморальность, господствующую в российском общества, оценка вряд ли справедливая. Никто на думцев внимания не обращает. Более того: скорее хождение в патриархию, если бы о нем сообщили, к примеру, по Первому телеканалу, вызвало бы именно взрыв антиклерикализма. Большинство населения хочет вертикали власти, но все время на эту вертикаль ворчит. Не на думцев – эти просто не в счет, это ржавчина на вертикали власти. На духовенство ворчат – эти хоть какой-то реальной властью обладают, могут хотя бы к причастию не допустить. Правда, к причастию пытается подойти меньшинство тех, кто называет себя православными, и абсолютное меньшинство тех, кого провозглашает православными церковное руководство. Ворчание на вертикаль власти отнюдь не означает оппозиции. Драма в том, что большинство жителей страны против сексуального просвещения в школах, а если поймет суть ювенального правосудия, будет и против него. Потому что суть ювенального правосудия в гуманизации. Это своего рода судебная педиатрия. Незавидна ее судьба в стране, где насилие над детьми (подзатыльники, оскорбления, а то и что похуже) не считается грехом. Впрочем, ювенальная юстиция находится на периферии общественного (да и церковного) внимания. Другое дело сексуальное просвещение. На Святой Руси еще больше нет секса, чем в большевистской. "Народ" твердо отстаивает святое неведение, викторианский (он же сталинский) запрет на любые упоминания секса. Все смешалось в доме православных. О Боге надо (и легче) говорить в семье, но в семье об этом говорить стесняются и хотят, чтобы Бога преподавали детям наравне с гипотенузой и катетами. О сексе надо (и легче) говорить в школе, но этого стесняются и хотят, чтобы секс преподавали в семье – преподавали молчанием, матерной бранью и личным примером, который сводится к одному: хочешь секса – манипулируй ближними и дальними. Появление сексуального просвещения в школе нанесет российской версии православия очень большой ущерб. Человек, который в период полового созревания получит информацию о сексе, способность анализа той бури, которая в нем бушует, узнает, что главное в сексе – умение говорить и слушать, - такой человек не пойдет в монахи со школьной скамьи, а если и пойдет, то не будет легким объектом для манипуляций со стороны церковного руководства. Сексуально неграмотный человек легко становится сексуально нездоровым, и увы, у такого человека и религиозная жизнь становится нездоровой. Это не означает, что всякая вера – результат сексуального нездоровья; это означает, что то ханжество, та агрессия, которые сегодня задают тон в российском православии, в огромной степени обусловлены внерелигиозными, патологиями – и именно сексуальными. К атеистам, кстати, это тоже относится. Кстати, когда атеисты рулили русской школой, сексуальное просвещение тоже было строжайше запрещено. А вот отец Александр Мень при первой возможности – в 1988 году – инициировал перевод и благословил публикацию французских детских пособий по сексуальному просвещению. Он-то заканчивал не духовную академию, а биологический факультет, а что еще важнее, был священником Бога живого, а не священником с намордником на лице для своего начальства и в руках – для своих подчиненных. Будет урон и от ювенальной юстиции: ведь ее цель - прежде всего сохранение ребенка в семье. А ханжам и государственным религиозникам легче работать с несвободными людьми – в том числе с ребенком в детдоме, в приюте, в тюрьме или лагере. Тут и отчитываться либо вовсе не надо, либо только перед своим братом-чиновником, а не перед родителями. Борьба Московской патриархии с европейской – да и с общемировой – культурой довольно-таки лукава. Ведь приходы ее разбросаны по всему миру. Но никогда в Швеции или в США патриарх Кирилл и его уполномоченные не посмеют выступить против ювенальной юстиции или сексуального просвещения в школах. Просто потому, что все прихожане (да и священники из местных) выпучат глаза, пожмут плечами и удалятся к православным грекам, болгарам и т.п., у которых тоже своя диаспора и свои приходы. Так что на паях с Кремлем защищают не православие – защищают "суверенное православие", особо приготовленное блюдо для потребления внутри России. Ох, как бы на страшном суде не вознаградил Создатель таких ревнителей каким-нибудь "суверенным раем", "исконно русскими небесными блаженствами", в сравнении с которыми и вечный огонь покажется вентилятором. Священник Яков Кротов 14.07.2009 00:30

BNE: // 14.01.2010 В Оптиной пустыни из храма выгнали негра версия для печати В Оптиной пустыни из храма во время литургии выгнали паломника-африканца. Как сообщила член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви и Ассоциации православных экспертов Екатерина Орлова, темнокожего паломника атаковала группа прихожанок, которые являются духовными чадами насельника Оптиной пустыни иеромонаха Василия (Мозгового). Они заявили паломнику, что "он еретик, поскольку новостильник, и поэтому не должен причащаться в этом монастыре, а если он причастится, то осквернит Святые тайны". По словам Орловой, подобные случаи в Оптиной пустыни бывали и раньше. Однажды эта же "группа ревнителей" вытолкала с территории монастыря вениками и швабрами группу афинских паломников. "Весь процесс выдворения "еретиков" сопровождался руганью и оскорблениями в адрес греков", - сообщила Орлова. При этом женщины уронили на землю афинского архимандрита. В другой раз женщины изгнали из Оптиной пустыни группу сербских священников, "потому что приняли их за чехов, а чехи - новостильники" (то есть живут по Григорианскому календарю). Члены этой группы, которая сама себя именует "Братством во имя Святителя Василия Великого", в народе получила прозвище "васильки". Они считают, что Русская Православная Церковь не должна общаться с новостильными церквами, "потому что они еретики". Вести

