Форум » ПУТИН и МЕДВЕДЕВ » С Библией он знаком, а с электронной почтой - нет ("Time", США) » Ответить

С Библией он знаком, а с электронной почтой - нет ("Time", США)

BNE: С Библией он знаком, а с электронной почтой - нет ("Time", США) Выдержки из интервью с Владимиром Путиным Ричард Стенгел (Richard Stengel) и Ади Игнатиус (Adi Ignatius), 19 декабря 2007 Вопрос: Как вам видится продвижение вперед в отношениях между Россией и США? Ответ: Действительно, и Россия, и Соединенные Штаты в двух крупнейших трагических конфликтах человечества - в Первую и во Вторую мировые войны - были союзниками. Значит, есть нечто такое, объективное, что нас в трудные времена всегда объединяет. Сегодня для того, чтобы быть успешным, нужно уметь договариваться и искать компромиссы А способность к компромиссам - это не просто внешний дипломатический политес со своим партнером, это уважение его законных интересов. Вопрос: А пример этого можете привести? Ответ: Ядерная проблема Северной Кореи. Мы набрались серьезного отношения к делу, начали думать об интересах друг друга и об интересах того субъекта международного общения, проблемы которого мы пытались решать. И мы все-таки эту проблему - в значительной степени - решили. Вопрос: Что, по-вашему, необходимо предпринять в Ираке? Ответ: Я с самого начала считал, что это ошибочное решение. Думая о том, что можно сделать сегодня и в ближайшем будущем, в целом я согласен с Президентом Бушем, когда он говорит о том, что нужно сделать все для того, чтобы иракские власти были в состоянии решать проблемы безопасности как минимум самостоятельно. Но в чем у нас с Джорджем расхождение, так это в том, что он не считает возможным поставить какие-то сроки вывода иностранных войск с территории Ирака. По-моему, это лучше было бы сделать, это заставило бы и само иракское руководство действовать более активно. Вопрос: Американцы не могут понять, почему недавняя предвыборная кампания в России не могла быть более открытой, и почему, к примеру, был арестован Гарри Каспаров? Ответ: Как вы думаете, почему господин Каспаров при задержании говорил на английском языке, а не на русском? Я думаю - прежде всего, потому, что весь его запал был обращен не к собственному народу, а к западной аудитории. Вопрос: Какой, на ваш взгляд, США хотят видеть Россию - сильной или слабой? Ответ: Думаю, что США уже понимают, а в будущем будут понимать еще больше, что только сильная Россия отвечает коренным интересам Соединенных Штатов. Вопрос: Какая сегодня цель у НАТО? Если бы России предложили присоединиться к НАТО, вы бы присоединились? Ответ: Я не сказал бы, что НАТО - это смердящий труп 'холодной войны'. Но это, безусловно, то, что досталось нам из прошлого. Как, например, НАТО может эффективно бороться с терроризмом? Разве НАТО помешало террористам 11 сентября нанести удары по Соединенным Штатам? Где было НАТО, чтобы обезопасить Америку? Россия не собирается вступать в военно-политические блоки, потому что участие в таком блоке - это, безусловно, ограничение суверенитета. Вопрос: Одно из представлений американцев о России сводится к тому, что коррупция здесь повсеместна. Как вы решаете этот вопрос? Ответ: Плохо. Должен вам сказать, что в переходной экономике решать такие вопросы сложнее. Но я абсолютно убежден в том, что в дальнейшем эти проблемы мы будем решать более эффективно, чем сегодня. Вопрос: Какую роль играет вера в вашем руководстве страной? Ответ: Мы, конечно, прежде всего должны руководствоваться здравым смыслом. Но этот здравый смысл должен быть основан на моральных принципах. Нет и не может быть, на мой взгляд, в сегодняшнем мире морали и нравственности в отрыве от религиозных ценностей. Вопрос: Как карьерный офицер КГБ, выросший в Советском Союзе, становится сторонником рыночной экономики? Ответ: Не нужно быть большим докой, чтобы понять и увидеть очевидные вещи, что рыночная экономика имеет большие преимущества по сравнению с плановой. У нас рост составляет 7 процентов ежегодно в среднем за последние семь-восемь лет. Мы полностью избавились от долгов. У нас рост реальных доходов населения составляет примерно 12 процентов. Это самое главное для меня. Вопрос: Вы, наверное, считаете, что вам везет, ведь нефть так подорожала? Ответ: Везет дуракам, а мы работаем с утра до ночи. Вопрос: Власти арестовали некоторых российских промышленников и конфисковали их активы? Почему? Ответ: Жульничать не надо. Проблема не в том, что у них были какие-то трудности в отношении со мной, - у них были трудности в отношении с народом России и с законом. Вопрос: Помогает ли вам на посту президента опыт работы в КГБ? Иногда говорят, что разведчик - он всегда остается разведчиком. Ответ: Да врут все. Конечно, что-то остается из прежнего опыта, чем-то мы пользуемся в сегодняшней жизни. Меня там учили самостоятельно мыслить. И второе, особенно это касается, конечно, работы в разведке, - это умение работать с людьми и, прежде всего, уважать людей, с которыми ты работаешь. Вопрос: В России был убит ряд журналистов. Вы, российское Правительство делаете что-то, чтобы это предотвратить? Ответ: Во-первых, у многих - не только из журналистской среды, но и из журналистской в том числе - появляется соблазн дополнительно заработать. Это значит, что люди просто вступают в какие-то отношения с бизнесом, иногда с криминальным. Вторая категория [журналистов ] искренне борется с коррупцией, либо с криминальной средой. Я не исключаю, что и такие случаи потерь у нас тоже есть, и воспринимаю это как свои личные потери. Вопрос: Что вы думаете о недопонимании, которое существует у американцев в отношении России? Ответ: Знаете, я не верю, что это недопонимание. Я думаю - и мне кажется, что это целенаправленная попытка создать определенный образ России, опираясь на который, можно было бы влиять на нашу внутреннюю и внешнюю политику. Именно это является причиной, по которой нам и всем остальным говорят: 'Нет, их можно немножко пощипать и попенять, потому что они не совсем цивилизованные, они еще дикие немножко, они недавно с дерева слезли. Поэтому мы должны их немножко причесать, побрить'. Вопрос: Не могли бы рассказать поподробнее о Борисе Ельцине и Михаиле Горбачеве? Ответ: И он, и Горбачев сделали шаг к разрушению системы, которую российский народ уже не мог выносить. Я не уверен, что смог бы решиться на это. Этот переход - я считаю, исторический. Они дали России свободу. Вопрос: Что вы можете сказать о спорах, которые возникали у вас с бывшими советскими республиками из-за цен на газ? Ответ: Какие там споры? Есть мировые цены на газ. Почему мы должны кому-то продавать ниже мировых? Американцы кому-то что-то продают ниже мировых? Можно разве прийти в магазин в США и сказать: 'Я из Канады, мы, канадцы, - близкие друзья США, отдайте мне 'крайслер' в полцены'. Что ответят на такое пожелание человеку, который пришел в магазин? Скажут: 'Убирайся вон'. Вопрос: Президент Джордж Буш сказал, что он посмотрел вам в глаза и заглянул к вам в душу. А вы почувствовали душу Президента Буша? Ответ: Я считаю его очень надежным партнером, порядочным человеком. С Ираком была допущена ошибка, но он - человек безусловно честный и порядочный. Вопрос: Не считаете ли вы, что после 11 сентября США и Россия упустили возможность более тесного сотрудничества в области антитерроризма из-за Ирака? Ответ: Мы могли бы действовать более согласованно, а значит, более эффективно. Но могу сказать, что все-таки сотрудничество между спецслужбами есть, и оно эффективно. Вопрос: Не могли бы вы рассказать об этом сотрудничестве? Есть какие-то организационные структуры, через которые осуществляется сотрудничество спецслужб в антитеррористической борьбе? Ответ: Сотрудничество идет по так называемым партнерским каналам, и в последнее время весьма успешно, в том числе по предотвращению террористических акций, направленных против граждан России и граждан США. Недавно мы говорили об этом с Президентом Бушем по телефону. Вопрос: Вы в одном из ответов на вопрос сказали, что нельзя воровать. Вы читали Библию? Ответ: Да. У меня Библия лежит в самолете. Вопрос: Пользуетесь ли вы электронной почтой, есть ли у вас свой блог? Ответ: Мне очень-очень стыдно, но я ничем этим не пользуюсь. Я даже телефоном не пользуюсь: у меня все делают сотрудники моего аппарата. Но они делают это блестяще. __________________________________ Путин: "Я чувствую себя такой рабочей лошадью..." ("Time", США) Путин: "США уже понимают, что только сильная Россия отвечает их коренным интересам" ("Time", США) Максим Коробочкин, ИноСМИ.Ru Опубликовано на сайте inosmi.ru: 19 декабря 2007, 20:40 Оригинал публикации: A Bible, But No E-mail

