Форум » ПУТИН и МЕДВЕДЕВ » КП//Когда Путин исполнил свой гражданский долг, мы спросили его, как настроение. » Ответить

КП//Когда Путин исполнил свой гражданский долг, мы спросили его, как настроение.

BNE: Когда Путин исполнил свой гражданский долг, мы спросили его, как настроение. - Хорошее, праздничное, - уточнил президент. – Избирательная кампания, слава богу, закончилась. Я уверен, что избиратель определился в своих предпочтениях и проголосует за ту партию, которой доверяет. Один пожилой избиратель, по виду – из бывших больших начальников, с умилением вслушивался в речь Путина. Как только тот договорил и повернулся к нему, дедуля тут же расплылся в улыбке: «Храни вас Господь». Таким образом, за несколько секунд на этом участке уже дважды помянули Всевышнего. То ли слово «храни», то ли слово «господь» навели Путина на мысль, что рядом нет супруги. Он стал искать ее глазами. Обнаружил в кабинке для голосования. - Долго, - заметил он председателю комиссии. - Потому что по открепительному удостоверению. Поэтому дольше, - объяснил тот нетерпеливому супругу. И добавил: - Будет больше возможности определиться с выбором. Путин быстро взглянул на него, словно проверял, шутит или серьезно. Председатель был чрезвычайно серьезен. Как хирург во время ответственной операции. Людмила Путина подошла к урне и хотела быстренько опустить бюллетень, но супруг обратил ее внимание на фотокоров, чтобы посмотрела в камеры, мол, уважь, не торопись. Людмила Александровна замерла с листком. Когда отправились к выходу, Людмила Путина вдруг поинтересовалась, есть ли здесь буфет.

Ответов - 19

BNE: Россия Инкорпорейтед Дэйвид Сэттер Почему Владимир Путин не решается уйти с поста главаря Парламентские выборы в России зловеще напомнили выборы советской поры, когда количество кандидатов не превышало одного, а отношение народа к таким вещам показала фраза рабочего, который с плакатом Леонида Брежнева в руках сказал иностранному корреспонденту: "Что дали, то и держу". 2 декабря "Единая Россия", партия, которая первым номером своего списка кандидатов указала Владимира Путина, получила 64% голосов. Это гарантировало ей 315 мандатов в 450-местной Государственной Думе. Этого более чем достаточно, чтобы проводить любые законы и менять конституцию. Еще 15% голосов отошли двум другим прокремлевским партиям: Либерально-демократической партии России и "Справедливой России". Две либеральные партии, "Яблоко" и "Союз правых сил", получили по 1% голосов каждая. Это гораздо ниже 7-процентного порога, преодоление которого необходимо для попадания в новый парламент. Из всех партий, которые будут представлены в новой Думе, лишь коммунисты с 11,6% голосов представят собой некую оппозицию. Выборы были отмечены серьезными нарушениями. По всей стране начальники угрожали уволить работников, которые не проголосуют за "Единую Россию". Имели место массовый вброс бюллетеней и голосование одних и тех же людей по несколько раз. В Чечне официальные итоги показали 99% голосов за "Единую Россию". Это утверждение изумило и озадачило жителей Грозного. Тем не менее, даже если сбросить со счетов такие нарушения, все равно нужно признать, что народ проголосовал антилиберально. Впервые после распада Советского Союза в российском парламенте не будет ни одного депутата от либеральной оппозиции. Антилиберальные и антизападные настроения в стране проявились еще в ходе предвыборной кампании. В своей речи на московском стадионе "Лужники" 21 ноября Путин неоднократно ссылался на внутренних "врагов, шакалящих у иностранных посольств" в поисках средств, чтобы дестабилизировать Россию. "Тем, кто нам противостоит, – сказал Путин, – нужна слабая, больная Россия. Им нужно разделенное общество, чтобы проделывать свои темные делишки и получать коврижки за наш с вами счет". Замечания Путина отразились и в приготовлениях, осуществлявшихся прокремлевским молодежным движением "Наши", чтобы подавить любые протесты, которые могут возникнуть против ожидаемой победы "Единой России". На заготовленных заранее плакатах была карикатура советской поры, изображавшая Соединенные Штаты зажравшимся капиталистом и называвшая представителей оппозиции "предателями". Там говорилось также, что Соединенные Штаты хотят вернуть Россию к олигархическому режиму 1990-х, когда страна продавала свои нефть и газ практически за бесценок. Сотрудник торонтской газеты Globe and Mail, посетивший собрание "Наших" под видом члена структуры, сказал, что движению было приказано занять некоторые места Москвы, где предполагались антипутинские демонстрации. "Наше оружие – физическое доминирование и моральное подавление, – говорил инструктор. – Никогда не вступайте в диалог с подстрекателем. В крайнем случае бейте его. Но старайтесь делать это осторожно". Степень этой осторожности вызывает сомнения. Сообщается, что у "Наших", как и у других прокремлевских движений, есть группа бойцов, которые прошли подготовку на базах ОМОНа. Его девиз: "Мы не знаем пощады и не просим о ней". Причина агрессивности – хрупкость системы, выстроенной Путиным к концу своего второго срока. Следующие президентские выборы намечены на 2 марта. Поддерживаемый беспрецедентно высокими ценами на нефть и газ, режим кажется сильным, но внутри он слаб. И те, кто сидит на вершине российской политической пирамиды, знают это. В нынешней России собственность и власть монополизированы небольшой группой людей, связанных с Путиным еще с тех времен, когда он работал в КГБ и в правительстве Санкт-Петербурга. Везде высокопоставленные чиновники были включены в советы директоров госкомпаний, создавая огромные конфликты интересов. Так, вице-премьер Дмитрий Медведев – председатель совета директоров "Газпрома". Игорь Сечин, замглавы кремлевской администрации, председатель нефтяной компании "Роснефть". Сергей Иванов, другой первый вице-премьер, – председатель совета директоров "Объединенной авиакорпорации", новой монополии в авиационной промышленности. Оценивается, что окружение Путина контролирует компании, на долю которых приходится 80% капитализации российского фондового рынка. Олигархам ельцинской поры позволено было сохранить свое богатство. Но им пригрозили уголовным преследованием, если они станут проявлять малейшую политическую независимость. Так, Михаил Ходорковский, возглавляя нефтяную компанию "ЮКОС", начал финансировать оппозиционные политические партии. Теперь он мотает 8-летний срок в трудовом лагере на урановых рудниках. Таким образом как экономическая, так и политическая власть была сосредоточена в руках единой правящей группировки. Но внутренние конфликты этой группы не были видны широкой общественности. Как бы то ни было, 30 ноября газета "Коммерсант" напечатала интервью с Олегом Шварцманом, главой "Финансгрупп", финансово-промышленной группы, связанной с Сечиным. В нем он описал, как работает путинская система. Шварцман сказал, что активы его группы, которые были оценены в 3,2 млрд долларов, включают в себя "Российскую нефтяную группу", "Российскую алмазную группу" и "Российские инструментальные технологии". Группа работала под общим руководством Сечина. В число ее владельцев входили компании, базирующиеся в офшорных зонах, которые контролировались родственниками высокопоставленных членов президентской администрации, равно как и членами Федеральной службы безопасности (ФСБ) и Службой внешней разведки (СВР). Шварцман изложил план создания госкорпорации под названием "Социальные инвестиции", которая воплотит в жизнь понятие "бархатной реприватизации" от лица "Рособоронэкспорта" – российского государственного экспортера оружия. Он назвал это рыночной формой поглощения стратегических активов в регионах, зависящих от государственных субсидий. Вместо рейдерского захвата предприятий план предполагает использование административных инструментов, включая обвинения в неуплате налогов, для снижения рыночной цены. Шварцман говорил также о политической организации под названием "Союз социальной справедливости России", где он заведует финансами. Он сказал, что эта организация побуждает предпринимателей нести "социальную ответственность", выделяя деньги на нужды "силовых министерств", включая, помимо ФСБ и СВР, Министерство обороны, Министерство по чрезвычайным ситуациям и Министерство внутренних дел. Изначально применялось прямое вымогательство. Потом, однако, организация стала предлагать партнерство в деле. "Мы стали подходить к ним с разными предложениями, – поведал Шварцман. – И это привело к появлению совместных активов. Так, "Российская нефтяная группа" – результат альянсов с "Роснефтью", ТНК и "Лукойлом". ... Иными словами, эти компании отдали "Российской нефтяной группе" часть своих рынков". Он рассказал также о планах создания национального агентства по сбору долгов, куда войдут ветераны Министерства внутренних дел, умеющие работать с малыми акционерами так, чтобы выдавить собственников, "нелояльных правительству". Когда его спросили, кто инициировал создание такого агентства, Шварцман ответил: "Партия! Партия для нас – это силовой блок (блок в правительстве, основанный на силовых министерствах), который возглавляет Игорь Иванович Сечин". "Силовой" блок, однако, не единственный в российском руководстве. Есть еще "либеральный" блок, который возглавляет Медведев. Он включает в себя многих олигархов эпохи Ельцина. Но без гражданского общества и надежных правовых институтов конфликты между этими блоками и группами внутри них могут разрешаться только самим президентом. Путин дал понять, что он намерен сохранить важную роль в российской политике и по окончании своего второго срока. Но никто не знает, какой будет эта роль. Вообще-то у него есть серьезные причины хотеть отказаться от лидерства. За подавлением мятежа в Чечне последовали новые беспорядки в Ингушетии и Дагестане. В то же время есть признаки того, что сытые времена в России могут скоро закончиться. Цены на продовольствие резко возрастают. Ожидается, что весной они повысятся на 50-70%. По словам Станислава Белковского, главы Института национальной стратегии, это означает, что у семей с умеренным доходом – а таких в России половина – расходы на питание превысят весь их бюджет. Но, пожалуй, самая главная причина, по которой Путин, вероятно, хочет уйти в отставку, – это его огромное личное состояние. В интервью, напечатанном 12 ноября в немецкой газете Die Welt, Белковский сказал: "Люди, сидящие в Кремле, – это прямые представители и совладельцы крупных компаний. Кроме того, Путин – крупный бизнесмен. Он контролирует 37% акций "Сургутнефтегаза" (четвертого по величине российского производителя нефти) с рыночной стоимостью (предполагаемой доли Путина) в 20 млрд долларов. Кроме того, он контролирует 4,5% акций "Газпрома" (российской газовой монополии). В компании Gunvor, которая продает нефть, Путин имеет долю в 50% через своего представителя Геннадия Тимченко. В прошлом году товарооборот Gunvor достиг 40 млрд долларов, а его прибыли составили 8 млрд". Система, которую выстроил Путин, однако, может оказаться не в состоянии выдержать его ухода. Самый зловещий сигнал об этом поступил из служб безопасности – оплота режима Путина. Первым знаком того, сколь серьезными могут стать конфликты между кремлевскими блоками, стало обнаружение 27 октября в канаве в Санкт-Петербурге тел Константина Друзенко, офицера Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН), и Сергея Ломако, его бывшего коллеги. По-видимому, они были отравлены. Петербургский сайт Fontanka.ru пишет, что, по данным милиции, эти двое находились в одном из городских кафе, где "гуляли по полной программе". Но другие участники гулянки сказали, что эти двое, покидая вечеринку, были в порядке. Представитель ФСКН подтвердил, что двое мужчин были отравлены "при странных обстоятельствах". Предполагаемое отравление произошло на фоне конфликта между ФСБ и ФСКН, который всплыл на поверхность после ареста 2 октября генерала Александра Бульбова, главы оперативного подразделения ФСКН, и нескольких других офицеров ФСКН. Бульбов обвиняется в коррупции и незаконном прослушивании телефонных разговоров. Он и еще один из задержанных офицеров ФСКН проводили расследования по делу о "Трех китах", московском мебельном магазине, обвиненном в уклонении от уплаты налогов на миллионы долларов в ходе контрабанды товаров из Китая. Среди основателей сети магазинов "Три кита" были фирмы, принадлежащие отцу Юрия Заостровцева, заместителя директора ФСБ. Юрий Щекочихин, депутат Госдумы и заместитель редактора "Новой газеты", расследовавший дело "Трех китов", умер в июле 2003 года. Считается, что он тоже был отравлен. В открытом письме Бульбов заявил, что за его арестом стоят три генерала ФСБ: Купряжкин, Феоктистов и Харитонов. И что его проблемы с ФСБ начались год назад, когда он стал расследовать дело "Трех китов". Все это – часть общей борьбы за власть. 9 октября глава ФСКН Виктор Черкесов напечатал статью в "Коммерсанте", где заявил, что эти аресты свидетельствуют о "войне спецслужб" и предупредил: "В этой войне не может быть победителей. Слишком многое стоит на кону". Он добавил также, что непозволительно "воинам превращаться в торгашей", – очевидный намек на коммерческие дела старших офицеров ФСБ. Путин, похоже, пытается сохранить равновесие между противоборствующими сторонами. После появления статьи Черкесова в "Коммерсанте" Путин публично раскритиковал его, заявив, что "неправильно выносить такие проблемы в СМИ". Но на следующий же день Путин создал новый госкомитет по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и назначил Черкесова его главой. К сожалению, новый лидер может оказаться неспособным к такого рода посредничеству. В таких обстоятельствах весьма реальной становится возможность насилия. Один из бывших офицеров служб безопасности, знакомый с обстоятельствами ареста Бульбова и его коллег по ФСКН, изложил этот инцидент газете Moscow Times. "У нас была почти что война между двумя службами безопасности, – сказал он. – На этот раз агенты сумели сохранить самообладание, и стрельбы не возникло. Но, если эта война продолжится, можете быть уверены, что они начнут друг в друга стрелять. И остановить это будет трудно". С учетом всего этого в руководстве есть немало людей, которые полны решимости удержать Путина у власти любой ценой. Отчасти под их давлением Путин намекнул на то, что готов и дальше сохранять верховную власть в этом режиме. Одним из путей к этому может стать использование его большинства в парламенте для изменения конституции, чтобы позволить себе третий срок подряд и снова выставить свою кандидатуру в президенты. Это вызовет отрицательную реакцию мировой общественности. Однако, несмотря на это и на многочисленные заверения Путина, что кто-то другой заменит его в Кремле в следующем году, такой вариант остается возможным. Другой вариант: Путин специально оставляет после себя тусклого, серого преемника вроде Виктора Зубкова, нынешнего премьер-министра, который уйдет в отставку через несколько месяцев по состоянию здоровья. Это приведет к досрочным выборам, в которых Путин сможет участвовать в соответствии с действующей конституцией. Наконец, Путин может занять пост премьер-министра и использовать свое парламентское большинство, чтобы принимать законы, которые расширят его полномочия. В любом случае, пока Путин обдумывает варианты, внутренние распри в правительстве могут лишь усилиться. Администрация президента контролирует экспорт 7 млн баррелей сырой нефти и нефтепродуктов ежедневно. Вместе с природным газом этот экспорт составил в прошлом году 190 млрд долларов. Каждое из предложенных изменений наверху угрожает разорвать неформальные сети, позволяющие правительственным чиновникам богатеть на народных нефти и газе. В то же время неопределенность относительно нового распределения полномочий подстегивает амбиции всех сторон. Так, правительственные чиновники, помимо Черкесова, начали выдвигать свои требования публично. В конце сентября Сергей Чемезов, глава "Рособоронэкспорта", монополии по торговле оружием, и председатель совета директоров "АвтоВАЗа", который служил с Путиным в КГБ в Дрездене, призвал использовать Стабилизационный фонд, основанный в 2004 году для защиты России от внезапного падения цен на нефть и газ, – чтобы обеспечить кредиты отечественному производителю. Долгое время считалось, что российские чиновники хотят использовать Стабфонд для вложений в свои личные проекты. Тайна относительно будущего России может раскрыться 17 декабря, когда "Единая Россия" соберется, чтобы назвать своего кандидата в президенты. Становится ясно, что Путин действительно собирается уйти. В таком случае может начаться мощная и серьезно дестабилизирующая страну борьба за активы среди правительственных чиновников. Если же он останется, то, скорее всего, станет узником своего кабинета, пожизненным президентом, который не может отдать власть, не создав опасности для себя. В любом случае Россию ждет очень неопределенное будущее – с одобрения подавляющего большинства равнодушных избирателей. Дэйвид Сэттер связан с Институтом Гувера, Институтом Гудзона и факультетом Передовых международных исследований Университета Джона Хопкинса. Доклад исследовательской группы Института Гудзона об американо-российских отношениях, в написании которого он играл главную роль, можно прочесть на www.Hudson.org http://inopressa.ru/weeklystandard/2007/12/10/17:58:08/inc