BNE: Нападавший назвался православным патриотомметро, Москва, нападения, правозащитники 01.04.2010, 10:01 По материалам программы Сегодня Подписаться на подкаст Версия для печати На станции «Парк культуры» молодой человек напал на правозащитницу Людмилу Алексееву. Она возлагала цветы на месте теракта, потрясшего столицу в понедельник. В это время ее сильно ударили. Хулигана, который назвал себя православным патриотом, уже задержали милиционеры. Репортаж корреспондента НТВ Алексея Ивлиева. Кадры хулиганского нападения на 82-летнюю Людмилу Алексееву уже появились в Интернете. Старейшая российская правозащитница, глава Московской Хельсинской группы вместе с соратниками пришла, чтобы возложить цветы на станцию «Парк культуры», где в понедельник прогремел взрыв. Дальнейшее стало неожиданным для всех. Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинской группы: «Вышел молодой человек, незнакомый мне, и сказал: „Ты еще живая?“. После ударил меня по голове. Тут началась давка, потому что одни стали его хватать, другие меня поддерживать». Молодого человека немедленно задержали и передали в руки сотрудников милиции. В отделении он сообщил, что его зовут Константин Переверзев. Дмитрий Адриянов, очевидец: «Мы его схватили за грудки, заломали руки, потому что такой негодяй не должен уходить от ответственности, хотя он пытался это сделать, но мы все-таки его скрутили». 82-летнюю Алексееву доставили домой. Она уже обратилась в милицию с заявлением. По словам очевидцев, назвать поведение нападавшего адекватным сложно. Они не исключают, что он был нетрезв. В отношении нападавшего на Людмилу Алексееву уже возбуждено уголовное дело по статье «Причинение побоев из хулиганских побуждений». Он будет находиться под стражей до суда.

BNE: ВЕЧЕРНЯЯ МОСКВА Нет безнравственности в СМИ! Президент РАО призвал ввести ряд ограничений в рекламе и новостях Президент Российской академии образования (РАО) Николай Никандров призвал ограничить безнравственность в рекламе и СМИ, выступая в среду на "круглом столе" "СМИ - добро или зло?" в университете РАО. "Нужно принять ряд ограничительных мер по примеру развитых стран. Цензура по мотивам нравственности", - сказал Никандров. Иначе, по его словам, из того многого, что могут СМИ, будут в основном отрицательные примеры. К таким выводам Никандрова привели, в частности, наблюдения за рекламой, передает РИА Новости. "Реклама во всем мире дает близкие посылы", - отметил он. "Негатив в мире преобладает над позитивом. Наш мир есть мир насилия (физического, военного, сексуального, психологического). Основной (сексуальный) инстинкт - основа всего, регулирующий наше поведение. Культ "красивой жизни"... Высшие духовные потребности были и есть либо от бедности, либо от глупости. Рынок правит миром. Бери от жизни все. Альтруизм - исключение", - это только часть перечня "посылов" рекламы, составленного Никандровым. По его словам, в СМИ также систематически утверждается, что "российские власти не заботятся о народе, коррумпированы", что "в 90-е годы было лучше", что "гражданский патриотизм сейчас невозможен", что "права и свободы человека в России не защищены... сознательно нарушаются властью и людьми", что "высшие иерархи православной церкви запятнали себя сотрудничеством с КГБ", а в последние годы - рыночными отношениями, что "уровень развития России крайне низок". Кроме того, людей, по словам Никандрова, "ориентируют на обман", например, продажей DVD-шпаргалок, которые можно "закачать" в телефон и прийти с ним на ЕГЭ. По его мнению, разлагающе действуют надписи на тетрадях, например, "отдых - кайф, учеба - лажа", призывы поступать "практично, цинично, аполитично", примитивные образцы поп-культуры, нарочито грубая "дегероизация" Ленина, Маркса и других кумиров прежних времен. "Со СМИ нужно работать. Нужно усилить гуманитарную составляющую в науке, образовании, возможно, и вернуться к идее "национальной идеи", - резюмировал Никандров. Он также отметил важность пропаганды, которая "сама по себе ничего плохого не влечет, а если "хорошо поставлена", как в некоторых странах, то способствует единству общества. При этом глава РАО признал, что "невозможно устранение экономического, политического и идеологического соперничества, которое отражают СМИ, а следовательно, и "полной благости здесь достичь невозможно". При перепечатке данной статьи или ее цитировании ссылка: «Газета «Вечерняя Москва»» на первоисточник обязательна. №104 (25372) от 09.06.2010

BNE: 25 июня 2010 г. Керстин Хольм | Frankfurter Allgemeine Молитва за Путина "Цвет российской нации снова учится молиться за царя", - этими словами начинается статья Керстин Хольм, опубликованная Frankfurter Allgemeine. Ко Дню ребенка, который отметили в Суворовском училище в Петербурге, дети получили подарки, к которым прилагался текст молитвы за здравие Дмитрия и Владимира, президента Медведева и премьера Путина, рассказывает обозреватель издания. Идея, продолжает она, восходящая к дореволюционной традиции молитв за царя, пришла в голову преподавателю училища Наталье Ерутиной. Медведев продолжает дело Путина, да и сам Путин по-прежнему заботится о российском государстве, говорит воспитательница завтрашней военной элиты. Акция, которая не была согласована с Церковью, говорится далее в статье, иллюстрирует, как прививается детям "верность государственным лидерам". "Ничего плохого" не находит в случившемся петербургский священник Вячеслав Харинов. Кому не понравился подарок, тот может от него отказаться, добавляет священнослужитель, однако тон его, "почти угрожающий", свидетельствует о том, что одобрения такой поступок у него не вызовет. Источник: Frankfurter Allgemeine



полная версия страницы