Ответов - 5

BNE: Путин: "Я чувствую себя такой рабочей лошадью..." ("Time", США) Интервью журналу 'TIME' 19 декабря 2007 Журнал Time назвал человеком 2007 года президента России Владимира Путина Вторая часть. Начало ВОПРОС: Что Вы делаете в свободное время? В.ПУТИН: У меня нет свободного времени. Я занимаюсь спортом, хожу очень редко в театр. Жена меня вытаскивает, я люблю послушать музыку, популярную классическую, легкую музыку. Это Брамс, Рахманинов, Чайковский, Моцарт, Шуберт, Лист - такие красивые вещи. Каждый день часа два занимаюсь спортом. Как правило, утром, но бывает, что график меняется. И работаю, больше ничего. ВОПРОС: Вы работали в КГБ, мы говорили об этом. Как все-таки сейчас сказывается на Вас опыт работы в этом ведомстве? Иногда говорят, что разведчик - он всегда остается разведчиком. В.ПУТИН: Да врут все. Мы все живые люди. Конечно, что-то остается из прежнего опыта, чем-то мы пользуемся в сегодняшней жизни, что-то исчезает. Но и в университете, и потом в КГБ, куда я попал по распределению, - меня просто направили туда на работу по окончании университета - самым главным я считаю, что и там, и там учили самостоятельно мыслить, собирать объективную информацию, анализировать ее и на основе этой объективной информации самостоятельно принимать какие-то решения. Это первый положительный элемент, который я мог с собой взять в будущую жизнь, в том числе и в сегодняшнюю. И второй, особенно это касается, конечно, работы в разведке, - это умение работать с людьми и, прежде всего, уважать людей, с которыми ты работаешь. Я вам расскажу совсем интимную вещь о работе спецслужб: существует несколько основ работы с источниками информации, с теми людьми, которые помогают спецслужбам, - их в разных странах называют по-разному, но в общем смысле - с агентами. Существуют разные основы такого сотрудничества: зависимость человека от спецслужбы, материальная заинтересованность, единство политических взглядов, но самая прочная основа, без чего невозможно вообще ничего делать, - это доверие и уважение к партнеру. Нужно всегда как минимум смотреть на человека, с которым ты работаешь, как на равного тебе и понимать, что в чем-то он лучше тебя. Когда это имело отношение к разведке, я всегда, работая с людьми, сотрудничавшими с советской разведкой, думал, что, кроме всего прочего, этот человек лучше меня хотя бы потому, что я не рискую так, как он. Одно это заставляло меня относиться к этим людям с большим уважением. Мне кажется, что люди это чувствовали, у меня были хорошие, очень добрые отношения с теми, с кем я работал. Это уважение к партнеру мне кажется очень важным и в политике. ВОПРОС: А чему бы Вы научились в обращении с иностранными журналистами? В.ПУТИН: Вы знаете, суть ведь не в журналистах и не в политических деятелях, не в военных. Я сейчас говорю о человеческих отношениях. Что я могу сказать об иностранных журналистах? Что мне в них всегда нравилось, это следующее: они профессионалы, многие из которых специализируются на каких-то проблемах и становятся экспертами в тех или других вопросах. Это вызывает уважение. Мне всегда интересно общаться с людьми, которые глубоко знают те или другие вопросы, с ними интересно. Но должен Вам откровенно сказать, хотите - печатайте, хотите - не печатайте, Вы и сами об этом знаете: есть люди, которые очень ангажированы, несмотря на всю свободу западной, в том числе американской, прессы. Они просто отрабатывают деньги, которые им платят хозяева, и не хотят ссориться со своим начальством. Людей поистине независимых, которые не боятся испортить отношения с начальством, не боятся потерять свое место, пишут то, что думают, - таких людей на самом деле мало. Но их мало не только в журналистской среде, их мало вообще: они такие пассионарные люди, они в любой среде немножко диссиденты. Но тем не менее именно такие люди, бескорыстные, честные, и вызывают уважение, где бы они ни работали, - журналисты они или политики, кто угодно. ВОПРОС: Но все-таки мы журналисты, господин Президент, и мы пассионарны в отношении того, что мы делаем. Недавно довелось побывать в одной организации на ужине. Это было совещание по защите журналистов. И там высказывалась следующая озабоченность: в России, дескать, многие журналисты погибли при непонятных обстоятельствах. В связи с этим возникает замешательство в среде журналистов в Америке и во всем мире, и мы задаемся вопросом: это что, какая-то закономерность? Вы, российское Правительство делаете что-то, чтобы это предотвратить? Мы озабочены и тем, что наши братья по перу скажут о нашей работе, поэтому сейчас, собственно говоря, мы и задаем этот вопрос. В.ПУТИН: Я Вам отвечу абсолютно откровенно, и никакой политизации в моем ответе не будет. Меня это тоже очень беспокоит. Я сейчас не буду говорить о том, что в других странах мира тоже погибает много журналистов. В том числе, скажем, в Ираке, наверное, еще больше погибло. Но дело не в этом, я не хочу переводить куда-то стрелки, давайте будем говорить о России. Есть несколько составляющих этой проблемы. Первая. Журналистское сообщество - это часть российского общества, которая также состоит из людей, которые хотят лучше жить, лучше зарабатывать, пользоваться всеми благами цивилизации. И в условиях, когда идет первичное накопление капитала, у многих - не только из журналистской среды, но и из журналистской в том числе - появляется соблазн дополнительно заработать. Это значит, что люди просто вступают в какие-то отношения с бизнесом, иногда с криминальным, погружаются в эту проблематику, начинают защищать интересы одних групп против интересов других, то есть становятся частью борьбы за экономические блага и состояние. Естественно, в этой борьбе возникают и жертвы. Это первая категория. Вторая категория искренне борется с коррупцией, борется со сращиванием государственного аппарата с бизнесом либо с криминальной средой. И это, конечно, особо тяжелые потери. Это то, на что государство должно обратить первостепенное внимание. Я не исключаю, что и такие случаи потерь у нас тоже есть. Но я воспринимаю это как свои личные потери, потому что такие люди, безусловно, работают на интересы России, на ее укрепление изнутри. И мы, конечно, будем делать все для того, чтобы таких людей защитить и обеспечить им безопасность и возможность заниматься своей профессиональной деятельностью. ВОПРОС: Если брать наиболее подходящую аналогию с Западом, с какой бы ситуацией в мире Вы сравнили то, что, в частности, произошло у Вас в стране с Политковской? В.ПУТИН: Мне трудно сказать, потому что каждая ситуация уникальна. Вы же знаете, что расследование проведено, есть проблемы с доказательствами. И Вы тоже знаете - это для вас не секрет, если вы занимаетесь Россией, - что госпожа Политковская не играла никакой существенной роли в политической жизни России. И поэтому инсинуации по поводу того, что она была опасна для властей и так далее, - это чушь. Никакой опасности она не представляла. Я считаю, что ее убийство - это просто провокация против власти. О ней никогда никто не говорил, о ее деятельности знало ограниченное число лиц, буквально можно было по пальцам пересчитать - теперь о ней говорит вся страна и весь мир. Я считаю, что это просто целенаправленная провокация, выбрали сакральную жертву и уничтожили женщину, вот и все. Но мы все равно будем делать все для того, чтобы довести расследование до конца. ВОПРОС: Один из вопросов, который я хотел Вам задать, стал очевидным в ходе сегодняшней дискуссии: что Вы думаете об американских недопониманиях в отношении России, российского народа, Вас, Правительства - в чем здесь дело? Если бы Вы напрямую говорили с американским народом и сказали бы: 'Вы должны понять о нас следующее, что, мне кажется, вы не понимаете, не знаете - может быть, вам этого не сказали', - о каких основных недопониманиях Вы бы сказали? В.