BNE: Кремленологи предрекают убийство Путина Президент России Владимир Путин будет убит 7 января 2008 года в Москве. Как пишет в четверг "Коммерсант", такое предположение содержится в докладе "Альтернативные сценарии будущего России", подготовленном авторитетным неправительственным Центром стратегических исследований. "Россия и мир будут потрясены убийством Владимира Путина на выходе из храма Христа Спасителя после полуночной мессы 7 января 2008 года", - утверждает один из авторов доклада Эндрю Качинс. По его мнению, убийцы Владимира Путина найдены не будут, а Россию сразу же охватит хаос, в результате которого произойдет обвал биржевого рынка, начнутся массовые забастовки и демонстрации, которые приведут к введению в стране чрезвычайного положения 20 января 2008 года. Высказывая предположение, что "убийство Владимира Путина нарушит планы спокойной передачи президентской власти Сергею Нарышкину и премьерской - Дмитрию Медведеву", Эндрю Качинс прогнозирует в связи с этим "укрепление в Кремле позиций силовиков, к которым относятся Игорь Сечин, Виктор Иванов и Николай Патрушев". По версии Качинса, после введения в стране чрезвычайного положения "президентом России станет Владимир Якунин (президент ОАО РЖД. Ред.), по приказу которого будут не только расстреляны бастующие нефтяники в Сургуте, но и приговорены к смерти за хищение миллиардов долларов Валентина Матвиенко (губернатор Петербурга. - Ред.) и Юрий Лужков (мэр Москвы. - Ред.)". Качинс предсказывает, что эти трагические события будут сопровождаться значительным ростом национализма в России. Однако после серии политических и экономических потрясений в 2016 году наступит хеппи-энд: с помощью и на средства выпущенного на свободу экс-главы Михаила Ходорковского президентом России станет Борис Немцов (член политсовета СПС) и его демократическая команда. Как отмечает издание, Эндрю Качинс, бывший глава Фонда Карнеги в Москве, является одним из самых информированных и авторитетных американских кремленологов. Он участвует практически во всех крупных международных конференциях по России. Накануне саммита G8 в 2006 году в Петербурге Качинс обратился с личным посланием к Владимиру Путину, в котором поучал российского президента, как соблюдать демократические принципы, и убеждал, что Америке вовсе не нужна слабая Россия, как полагают в Кремле. Несмотря на последовательную критику "суверенной демократии", Эндрю Качинс продолжает входить в узкий круг западных экспертов, которые ежегодно встречаются с Владимиром Путиным на заседаниях так называемого Валдайского клуба. 13.12.2007 09:24

BNE: Не убивал я! Понимаете? Не убивал! Качинс: "Коммерсант" исказил суть моего доклада Газета "Коммерсант", описавшая сценарий убийства президента Владимира Путина в рождественскую ночь и захват власти в стране силовиками, исказила суть доклада американских политологов о сценариях развития России, который официально будет представлен в Вашингтоне через несколько часов. Как передает РИА "Новости", об этом заявил один из авторов доклада, директор программы по России и Евразии вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Эндрю Качинс. Дословно : Борис Немцов член политсовета СПС Это бред! Пусть Путин живет, я не желаю ему зла. Он ведет страну в третий мир и к авторитаризму латиноамериканского типа, но я не желаю ему смерти. Есть заповедь "Не убий", и я считаю, что ее должны придерживаться все. "Общая газета", 13.12.2007 -------------------------------------------------------------------------------- "Это совершенно безответственное искажение очень серьезного усилия лучших специалистов из США и других стран, которые активно размышляют о будущем России, - сказал Качинс. - Безответственность заключается в том, что газета представила гипотетический сценарий, который я написал с целью проиллюстрировать опасность ситуации, когда слишком много в политической жизни России опирается на одного человека, как прогноз". Главный редактор "Коммерсанта" Андрей Васильев, комментируя высказывания эксперта, назвал возникшие разночтения "вопросами перевода". В свою очередь, Качинс заявил, что пока не определился с формой предъявления претензий "Коммерсанту". В четверг "Коммерсант" сообщил, что согласно прогнозу Центра стратегических исследований, Путин будет убит 7 января 2008 года в Москве. Убийцы Путина найдены не будут, а Россию сразу же охватит хаос, в результате которого произойдет обвал биржевого рынка, начнутся массовые забастовки и демонстрации, которые приведут к введению в стране чрезвычайного положения 20 января 2008 года. После этого произойдет "укрепление в Кремле позиций силовиков, к которым относятся Игорь Сечин, Виктор Иванов и Николай Патрушев". После введения в стране чрезвычайного положения "президентом России станет Владимир Якунин (президент ОАО РЖД. Ред.), по приказу которого будут не только расстреляны бастующие нефтяники в Сургуте, но и приговорены к смерти за хищение миллиардов долларов Валентина Матвиенко (губернатор Петербурга. - Ред.) и Юрий Лужков (мэр Москвы. - Ред.)". По "прогнозу" Качинса, в 2016 году к власти в России с помощью Михаила Ходорковского придет Борис Немцов. Между тем, как заявил Качинс, доклад "Альтернативные варианты будущего России к 2017 году", написанный весной и летом 2007 года, имел основной целью описать движущие силы современной российской политики и обратить внимание на то, что российская политическая система "может оказаться более хрупкой, чем многие предполагают". Для иллюстрации этих движущих сил и их возможной проекции на будущее, в доклад были включены три возможных сценария развития политической ситуации в России на ближайшие десять лет. Член федерального политсовета СПС Борис Немцов, комментируя прогноз Качинса, заявил: "Это бред! Пусть Путин живет, я не желаю ему зла. Он ведет страну в третий мир и к авторитаризму латиноамериканского типа, но я не желаю ему смерти, - сказал Борис Немцов. - Есть заповедь "Не убий", и я считаю, что ее должны придерживаться все".

BNE: Особенная стать Тема коварного Запада в очередной раз вышла на первый план в связи с публикацией в газете "Коммерсант" краткого пересказа доклада американских политологов о предполагаемых сценариях развития России к 2017 году. В приводимых пассажах из той части доклада, которая была подготовлена Эндрю Качинсом, выделялся сценарий убийства президента Владимира Путина в рождественскую ночь 7 января 2008 года и установление в России власти силовиков. Г-н Качинс в настоящее время руководит программой по России и Евразии Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне. До этого он не только возглавлял Московский Центр Карнеги, но и был в числе членов Валдайского клуба, приглашавшихся на встречи с Путиным. Это человек не просто лояльно, а доброжелательно относится к России. Поэтому он болезненно воспринял публикацию, расценив ее как "попытку оклеветать его центр и более того - саму Россию, народ России и президента России". Сегодня российский читатель может сам судить, кто прав и кто виноват в этом конфликте, ознакомившись с полным текстом доклада. Та дезинформация, которой пичкают общество прокремлевские политологи, к сожалению, дает свои плоды - сегодня в представлении большинства россиян американцы спят и видят, как бы ослабить Россию и захватить ее территории и ресурсы. Чего стоит один вопрос по поводу вымышленного(!) высказывания бывшего государственного секретаря США Мадлен Олбрайт, который прозвучал во время телевизионного общения Путина с народом из уст, между прочим, сотрудника Института ядерной физики РАН в новосибирском Академгородке. Реакция на публикацию в "Коммерсанте" со стороны патриотов-государственников последовала незамедлительно. Профессор Дипломатической академии МИД РФ Игорь Панарин расценил изложенное как "информационно-психологическую операцию", направленную "первое - лично против президента Путина, второе - против российского государства, третье - против интеграции постсоветского пространства, и четвертая цель, конечно, - это дестабилизация ситуации в России накануне президентских выборов". Между тем ничего подобного в докладе нет. Представленные в нем сценарии и рекомендации администрации США по улучшению отношений с Россией, включению ее в международные институты, развитию торговли и культурного обмена свидетельствуют о стремлении видеть Россию стабильной - хотя бы уже потому, что Запад чрезвычайно беспокоит судьба ядерного оружия на ее территории. Я не могу понять, как у Вячеслава Никонова возникло убеждение в том, что западные политики и средства массовой информации "на протяжении последних месяцев (если не лет) все более темными красками рисовали картину России как все более кровавой диктатуры, находящейся под растущим контролем зловещего КГБ и проводящей все более коварную антизападную политику". Я не знаю ни одного западного политолога, который квалифицировал бы современную российскую власть как диктатуру. В докладе Качинса ситуация в сегодняшней России характеризуется следующим образом: "После короткого периода слабо институционализированной и в высшей степени клептократической демократии российская политическая система вернулась к более знакомому типу, блестяще описанному историком Ричардом Пайпсом как патримониальный авторитаризм. В его нынешнем воплощении в виде власти Владимира Путина все политические институты кроме централизованной власти Кремля слабы: слабый парламент, слабые политические партии, слабое законодательство, слабое местное управление, слабое гражданское общество... такие системы по своей сути нестабильны и уязвимы для внутренних и внешних потрясений". (Заметим, что термин "патримониальный авторитаризм" Пайпс применяет для дореволюционной России. Используя его для характеристики современной ситуации, автор доклада смазывает разрушительные последствия советского режима для российской государственности.) Американские политологи в большинстве своем не разделяют взглядов российской оппозиции на ситуацию в стране - они скорее принимают интерпретацию официальных политологов, которые, имитируя плюрализм и даже критикуя Кремль в известных пределах, выступают апологетами его политики. Неслучайна и положительная реакция государственного секретаря США Кондолизы Райс на выдвижение Медведева, которую, на мой взгляд, совершенно справедливо осудил Андрей Илларионов. В информационном бюллетене Johnson’s Russia List, который ежедневно рассылается специалистам по России, статьи из оппозиционных Кремлю средств массовой информации, как правило, не представлены. Почему? Да потому, что они противоречат представлениям западных политологов, которые предпочитают верить официальной прессе и слушать прокремлевских комментаторов, которые, по их мнению, не только верно освещают реальные процессы, но и располагают некой эксклюзивной информацией. Во втором, самом пессимистическом сценарии доклада, который называется "Выстрел в темноте... и настоящая диктатура", описывается приход к власти силовиков в результате убийства Путина и отмечается, что силовики никогда не были вполне удовлетворены путинскими планами в отношении России. Однако и в этом случае Качинс не допускает мысли о том, что более авторитарная и националистическая Россия будет проводить агрессивную антизападную внешнюю политику. А потому нет смысла в мерах по ее сдерживанию. Доклад свидетельствует о глубоком идеализме американских политологов. Они пишут о вымышленной диктатуре, которая может возникнуть в результате экстраординарного события, не видя того, что она уже существует в России. И западные эксперты (не только американские) оказались не готовы ее понять и проанализировать. Воспитанные в условиях западной демократии и открытого общества, они с этими мерками подходят и к России. И потому изучают только видимые процессы, будучи неспособны рассмотреть и проанализировать то, что стоит за ними, деконструировать ложные или подставные феномены. Свою роль играет и тот факт, что американские эксперты гораздо более критично настроены к своей собственной администрации, чем к российской власти. Излишнюю критику Россию они считают проявлением синдрома "холодной войны". Мне приходилось специально писать о западных историках, занимающихся сталинским периодом. Получив доступ к советским архивным документам, они поверили тому, что в них написано, а потому попали в плен их лжи, следуя за духом и буквой документа. В результате в своих интерпретациях они парадоксальным образом оказываются на стороне сталинской власти. Они пишут о демократии (без кавычек) в 1937 году, о массах, "давивших" на власть, об испуганном Сталине, вынужденном отвечать репрессиями на хаос, беспорядок, преступность. Они оценивают его как выдающегося политика и военачальника, одаренного организатора, тем самым помогая утверждению в России концепции сталинской модернизации как величайшего события российской истории, а Сталина как ее эффективного менеджера. Приходится констатировать повсеместный глубокий кризис понимания происходящего в России. Для самой России это вопрос первостепенной важности. В условиях всеобщего разочарования в демократии, растерянности и страха перед властью понимание - это первый и необходимый шаг к возрождению страны. 18.12.2007 10:41 Ирина Павлова http://grani.ru/opinion/p.131446.html