ПУТИН: Знаете, я не верю, что это недопонимание. Я думаю - и мне кажется, что это целенаправленная попытка создать определенный образ России, опираясь на который, можно было бы влиять на нашу внутреннюю и внешнюю политику. Россия не только сказала, но и продемонстрировала многократно всей своей политикой за последние 15 лет, что мы не просто хотим быть партнером, но и другом Америки. Но иногда складывается впечатление, что Америка не нуждается в друзьях. У нас складывается впечатление, что США нужны вассалы, которыми можно покомандовать. Мы не можем строить свои отношения с другими странами на таких принципах. Именно это постоянно порождает какие-то трения, именно это является причиной, почему все время выискиваются какие-то проблемы внутри страны. Именно это является причиной, по которой нам и всем остальным говорят: 'Нет, их можно немножко пощипать и попенять, потому что они не совсем цивилизованные, они еще дикие немножко, они недавно с дерева слезли. Поэтому мы должны их немножко причесать - они сами это сделать не смогут, - побрить их, отмыть от грязи. Вот у нас такая цивилизаторская роль'. А на самом деле, мне кажется, это просто инструмент для влияния на Россию - неправильный инструмент. А правильный путь, я уже говорил, - это поиск компромисса и учет интересов. ВОПРОС: У меня еще личный вопрос. Когда Вы росли, когда были разведчиком среднего уровня, Вам приходило в голову, что когда-то придется управлять страной, особенно в такие времена перемен, неспокойные времена? В.ПУТИН: Никогда не думал об этом - и, конечно, в голову мне это никогда не приходило. ВОПРОС: А Вам до сих пор это кажется удивительным, что так случилось? В.ПУТИН: Думаю, да. Я приехал в Москву из Петербурга летом 1996 года, в августе. Через три года, в августе 1999-го, я стал уже Председателем Правительства России. А еще через полгода стал Президентом. Ведь я приехал в Москву в 1996 году, у меня не было каких-то больших связей, друзей, на которых я мог опереться, нет. Я поехал в Москву, потому что человек, с которым я работал в Петербурге, господин Собчак, проиграл выборы - у меня просто не было там возможности трудоустроиться. Меня бы там нигде не взяли на работу. ВОПРОС: Как же это все могло случиться в таком случае? В.ПУТИН: Сам удивляюсь. Вы знаете, мне кажется, что это все произошло потому, что близкие люди первого Президента России господина Ельцина осознали, что я буду абсолютно искренне и с полной отдачей сил исполнять эти обязанности, буду честен по отношению к первому Президенту и все буду делать для того, чтобы обеспечить интересы страны. Мне думается, что это все-таки самое главное, основной побудительный мотив и самого Президента Ельцина, и близкого его окружения, когда они сделали мне предложение. ВОПРОС: Он увидел в Вас нечто новое, таким образом. Он увидел в Вас что-то такое, что показало ему, что Вы сможете справиться с этой работой, именно Вы? В.ПУТИН: Думаю, да. Мы с ним разговаривали на этот счет несколько раз. Первый раз, когда он мне предложил, я ответил отказом. Во-первых, я понимал, в каком состоянии находится страна. Во-вторых, для меня это было совершенно неожиданно. Я ему сказал, что я не знаю... ВОПРОС: Вы, естественно, понимали, что для Вас это будет очень сложная задача. Это, наверное, останавливало? В.ПУТИН: Ну, конечно. Это же было сразу после дефолта 1998 года. Я ему сказал, что я вообще не знаю, это очень тяжелая судьба, я не уверен, готов я к этому или нет. Но Президент Ельцин настаивал, он сказал: 'Мы вернемся еще к этому разговору, я Вас прошу не говорить 'нет''. Я говорю: 'Ну, хорошо, мы поговорим еще об этом'. ВОПРОС: На минутку можно коснуться Ваших отношений сегодня с господином Ельциным и с господином Горбачевым? В.ПУТИН: Господин Ельцин умер, как Вы знаете. РЕПЛИКА: Извините. В.ПУТИН: Поэтому можно поговорить о моем отношении к тому периоду времени, когда он возглавлял Россию. ВОПРОС: Да, пожалуйста. Вы не были Президентом в таком качестве, в каком был он, президент-революционер? В.ПУТИН: Да. Я не был также крупным советским деятелем, я не был партийным функционером, я не был членом Политбюро, я не работал в обкомах партии. По сути, я хоть и работал в разведке, но был рядовым гражданином Советского Союза, насколько можно считать рядовым сотрудника спецслужбы: А господин Ельцин входил в высший слой советской номенклатуры. Тем не менее я считаю, что и он, и Горбачев все-таки сделали то, что я, наверное, не смог бы сделать, - они сделали шаг к разрушению системы, которую российский народ уже не мог выносить. Я не уверен, что смог бы решиться на это. Горбачев сделал первый шаг, а Ельцин завершил этот переход - я считаю, исторический, очень важный для России и российского народа. Они - и, прежде всего, Ельцин, конечно, - дали России свободу: это абсолютно безусловное историческое завоевание эпохи Ельцина. ВОПРОС: Вы говорили вполне уверенно о роли России в мировых делах. В начале, как говорят, Вашего президентства было сложнее эту политику реализовать, а сейчас Вы стали очень сильным Президентом. И у меня такой вопрос: когда Вы стали им на самом деле - национальным лидером? Что все-таки определило это положение? Когда Вы поняли для себя: 'Да, наверное, сейчас я уже стал этим самым лидером, вождем'? В.ПУТИН: Знаете, во-первых, я никогда об этом не думал, так же как и не думал о том, что когда-то вообще буду Президентом. Я и сейчас стараюсь, честно говоря, об этом не думать, потому что, на мой взгляд, когда человек только начинает считать себя каким-то исключительным, вождем, каким-то особым лидером, он начинает утрачивать чувство реальности. Я же себя не называл никаким национальным лидером - это другие сделали; я не придумывал этого термина и никому не подсказывал это. Когда я стал Президентом, страна помимо нашей воли уже была погружена в хаос гражданской войны на Кавказе, столкнулась с огромными экономическими трудностями, с разрушением социальной сферы, с большим количеством людей, оказавшихся за чертой бедности. Я могу вам точно сказать: я не просто как бы занял место для себя, не просто вступил в должность - я решил для себя, что готов для восстановления своей страны на все, на любые жертвы. То есть я для себя определил это как главный смысл всей моей жизни. И для себя решил, что на этом моя, в широком смысле личная жизнь, мои личные интересы закончились. Судьба дала мне шанс сыграть какую-то позитивную роль в истории своего народа, частью которого я себя считаю и связь с которым я очень чувствую, и всегда чувствовал, и сейчас чувствую, - и с этого времени я всю свою жизнь подчинил именно этой задаче. Мне кажется, что в значительной степени эти цели реализованы. Сейчас перед нами другие, не менее масштабные проблемы, которые мы должны решить. Но это уже другое качество проблем. И у нас есть все шансы двигаться вперед. Поэтому - когда я себя почувствовал? Я себя не почувствовал, я и сейчас себя не чувствую. Я чувствую себя такой рабочей лошадью, которая везет какую-то телегу, нагруженную тяжелым грузом. И должен сказать, что в целом от того, насколько мне быстро и эффективно удается двигаться по этому направлению, настолько я и получаю удовольствие от того, что делаю. ВОПРОС: Владимир Владимирович, Вы говорите: 'Я не называл себя национальным лидером'. Но Вас назвали национальным лидером. И вот опять же вопрос о том, как встраивается национальный лидер в систему власти. Был в XVI веке такой прецедент, когда царь Иван Васильевич в силу ряда причин отбыл в Александровскую Слободу, а вместо себя посадил царевича Симеона Бекбулатовича и формально объявил царем его. И все боярство и чиновничество должно было делать вид, что царь - Симеон Бекбулатович, а Иван Васильевич - в общем так, вроде временный и ни при чем. Это, в общем-то, внесло определенный диссонанс тогда в государство. Возможно ли повторение такой коллизии? В.ПУТИН: Нет, потому что у нас монархии нет, мы живем в рамках действующей Конституции, и все, в том числе высшие чиновники государства, должны это понимать. Они обязаны подчиняться Основному закону, вот и все. ВОПРОС: А поездка в Белоруссию - она в какой-то далекой перспективе не может изменить государственную конструкцию? В.ПУТИН: В далекой перспективе все возможно. Мы же говорим о возможности создания Союзного государства. Но такие фундаментальные вопросы не могут быть привязаны к интересам конкретных лиц. ВОПРОС: Хочу вернуться к тому, что Вы говорили о господине Ельцине и господине Горбачеве. Теоретики, политологи называют это иногда ошибкой Горбачева и, может быть, господина Ельцина в том плане, что сначала была гласность, потом перестройка. Если бы Горбачев сделал наоборот - сначала перестройка, потом гласность, то Россия была бы совсем другой и не прошла бы через те испытания, которые прошла в его время и во время Ельцина. Как Вы считаете, такая замена не сказалась бы положительно на развитии России? В.