BNE: Чем было вызвано появление столь одиозного «прогноза» об убийстве Путина, корреспонденту КМ.RU объяснил Игорь Панарин, профессор Дипломатической академии МИД РФ, доктор политических наук: — Могу сказать, что это похоже на стратегическую операцию. На сегодня важнейшим геополитическим событием является визит российского президента в Минск. Одним из вариантов является создание Союзного государства во главе с ним. В данном случае я бы очень хотел, чтобы это произошло, но не знаю, будут подписаны какие-то документы или нет. Polit.ru, допустим, напечатал пару дней назад три варианта документов, которые представлены, — и неизвестно, какой из них будет подписан и подписан ли. Я выступаю сторонником подписания такого союзного документа — чтобы российский президент Владимир Путин стал президентом Союзного государства России и Белоруссии, а затем к ним присоединился и Казахстан. Вот именно этот-то вариант категорически не устраивает часть антироссийских сил в США. И в данном случае, видимо, следует признать, что они делают все для того, чтобы сценарий объединения не состоялся. В этом смысле это просто информационно-психологическая операция, направленная как раз на воздействие на психику первого лица и его окружения. Но вообще, я бы сказал, это даже выходит за рамки приличия. Такие вещи, в общем-то, не приняты в межгосударственных отношениях. Напомню, что аналогичный прогноз был выброшен перед визитом российского президента в Иран, где состоялось подписание исторического соглашения прикаспийских государств. То есть можно сказать, что это диверсия со стороны той части американской политической элиты, которая выступает: первое — за войну против Ирана, второе — за то, чтобы Россия была слабой. Они категорически не приемлют любого сценария интеграции постсоветского пространства. А эти сценарии сегодня связаны только с одним человеком — Владимиром Путиным. И в данном случае эта группа сил пытается дестабилизировать обстановку в том числе и внутри самих США. Хотел бы подчеркнуть, что еще несколько дней назад, 3-го декабря, американские спецслужбы выступили категорически против этой группировки, мнение которой как раз и выражает Эндрю Качинс. Эта группировка связана с транснациональными корпорациями, в основном британо-американскими, которые поддерживаются рядом должностных лиц внутри США и выступают за войну против Ирана. Это не только неоконы (неоконсерваторы). Я их называю троцкисты-глобалисты, которые выступают за перераспределение мировых, прежде всего сырьевых ресурсов — но не в интересах Соединенных Штатов, а в интересах группы лиц, которые контролируют ряд транснациональных корпораций. Причем это корпорации не только американские, а даже в большей степени британские. Именно они, с моей точки зрения, организовали событие 11-го сентября 2001 года. И вот этот доклад американских спецслужб, который, кстати, подписало все тамошнее разведсообщество, высказывается категорически против войны с Ираном и наносит мощный удар по этой группировке сил. И вот теперь эта группировка наносит, по сути, превентивный информационно-психологический удар по российскому лидеру для того, чтобы и ослабить позиции российского руководства, и также сорвать реализацию геополитического сценария укрепления постсоветского пространства. Появление подобных «докладов» — это также в определенном смысле уже признак истерии и слабости. Напомню, что сам я предсказывал распад США в 2010 году. За одну только прошлую неделю в Америке было целых четыре массовых расстрела. А примерно 20% населения уже не могут выплатить ипотечные кредиты. И не случайно г-н Буш выступил с новой законодательной инициативой. Там у них по закону должны выселять в течение полугода после того, как они не могут оплатить свои кредиты за дома, в которых живут. А ситуация, в общем, такова, что около 1/5 населения могут стать бомжами. Чтобы этого не допустить, американская администрация выступила с предложением заморозить на 5 лет выплату ипотечных кредитов. Поэтому мне кажется, что внутри США накопились проблемы, которые они не могут решить. И сегодня идет очередная попытка решить их за счет России. Посмотрите — наш Северный флот снова вышел в Атлантический океан, и Черноморский флот скоро к нему присоединится. То есть Россия уже стала проводить самостоятельную внешнюю политику. Это, конечно, не устраивает американцев, и идут попытки сорвать наше усиление. Такие вот «доклады» — это, вообще-то говоря, даже попытки прямой угрозы. И почему «Коммерсантъ» печатает их — вызывает, мягко говоря, удивление. Очень печально, что такая уважаемая российская газета вольно или невольно является проводником глобальных стратегических операций против России. Еще раз подчеркну, это четко связано с визитом российского президента в Минск. Эти антироссийские силы делают все, чтобы не допустить российско-белорусского сближения и интеграции постсоветского пространства. http://www.km.ru/magazin/view.asp?id={221F4308-40EB-449C-98EB-B9938525E3B0}

BNE: Владимир Путин встретил праздник Рождества Христова в вологодском храме Президент России Владимир Путин встретил Рождество Христово в Вологодской области. Он присутствовал на Рождественском богослужении в Прокопьевском соборе, сообщает пресс-служба Кремля. Прокопьевский собор возведён над местом погребения небесного покровителя Великого Устюга - святого праведного Прокопия. К лику святых Прокопий причислен в 1547 году. Отметим, что 7 января Рождество Христово празднуют православные христиане. Праздничные богослужения проходят в храмах по всему миру. Сегодня в храме Христа Спасителя в Москве ночное Рождественское богослужение возглавил патриарх Московский и всея Руси Алексий II.

BNE: Путин о выборах-2012: Рузвельта вообще выбирали 4 раза 09:33, 7.09.10 Россия На прошедшем в понедельник, 6 сентября, заседании клуба "Валдай" Владимиру Путину задали вопрос, не угрожает ли политической системе его возможная победа на президентских выборах 2012 года. В ответ на это Путин заявил, что при любом сценарии развития событий не будет сделано ничего, что противоречило бы закону и Конституции. "В свое время президент США Рузвельт избирался 4 раза подряд, потому что это не противоречило американской конституции. Я полагаю, что все действия в рамках основного закона не могут по определению нанести ущерба развитию демократического процесса в стране", - подчеркнул Путин. На вопрос, кто будет из нынешней правящей верхушки будет баллотироваться на выборах – Путин или Медведев – премьер-министр сообщил, что решения пока нет. "Мы будем действовать, исходя из реальной обстановки в стране. Об этом пока рано говорить. Каждый из нас занимается своим делом, и, на мой взгляд, делаем это эффективно", - отметил Путин. Как напоминает "Коммерсантъ", на прошлогоднем заседании "Валдая" Путину задавали тот же вопрос и тогда он ответил: "Мы люди одной крови. Сядем, договоримся в зависимости от ситуации".

BNE: Путин: Оппозиция работает на иностранные государства Оппозиция в России является инструментом влияния некоторых иностранных государств и специально провоцирует власти на жесткие меры, считает Владимир Путин Так заявил российский президент в среду в интервью американскому журналу Time, назвавшему его "человеком года". Текст интервью опубликован на официальном сайте президента. Дословно : Николай Гоголь (1809-1852) русский писатель Городничий. ...Это выдумали злодеи мои; это такой народ, что на жизнь мою готовы покуситься... Честью уверяю, и наполовину нет того, что они говорят. Они сами обманывают и обмеривают народ. Унтер-офицерша налгала вам, будто бы я ее высек; она врет, ей-богу, врет. Она сама себя высекла... Не верьте, не верьте! Это такие лгуны... им вот эдакой ребенок не поверит. Они уж и всему городу известны за лгунов. А насчет мошенничества, осмелюсь доложить: это такие мошенники, каких свет не производил. "Ревизор" -------------------------------------------------------------------------------- Дословно : Владимир Путин президент России Всем людям, которые имеют отличное мнение от властей, предоставлялась и будет предоставляться возможность высказать свое мнение, в том числе публично. Вопрос в том, что они не просто хотят высказать свое мнение – они хотят быть задержанными, они хотят спровоцировать власти на какие-то жесткие действия. Официальный сайт президента России, 19.12.2007 -------------------------------------------------------------------------------- По словам Путина, оппозиция намеренно старается выступить в местах, где им не дают разрешения, чтобы дестабилизировать ситуацию в городах, нарушить закон и тем самым спровоцировать власти на жесткие меры в отношении них. "И вот когда они делают сознательно эти нарушения, тогда власти соответствующим образом реагируют. И я хочу вам сказать, и хочу сказать это с полной ответственностью: власти и дальше будут реагировать подобным образом", - сказал Путин. Путин не согласился с тем, что оппозиционно настроенные политики не имели права высказать свою точку зрения в ходе кампании по выборам в Госдуму. "Вы посмотрите некоторые каналы, так называемые оппозиционные деятели просто не вылезали с экранов телевизоров на некоторых каналах. Да, на некоторых их было меньше, но в рамках, определенных законом, они точно были. А на некоторых каналах были просто постоянно", - сказал он. "Вопрос в том, что они не просто хотят высказать свое мнение, они хотят быть задержанными, они хотят спровоцировать власти на какие-то жесткие действия", - считает Путин. "Вы посмотрите результаты выборов - 0,9 процента, они и одного процента не набрали. Как это может беспокоить? В политическом плане нет никаких беспокойств. Дело ведь совершенно не в этом! Дело в том, что я смотрю на это как на инструмент иностранных государств для вмешательства во внутриполитические дела России", - заявил он. Между тем по итогам выборов наблюдатели от Парламентской ассамблеи ОБСЕ и Парламентской ассамблеи Совета Европы заявили, что выборы были нечестными и недемократичными. Самого Путина неоднократно обвиняли в нарушении закона о выборах. В частности, в Центризбирком с требованием признать незаконной агитацией за "Единую Россию" заявления президента в ходе прямой линии обращались представители СПС и КПРФ. В интервью Time Путин заявил также, что лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров не сможет заручиться поддержкой россиян, потому что его активность ориентирована, прежде всего, на западную аудиторию. "Как вы думаете, почему господин Каспаров при задержании говорил на английском языке, а не на русском? Вам в голову это не приходило? Я думаю, прежде всего потому, что весь его запал был обращен не к собственному народу, а к западной аудитории", - заявил Путин. "Человека, который работает на аудиторию другой страны, в своей собственной стране никогда не назовут политическим деятелем. Потому что тот, кто претендует на то, чтобы быть лидером своей страны, должен думать об интересах своего собственного народа и говорить на родном языке", - добавил он. Большинство "Маршей несогласных", организованных коалицией "Другая Россия", не были санкционированы и впоследствии были жестоко разогнаны властями. Людей избивали и задерживали. В ходе одного из первых маршей в апреле этого года Гарри Каспаров, которого задержали как одного из организаторов мероприятия, отвечал на вопросы иностранных журналистов по-английски, что вызвало нападки на него в прокремлевских СМИ. В ходе последнего "Марша несогласных", прошедшего за неделю до выборов, Каспаров был задержан и провел пять суток под административным арестом. 19.12.2007 18:11