ПУТИН: Я не считаю, что демократизацию, если под этим понимать гласность, нужно откладывать на потом как второстепенную задачу. Но также очевидно, что нельзя было откладывать на потом и рыночные преобразования. И вот результат. ВОПРОС: Простите, пожалуйста, не является ли для Вас период 1990-х годов в какой-то степени парадоксальным? С одной стороны, Вы говорите о том, что это период, который дал свободу, с другой стороны - в своих выступлениях Вы часто говорите о том, что был период полного провала и большой трагедии, имея в виду распад СССР. Как Вы сами для себя объясняете этот парадокс? В.ПУТИН: Я не вижу никакого парадокса, потому что административно-плановая система в экономике и полное доминирование Компартии в политической сфере привели страну к состоянию, когда люди в основной своей массе перестали дорожить государством: такое государство оказалось им не нужным. И поэтому нет ничего удивительного в том, что люди так относились к этому государству, им было его не жалко, потому что казалось, что хуже уже не будет. Но выяснилось, что стало еще хуже. Эта трагедия заключается в том, что наступило разочарование, потому что за демократию начали выдавать вседозволенность, за рынок и за рыночные отношения начали выдавать обкрадывание миллионов и обогащение единиц, допустили расхищение и разворовывание огромных, принадлежащих всему народу ресурсов. Что такое распад Советского Союза? 25 миллионов граждан Советского Союза, этнически русских, оказались за рубежами новой России - о них же никто не подумал. 25 миллионов - это крупная европейская страна. В каком положении они оказались - в положении иностранцев? А их кто-нибудь об этом спросил? А как вообще произошел распад Советского Союза? Ведь в любой демократической стране - например, сейчас в Бельгии тяжелые процессы происходят, в других странах немало процессов - перед тем как принять какое-то решение, у населения спрашивают: 'Вы хотите быть отделенными от такого государства, где вы сейчас живете совместно, или нет?' Я уверен, если бы мы провели референдумы во многих бывших союзных республиках, вряд ли там подавляющее большинство граждан сказало бы: 'Да, мы хотим отделиться от Советского Союза'. Но их же никто не спросил. Это что, разве демократический способ решения проблем подобного рода? Мы не выпячиваем это сегодня, не говорим об этом. Но ведь это так. Поэтому и 25 миллионов оказались за границей без средств к существованию, в условиях растущего национализма, в условиях, когда они не могли приехать в новую Россию, на свою историческую родину, не могли общаться со своими родственниками, потому что у них даже не было денег на то, чтобы купить билет на поезд или самолет. У них нет квартир в России. Им негде жить, негде работать. Это разве не трагедия? Вот что я имел в виду. Я имел в виду не политическую составляющую распада Советского Союза, а гуманитарную. Это разве не трагедия? Конечно, трагедия, еще какая! ВОПРОС: Я хотел попросить Вас пойти дальше, более широко взглянуть на картину, рассказать об этих странах, поговорить немного, обзор дать. В.ПУТИН: О каких странах? ВОПРОС: У меня вопрос, в общем-то, из двух частей. Во-первых, сейчас очевидно, что уроки, которые Вы извлекли в Чечне, другие страны включая США могли бы использовать в плане улучшения отношений, повышения стабилизации. А во-вторых, как Россия будет взаимодействовать со странами СНГ, бывшими республиками Советского Союза? В.ПУТИН: Вы знаете, я сказал, что считаю распад Советского Союза трагедией. Но поскольку это уже состоялось, то я полагаю, что мы должны строить свои отношения с республиками бывшего Советского Союза на абсолютно равноправной основе. И только так, обеспечив такой подход, мы можем рассчитывать на то, что сможем заниматься интеграционными процессами в сфере экономики, обеспечивая таким образом наши естественные конкурентные преимущества в мировой экономике, - прежде всего, я думаю об этом. У нас же общая энергетическая система, у нас общая транспортная система, нам не нужно, как в Евросоюзе, придумывать правила использования национальных языков: у нас есть язык межнационального общения, которым естественным образом является русский язык. У нас очень много других объединяющих элементов. Некоторые отрасли экономики просто не могут существовать друг без друга, просто не в состоянии. Это касается и России, и Украины, и Белоруссии, и Казахстана, многих других республик бывшего Советского Союза. И я думаю, что на этих принципах мы и должны строить свои отношения. Что же касается тех процессов, которые там происходят, в этих странах, то я бы не очень хотел их комментировать, потому что это не мое дело... РЕПЛИКА: У вас рыночные споры, по ценам споры, по газу, если возвращаться вот к этому: В.ПУТИН: Какие там споры? Есть мировые цены на газ. Мы всем продаем по мировым ценам. Почему мы должны кому-то продавать ниже мировых? Вам в голову не приходит такое? Американцы кому-то что-то продают ниже мировых? Можно разве прийти в магазин в США и сказать: 'Я из Канады, мы, канадцы, - близкие друзья США, отдайте мне 'крайслер' в полцены'. Что ответят на такое пожелание человеку, который пришел в магазин? Скажут: 'Ты идиот, убирайся вон'. ВОПРОС: Калифорния может в Неваду продать со скидкой, между штатами такое можно, они друг другу предоставляют такие льготы. Если бывший Советский Союз станет своего рода Евросоюзом, почему бы им друг другу не помочь? В.ПУТИН: Я считаю, что это нарушение принципов рыночной экономики, это пойдет во вред только тем странам, которые это делают. Мы даже внутри России приняли программу выхода на мировое исчисление цены для внутренних потребителей. Другой подход искажает экономику страны, одни отрасли ставит в зависимость от других. Это ведет к так называемому перекрестному субсидированию экономики и просто разрушает ее. Поэтому мы как внутри страны переходим к рыночным принципам, так и в отношениях с нашими ближайшими соседями. А если мы в чем-то кому-то помогаем, мы исходим из того, что мы получим адекватную компенсацию, просто пока ее не видно. Это во-вторых. И в-третьих, мы, понимая трудности наших партнеров, в течение пятнадцати лет - вдумайтесь в это: пятнадцати лет! - по низким ценам, значительно ниже мировых, снабжали наших соседей энергоресурсами, субсидируя их экономику ежегодно на 3-5 миллиардов долларов. Это одну только Украину. Но это же не может продолжаться вечно, это же несправедливая постановка вопроса. Вы вспомнили о европейцах. Европейцы к нам предъявляют претензии, чтобы мы внутри страны выстроили международный способ исчисления цены, иначе, говорят они, 'ваши предприятия будут пользоваться преимуществами в отношениях с нашими европейскими предприятиями'. Значит, внутри страны мы должны продавать по мировым ценам, а нашим соседям должны продавать за бесценок. Знаете, это не мы политизируем энергетические проблемы. Давайте прямо скажем, о чем идет речь, что же мы ходим вокруг да около, как у нас говорят, как кот вокруг горячей каши, и не называем вещи своими именами? Я все-таки предлагаю говорить по-честному. Почему-то Соединенные Штаты решили, что в Украине есть часть политической элиты, которая является проамериканской, а часть является пророссийской. И решили поддержать ту часть, которую они считали проамериканской, так называемых оранжевых революционеров. Хорошо, вы решили поддержать - поддерживайте, хотя мы считаем, что это неправильно, потому что на самом деле там есть, конечно, люди с разными взглядами и с разными политическими вкусами, но в целом, если политик претендует на то, чтобы быть популярным в стране, он должен защищать свои собственные национальные интересы. Они должны быть в хорошем смысле этого слова украинскими националистами. Так вот, они на самом деле такими и являются: они не пророссийские, не проамериканские, не проевропейские - они проукраинские. Но вы почему-то взяли и искусственно разделили их на проевропейских, прозападных, пророссийских. Ну ладно, разделили, хорошо. Решили их поддержать. Ну хорошо, хотя мы считаем это ошибкой. Лучше дать людям самим решать внутренние проблемы. Причем вы их поддержали в действиях, которые явно носят антиконституционный характер. Ведь все, что там было сделано, все - в нарушение Конституции. Но это что породило? Породило недоверие различных политических сил и групп населения внутри самой Украины друг к другу. Этими действиями вы начали