BNE: Ангела Меркель столкнулась с русским национализмом 11.03.2008 07:13 | ИД "Коммерсантъ" Владимир Путин объяснил ей разницу между собой и Дмитрием Медведевым В субботу президент России Владимир Путин встретился с канцлером Германии Ангелой Меркель и признался ей, что не только он русский националист, но и Дмитрий Медведев русский националист. Специальный корреспондент "Ъ" АНДРЕЙ КОЛЕСНИКОВ считает, что в этот день в Ново-Огареве Владимир Путин определял внешнюю политику России на четыре следующих года. Владимир Путин встретил Ангелу Меркель букетом цветов у входа в резиденцию. Это был ее первый в этот день букет, но далеко не последний. Точно таким же букетом через пару часов ее встретил избранный президент России Дмитрий Медведев. И это был, кажется, не предел. В кресле у камина Владимир Путин, постукивая каблуком ботинка по паркету, выразил надежду на то, что это не последняя его встреча с немецким канцлером. С этой надежды встреча и началась. Все понимали, о чем речь. Ангела Меркель раньше всех ее западных и восточных коллег приехала не то чтобы прощаться с Владимиром Путиным, а скорее здороваться с Дмитрием Медведевым, который ждал ее в резиденции управления делами президента России "Майендорф" (странно, что за два президентских срока в этом особняке на Подушкинском шоссе, где останавливались русские цари, советские вожди и Юрий Гагарин, так ни разу и не побывал Владимир Путин). Владимир Путин напомнил госпоже Меркель, что их встреча происходит в Международный женский день. — У вас это придумали, но мы празднуем это с русским размахом, у нас это выходной день,— пояснил господин Путин. — Меня в самолете,— кивнула госпожа Меркель,— спрашивают мужчины: "Ваш муж сегодня приготовил завтрак для жены?" А я хочу спросить, в свою очередь, тебя: ты приготовил сегодня завтрак для жены? Владимир Путин на несколько секунд перестал дрыгать ногой. Его застали врасплох, в том числе и внезапно перейдя на ты. — Нет,— ответил он,— я приготовил ей подарки, а позавтракаю с тобой. Если бы Ангела Меркель тоже дрыгала ногой, то в этот момент и она бы, наверное, перестала. Но что-то такое она пробормотала. Что-то насчет завтрака, который у русских случается во время обеда. И в самом деле, был уже второй час дня. Ангела Меркель вообще старается не оставлять без внимания ни одну фразу Владимира Путина. Для нее принципиально важно ответить так, чтобы мало не показалось. Про господина Путина в этом смысле и говорить нечего. — Ну да,— сказал он.— Кроме того, у нас сегодня Масленица. Это что-то вроде вашего Муттертага. Так что погуляем! Фрау Меркель оживилась еще больше. В субботу Владимир Путин, наверное, первый раз по достоинству оценил тот факт, что к власти в Германии пришла женщина. Ведь именно это обстоятельство избавило его от необходимости искать дополнительный повод, чтобы поздравить женщин с их профессиональным праздником. Он начал пресс-конференцию именно с этого поздравления, обратившись к госпоже Меркель. И в самом начале Владимир Путин сказал о том, что уже несколько часов, с момента приземления самолета немецкого канцлера, подразумевалось тут всеми: — Госпожа Меркель — первый зарубежный лидер, который встретится с избранным президентом России. Это не просто стечение обстоятельств, а свидетельство привилегированных отношений России с Германией. Госпожа Меркель заявила, что разговаривала с Владимиром Путиным о строительстве газопровода "Северный поток" и что "те сложности, которые там еще есть, будут еще упоминаться в том смысле, в котором это касается европейских партнеров в Германии, чтобы другие страны могли участвовать в нем". Это был реверанс в сторону европейских партнеров, который она не могла не сделать. — Но сам проект нами одобряется,— она не могла не сделать реверанс и в сторону господина Путина. Начались ответы на вопросы журналистов. По протоколу должно было быть два вопроса с каждой стороны. Первый же немецкий журналист упаковал три в одном. Его интересовало, при каких условиях Россия может согласиться со вступлением Грузии и Украины в НАТО и с независимостью Косово. Но еще больше его интересовало, может ли господин Путин представить себе, "чтобы в ходе правления нового президента России был выпущен Ходорковский". Владимир Путин наморщил лоб. Казалось, он запутался в таком количестве вопросов. Он попросил повторить их и два раза переспросил по-немецки: — И что там было дальше? Дело выглядело так, что он даже не сразу вспомнил, о чем идет речь и кого могут выпустить (а главное — зачем). Пресс-секретарь канцлера при этом так испепеляюще глядел на журналиста, что стало ясно: тот проявил преступную самодеятельность в последнем вопросе. И тот сам понял это, в свою очередь поглядев на пресс-секретаря. И даже, уточняя свои вопросы, теперь уже ни на чем не настаивал: — Ну вот на первые два ответьте, пожалуйста. А больше вопросов нет. Судя по всему, немецкая делегация не хотела войны на чужой территории. Ангела Меркель приехала сюда не воевать. И она понимала, что один-единственный вопрос на пресс-конференции может погубить всю стратегию, потому что господин Путин сейчас скажет что-нибудь такое, после чего с господином Медведевым можно уже и не встречаться. Господин Путин очередной раз бескомпромиссно ответил на вопрос о вступлении новых членов в НАТО ("Мы все время вспоминаем Россию, когда дискутируем о проблемах демократии. Но демократия либо есть и вообще существует, либо ее нет. Нельзя быть немного беременным. В международных отношениях то же самое. Если подавляющее большинство граждан Украины не хочет, чтобы их страна вступила в НАТО, а страну туда за шиворот затягивают, то мы не можем считать это проявлением демократии в международных отношениях..."). Насчет независимости Косово тоже никаких иллюзий не было. Но внимание всего прогрессивного человечества теперь было приковано к третьему вопросу, казалось, снятому с повестки дня. Господин Путин мог не заметить его. Но, как выяснилось, не мог: — Теперь что касается лиц, осужденных в прежние годы за совершенные преступления — за коррупцию, за преступления против личности. Одного из этих фигурантов вы упомянули. Но если представить себе, что процедура, предусмотренная законодательством Российской Федерации, будет соблюдена, вопрос о помиловании находится в компетенции главы государства — президента Российской Федерации. Этот ответ дал возможность агентству Reuters, например, выпустить "молнию", которая начиналась со слов "Президент России не исключил возможности помилования Михаила Ходорковского". На самом деле господин Путин этим ответом, по-моему, наоборот, категорически исключил эту возможность, так как ясно, что если делать все по процедурам, предусмотренным законодательством Российской Федерации, то Михаил Ходорковский не только не выйдет раньше намеченного ему первого срока, но и в самом деле может получить второй, потому что коррупционные преступления и преступления против личности должны караться по всей строгости именно этого законодательства. И теперь эти слова выглядят наказом господину Медведеву. В этом смысле немецкий журналист оказал, увы, медвежью услугу Михаилу Ходорковскому: Дмитрий Медведев не сможет теперь игнорировать эти публично сказанные слова. — Если существует возможность помилования, то мы это могли бы только приветствовать,— как-то не очень уверенно произнесла Ангела Меркель. Она-то как раз понимала, что в этой ситуации главное не навредить и что судьба любых лишних слов по этому поводу может быть крайне неутешительной, как и судьба того, в чью поддержку они говорятся. — Госпожа федеральный канцлер, в июне в Японии пройдет следующее заседание "группы восьми",— произнес еще один немецкий журналист, который как будто делал вид, что господина Путина словно и нет в этом помещении.— Как вы считаете, нынешний президент России будет там физически присутствовать? А если нет, считаете ли вы, что вам в будущем понадобится два телефонных номера, если вы захотите поговорить с двумя самыми важными политиками России, для того чтобы координировать свои действия? Была затронута, таким образом, самая обсуждаемая сейчас внутриполитическая тема России — двоевластие. — Если я правильно проинформирована,— осторожно сказала госпожа Меркель,— то новый президент вступает на свой пост в начале мая. Поэтому я исхожу из того, что новый президент, как вы говорите, будет физически присутствовать в Японии, а нынешний президент будет думать о нас, будет духовно присутствовать с нами. Я на это надеюсь, но представляю себе ситуацию так: новый президент России будет принимать участие в саммите в Японии. То есть она говорила про господина Путина так, словно он является духовным лидером не только России, но и Германии. Но и на этом Ангела Меркель не остановилась. — Бывает так, что вы иногда звоните трем-четырем людям в стране. Я буду звонить российскому президенту, но если мне придется... Или я буду должна...— сразу поправилась она, представив, видимо, как ее могут понять: она станет звонить, только если будет вынуждена.— ...Или я буду иметь право... То буду звонить и другому человеку. Я хочу с ним хороших отношений. И все-таки именно этот вопрос вывел из себя российского президента. Он тоже произнес пару слов, после которых стало окончательно ясно, что пресс-конференция удалась: — Вы знаете, позволю себе только одно замечание. Конечно, я уже давно привык к ярлыкам, согласно которым трудно разговаривать с бывшим агентом КГБ, но хочу вам сказать следующее: Дмитрий Анатольевич Медведев будет свободен от того, чтобы доказывать свои либеральные взгляды, но он не меньше в хорошем смысле слова русский националист, чем я. Не думаю, что нашим партнерам будет с ним проще. Во всяком случае, это человек, который настроен патриотически и будет самым активным образом отстаивать интересы Российской Федерации на международной арене. Эти слова теперь тоже никто не сможет игнорировать, и прежде всего сам Дмитрий Медведев — известный с прошлой субботы русский националист. Эти слова прозвучали как еще один наказ господину Медведеву: быть именно таким и больше никаким. И это тоже то, что нельзя будет игнорировать. Ангела Меркель встретилась с ним сразу после этой пресс-конференции. По информации, которую удалось получить от немецких журналистов после переговоров, она активно интересовалась, как ни странно, в основном не проблемами, связанными со строительством "Северного потока", а отсутствием проблем со строительством "Южного потока", к которому Германия отношения не имеет. Очевидно, именно это и беспокоит Ангелу Меркель, которая понимает, что "Южный поток" может в случае очередных сложностей с "Северным" стать во многом альтернативой ему. После встречи Ангела Меркель признавалась, кроме того, что не ожидала, что господин Медведев настолько глубоко погружен в тематику "Газпрома" (Дмитрий Медведев — председатель совета директоров "Газпрома".— А. К.). Очевидно, она была уверена, что единственным и неповторимым фактическим главой "Газпрома" может быть только Владимир Путин. ИД "Коммерсантъ"

BNE: А судьи известно кто По-моему, Чацкого надо играть не так. Я тут не профессионал, я там профессионал, но я не побоюсь показаться непрофессионалом. Давайте разберем пьесу. http://www.izvestia.ru/russia/article3113833/ Вот смотрите. Он у вас плачет с самого начала, а зачем? Чего он сопли разжевывает? Сразу складывается о нем впечатление как о слабом человеке. Ложное впечатление. Он - сильный человек, он противостоит всем. В глаза смотри. Софье противостоит, так? Фамусову противостоит? Скалозубу? Молчалину? Репетилову? Французику из Страсбурга, который истина в последней инстанции? Это актуально, согласись? Березовскому? Гусинскому? Ходорковскому? Бжезинскому? И он их всех побеждает. Один, понимаешь? Против него - толпа, немцы сплошные, а у него пистолет в руке, и он говорит: "Здесь - территория СССР!" А толпа напирает. Он стреляет в воздух. Предупредительный выстрел называется. Сейчас будет стрелять прицельно. Толпа разбегается. А если плакать, то можно сразу - шило в стенку и на боковую. Что значит - сирота? Александр Матросов тоже был сиротой. В детдоме все сироты, представляешь? Но закрыл собой амбразуру. Потому что сильный человек. Как Чацкий. Как Онегин. Как Печорин. Как Чапаев. Он воспитывался на их примере. И бросился на пулемет, как завещал Грибоедов. Еще раз говорю: сильный человек. Это мое личное мнение, я в школе плохо учился, шпаной был, если по-честному, но этот урок усвоил на всю жизнь. Характер нордический, твердый, к врагам Родины беспощаден - таков Чацкий. Волевой, решительный, суровый, хотя и невысокого роста. Трудолюбивый, как раб на галерах. А у тебя актер кого играет? Дворянчика юного какого-то, типа с корабля на бал. Наорался, наплакался и сбежал в карете. Мы с пацанами таких в детстве отлавливали и мочили. Не, не до смерти. Но так, чтоб ничего там больше не выросло. Потому что мы брали пример с Чацкого. Это был образец. Чацкий, Дзержинский и Андропов. Они нам объяснили, как жизнь устроена. Я еще тогда разобрался в устройстве жизни. Мужчина должен нападать, женщина должна сопротивляться. А он у тебя разве нападает? Кто так нападает? Слабак. Что Пушкин говорил? "Первый признак умного человека - с первого взгляду знать, с кем имеешь дело, и не метать бисера..." Это он про кого говорил? Про Чацкого? Он что, его дураком считал? Правда? А почему? Ну, не знаю. Я здесь не профессионал, я просто высказал свое мнение. Но, по-моему, одно из двух - или мухи, или котлеты. Или он плачет, или он мочит. Этому учит нас русская литература. "Горе от ума", "Пушок и Жужелица", "Как закалялась сталь", "Щит и меч". Я за это с детства люблю книги, театр, кино. За жизненную правду. За Чацкого! Пьем стоя. Не чокаясь. Илья Мильштейн 11.03.2008 10:34 http://grani.ru/Culture/Theatre/m.134407.html