разрушать Украину, ее территориальную целостность и подрывать ее суверенитет. Вот что сделали Соединенные Штаты в Украине. То же самое происходит и в Грузии. А мы что говорили? Оставьте их в покое, не трогайте, дайте им самим разобраться, давайте их просто поддержим внешне, но не будем делать каких-то предпочтений. Этот конфликт продолжается до сих пор, страна полностью дестабилизирована, и, судя по всему, такое состояние сохранится еще достаточно долго. Но когда все увидели, что происходит дестабилизация, чтобы окончательно не разрушать и не дестабилизировать Украину, попытались заставить Россию субсидировать украинскую экономику. Почему? Если вы хотите кого-то поддержать, заплатите за это. Никто же платить не хочет. Я с одним коллегой-европейцем разговаривал, это был министр экономики. Я говорю: 'Ну платите тогда'. Он отвечает: 'Что, я дурак, что ли?' Я говорю: 'А я что - похож на идиота?' Поэтому нужно смотреть... Знаете, мы же должны из реалий исходить, а не говорить какими-то общими категориями. И ситуация, которая имеет место, мне кажется опасной. Там нужно делать все для того, чтобы консолидировать общество и консолидировать страну. И, по большому счету, было бы правильно, если бы так называемые пророссийские и прозападные силы объединились и подумали о будущем своего собственного государства, создали бы такую структуру власти, которая бы сплачивала, скрепляла единство наций, а не делила бы ее на западников и восточников - или на южан. А то, что сейчас происходит, - это опять движение в том же направлении, в направлении разрушения. Что очень жаль, потому что Украина очень близкая для нас страна: каждый второй в России, наверное, имеет или родственные, или близкие, дружеские связи с Украиной. Из 45 миллионов населения там 17 миллионов этнических русских, причем только по официальной статистике. Там почти 100 процентов людей считают русский своим родным языком, ну, может, 80 процентов. Это очень близкая нам страна. И мы искренне хотим, чтобы там в конце концов наступил мир, спокойствие и были созданы условия для поступательного развития. ВОПРОС: А в долгосрочной перспективе, как Вы предполагаете, Украина вновь станет частью России? В.ПУТИН: Нет, конечно. Да мы этого и не хотим. Мы не хотим больше никого включать в состав России, потому что для нас это только дополнительная экономическая нагрузка. Но мы хотим, чтобы так называемые наши естественные конкурентные преимущества в мировой экономике были использованы. Я их уже называл. Речь может идти только об экономической интеграции. А навязывание каких-то новых государственных образований является совершенно бессмысленным, если на то нет воли собственно народа той или другой страны. Да в современном мире это и не является таким уж важным. Посмотрите, что происходит в Европе. Идет объединение, и там уже национальные границы перестают играть ту роль, которую они играли раньше, теряют то значение, которое они имели раньше. ВОПРОС: Нынешний Президент Буш сказал, что он посмотрел Вам в глаза и заглянул к Вам в душу. Вопрос такой: а Вы почувствовали душу Президента Буша, когда Вы заглянули ему в глаза, и что Вы там увидели? В.ПУТИН: Я не считаю себя вправе давать ему какие-то характеристики и оценки. Ведь когда он сказал, что заглянул в мои глаза, он сказал то, что он почувствовал. Поэтому я понимаю Ваш вопрос дословно и буду говорить о своих чувствах. У меня с ним действительно добрые личные отношения, я ими дорожу, считаю его очень надежным партнером, порядочным человеком. Когда я имею удовольствие общаться с некоторыми американскими интеллектуалами, они - не буду называть фамилий - начинают со мной спорить по этому вопросу. Я позволю себе сказать, что срок моей деятельности в качестве Президента скоро заканчивается, у меня нет никаких оснований говорить какие-то комплименты, тем более что я скоро свой пост покидаю. Мне это не нужно ни в личном, ни тем более в рабочем плане. И то, что я говорю, я говорю абсолютно искренне. Я не согласен с теми и у нас в стране, и в Америке, кто отказывает Бушу в порядочности, в честности, даже в компетентности. Да, мы все совершаем ошибки. Я считаю, что, допустим, с Ираком была допущена ошибка. Но это человек с большим опытом: и жизненным, и государственным - и все, что он делает, безусловно, направлено на защиту интересов Соединенных Штатов. РЕПЛИКА: Повторите, пожалуйста, еще эту последнюю часть: 'Он человек с большим опытом...' Вот эту фразу еще раз повторите, пожалуйста. В.ПУТИН: Я считаю, что он человек с большим жизненным и государственным опытом, все-таки он был губернатором. Вы знаете, я представляю, что такое работать в регионе, я сам был заместителем мэра Петербурга, а он был первым лицом штата. Это только на первый взгляд кажется, что это ерунда, что там заниматься нужно бельем, какими-то тряпками, дорогами и крышами. Нет, ничего подобного, там серьезные вопросы, от решения которых реально зависит жизнь тысяч и миллионов людей. У него большой международный опыт, повторяю еще раз, но некоторые вещи я считаю ошибочными, я бы так не делал: мы уже говорили об Ираке. Но то, что он действует в интересах Америки, всего себя посвящает этому и в отношениях с партнерами честен, здесь у меня просто никаких сомнений нет. ВОПРОС: Чем закончится для США Ирак, как Вы думаете? В.ПУТИН: Я думаю, что если мы все-таки будем действовать совместно, будем вырабатывать общие решения, стремиться к тому, чтобы вернуть Ираку его суверенитет, причем как можно быстрее, то серьезных издержек можно будет избежать. ВОПРОС: Еще вопрос в этой связи. После 11 сентября Вы одним из первых пришли на помощь Соединенным Штатам. Когда Соединенные Штаты вторглись в Афганистан, Россия уже имела богатый опыт пребывания в этой стране. Не считаете ли Вы, что США и Россия упустили возможность более тесного сотрудничества в области антитерроризма именно из-за Ирака, именно потому, что вторжение в Ирак Вы сочли ошибкой? В.ПУТИН: Мы могли бы действовать более согласованно, а значит, более эффективно, это точно. Но, заканчивая этот вопрос, могу сказать, что все-таки сотрудничество между спецслужбами есть, мы не всегда можем его продемонстрировать и показать, но должен Вам сказать, что оно эффективно. В том числе для обеспечения безопасности в прямом смысле этого слова, безопасности граждан России и граждан Соединенных Штатов. Результаты совместной работы спецслужб можно назвать неплохими, и они в состоянии сегодня предотвращать серьезные акции наших противников против наших граждан, а они это делают и подчас делают весьма успешно. РЕПЛИКА: Это меня успокаивает. В.ПУТИН: И то, что я сказал, не общая фраза. Я говорю это на основе результатов конкретной работы по предотвращению совершенно конкретных акций, направленных против американцев и против граждан России, в результате совместной деятельности. ВОПРОС: Я совершенно откровенен, когда говорю, что, когда слышишь такое от Вас, это успокаивает. А есть какие-то организационные структуры, через которые осуществляется сотрудничество спецслужб в антитеррористической борьбе? В.ПУТИН: Сотрудничество идет по так называемым партнерским каналам, и в последнее время весьма успешно. ВОПРОС: А более конкретно - какого рода сотрудничество, можно сказать? В.ПУТИН: Конечно, я же сказал, по предотвращению террористических акций, направленных против граждан России и граждан США, причем в том числе и масштабных, возможно, акций. Современный обмен информацией и упреждающие действия с обеих сторон не афишируются, но эти мероприятия проводятся. И недавно мы говорили об этом с Президентом Бушем по телефону. Я ему просто привел конкретные примеры и имел возможность проинформировать его о некоторых совместных направлениях деятельности. ВОПРОС: Это касалось угрозы в адрес Соединенных Штатов, которую, скажем, помогли предотвратить российские спецслужбы? В.ПУТИН: Это касалось угрозы Соединенным Штатам и России, это совместная работа по предотвращению угроз как для американцев, так и для россиян, говорю это прямо, как есть, больше пока сказать не могу. ВОПРОС: Господин Президент, вопрос об отношениях с другими странами и с соседями, с Китаем. Каково состояние российско-китайских отношений? Видите ли Вы какие-либо действия со стороны Китая, которые являются положительными и которые Россия могла бы взять на вооружение? Или Вы хотели бы двигаться в чем-то в другом направлении? В.