BNE: Лабиринт Путина Стив Левайн В 1999 году президент России Борис Ельцин назначил своим преемником Владимира Путина – практически никому не известного бывшего офицера КГБ. Путин установил в России порядок, которого не было с момента развала Советского Союза, и встал у истоков экономического процветания, одной из главных причин которого стал скачок мировых цен на нефть. В то же время Путин стал одним из самых резких критиков Вашингтона за границей и авторитарным лидером, враги которого нередко гибли насильственной смертью. Корреспондент Business Week Стив Левайн в приводимых выдержках из своей новой книги "Лабиринт Путина: шпионы, убийства и темное сердце новой России" пытается раскрыть ряд тайн, связанных с президентством Путина Гордость, которую Владимир Путин вновь пробудил в своем народе, напоминает то радостное настроение, которое зажег в сердцах многих американцев своим успешным политическим лозунгом Рональд Рейган. Путин положил начало тому, что умный московский рекламщик мог бы назвать "Новым утром России". Чем более Путин уверялся в возрождении России, тем охотнее он пугал Европу и открыто нападал на Америку. Он резко критиковал вторжение в Ирак и сетовал на то, что США не считаются с другими странами. Его агрессивность периодически вызывала в США ворчание. Казалось, там говорили: чего же еще можно ждать от этих невыносимых русских? Но то, что Путин со временем все чаще не соглашался с Западом, нельзя объяснить лишь тем, что он "русский с трудным характером". Как минимум отчасти это было вызвано тем, что Запад свысока относился к России, когда та пребывала в глубоком экономическом кризисе. Когда Путин начинал работать на посту президента, он желал преодолеть глубокие расхождения России и Запада, стремился установить дружественные отношения. Однако, как и его предшественника Бориса Ельцина, Путина раздражали действия НАТО. Когда в 1990-е годы Запад начал процедуру по приему в альянс прибалтийских государств, прежде входивших в СССР, Россия выступила против. Националисты рассматривали расширение НАТО как попытку шантажировать российских военных, чтобы те не попытались бросить сколько-нибудь серьезный вызов Западу в данном регионе. Однако Путин воспринимал спор с НАТО по-другому. Он полагал, что Вашингтон попросту не понимает причин недовольства Москвы, – так рассказал один из кремлевских инсайдеров, с которым я беседовал при написании книги. Он попросил не называть его имени, чтобы не создавать проблем с доступом к информации в будущем. Я буду называть его Виктором. Путин говорил советнику, что, если проявить терпение и четко все объяснить, "они увидят, что мы нормальные люди, и отношения у нас будут другими", вспоминает Виктор. Поэтому Путин часами беседовал с высокопоставленными и не очень западными гостями – министрами, заместителями министров, со всеми, кто был готов выслушать его мнение по поводу Чечни, НАТО и энергетики. К началу 2000 года НАТО уверенными темпами расширялось. Путин встретился с президентом Биллом Клинтоном, госсекретарем Мадлен Олбрайт, советником по национальной безопасности Сэмюелем Бергером и задал им вопрос: как бы Запад отреагировал, если бы Россия выразила желание вступить в НАТО? По словам Виктора, Путин говорил серьезно. Он видел во вступлении в НАТО двойную выгоду: Россия бы сильнее сблизилась с Западом и, что для Москвы более важно, получила бы возможность изнутри "реформировать" эту организацию времен холодной войны. Наряду с другими 19 членами НАТО Москва имела бы право вето. Помимо прочего, это помешало бы альянсу вновь предпринимать шаги, против которых Россия возражала, – наподобие бомбардировок Сербии. В этот напряженный момент, вспоминает Виктор, Бергера неожиданно заинтересовала муха на оконном стекле. Облрайт устремила взгляд в пустоту. Клинтон переглянулся с советниками, а затем в дипломатичных выражениях отправил Путина куда подальше. Это было что-то из серии: "Если бы это зависело от меня, то я бы, конечно, согласился..." Не смутившись, окружение Путина предложило встретиться с американскими конгрессменами. Те ответили аналогичным образом. "С хитрыми лицами они заявили: "Ага, да вы хотите разрушить НАТО изнутри!" – вспоминает Виктор. Безусловно, конгрессмены в чем-то были правы. Например, если бы Россия была членом НАТО в 1999 году, Сербия просто бы задавила Косово, как она уже поступала сама или через своих союзников с Боснией и Герцеговиной. Но Виктора оскорбило американское предположение, что мотивы России неискренни. Очевидно, что оскорбился и Путин. Однако подлинное оскорбление было нанесено после терактов 11 сентября 2001 года в США, утверждает Виктор. Путин был в числе первых, кто выразил президенту Джорджу Бушу соболезнования и предложил необходимую помощь. Вскоре после этого Буш потребовал, чтобы Россия разрешила американцам создать военные базы в Узбекистане и Киргизии, откуда должна была начаться борьба с подконтрольным "Талибану" афганским правительством. Американский президент пообещал, что эти базы будут временными и станут использоваться лишь для вторжения в Афганистан, говорит Виктор. Он вспоминает, что Путин тогда дал разрешение, сказав: "Мы должны помогать своим друзьям". Полтора года спустя активная фаза афганской кампании завершилась. Кремль задал США вопрос о том, когда они намерены вывести свои силы. "Это зона наших стратегических интересов, и мы никуда не уходим", – пересказывает Виктор ответ американцев. Вячеслав Никонов, энергичный 51-летний историк и кремлевский инсайдер, говорит, что утверждения Америки о намерении остаться в Афганистане стали последней каплей, после которой у Путина кончилось терпение. "Я слышал, как в Кремле говорили: "С нас хватит", – рассказал мне Никонов. – А то получалось: "делайте то, чего хотят американцы, или у нас будут ужасные отношения". На этом закончился период, когда Путин порой был дружественным собеседником. Путин стал осуждать США, заявляя, что они "перешагнули свои национальные границы во всех сферах". Когда в 2007 году Вашингтон сообщил о намерении разместить противоракетные базы в Польше и Чехии, путинский командующий ракетными силами пригрозил нацелить ядерные ракеты на данные базы. А затем Путин ударил Запад по действительно больному месту – он сделал это с помощью энергетики. Президент вынудил Royal Dutch Shell и французскую Total по заниженным ценам продать контрольные пакеты принадлежавших им российских нефтяных разработок российским государственным компаниям и предупредил, что аналогичная судьба может ожидать британскую BP и самую крупную из всех иностранных компаний – ExxonMobil. Одновременно произошел целый ряд ужасных событий, которые вызвали еще больший ужас в рядах тех, кто наблюдал за Путиным. Самым заметным из них стало убийство Александра Литвиненко, бывшего сотрудника российской разведки, который получил политическое убежище в Лондоне. В ноябре 2006 года неизвестные отравили Литвиненко радиоактивным изотопом – полонием-210. Не во всех бедах были заметны следы Путина. Но это было и не нужно. Скорее, имело место соучастие путем бездействия. Громкое убийство может остаться нераскрытым в любой стране. Ситуация с захватом заложников – наподобие захвата в 2002 году чеченскими террористами переполненного московского театра, где шел мюзикл "Норд-Ост" – способна закончиться трагически, даже если сотрудники правоохранительных органов отлично подготовлены. Однако после третьего, четвертого, пятого подобного случая становится очевидно, что имеет место некий базовый недостаток. Как минимум, в путинской России нельзя рассчитывать, что государство защитит жизни своих граждан. Как максимум, наемные убийцы и их наниматели имеют основания верить, что можно убивать и не бояться закона. Мне кажется, что убийство Литвиненко – а именно, впечатляющее применение против него полония – это символ того страшного поворота, который Россия претерпела в президентство Путина. Я не утверждаю, что другие страны ведут себя более высокоморально, чем России. Мир, образовавшийся после 11 сентября, не оправдал надежд (в том числе и моих), что Запад сможет претендовать на благородство. Если сравнивать нынешние события в России, на Западе и в других частях света, возникает соблазн сказать, что различия между государствами и культурами стали едва различимы. Это, однако, не так. Несмотря на проблемы, которые возникли у Америки с имиджем за границей за годы президентства Джорджа Буша, в США, Европе и большинстве стран Азии нельзя безнаказанно убивать журналистов вроде россиянки Анны Политковской, занимавшейся расследованиями. Там нельзя отравить шпиона-перебежчика, а собственная полиция не убивает зрителей в театре с помощью газа, как это случилось в "Норд-Осте". Если вы гражданин России, то вам больше, чем жителям какой-либо другой страны "большой восьмерки", грозит опасность ранней смерти или странной и жестокой гибели. Когда я говорю о ранней смерти, то подразумеваю не болезни, детскую смертность или автомобильные аварии – хотя по всем этим показателям Россия опережает остальные семь стран. Я имею в виду смерть наподобие той, которой погибли Литвиненко, Политковская и 129 жертв "Норд-Оста" – все эти смерти российское государство поощряло или по крайней мере спокойно терпело. Отрывки из книги Стива Левайна "Лабиринт Путина". Печатается с разрешения издательской группы Random House

BNE: Сомнительный орден из Москвы nb Гюнтер Бекштайн и Маттиас Плацек вошли в число именитых кавалеров ордена Петра Великого. Ведомство по охране конституции проводит проверку вручившей ордена академии Около 100 немецких политиков, ученых, офицеров и высокопоставленных сотрудников полиции являются кавалерами ордена Петра Великого. Как стало известно FOCUS, в настоящее время Ведомство по охране конституции и Федеральная служба разведки и контрразведки проводят проверку академии, которая награждает этим орденом. Ее возглавляют нынешние и бывшие генералы российских спецслужб. Германские орденоносцы, в том числе и премьер-министр Баварии Гюнтер Бекштайн (ХДС) и его бранденбургский коллега Маттиас Плацек (СДПГ), по информации FOCUS, ничего не знали о шпионской подоплеке Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка. В число кавалеров ордена входят президенты Белоруссии и Северной Кореи, Александр Лукашенко и Ким Чен Ир, а также покойный глава внешней разведки ГДР Маркус Вольф. Основана в 1999 году Путиным По сведениям проживающего в Берлине историка Дмитрия Хмельницкого, академия не что иное, как "тайная теневая партия власти". Она представляет собой замаскированную структуру, состоящую из сотрудников спецслужб и полиции. Президент академии – бывший генерал КГБ Виктор Шевченко, его заместитель – действующий глава СВР Михаил Фрадков. Академия была основана в 1999 году Владимиром Путиным, бывшим офицером КГБ, служившим в Дрездене.

BNE: Десятилетие с Путиным ("Radio Free Europe / Radio Liberty", США) Роберт Коулсон (Robert Coalson), 27 июля 2009 [отослать ссылку] [читать в мобильном] [версия для печати] Мы быстро приближаемся к 10-й годовщине путинизма. 9 августа 1999 года Путина назначили первым заместителем премьер-министра, когда правительство Сергея Степашина было отправлено в отставку. В тот же день президент Борис Ельцин назначил Путина исполняющим обязанности председателя правительства и назвал его своим преемником. 16 августа Дума утвердила Путина на посту премьера, и он стал пятым главой российского правительства за полтора года. А все остальное - история: накануне Нового Года Ельцин ушел в отставку, а 26 марта 2000 года Путина избрали президентом. Поэтому я думаю, что в предстоящие недели мы можем ожидать появления многочисленных юбилейных размышлений. Процесс этот запустил "Левада-центр", проведя новый опрос общественного мнения о Путине. В опросах этого центра интересно то, что за последние пять лет мнения респондентов весьма стабильны. Двадцать два процента опрошенных сегодня говорят, что величайшее достижение Путина - это повышение уровня жизни (включая заработную плату и пенсии). В марте 2004 года так думало 24 процента. Во время последнего опроса 17 процентов респондентов заявили, что его главное достижение это "экономическое развитие страны", а 9 процентов высоко оценили его роль в "укреплении оптимизма и надежд на ближайшие улучшения". Лишь 8 процентов считает, что значительных достижений у Путина нет. Это меньше 12 процентов в 2004 году, но больше 5 процентов, зарегистрированных в марте 2008-го. С другой стороны, 35 процентов опрошенных сказали, что Путин совершенно неэффективно боролся с коррупцией (это конек президента Дмитрия Медведева!), а 23 процента заявили, что хуже всего он "обуздывал олигархов". Партнеры Отвечая на вопрос о разрыве между богатыми и бедными после эпохи Ельцина, 48 процентов респондентов заявили, что он увеличился, а еще 31 процент - что разрыв этот остался прежним. Лишь 15 процентов считает, что он уменьшился. А почему Путин столь популярен? 35 процентов сказали: причина в том, что люди верят в способность Путина справиться с проблемами страны. Однако 31 процент посчитал, что Путина поддерживают по той причине, что люди не видят, "на кого другого они еще могли бы положиться". Вот вам показатель железного контроля Кремля над средствами массовой информации. Вместе с тем, 63 процента респондентов заявили: тот факт, что "практически вся власть в стране" сосредоточена в руках Путина, "идет на благо России". С этим не согласились всего 16 процентов опрошенных. На сайте Gazeta.ru сегодня появился интересный комментарий ветерана журналистики Бориса Туманова, в котором закладываются первые теоретические основы оценок путинского десятилетия. Там также, между прочим, есть интересные оценки по поводу продолжающихся дебатов об интерпретации (фальсификации) истории в целом. Туманов пишет, что "Россия - единственная в мире страна, где история с восторгом терпит сослагательное наклонение", а также удивляется тому, что "россияне так до сих пор и не решили, была ли сталинская гекатомба чудовищным преступлением или великим благом для страны". Тем не менее, Туманов опровергает представление о том, что если бы Россия осуществила массовую люстрацию (процесс изобличения и изгнания из публичной жизни тех, кто занимал важные должности в системе советской власти, в органах безопасности и в армейском руководстве), то путинизма могло не быть. Кстати, он называет то, что мы наблюдаем в течение последнего десятилетия "совковым реваншем" ("совок" - это разговорное выражение, обозначающее людей с советским стилем мышления). Я один из тех, кто считает, что отсутствие люстрации в России было и остается одним из главных препятствий на пути демократического развития страны, поэтому я с большим интересом прочитал соображения Туманова. Туманов утверждает, что позывы к восстановлению элементов советской системы возникли не в 1999-м, а в 1993 году или даже раньше. Он говорит, что результат был бы один и тот же, если бы Ельцин и Борис Березовский выбрали "не заштатного питерского чекиста, а питерского юриста или заведующего мебельным магазином. Или не питерского, а владивостокского, новочеркасского и т. д." Этот выбор ничего бы "не изменил в незыблемо клановой природе российской власти". На самом деле, говорит он, любой выбранный Ельциным человек раздавал бы сытные должности "своим людям" - землякам, однокурсникам или сослуживцам, вместе с которыми он делал карьеру. Возвращение совка неизбежно в обществе, "которое безропотно терпит любые унижения со стороны собственной власти, но приходит в яростное исступление при мысли о том, что Соединенные Штаты 'не уважают' Россию и, что хуже, 'не боятся' ее".

BNE: В.Путин назвал пакт Молотова-Риббентропа аморальным Премьер-министр Владимир Путин написал статью в польское издание "Газета Выборча". Как сообщает радиостанция "Эхо Москвы", глава российского правительства напомнил в ней о трагических событиях в истории двух стран. "Народу нашей страны, судьбу которого исковеркал тоталитарный режим, хорошо понятны обостренные чувства поляков, связанные с Катынью", - написал в своей статье премьер. Катынь и трагическая судьба русских солдат, взятых в польский плен в ходе войны 1920 года, должны стать символами общей скорби и взаимного прощения, уверен В.Путин. Стоит отметить, что в преддверии визита российского премьера в Варшаву некоторые польские политики заявляли, что В.Путин должен извиниться перед их страной как за события в Катыни, так и за договор Молотова-Риббентропа, в соответствии с которым СССР и Германия договорились о разграничении интересов в Польше. Однако глава правительства вновь подчеркнул, что аморальный характер пакта 1939 года получил в свое время однозначную оценку парламента. Это соглашение, заключенное 70 лет назад, можно осудить, написал Владимир Путин. Вместе с тем глава правительства подчеркнул, что долг Москвы и Варшавы - перевернуть страницу и начать писать новую. К тому же высокий, партнерский уровень российско-польских отношений, которого они рано или поздно достигнут, в интересах как двух народов, так и всего европейского континента, уверен автор статьи. 31 августа 2009г.