ПУТИН: Россия и Китай - естественные партнеры. Мы соседи, имеем огромной протяженности границу, измеряемую тысячами километров. Мы в течение 40 лет вели с Китаем переговоры по урегулированию пограничных вопросов, обращаю ваше внимание: 40 лет. И вот два-три года назад мы окончательно все подписали и урегулировали. Качество российско-китайских отношений и уровень взаимодействия на сегодняшний день является беспрецедентными, никогда такого объема отношений не было, и не было такого доверительного характера наших отношений. Мы очень довольны этим, мы видим, что наши китайские друзья делают все для того, чтобы такой уровень был сохранен. Мы получаем сигналы об этом практически во всех сферах. Мы этим дорожим и стараемся отвечать тем же самым. Надеюсь, что так и будет в будущем. ВОПРОС: Вы говорили о Президенте Буше, но Вы ведь общались и с Президентом Клинтоном. Вы бы могли сравнить их стиль, интеллектуальные возможности, как они реагировали на вопросы - можете Вы провести такое сравнение? В.ПУТИН: Конечно, я могу это сделать, но неужели Вы думаете, что буду? Я слишком уважаю и одного, и второго политика, чтобы позволить себе делать такие сравнения и замечания. Но я помню, с чего я начинал. Президент Ельцин послал меня в Новую Зеландию на саммит АТЭС. Я был тогда премьер-министром с еще достаточно неясными политическими перспективами, я и сам о них не очень догадывался. А Клинтон в то время был уже человеком известным, уважаемым и в собственной стране, и в мире. Это был признанный мировой лидер. Я помню, как за обедом, когда Клинтон встал из-за стола, обогнул его, большой стол, за которым сидело очень много лидеров АТЭС, подошел ко мне и шепнул на ухо: 'Володя, я предлагаю, чтобы мы с тобой вышли вместе, вдвоем'. Для меня это было неожиданно, и дальше произошло следующее: мы с ним встали, все остальные наши коллеги расступились, сделали такой коридор, мы по этому коридору с ним прошли под аплодисменты собравшихся. Я этого никогда не забуду, я ему очень благодарен. И вообще, несмотря на разницу во взглядах на очень многие вещи, такие знаки человеческого внимания и доброжелательное отношение друг к другу, культура отношений первых лиц - это особая химия, и она очень важна. ВОПРОС: А есть кто-либо еще среди мировых лидеров, с кем у Вас также эта особая химия возникла, какие-то другие друзья? Госп

BNE: Наивный и аморальный выбор, продиктованный страхом ("Corriere Della Sera", Италия) Посмотрите на обложку Time, загляните в глаза холодной рыбы года - это смерть смотрит на вас Андре Глюксман (Andre Glucksmann), 20 декабря 2007 Time прекрасно знает, что его выбор спровоцирует скандал - действительно хороший рекламный трюк! Чтобы соблюсти видимую респектабельность, журнал сразу же умывает руки. Человек Года - 'не бой-скаут', не демократ, он относится к числу сильных мира сего, которые вершат судьбы мира 'в радости и в горести'. Впрочем, Time избегает уточнения, какими могут быть эти 'горести'. Автор может их себе представить: войска Путина истребили жителей Чечни, жертвами среди мирного населения стал каждый пятый. Милиция Царя Года сократила до предела свободу средств массовой информации (ТВ, радио, печать), она не терзалась угрызениями совести, убивая наиболее смелых журналистов с целью приструнить других. Бедная Анна, еще одна подлость, еще одна низость. Журналисты Time силятся определить, какую же 'радость' принес Путин своему народу и миру: 'стабильность', которой Россия не знала на протяжении столетия. 'Сначала порядок, затем - свобода'. Это означает, что выбор журнала Time одновременно и наивен, и неразумен, и аморален. В действительности стабильности не существует, когда различные мафиозные кланы, находящиеся у власти, уничтожают друг друга в тени Кремля, и даже генерал ФСБ, являющейся главой одной из группировок (управления по борьбе с наркотиками), с первой полосы ежедневной московской газеты призывают к прекращению огня ради того, чтобы избежать крушения всей структуры. Помимо этого необходимо игнорировать кровавые разборки, заказные убийства, задержания, особое лечение в психиатрических больницах и необоснованные ссылки (Ходорковский) для того, чтобы назвать 'стабильностью' атмосферу постоянного запугивания, сопровождающую раздел богатств между олигархами и высокопоставленными сотрудниками ФСБ. Сколько миллиардов долларов получил наш Человек Года от продажи газа и нефти? Кремлевские клики обогащаются за спиной российского народа, смертность которого в 20 раз превышает нашу. А, может, речь идет о стабильности кладбищ? Наконец, необходимо не слушать голос сердца и разума, необходимо заставить замолчать свою душу для того, чтобы назвать гарантом мировой безопасности автократа, кредо жизни которого - 'кто рождается чекистом, тот чекистом и умирает' и который обладает непоколебимой исторической логикой, утверждая, что 'самой большой геополитической XX века стало...'. Попробуйте угадать: две мировые войны, Хиросима, Освенцим, ГУЛАГ? Вы не на правильном пути. Единственная катастрофа, о которой говорит Человек Года - 'крах Советского Союза' (спровоцированный в 1991 году Ельциным). Конечно, когда в апреле 2005 года Путин отважился сделать подобное заявление на публике, он заслуживал уважения за искренность, но сегодня Time, усматривающий в этом обещание стабильности, выходит за пределы разумного. Оправдывая свой выбор ложной путинской стабильностью, Time с понурой головой сдается на милость пропаганде Кремля: порядок царит в потемкинской деревне. Узнав об убийстве Пола Хлебникова, главного редактора русской версии журнала Forbes, Анна Политковская написала: 'Нельзя отрицать, в Россию вернулась стабильность. Чудовищная стабильность, при которой никто не требует правосудия... При которой только сумасшедший еще осмелился бы претендовать на защиту со стороны сил правопорядка, пронизанных коррупцией. Закон расплаты теперь заменил собой право, как в душах, так и в поступках. И сам президент подает тому пример'. Анна не смогла оценить статью в Time, ее убили 7 ноября 2006 года. Россия - великая держава, потому как она обладает нефтяными ресурсами, ядерным арсеналом, огромной армией и не имеющими границ властными структурами, а также потому, что она способна в планетарном масштабе вредить и ставить к стенке наши демократии. Не будем разубеждать Time в том, что, подавляя свободу, оппозицию, свободную информацию, гуманитарные неправительственные организации, Путин обеспечивает 'безопасность' потенциальной пороховой бочки. Все диктаторы, античные и современные, мифические или кровавые, воспевали безопасность. Откройте книгу по истории, бросьте читать сказки, и вы поймете, что Путин вовсе не волшебник Изумрудного Города, и что Time заслуживает ослиных ушей или же лавров иронии, которую журнал, впрочем, не сможет оценить. Посмотрите на обложку Time, загляните в глаза холодной рыбы года - это смерть смотрит на вас. Она взирает на вас со своего трона, оглядывает с головы до ног. Читайте журнал Time - это с вами говорит глупость. ____________________________________________ Киссинджер о Путине: 'Он считает себя реформатором' ("Time", США) "Джон Маккейн: "В глазах Человека года я вижу три буквы: 'К', 'Г' и 'Б'" ("The Boston Herald", США) Опубликовано на сайте inosmi.ru: 20 декабря 2007, 13:17

BNE: Путин, борьба за власть в Кремле и 40 млрд долларов Люк Гардинг Как стало известно Guardian, накануне ухода Владимира Путина с его нынешней должности в стенах Кремля происходит беспрецедентная битва; звучат утверждения, что президент располагает тайным многомиллиардным долларовым состоянием. Политические обозреватели с хорошими связями и другие источники сообщают: конкурирующие кремлевские кланы погрязли в борьбе за власть над активами в ситуации, когда Путин готовится в мае передать власть лично отобранному преемнику – Дмитрию Медведеву. На кон поставлены активы стоимостью в миллиарды долларов, принадлежащие российским государственным корпорациям. Кроме того, впервые обсуждаются подробности, касающиеся личного состояния самого Путина, которое, по слухам, спрятано в Швейцарии и Лихтенштейне. Утверждения, касающиеся активов президента, всплыли в ноябре, когда российский политический эксперт Станислав Белковский дал интервью немецкой газете Die Welt. За истекший период они были повторены в Washington Post и Moscow Times, а теории о капиталах президента появились в интернете. Ссылаясь на источники в администрации президента, Белковский утверждает, что за восемь лет пребывания у власти Путин тайно накопил более 40 млрд долларов. Если это верно, то он является богатейшим человеком в России и во всей Европе. В интервью Guardian Белковский повторил свои утверждения, что Путину принадлежат крупные доли в трех российских нефтяных и газовых компаниях, укрытые за "непрозрачной сетью офшорных трастов". По словам Белковского, Путин "фактически" контролирует 37% акций "Сургутнефтегаза" – нефтедобывающей компании с капитализацией в 20 млрд долларов, которая занимает в России третье место по добыче нефти. Путину также принадлежат 4,5% акций "Газпрома" и "как минимум 75%" компании Gunvor – таинственного нефтяного трейдера, зарегистрированного в Швейцарии и основанного Геннадием Тимченко, другом президента, – утверждает Белковский. На вопрос о размере состояния Путина Белковский ответил: "По меньшей мере 40 миллиардов долларов. Максимума мы знать не можем. Я подозреваю, что есть некоторые фирмы, о которых я ничего не знаю". Белковский добавил: "Возможно, оно больше. Возможно, оно гораздо больше". "Конечно, фамилия Путина не фигурирует ни в одном списке акционеров. Это непрозрачная схема поступенчатой собственности офшорных компаний и фондов. Конечная точка – в Цуге (Швейцария) и в Лихтенштейне. Владимир Путин, по-видимому, является владельцем-бенефициаром". Путин не прокомментировал утверждения Белковского. Редакция Guardian сообщила об этих слухах в Кремль, но получила ответ, что с основным официальным представителем Путина Дмитрием Песковым (замглавы пресс-службы администрации президента) сейчас связаться невозможно. Обсуждение вопроса о богатстве Путина ранее было табуировано. Но утечка этих утверждения произошла на фоне битвы в Кремле между группой во главе с Игорем Сечиным, влиятельным заместителем главы администрации Путина, и кланом "либералов", к которому принадлежит Медведев. Группа Сечина состоит из силовиков – кремлевских чиновников, которые в прошлом работали в спецслужбах или служили в армии. Как говорят, в нее входят глава ФСБ (организации – преемницы КГБ) Николай Патрушев, его заместитель Александр Бортников и сотрудник аппарата Путина Виктор Иванов. С лагерем либералов связан, в числе прочих, российский олигарх Роман Абрамович, владелец футбольного клуба Chelsea. Абрамович в близких отношениях с Путиным и с семьей Ельцина. К либералам также относятся глава Федеральной службы наркоконтроля Виктор Черкесов и уроженец Узбекистана миллиардер Алишер Усманов. По словам инсайдеров, схватка не имеет большого отношения к идеологии. Инсайдеры называют ее войной между конкурентами в бизнесе. Решение Путина поддержать кандидатуру в президенты Медведева – человека, который не связан со спецслужбами, – нанесло сильный удар по сечинскому клану "твердолобых", добавляют источники. Некоторые аналитики говорят, что Путин хотел бы уйти на покой, но вынужден оставаться, чтобы ограждать Медведева от козней силовиков. Другие придерживаются иного мнения – полагают, что Путин хочет остаться у власти. В понедельник Путин подтвердил, что в будущем году намеревается стать премьер-министром России. "Силовики – отнюдь не милые люди", – сказала российский политический обозреватель Юлия Латынина. Латынина, ведущая политическое ток-шоу на либеральной радиостанции "Эхо Москвы", стала одним из первых журналистов, которые в ноябре привлекли внимание к версии о связях Путина с Gunvor. Эта компания базируется в Цуге – живописном швейцарском кантоне, известным как убежище для бизнесменов международного уровня, которые чураются публичности. У Gunvor нет ни своего вебсайта, ни офиса в Москве – но в 2007 году компания сообщила о прибыли в 8 млрд долларов при товарообороте в 43 млрд долларов; по словам отраслевых экспертов, это астрономическая цифра. Владелец компании Тимченко, который держится замкнуто, работал, как и Путин, в управлении иностранных дел КГБ (так в оригинале. – Прим. ред.). Говорят, что Тимченко познакомился с российским президентом в конце 1980-х в кругах сотрудников КГБ. Компания Gunvor, головной офис которой находится в Женеве, от комментариев воздержалась. Критики говорят, что волна ренационализаций, происходящая при Путине, сделала приближенных Путина мультимиллионерами. По словам экспертов, теперь кремлевская элита оказалась перед дилеммой: как сохранить богатство, если Путин уйдет? Большая часть денег находится на Западе, добавляют эксперты. Безотлагательная проблема – в том, как защитить эти средства от следующих российских администраций, которые, возможно, захотят их вернуть. "Бессмысленно иметь столько денег, если ты не можешь поехать на Мальдивы или в Париж и их потратить", – поясняет Елена Панфилова, директор российского отделения организации Transparency International. Первые намеки на межклановую войну, охватившую Кремль, стали чувствоваться в ноябре, когда ФСБ арестовала генерала Александра Бульбова, заместителя главы федеральной службы наркоконтроля, представителя группы либералов. Его арест представлял собой сюрреалистическую сцену: телохранители Бульбова и сотрудники ФСБ держали друг друга под прицелами автоматов. Чуть ранее, тоже в ноябре, заместитель министра финансов РФ Сергей Сторчак – также "либерал" – был арестован; ему предъявили обвинения в хищении 43,4 млрд долларов. Сейчас Сторчак находится в тюрьме. Его начальник, российский министр финансов Алексей Кудрин, представитель клана либералов, говорит, что Сторчак невиновен. Но группа либералов – одна из нескольких фракций, соперничающих между собой внутри Кремля, – нанесла ответный удар. В начале декабря Олег Шварцман, ранее безвестный бизнесмен, дал интервью газете "Коммерсант", в котором утверждал, что тайно управляет финансами группы офицеров КГБ. Их активы составляют 1,6 млрд фунтов, открыл он. Офицеры были причастны к "бархатной реприватизации", сказал Шварцман, глава инвестиционного фонда. Фактически они путем принуждения приобретали частные компании по ценами ниже рыночных и превращали их в государственные структуры. Эти активы перераспределялись через офшорные компании, сказал Шварцман. По словам Панфиловой, "разрозненная" коррупция 1990-х уступила место "системной и институционализированной коррупции" эпохи Путина. Члены путинского кабинета лично контролируют важнейшие сектора экономики: нефть, газ и оборону. Медведев – председатель совета директоров "Газпрома"; Сечин руководит "Роснефтью"; другие министры являются председателями советов директоров ОАО "Российские железные дороги", "Аэрофлота", крупного производителя ядерного топлива и предприятия по транспортировке энергоносителей. Путин создал новую, более обтекаемую олигархию, говорят те, кто его критикует. "Жемчужины богатства страны оказались в руках ближайшего окружения Путина", – написал в понедельник в Moscow Times Владимир Рыжков, бывший независимый депутат Госдумы. Белковский, в прошлом году опубликовавший книгу о финансовом положении Путина, являющийся директором московского аналитического Института национальной стратегии, говорит, что уверен в точности своей оценки тайного богатства Путина. "В кругах элиты это не секрет, – говорит он. – Пожалуйста, обратите внимание, что Владимир Владимирович ни разу не подавал на меня в суд". Белковский добавляет, что Запад видит Путина в неверном свете, отвлекаясь на его "неосоветский" имидж. Как утверждает Белковский, Путин – это в конечном итоге "классический" бизнесмен, полагающий, что все проблемы можно разрешить с помощью денег, человек, чью психологию сформировал опыт работы в санкт-петербургской мэрии в начале 1990-х, когда в России был разгул преступности. "Он в этом вполне уверен. Проблема, которую нельзя решить одним миллиардом долларов, может быть решена десятью миллиардами, а если не десятью, так двадцатью, и так далее", – сказал Белковский. В интервью журналу Time, опубликованном в среду в связи с объявлением Путина "Человеком года", президент с жаром отрицал, что люди в Кремле замешаны в коррупции. Когда его спросили, действительно ли "некоторые весьма приближенные к вам люди обогатились за счет коррупции", Путин сказал: "Значит, вы знаете, кто и как. Напишите заявление в Министерство иностранных дел Российской Федерации (...) Если вы так вот об этом уверенно сказали – значит, вы знаете фамилии; значит, вы знаете коррупционные схемы. И я могу заверить и вас, и всех, кто нас будет слышать, видеть, читать нашу сегодняшнюю встречу, реакция будет быстрой, просто незамедлительной, и она, конечно, будет в рамках действующего в России законодательства".