BNE: Михник: В своей статье Путин привел сомнительные сравнения Gazeta Wyborcza опубликовала статью российского премьера Владимира Путина, чтобы польские читатели получили информацию о его политических взглядах "из первых рук". Об этом заявил главный редактор польского издания Адам Михник. Между тем, несмотря на общий "примирительный тон" статьи, Путин привел несколько сомнительных аналогий, считает Михник. Так, говоря о пакте Молотова-Рибентроппа, Путин вспоминает "растерзанную Чехословакию", в разделе которой приняли участие поляки. Между тем, напоминает Михник, действия польской стороны в Чехословакии, которые в Польше считают исторической ошибкой, никак нельзя сравнивать с массовыми депортациями и расстрелами, которые происходили на оккупированных советскими войсками польских территориях. "И никогда ни один польский политик не делал подлых заявлений о том, что "уродливое детище Версальского договора исчезло с карты Европы", а именно так заявил в 1939 году после раздела Польши Вячеслав Молотов", - пишет Михник. Кроме того, продолжает Михник, Путин вспомнил о "трагической судьбе российских солдат, взятых в плен во время войны 1920 года". "Если бы я был злопамятен, я бы припомнил, как в 1941 году в поисках "симметрии" во взаимных обидах Иосиф Виссарионович Сталин напомнил генералу Владиславу Сикорскому о захвате Кремля поляками в начала XVII века. Давайте будем серьезны: вся правда о судьбе советских военнопленных должна быть раскрыта. Но одно уже ясно: ни один из них не был убит выстрелом в затылок", - пишет Михник. Между тем Владимир Путин в ходе визита в Польшу может припомнить полякам захват Кремля. Как пишет во вторник "Коммерсант", об этом заявил источник в аппарате правительства. "Если будут задираться, то Владимир Владимирович найдет что ответить — при желании полякам можно припомнить и захват Кремля", - сказал собеседник издания, комментируя возможные требования польской стороны к российскому премьеру извиниться за пакт Молотова—Риббентропа и расстрел польских офицеров в Катыни. Накануне в статье, опубликованной в Gazeta Wyborcza, Путин назвал пакт Молотова—Риббентропа аморальным и осудил расстрелы в Катыни. Однако в тот же день заместитель главы аппарата правительства Юрий Ушаков заявил, что Москва не будет передавать Польше засекреченные материалы по катынскому делу. "Все, что можно в этом плане, уже рассекречено, и к нам претензии по этому поводу предъявлять просто нелогично", - заявил он. "Статья Путина воспринята в Польше очень положительно. Однако из Москвы продолжают идти противоречивые сигналы, так что теперь главное, что Путин скажет в Гданьске", — заявил член комитета польского сейма по международным делам Тадеуш Ивинский. В Варшаве высказывают опасение, что нормализации деловых отношений между Россией и Польшей могут помешать вопросы истории. "В Польше крайне болезненно восприняли начавшуюся в России кампанию по борьбе с фальсификацией истории, в частности показанные телеканалом "Россия" сюжеты о том, что наша страна в 1939 году явилась одним из зачинщиков Второй мировой войны", — заявил Тадеуш Ивинский. В начале августа в программе "Вести недели" появился сюжет о том, что Варшава в 1939 году подталкивала Токио к нападению на СССР, а затем ВГТРК показала фильм "Тайны секретных протоколов", где доказывалось, что Польша и Германия вели переговоры о разделе Украины. В связи с показами на российском телевидении пресс-секретарь правительства Польши Павел Грась заявил, что Варшава ждет официальных объяснений Москвы. "Польша имеет право на свою историческую память, и никто нас этого права не лишит", — заявил премьер Дональд Туск. Многие депутаты сейма потребовали, чтобы в ходе визита премьер Путин извинился за пакт Молотова—Риббентропа, а также за расстрел польских офицеров в Катыни. По данным опроса, проведенного GfK Polonia, эту точку зрения разделяют 76 процентов поляков. Между тем накануне стало известно, что во время визита Путин остановится в гостинице Grand Hotel в Сопоте, где в первые дни войны располагалась ставка Гитлера. По данным польской Википедии, с 19 по 26 сентября 1939 года в 226-м номере гостиницы размещалась ставка Адольфа Гитлера. Именно в этой гостинице Гитлер подписал указ об "эвтаназии" для психических больных. Впоследствии в гостинице останавливался Герман Геринг. После Второй Мировой войны в номере 226 останавливались, в частности, Фидель Кастро и Шарль де Голль. 01.09.2009 08:06

BNE: Никита Петров, историк: Конечно, можно отметить некую подвижку в виде признания Путиным аморальности пакта Молотова-Риббентропа. Но когда Путин говорит, что в то время у всех были договоры с Германией, все страны действовали тогда так же, он лукавит. Ведь под пактом на самом деле понимается секретный протокол, согласно которому шла агрессивная политика Советского Союза – захват сопредельных стран. Это не аналог договора о ненападении между Германией и Польшей, к примеру, или Германией и Францией. То были всего лишь договоры о том, что страны обязуются не нападать друг на друга. В данном же случае 23 августа 1939 года Сталин заключил не просто пакт о ненападении, он заключил тайный протокол, согласно которому они с Гитлером стали делить сопредельные страны, пользуясь эвфемизмом "сферы интересов": тут моя, здесь твоя. В этом и была преступность сговора, так что Путин здесь лукавит. Больше всего меня разочаровала обтекаемая фраза о жертвах Катыни. Получается, что и в данный момент Путин не признает ответственности Советского Союза. "Это повод для взаимного примирения". А кто убил поляков? На основании чьих приговоров это было сделано? Россия до сих пор отказывается рассматривать ходатайства о реабилитации расстрелянных солдат, Россия до сих пор скрывает главный документ – постановлением Генпрокуратуры 2004 года расследование этого дела завершили и тут же его засекретили. Все знали, что вот сейчас наконец этот политический вопрос будет решен. Все знали, как, кто это сделал, кто персонально из членов советского правительства несет ответственность за эту акцию, но это по-прежнему скрывается. Это, с моей точки зрения, преступно, и это не соответствует законам, которые у нас существуют: сведения о репрессиях, о нарушениях прав человека не могут составлять предмет государственной тайны. Насчет обиды Гитлера после Первой мировой войны и "мин замедленного действия" Версальского договора, этот пример Путина – политический релятивизм, который просто опасен. Если мы начнем говорить о несовершенстве Версальского договора и представлять дальнейшие действия Германии как оправданные, можно договориться и до того, что кому-то Хельсинкский акт 1975 года не нравится, а кому-то не нравится статус-кво, сложившийся после распада Советского Союза. Так давайте сейчас крушить границы так, как нам кажется справедливым? Это политический релятивизм очень опасного свойства, по сути, он оправдывает территориальные захваты. Безусловно, войну начала Германия, но помог ей в этом Сталин, и Сталин заключил договор и включился в эту войну. Путин сознательно обходит одну дату – 17 сентября 1939 года – день, когда советские войска нарушили советско-польскую границу и захватили большую часть Польши. Здесь Путин молчит, у него нет никакой аргументации, он просто не собирается об этом говорить. В статье много обкатанных общих фраз. Думаю, за этим текстом стоит работа Министерства иностранных дел, которое пыталось сделать формулировки гладкими, как галька на пляже. Но в сухом остатке – умолчание, попытка уйти от главной проблемы: чем был советский режим, какие преступления он совершил не только против своего народа, но и против народов сопредельных стран. Совершенно ничего не говорится о том, что последовало за этим пактом и протоколами. Это была не только политика захвата стран Балтии, но и агрессия против Финляндии, в результате которой Советский Союз был исключен из Лиги Наций. Это была типичная агрессия, и базировалась она именно на этом секретном протоколе. Я не удивлен, ничего сверх того, что можно было ожидать, здесь нет. И вроде бы пора называть вещи своими именами: репрессивная политика, преступления, союз с Гитлером – но вместо этого снова замалчивание и попытка оправдать. Софья Болотина 31.08.2009 21:40

BNE: Путин пошел на мировую Как и предполагали многие наблюдатели, мощный антипольский накат в российских СМИ в последние месяцы призван был обеспечить Путину в Гданьске роль "доброго следователя". Утверждения о фактическом германо-польском союзе накануне Второй мировой войны и полное оправдание секретных протоколов к советско-германским договорам 1939 года должны были создать информационный фон, на котором польская общественность могла быть только признательна российскому премьеру за умеренность и аккуратность. Апофеозом этой пропагандистской артподготовки стала презентация уже в день визита подготовленного Службой внешней разведки сборника документов "Секреты польской политики. 1935-1945", где будто бы есть свидетельства того, что Польша накануне войны не только планировала оккупацию Украины, но и зарилась на Кавказ и Среднюю Азию. При этом, как признается редактор сборника, в польских архивах документов, указывающих на такие замыслы, нет. Что ж, фантазия наших резидентов в донесениях - дело известное. Да и документы советские спецслужбы нередко подделывали постфактум (самый яркий пример здесь - фальшивое свидетельство о смерти Рауля Валленберга). После такого пиаровского залпа полякам впору благодарить Путина уже за то, что в своей статье в польской Gazeta Wyborcza и в речах на мероприятиях в Гданьске он избежал прямых обвинений по адресу Польши и даже косвенно упомянул об "аморальности" пакта Молотова-Риббентропа. Правда, о секретном дополнительном протоколе к пакту Путин умолчал. И это по-своему логично: ведь если осуждать советско-германский договор о ненападении, то точно так же можно осуждать и аналогичные договоры, заключенные с Гитлером Польшей и другими странами. Это и делается - российской пропагандой вполне открыто, а Путиным - несколько завуалированно. Он говорит об "ошибках", которые допустили накануне Второй мировой войны многие государства, а заодно возводит генезис Второй мировой войны к Мюнхенскому соглашению и Версальскому миру. Получается, что в числе государств, допустивших ошибки, не только Советский Союз и Польша, но и Германия. Однако вряд ли уместно говорить об ошибках Сталина и Гитлера. Если Чемберлен Даладье, руководители Польши, Чехословакии, ряда других стран действительно ошибались, когда стремились "умиротворить" германского фюрера, уступая ему обширные области и целые страны, или когда вслед за Гитлером отщипывали куски от поверженной Чехословакии, то Гитлер и Сталин, с их собственной точки зрения, никаких ошибок не совершали. Оба стремились развязать Вторую мировую войну, и секретный дополнительный протокол к пакту о ненападении, разделивший между двумя диктаторами Восточную Европу, был закономерным и необходимым шагом к ее началу. Гитлер ошибся лишь в том, что недооценил ресурсы противостоящей ему потенциальной коалиции, а Сталин - в том, что допустил внезапное нападение Гитлера на Советский Союз. Насчет заплесневелой булки истории, из которой, по словам Путина, некоторые политики выковыривают изюм, оставляя другим одну плесень, российский национальный лидер проговорился почти по Фрейду. Получается, что история для него - это действительно нечто вроде заплесневелой булки, которая в пищу нормальному человеку никак не подходит. Пусть уж едят ее специалисты-историки, раз работа у них такая. А для народов нужна не правдивая история, где наряду с героическими сюжетами немало грязи и плесени, а сусальная, засахаренная пропагандистская сказка, в которой наша страна всегда права, а если она все-таки в чем-то не права, то другие страны не правы еще больше. Предложение же Путина полякам и россиянам в связи с Катынью простить друг друга вообще выглядит издевательством. За что поляки должны нас простить - за бессудное убийство почти 22 тысяч своих соотечественников в Катыни, Медном, под Харьковом, в тюрьмах Западной Белоруссии и Западной Украины? А за что мы должны прощать эти несчастные жертвы? За то, что они не вовремя подвернулись сталинским палачам? И столь же издевательски звучат путинские слова о советском сочувствии тем полякам, которые мужественно сражались против немцев. Те, кто знают, сразу вспомнят о печальной судьбе бойцов Армии Крайовой, многие из которых были разоружены Красной Армией и отправлены в лагеря. Перед визитом Путина усиленно распространялись слухи, будто в Гданьске Владимир Владимирович если уж не извинится за Катынь, то хотя бы пообещает передать Польше копии всех материалов по Катынскому делу, основная часть которых засекречена российской Генпрокуратурой. Но такие поступки никак не соответствовали бы стилю нынешнего российского режима. Путин всего лишь пообещал "на основе взаимности" допустить польских исследователей к архивным материалам по Катыни, если российских исследователей, в свою очередь, допустят к материалам польских архивов, не уточняя, каким именно. Возможно, речь идет о материалах, посвященных судьбе красноармейцев, попавших в плен во время советско-польской войны 1920 года. Спекуляции насчет будто бы сознательно истребленных поляками советских пленных являются нашим "симметричным ответом" на Катынь еще с горбачевских времен. Хотя только слепой не заметит разницы. Советских военнопленных в 1920 году никто сознательно не убивал - погибшие были жертвами эпидемий. Так что на военное преступление, а тем более на преступление против человечества, в отличие от катынского массового убийства, их история никак не тянет. Да и расстреливали поляков в Катыни вовсе не из мести за случившееся в 1920-1921 годах. Между тем уловка с архивами весьма хитра. В Польше материалы о советских пленных 1920 года давно уже рассекречены и доступны исследователям. Но в польских архивах еще могут быть материалы, посвященные советско-польским отношениям, с которых гриф секретности пока не снят. И этим всегда можно будет оправдать недопущение поляков к большей части катынских документов. Да и само обещание Путина вовсе не означает, что закрытая ныне часть катынских материалов будет для польских историков рассекречена. Наоборот, один высокопоставленный российский чиновник в самый канун визита заявил, что такого рассекречивания ни в коем случае не будет. В Гданьске Путин заявил, что "нам нужно излечить общество от заразы ксенофобии, расовой ненависти, взаимного недоверия, построенного на циничном передергивании или грубой фальсификации истории". Как мы убедились, в речах и статье самого российского премьера есть как ловкое передергивание фактов, так и прямые фальсификации. Но главная задача ловко скроенной смеси полуправды и лжи заключается отнюдь не в том, чтобы побудить Польшу, Германию, Англию, Францию и другие страны покаяться в грехах, которые привели ко Второй мировой войне. В действительных грехах - вроде Мюнхена - там давно уже покаялись публично, а в мнимых, которые склонна приписывать другим государствам российская сторона, никто, естественно, каяться не собирается. Здесь важнее другое. Плавные, обтекаемые речи Путина, учитывая обстоятельства времени и места, не могли подвергаться открытой критике со стороны других участников юбилейных мероприятий. И теперь можно будет говорить, что вот, наша позиция по борьбе с фальсификаторами истории Второй мировой войны, с теми, кто пытается представить Сталина одним из ее виновников, находит понимание как в Польше, так и в большинстве других европейских стран. И о Катыни, дескать, уже можно забыть, да и вообще пора перестать каяться за преступления советского времени. Борис Соколов 02.09.2009 10:57