BNE: Клеветникам России "Вы сказали, что некоторые люди обогатились за счет коррупции. Значит, вы знаете, кто и как. Напишите заявление в Министерство иностранных дел Российской Федерации или в прокуратуру. Я вас очень об этом прошу. Потому что, если вы так вот об этом уверенно сказали, - значит, вы знаете фамилии; значит, вы знаете коррупционные схемы. И я могу заверить и вас, и всех, кто нас будет слышать, видеть, читать нашу сегодняшнюю встречу, реакция будет быстрой, просто незамедлительной, и она, конечно, будет в рамках действующего законодательства. Я на протяжении всех лет в последние годы не просто говорил об этом, но и своими действиями побуждал правоохранительные органы, общественные организации к тому, чтобы быть нетерпимыми к проявлениям подобного рода. Для государства продолжение ситуации, при которой коррупционеры чувствуют себя вольготно, нетерпимо. И поэтому, если у вас есть конкретные свидетельства таким проявлениям, пожалуйста, пишите заявление, буду вам очень благодарен". Реклама : Владимир Путин. "Уходить нельзя остаться" - это не фигура речи. Это мучительная, неразрешимая политическая и личностная проблема закрытых систем и их вождей. В сегодняшних стенаниях, доносящихся из-под кремлевского ковра, нет ничего нового. Все так же, как и 500, и как 50 лет тому назад. Позволю себе цитату из своей статьи почти годовой давности: "Подковерная стадия кризиса власти уже достигла уровня макабра последних лет или скорее последних месяцев жизни Сталина или Брежнева - загадочные убийства, аресты, неожиданные отставки, острые конфликты силовиков, имеющих в подчинении десятки тысяч вооруженных людей. Чем глава Службы безопасности президента Виктор Золотов и директор ФСБ Патрушев, например, не сегодняшние Власик и Берия, да еще с умножением на многомиллиардные финансовые потоки. Но аналогия к тому же неполная. Представьте себе, что убийство Михоэлса, дело врачей, арест Абакумова, заговор против Сталина ежедневно обсуждались бы на "Эхе Москвы", RTVI, радио "Свобода", на "Гранях", в "ЕЖ", "Новой газете". А товарищ Сталин, почувствовав что-то неладное на встрече с соратниками в роковую ночь на 1 марта 1953 года, мог бы дозвониться товарищу Венедиктову и попросить прямого эфира - "Братья и сестры! К вам еще раз обращаюсь я, друзья мои...". Абсурд, cкажете вы. Но это абсурд, в котором мы сегодня живем и который мы привыкли не замечать". Назначение Медведева поставило только пунктирную запятую после слова "уходить" и не внесло успокоения в сердца российской политической "элиты" и ее самой выдающейся посредственности (СВП). Надувавшийся лучшими представителями политической мысли и творческой интеллигенции пузырь "духовного вождя нации" лопнул. СВП не настолько наивен, чтобы довериться этой погремушке. Если бы он действительно был национальным лидером, ему не нужны были бы ни номенклатурные должности, ни контроль над финансовыми потоками. Он мог бы с посохом и в рубищах обходить Святую Русь и жечь сердца людей глаголом "Плана Путина". Но такой вариант трудоустройства его почему-то не устраивает. Уже осознав, что "Нельзя остаться", СВП все-таки не решается окончательно уйти, продолжая держать в неудобной позе встающую с колен "политическую элиту", и цепляется (нет, весь я не уйду) за, вообще говоря, унизительный для бывшего президента пост премьер-министра. Для этой непоследовательности есть много причин, но основная заключается в том, что как частное лицо СВП вынужден будет отвечать на многие неприятные вопросы. Нет, это не вопросы об "учениях" в Рязани, штурме "Норд-Оста" или школы в Беслане. Их задают только родственники погибших и несколько незначительных правозащитников, которых, по меткому выражению СВП, "можно пересчитать по пальцам одной руки". Лучшие публицисты страны, от "патриота" Александра Проханова до "либерала" Леонида Радзиховского, воспели в свое время удушение заложников в театре на Дубровке и гибель детей в Беслане как торжество российской государственности. И в этой оценке они были со своим народом там, где наш народ, к несчастью, был. И остается. Но вот вопросы о природе состояний очевидно близких к верховной власти мультимиллиардеров гг. Романа Абрамовича и Геннадия Тимченко будут задавать все законопослушные граждане. СВП сам однажды неосторожно заронил сомнение в их сердца, убедительно и страстно, как всегда, разъяснив, что невозможно честным путем заработать за несколько лет миллиарды долларов. Да что там абрамовичи, тимченки и всякие прочие рейманы и зурабовы. Вот уже более месяца на страницах ведущих изданий российской и мировой печати (New Times, Washington Post, Wall Street Journal, Die Welt и др.) оживленно обсуждается структура личного состояния самого СВП, оцениваемого приблизительно в 40 миллиардов долларов - 37% акций "Сургутнефтегаза" (18 миллиардов); 4.5% "Газпрома" (13 миллиардов), 50% Gunvor (10 миллиардов). Источник этих сведений один - Станислав Белковский. Это не какой-нибудь маргинальный либералишка, шакалящий возле иностранных посольств. Г-н Белковский известен всей России как человек безупречной репутации, твердых державно-патриотичеcких убеждений, православный мыслитель, истинный ариец, беспощадный к врагам рейха. Он первым в своем историческом докладе разоблачил олигархический заговор Михаила Ходорковского и воззвал к чекистскому топору, дабы обрубить щупальца заговорщиков и обрушить на них суровое, но справедливое возмездие. Его несомненные заслуги в борьбе с ходорковщиной позволяют полагать, что и сегодня он пользуется доверием влиятельной части чекистского сообщества и так же пламенно артикулирует нарастающие в этой среде вопросы и сомнения. Сегодня эти вопросы ставят г-н Белковский и стоящие за ним истинные патриоты Отечества. А если завтра наши враги за рубежом, мечтающие ослабить и расчленить Россию, захотят пощупать Наше Все за тучное вымя швейцарских счетов Геннадия Тимченко?! Вы представляете, какая зловещая угроза может нависнуть тогда над нашей национальной безопасностью и нашей высочайшей духовностью! Не в силах более оставаться равнодушным перед лицом нарастающих нападок на российскую государственность, которые уже недвусмысленно прозвучали в вопросах редактора буржуазного журнала Time, предлагаю элегантное решение, снимающее многие перечисленные выше проблемы. При этом вопрос о действительности или мнимости приписываемого СВП состояния даже не возникает, так как в контексте предлагаемой схемы, он не является не только принципиальным, но и вообще сколь-либо значимым. "Газпром", "Сургутнефтегаз" и Gunvor учреждают почетную премию "За выдающийся вклад в возрождение российской экономики и православной духовности". Денежная составляющая премии - 41 миллиард долларов. Гг. Миллер, Богданов и Тимченко вносят доли своих компаний в премиальный фонд в точном соответствии с пропорциями, указанными в известных исследованиях г. Белковского. Премия единогласно присуждается и в торжественной обстановке вручается патриархом всея Руси в храме Христа Спасителя Владимиру Владимировичу Путину. Таким образом галерный труд СВП по возрождению российской экономики достойно вознаграждается. В то же время приписываемое ему якобы состояние как бы легализуется и тем самым раз и навсегда выбивается почва из-под ног потенциальных шантажистов и клеветников России. Одновременно успокаивается и чекистское сообщество, прекращаются раздирающие его войны. Со слезами умиления на глазах обнимаются Патрушев и Черкесов, Сечин и Кудрин. И снимают они со своих крюков подвешенных на них измученных братьев своих, позволяя им в рождественскую ночь вернуться к своим семьям. Освобождается от нового галерного (теперь уже премьерского) срока несколько смущенный и искренне тронутый дорогим признанием современников лауреат, крепко сжимающий заслуженную награду в потной ладошке. Давно, усталый раб, замыслил он побег. Свободен,свободен, наконец! В преддверии восшествия на престол Молодого Государя мир, благолепие и стабильность воцаряются наконец на Руси. Андрей Пионтковский 21.12.2007 11:33

BNE: В Москве нарушено табу: "Путин – самый богатый олигарх" Эдуард Штайнер Перед президентскими выборами обостряется борьба между кремлевскими фракциями – информационный вакуум заполняется компроматом Дошло до того, что мишенью стал сам глава Кремля Владимир Путин. Он является самым богатым олигархом, утверждает сомнительный источник. Пока Европа отмечала Рождество, в России пало табу: пошли разговоры о капитале президента Владимира Путина. В своем интервью политолог Станислав Белковский привел доказательства того, что Путин – богатейший российский олигарх. По его словам, Путину принадлежат 75% нефтеторговой компании Gunvor, 37% – нефтедобывающего концерна "Сургутнефтегаз" и 4,5% – газового монополиста "Газпром". Правда, он не является их номинальным владельцем, но якобы контролирует их и является бенефициаром. Общая стоимость акций составляет не менее 40 млрд долларов (27,6 млрд евро). Через компанию Gunvor, зарегистрированную в Швейцарии и принадлежащую коллеге Путина по КГБ Геннадию Тимченко, а также некому Торбьорну Торнквисту, проходит треть российского нефтяного экспорта. В этом году ее оборот должен составить 43 млрд долларов. То обстоятельство, что на днях Торнквист упомянул о третьем, анонимном совладельце, добавив однако, что это не Путин, сразу же придало делу новый пикантный оборот. Концерн "Сургутнефтегаз", имена владельцев которого упорно держатся в тайне, является четвертым нефтедобывающем предприятием в России. "Газпром" обладает 17% мировых запасов природного газа, а его рыночная капитализация превышает 336 млрд долларов. Сначала Кремль никак не отреагировал на эту информацию. Лишь анонимный источник, приближенный к верховной российской власти, возмущался в газете "Ведомости" "абсурдной логикой" утверждения о том, что Белковский, видимо, прав, раз Кремль не подает на Белковского в суд. Белковский является неоднозначной фигурой. Например, в 2003 году в одной из своих статей он дал понять, что Михаил Ходорковский, владелец нефтяного концерна ЮКОС, планирует государственный переворот, а вскоре после этого магнат был арестован. Сейчас Ходорковский отбывает длительный срок заключения; его концерн разрушен. Наблюдатели исходят из того, что атака Белковского на Путина – это одна из множества компрометирующих акций воюющих между собой кремлевских кланов, таковые вплоть до марта будут сопровождать президентскую предвыборную кампанию. Их отзвуки доходят до общественности, иногда становясь (дез)информационными бомбами. Так, до сих пор никому не известный фондовый менеджер Олег Шварцман сказал в конце ноября в интервью газете "Коммерсант", что он по заданию заместителя главы администрации Кремля Игоря Сечина управляет многомиллиардными активами и имеет полномочия на пересмотр итогов приватизации. Сечин считается главой клана – тоже не монолитного – силовиков-ястребов. Вице-премьер Дмитрий Медведев, которого Путин избрал своим преемником, наоборот, является представителем другого, будто бы более либерального газпромовского блока. Газета "Коммерсант" принадлежит крупному деловому партнеру "Газпрома" Алишеру Усманову.



полная версия страницы