123: Путин встретился с россиянами - фигурантами "шпионского скандала" Сюжет: Рабочий визит Владимира Путина на Украину 24 июля 2010 года контекст Премьер-министр РФ Владимир Путин © РИА Новости. Алексей Дружинин 22:10 24/07/2010 ФОРОС (Украина), 24 июл - РИА Новости. Премьер-министр РФ Владимир Путин сообщил, что встретился с депортированными из США россиянами, фигурантами "шпионского скандала". На встрече с журналистами в Форосе в резиденции украинского президента, отвечая на вопрос, встречался ли он с разведчиками, Путин сказал: "Я с ними встречался". "Мы говорили с ними о жизни", - сказал Путин. На просьбу корреспондентов рассказать, действительно ли во время встречи он пел с ними песни в караоке: "Пели, но не в караоке, а под живую музыку, пели "С чего начинается Родина". Путин также подтвердил, что среди разведчиков была и Анна Чапмен. "Здесь комментировать особенно нечего. Я сказал уже о том, что это результат предательства, а предатели всегда плохо кончают, они кончают, как правило, либо от пьянки, либо от наркотиков, под забором. Вот недавно один примерно так закончил свое существование. И непонятно, ради чего", - сказал премьер. Он также подтвердил, что знает всех предателей поименно. На вопрос, собирается ли он их наказывать, премьер сказал: "Это некорректный вопрос, он не решается в процессе пресс-конференции. Они живут по своим законам, и эти законы всем спецслужбам хорошо известны". На вопрос, какова будет судьба разведчиков в дальнейшем, премьер отметил, что "они будут работать". "Уверен, что они будут работать на достойных местах, уверен, что у них будет интересная и яркая жизнь", - подчеркнул Путин. По его словам, "судьба у этих людей (российских разведчиков) очень тяжелая, у каждого из них". "Только представьте: во-первых, нужно освоить язык на уровне родного, думать, говорить на нем, выполнять то, что предписано заданием в интересах своей Родины в течение многих-многих лет, не рассчитывая на дипломатическое прикрытие, подвергая каждодневной опасности себя и своих близких, которые даже не знают о том, кем вы являетесь и на кого работаете", - сказал председатель российского правительства. "Не моя задача оценивать их работу, это должны делать специалисты, их руководители и конечные потребители информации подобного рода, Верховный главнокомандующий - президент Российской Федерации", - подчеркнул Путин. Скандал разразился в конце июня, когда в США были задержаны десять человек. Вскоре на Кипре был задержан одиннадцатый подозреваемый. Самая известная фигурантка скандала Анна Чапман, она же Кущенко, была в числе задержанных. 28-летняя россиянка имела двойное, российско-британское гражданство, поскольку ранее была замужем за британцем. Россияне, признавшие свою виновность в незаконной работе на интересы России, были обменены в венском аэропорту на четверых других россиян, осужденных ранее в РФ за шпионаж и выданных теперь Западу.

BNE: Владимир Путин: даю вам честное партийное слово // Корреспондент "Ъ" Андрей Колесников провел 180 километров с премьером России Газета «Коммерсантъ» № 158/П (4458) от 30.08.2010 Во время поездки по трассе Хабаровск—Чита председатель правительства России ВЛАДИМИР ПУТИН, крутя баранку своей Kalina Sport, 180 километров трассы беседовал со специальным корреспондентом издательского дома "Коммерсантъ" АНДРЕЕМ КОЛЕСНИКОВЫМ — но не о том, что дорога, по его словам, получилась "средненькая", а о том, какой получилась жизнь. Премьер рассказал, почему не знал, как зовут Юрия Шевчука, рассказал, что знал о втором процессе Михаила Ходорковского; о маршах несогласных и об их истинных, как он уверен, целях... Премьер не ушел от темы выборов-2012. К тому же он рассказал, каким он видит будущее страны и после этих выборов. Я сел в машину к Владимиру Путину на 350-м километре трассы Хабаровск—Чита. Вышел на 530-м. — А ведь вы не все написали в своей статье вчера,— сказал он, поздоровавшись. — Как это? — удивился я.— Выложил все начистоту. Накануне он из арбалета брал биопсию у серых китов в Тихом океане, а потом, когда я спросил, кто следующий после гепардов, белых и бурых медведей, сказал, что я. И что если мне не нравится, как он будет стрелять в меня из арбалета, то можно антеннки вставить, чтобы следить, в какой популяции я нахожусь и куда в ней передвигаюсь по Москве (см. "Ъ" от 26 августа). — А ведь я вам еще сказал, что можно и жучка вживить на всякий случай, чтобы и жена знала, где вы... что вы...— произнес он, приветливо открывая дверь своей канареечной раскраски Lada Kalina Sport. Или вам это ни к чему? — Вы и это готовы сделать? — удивился я.— Вот уж действительно разведчики бывшими не бывают! Что, и спецсредства остались? Пользуетесь регулярно? — Спецсредств нет,— сухо сказал он.— Это в прошлом. — Давайте о настоящем поговорим,— предложил я. — Давайте,— вздохнул он. — Я так понимаю, ехать нам недалеко... — Ничего себе недалеко! — засмеялся Владимир Путин.— Две с лишним тысячи километров! — Я имею в виду — до первой остановки. — Так можно считать,— согласился он. — Трудно рулить и разговаривать на темы, которые потом будут передаваться из уст, можно сказать, в уста? Самоконтроль не тот... Жалеть не будете? — Нет,— опять засмеялся он.— Да я сейчас вообще отдыхаю. Я отдыхаю — первый раз за десять лет, может быть. — Ну так давайте поработаем. Скажите, чем сложнее заниматься экономикой или политикой? — Если заниматься хорошо, то даже огородом интересно заниматься,— без улыбки ответил премьер.— Если делать с полной самоотдачей. Мне говорят: ой какая у вас страна большая, как вам тяжело... А я просто знаю, я просто убежден: это не важно. Когда я работал в Петербурге, в городе с населением в пять миллионов человек, то работал с утра до поздней ночи, каждый день, и было ничуть не легче. И чем конкретнее задача, тем сложнее. И результаты либо есть, либо нет. Но если так уж глобально, то на политическом уровне принимаются решения, которые влияют на все стороны жизни и затрагивают все абсолютно. То есть решения на политическом уровне более ответственные. Но для тех, кто принимает такие решения, это плюс,— в который раз рассмеялся премьер.— Экономические решения, кстати, можно потом подправить, а политические труднее. — Были такие, которые вам хотелось подправить? — поинтересовался я. — Нет! — И опять, как раньше, вы говорите, что ни о чем не жалеете! — Я был поражен.— Как десять лет назад! Никаких ошибок! — Я вам откровенно говорю! Я вот посматриваю назад... даже сам думаю... Нет! — Но вы себя лучше знаете, чем я... — Это уж точно!.. — И чем все остальные, вместе взятые. И вы-то понимаете, что ошибки были. Вы просто не хотите себе признаваться в этом. — Ну...— задумался он.— Наверное, можно было сделать что-то более точно, эффективно, мудрее... Но в целом... ошибок с точки зрения выбора...— Он словно уперся в это слово.— ...развития, выбора способа решения проблем... Вот один из кардинальных вопросов нашего бытия! Он лежит в основе очень многого. И лежит при этом на поверхности, связан с зарплатой, пособиями и так далее... Что я имею в виду: в прошлые годы нас иногда поругивали, а иногда очень жестко поругивали за то, что скупердяйничаем и слишком много денег направляем в резерв — и в золотовалютный, и в резервы Центрального банка, а потом еще придумали и резервный банк правительства. Ну зачем вы это делаете, говорили нам, нужно развивать инфраструктуру, развивать реальный сектор экономики, банковскую систему... Отдайте эти деньги людям, наконец... раздайте их! То, что мы считали нужным, мы и раздавали — в виде пособий и так далее. Развивали нацпроекты. Но... я вот сейчас главное скажу... мы уже тогда исходили из того, что будут мировые кризисы и нам понадобятся резервы... И вот главное: нельзя вбрасывать в экономику страны деньги, которые реальным сектором страны не заработаны!.. (Он так страстно сказал это, что руль у него в руках вильнул, и мы едва не вырвались на встречную. Впрочем, можно было не беспокоиться: машин там не было, а гаишники на всякий случай сами расчищали нашей канарейке дорогу.) — И нельзя снимать сливки с нефтегазовой отрасли целиком и вбрасывать их в экономику! Это будет вести к инфляции... Это будет накачивать отрасли экономики, ориентированные на экспорт, а не на внутренний спрос. Центробанк и экономический блок правительства сдерживали этот процесс, но все-таки, видимо, недостаточно. И у нас стали развиваться те отрасли экономики, которые были ориентированы не на внутренний спрос, а на внешний. — То есть ошибки были! — едва ли не с торжеством сказал я. — А как только наш внешний рынок сократился в объемах,— не обращая внимания, продолжил он,— наши производители стали, нефтехимических удобрений, металлов... они не знали, куда девать свой товар. На внутреннем рынке стоит дорого, на внешнем — вообще не берут. Двойной удар получился: и по ценам, и по объемам. А вот если бы Центральный банк сдерживал эти процессы... там много всяких инструментов... не давали бы закупать по импорту столько, сколько хотелось бы... накладывали бы определенные ограничения на экспорт... тогда у нас развитие экономики шло бы более сбалансированно. Нужно за это упрекнуть правительство? Можно? Да, наверное, тем более что я это сам признаю. — И упрекали. — Да упрекали-то за другое! Да, за другое! Упрекали, почему мало даем! Да если бы больше давали в период кризиса, было бы еще хуже, вот в чем все дело. В конечном итоге мы удержались, политика была правильной и удовлетворительной. — Скажите, вы уже давно во власти. Уже... Уже давно. Почему? Вы считаете, что есть вещи, которые должны сделать только вы и никто другой? — Нет, я считаю, что нам надо создать механизм всем миром. Это механизм устойчивой российской государственности. Она должна быть устойчива к внутренним воздействиям, внешним проблемам, и мы все должны быть уверены в том, что это сбалансированный механизм. Сбалансированные отношения внутри власти, сбалансированные отношения между гражданским обществом и властью, у нас должно быть реальное разделение властей, каждая из которых должна быть самодостаточной и иметь собственную компетенцию. При этом одна власть не должна погружаться и принимать участие в решениях другой. А что касается, чего бы мне надо делать и чего бы мне не надо делать, то у меня не остается никакого выбора, кроме двух: либо смотреть на берегу, как вода утекает, как что-то рушится и пропадает, либо вмешиваться. Я предпочитаю вмешиваться. — Но все то, о чем вы говорили сейчас, вы говорили и десять лет назад, когда вышла книжка "Разговоры с Владимиром Путиным". — А это долгий процесс! Для того чтобы наладить это, нужны десятилетия. Так же как производство там, не знаю, какого-нибудь корабля многоразового использования... А вы хотите, чтобы мы в одночасье создали такое во всех отношениях сбалансированное государство!.. Эх! — Очень хочу! — Да в некоторых странах это не удается вообще никогда! А в некоторых затягивается на десятки-десятки лет! Но это все-таки не блины печь! — А у нас вы видите свет где-то там, где его пока никто не видит? — Вижу! — с вызовом произнес он.— То, что мы делаем, убеждает меня, что мы на правильном пути. Конечно, мы не могли не учитывать реалии. Вся финансовая система развалилась при СССР, вся социальная, у нас экономика начала рушиться, потому что была настроена на закрытое производство... Железный занавес, когда потребляется только то, что производится, причем потребляется любого качества... У нас, по сути, экономика переходного периода, и эту экономику переходного периода обслуживает политическая система переходного периода, и, по мере того как у нас экономика будет становиться более зрелой, эффективной, нам, конечно, потребуются другие способы политического регулирования. — Мне кажется, вы на этом пути видите и учитываете много опасностей, которых не существует...Вот история с Юрием Шевчуком на вашей встрече, посвященной благотворительности. Но все теперь говорят, что это была именно встреча с Юрием Шевчуком. — Ну и что? — перебил он.— Мне сказали, что это певец. Ну что, я очень рад. — Вы поэтому попросили представиться? — удивленно спросил я.— Вы что, правда знали только, что это певец? — Ну я не знал, как его имя и фамилия! Ну неужели не понятно?! — Премьер как будто упрашивал, умолял поверить ему. Но это было обманчивое впечатление. — Вы жили в Питере и не знаете, кто такой Шевчук? — переспросил я.— Так может быть?! — Да не знал! Да мало ли у нас в Питере талантливых людей. Среди них и господин Шевчук. Потом мне еще, помню, про него сказали, что он оппозиционно настроенный. Ну и замечательно! У нас, слава богу, люди имеют право говорить что хотят и делают это. Я вообще не хотел с ним полемизировать! — Но разговор-то получился. О чем надо. — Я не вправе давать оценку такому разговору. — Но я-то вправе. Хороший разговор. Он все сказал. Вы тоже. Пострадавших нет. — Ну и ладно...Меня позвали на благотворительный концерт! Это было связано с тем, что нужно было собрать деньги на помощь больным лейкемией детям. И о том, что там находятся люди, которые хотят затеять со мной какие-то политические споры, немножко типа подраскрутить, я узнал за пять минут до начала разговора! Но я не считаю, что там какое-то событие эпохальное произошло. Я считаю, что нормальная вещь. Потом вопросов задавалось много и считалось потом, что это острые вопросы, а там остроты-то не было никакой! Я и сейчас не вижу этой остроты. Будут или не будут разгонять... — Несогласных? — Ну да. Слушайте, все наши оппоненты выступают за правовое государство. Что такое правовое государство? Это соблюдение действующего законодательства. Что говорит действующее законодательство о марше? Нужно получить разрешение местных органов власти. Получили? Идите и демонстрируйте. Если нет — не имеете права. Вышли, не имея права,— получите по башке дубиной. Ну вот и все! — Ну уж! Все в правовом поле? Закрыли на реконструкцию Триумфальную площадь, а на ее реконструкцию нет даже документации. — Послушайте. Поверьте мне: я этого не знаю! Я этим не занимаюсь! Я говорю откровенно и даю вам честное партийное слово! Я и Шевчука не знал, и не знал, что они собирались на Триумфальной площади... э-э.... регулярно. Да, до меня иногда доходило: вот они выступали на Триумфальной площади, вот их разогнали. Спрашиваю: а чего их разогнали? А потому, что им разрешили в одном месте, а они пошли в другое. Я говорю: а зачем они пошли в другое? И до сих пор не пойму. Разрешили бы им. Они хотят че-то сказать. Правильно? Нет, ну правда?! Критиковать власть. Вот в Лондоне определили место. Где нельзя, бьют дубиной по башке. Нельзя? Пришел? Получи, тебя отоварили. И никто не возмущается! Если целью является что-то сказать, нужно сделать по-другому. Пригласить Колесникова Андрея... Как вас по батюшке? — Иваныч, конечно. — Еще пару тройку камер, западных, восточных, российских, всех собрали, достали, значит, знамя, с костями и черепом там, не знаю, сказали, что мы всех вас, власть, видели вон там, и назвали место, и пока мы не получим то, что хотим, будем вас критиковать. И вот чем хорош современный мир? Можно сказать за углом общественного туалета, а услышит весь мир, потому что там будут камеры все! Сказали и чинно, стуча копытами, удалились в сторону моря! А здесь цель-то другая! Не подчиниться действующему законодательству, сказать, что мы хотим правового государства для кого-то другого, а не для себя самих, а нам позволено то, что мы хотим, и мы вас будем провоцировать на то, чтобы вы нам дали дубиной по башке. И поливая себя красной краской, говорить, что антинародная власть ведет себя недостойно и подавляет права человека. Если цель — провокация, успеха можно добиваться постоянно. А если цель — донести до общественности, мировой и российской, нет смысла власть провоцировать и нарушать законы. — А при том что людей, как вы говорите, отоваривают... — А отоваривают? — с нескрываемым интересом спросил премьер. — Отоваривают,— успокоил я его. — Но если отоваривают, значит, есть опасение... — Не надо опять об этом,— прервал премьер.— Я же все сказал. Получите разрешение на площадь икс и идите. А они говорят: мы хотим на площадь игрек. Им говорят: туда нельзя. Значит, нельзя. — Но... — Я сейчас скажу, и вам не понадобятся больше наводящие вопросы. Я же понимаю, к чему вы ведете. Если цель в том, чтобы власть пошла на уступки, и она пойдет, то найдется другой повод для провокаций, вот в чем все дело. И это будет продолжаться бесконечно. — А вот есть один человек,— сказал я,— с которым вы хотели встретиться и поговорить... И все в рамках правового поля. И никаких провокаций. — Кто это? — удивился премьер. — Дмитрий Анатольевич Медведев. — А. Это было не так. — Как не так? Вы сказали, что сядете, договоритесь и вместе решите. Еще многие подумали — кто будет президентом. Скорее, вы имели в виду — кто из вас выдвинется на эту должность. Так? — Да это общемировая практика! Американский президент, уходя, как правило, всегда предлагает своего преемника. И чего в этом ненормального, если уходящий человек предлагает стране такого-то господина, потому что знает, что он порядочный, профессиональный, человек, который эффективно справится с работой на этом месте. — Да. Но после этого начинается реальная политическая борьба, и он проигрывает. — Да, проигрывает. Альберт Гор проиграл в свое время. Ну что ж поделаешь — проиграл. А потом проиграл кандидат Буша. Ну и что? Это жизнь. Президент представил стране своего кандидата, страна его не приняла. Ну что же. Другой будет работать. И он предложит своего вице-президента. Это общемировая практика. Что здесь необычного? Я не понимаю. Почему там это можно, а у нас это кажется чем-то запредельным? — Потому что там после этого предложения начинается борьба, а у нас, если один человек предлагает другого, тот становится президентом, и поэтому нам очень интересно, кого Дмитрий Анатольевич Медведев предложит на пост президента. Возможно, себя. Возможно, вас. А когда вы говорите, что сядете и договоритесь, интриги это добавляет еще на полгода. — Ничего это не добавляет! Не сказал бы я этого, вы бы что-нибудь другое придумали. Едем дальше! (Мы поехали. До ближайшей остановки осталось километров 70.) — По данным всех социологических служб, у вас и у президента в последнее время упал рейтинг. Вы чувствуете на себе падение рейтинга? — Нет! — Ну, может, реже здороваться стали... Реже звонить... — Нет! А потом я внимательно не слежу, но вижу, он колеблется, кризис же, многие переживают тяжелые для себя времена, я их понимаю... Мы много делаем, но не до всех это доходит, я могу человеку сказать: мы делаем то-то и то-то, а он мне скажет: да иди ты... А если не доходит, значит, я плохо работаю. Что скажешь на это? Только одно: что он прав, этот человек. — Иногда кажется, что со страной вообще ничего нельзя сделать. Что любой глобальный проект все равно завалится где-то, на каком-то уровне, где он почему-то не заинтересует чиновников. У вас бывает такое ощущение? Чувство бессилия? Отчаяния? — Я вам откровенно скажу: я исхожу из важности. Если я считаю, что та или иная проблема является приоритетной, я перестаю думать о том, какие нас ожидают политические издержки в ходе ее решения или административные. Я даже не очень задумываюсь, какие последствия ожидают меня лично,— скажут: взялся и не может решить. Но если я считаю, что это для страны нужно, я начинаю и себя мобилизовывать. Это честно я вам говорю, как есть. Есть, конечно, проблемы, которые решаются десятилетиями. Например, то же жилье. Легче всего было бы тихонько сказать себе: ну крутится и крутится такая поганка, ну и ладно. Все к этому привыкли, потихонечку ворчат, а всегда же можно на это ответить, что денег нет на то и на это, давайте будем думать о повышении зарплаты и так далее... Но мы ж так не делаем. Мы взяли и всех ветеранов обеспечили жильем... Сейчас занимаемся жильем для военнослужащих. Казалось, понимаете, что это не-воз-мож-но! Просто невозможно. Но мы сделаем это, доведем до конца. У меня сейчас сформировалось устойчивое мнение, и я попробую его сформулировать. Чем больше действующий политик заботится о своем рейтинге, тем быстрее он начинает его терять. Потому что человек становится зависимым от всяких фобий и все время думает, прежде чем принять решение, как оно повлияет на его так называемый рейтинг. Перестает руководствоваться интересами дела. Это сказывается на результатах, и люди это сразу почувствуют. Чуйка у нашего человека есть! — То есть вы тяжелой наркологической зависимости от рейтинга не чувствуете? — Ни наркологической, ни политической. — А то, что вы сказали, что после смерти Махатмы Ганди и поговорить-то не с кем, это шутка была? — Конечно, шутка. Я на ходу придумал. Надо было отделаться от одного журналиста, немецкого кажется. — То есть вам есть с кем поговорить? Посоветоваться? — Я с вами советуюсь все время. Только что мы были на Камчатке, и я сказал, что, по данным местной прессы, произошел резкий скачок стоимости бензина. Он (камчатский губернатор Алексей Кузьмицкий.— "Ъ") сказал, что такого не может быть. Я попросил, чтобы проверил. Он проверил: точно. Сейчас цены снижены. — А вы к журналистам как относитесь: как неизбежному злу, которое либо рядом с вами, либо все время пишет о вас? — Есть разные журналисты. И если иметь в виду, что политическая журналистика всегда оппозиционна к власти, к ней нужно относиться как к боли: это неприятно, но она нужна организму. — Тогда я вам доставлю еще одну боль. — Ну. — Помните, в книге "От первого лица" вы рассказывали о том, что однажды, когда еще были подростком, на лестнице подъезда загнали крысу в угол? — А, было, да! А потом она погналась за мной! Я еле убежал. — И после этого вы поняли, что нельзя никого загонять в угол. — И очень хорошо понял. На всю жизнь. — Скажите, а зачем же вы тогда загнали в угол Михаила Ходорковского? — Почему загнал в угол? — удивился премьер.— Он несет заслуженное наказание. Выйдет на волю — будет свободным человеком. Нет, я уж точно не загонял его в угол. — А вы следите за вторым процессом? — Вторым процессом? Я когда узнал о втором процессе, очень удивился, спросил, что за процесс, он ведь уже сидит свое. Какой второй процесс? Но если такой процесс идет, значит, в этом есть необходимость с точки зрения закона. Не я веду это дело! (Временами человек в темных очках и серой футболке за рулем искренне казался мне таксистом, к которому я подсел, разговорчивым таким человеком, которому хотелось скоротать время за длинной дорогой, потому он меня и подобрал.) — Такое впечатление, что проблемы 2012 года для вас не существует — не потому ли, что вы для себя все решили? — Нет, интересует, как и... хотел сказать, как и всех, но на самом деле больше, чем всех. Но я не делаю из этого фетиша. В целом страна у нас устойчиво развивается, нормально, я проблем больших никаких не вижу, ну кризис, конечно, нас немножко подзадержал, но, с другой стороны, помог сконцентрироваться на приоритетах... Главное, чтобы эти проблемы 2012 года не стащили нас с пути вот этого стабильного развития. Хотя, конечно, в такие времена происходят моменты политической борьбы, которые отвлекают общество и государство от экономики, но это та доплата, которую нужно заплатить, чтобы общество и государство остались конкурентоспособными. — Скажите, в Мюнхене вы произнесли ту самую знаменитую речь. Как вы считаете, она актуальна сейчас? — Я думаю, она была полезной. Потому что, по сути, я же говорил правду. Я же правду сказал! — Но если даже и так, то ведь далеко не сразу. Прошел не один год, прежде чем вы осознали ее. — Вы правильно сейчас сказали: я просто не мог осознать ее глубины. А не потому, что я не решался сказать. Или считал несвоевременным. А на самом деле все очень просто: как в быту. Нам сказали одно, а сделали совершенно другое. Причем в полном смысле этого слова надули! В ходе вывода войск из Восточной Европы генсек НАТО сказал нам, что СССР во всяком случае должен быть уверен в том, что НАТО не будет расширяться дальше существующих на сегодня его границ. Ну и где же это все? Я так и спросил их. Им ответить-то нечего. Обманули самым примитивным образом. И кстати говоря, к сожалению, я должен это констатировать, и я без стеснения произнесу то, что сейчас скажу вам вслух: вот в такой большой политике такие элементы, как минимум элементы надувательства, встречаются нередко, и мы вынуждены это учитывать. Сказать было правильно. Все жили по умолчанию: кто-то понимал, кто-то недопонимал. Вот сейчас взяли нашего гражданина якобы за наркотики, увезли в Соединенные Штаты, его адвокат американский, выступая в суде, очень точно сформулировал проблему: российский гражданин в африканской стране обвиняется в контрабанде или там в незаконном обороте наркотиков. При чем тут интересы США? Никто не может даже ясно сформулировать! Они взяли гражданина чужого государства, тайно вывезли к себе. Ну куда это годится-то?! В этом смысле то, что я говорил в Мюнхене, актуально и сегодня. — У меня страшный вопрос рождается: вы что, не верите в перезагрузку? — Хм-хм. Вы знаете... Я очень хочу верить в нее. Во-вторых, я очень ее хочу. В-третьих, я вижу, намерения сегодняшней администрации США улучшить отношения с Россией совершенно четко прослеживаются. Но есть и другое. Например, происходит дальнейшее перевооружение Грузии. Зачем? Ну это же реально. Мы же видим. Если бы не было перевооружения два года назад, не было бы и агрессии, и крови, которая там пролилась. А ведь, между прочим, нашим партнерам об этом говорили, в том числе и наши европейские друзья. И все отмалчивались. И чем закончилось? Довели до войны. Сейчас продолжают перевооружение. Мы много раз говорили о нашей позиции по отношению к ПРО в Европе. Ну вроде бы договорились, что в Польше не будет противоракет, а в Чехии еще не решен вопрос по радарам. Замечательно! И практически тут же объявляют, что в других странах Европы планируется то же самое. Ну и где эта перезагрузка? Так что в этой части мы ее не видим. У меня такое ощущение, что Обама настроен искренне. Я не знаю, че он может, че не может, я хочу увидеть, получится у него или нет. Но он хочет. У меня такое чутье даже, что это искренняя его позиция. — История еще одного президента. По-всему видно, поставили не на человеке, может, а на президенте Лукашенко жирный крест, учитывая информационную, очень сильную, кампанию, которая развернулась против него. — Я не смотрел. Но мне рассказывали. — "Крестный батька-3", например. — Не видел. — Разве? Тогда посмотрите. Это ведь сильный фильм, большая часть населения страны, мягко говоря, с предубеждением теперь относится к господину Лукашенко, и в этом смысле телевидение является, как и раньше, мощным пропагандистским ресурсом. На ваш взгляд, после того, что господин Лукашенко говорил лично про вас, вас задело это по-человечески? — Я, честно говоря, уже не помню, что он там про меня говорил! — засмеялся Владимир Путин.— Пытался как-то цапать, но я как-то на это не заточился. У меня внутреннего протеста в отношении него по этому поводу не возникло. Я даже не помню, что он говорил. Тут премьер резко затормозил, увидев на дороге группу людей. На этой трассе это было так непривычно, что нога сама, видимо, потянулась к тормозу. В разговоре такого желания у него, по-моему, ни разу не возникло. http://kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1495411



полная версия страницы