Форум » ПУТИН и МЕДВЕДЕВ » ИНОПРЕССА//Неубедительный и нелепый выход Путина из договора ДОВСЕ » Ответить

ИНОПРЕССА//Неубедительный и нелепый выход Путина из договора ДОВСЕ

BNE: Неубедительный и нелепый выход Путина из договора ДОВСЕ Обзор прессы В пятницу западные газеты комментируют речь Путина перед парламентом 26 апреля. Российский президент резко критиковал западных партнеров. В связи с этим британская газета The Times рекомендует Путину расслабиться, а не концентрироваться на мнимых угрозах России. Самой ободряющей частью вчерашнего ежегодного послания президента Путина Федеральному собранию было его обновленное обещание уйти с поста в 2008 году, иронизирует издание. Сделав это, он защитит важный пункт конституции, завещанной ему восемь лет назад Борисом Ельциным, и уберет собственную персону с международной арены, где он вот-вот может превратиться в обузу. За эти восемь лет Владимир Путин достиг того, что многие считали невозможным на исходе 1990-х годов – принес стабильность и процветание стране, где многие после распада СССР знали только инфляцию, нищету и коррупцию. В какой-то мере он спас репутацию российской демократии для избирателей, от которых зависит его будущее. В то же время он отточил природный талант угождения умеренному русскому национализму и глубинной тоске по сильной руке среди тех, кто больше всего пострадал при его предшественнике. Но этот талант не делает его прирожденным демократом, и он давно уже бросил попытки вести себя как демократ в отношениях с внешним миром. В своем вчерашнем обращении к парламенту Путин произвел два примечательных дипломатических залпа. Самой драматичной была его приостановка выполнения Россией обязательств по Договору об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), который с 1990 года ограничивает развертывание войск там, где когда-то был передний край холодной войны. Даже в постсоветскую эпоху нельзя назвать беспрецедентным односторонний выход крупной военной державы из подобного договора, указывает издание, – к примеру, США поступили аналогичным образом с Договором о противоракетной обороне в 2001 году. Шаг Путина не был и неожиданным: ему предшествовало резкое осуждение внешней политики США в целом на конференции в Германии два месяца назад, и его будут приветствовать дома как очередную демонстрацию силы в противостоянии с единственной сверхдержавой. Но и при этом госсекретарь США Кондолиза Райс абсолютно справедливо назвала это заявление "нелепым", считает The Times. Французская Liberation в статье "Противоракетный щит Буша вывел из себя Путина" также пишет о том, что Москва приостанавливает исполнение договора об ограничении вооруженных сил в Европе. "Это заявление имеет, прежде всего, символическое значение, – уверяет российский эксперт в вопросах обороны Александр Гольц. – У России нет никаких причин увеличивать свои войска в приграничных районах. В который раз военная политика используется в целях пропаганды, для выражения российского недовольства НАТО". "Мораторий", объявленный вчера Путиным, призван главным образом "повысить ставки во внешнеполитической игре", считает эксперт института политического и военного анализа Александр Храмчихин. "Несомненно, есть также желание спровоцировать внутренние разногласия в НАТО, зная о том, что европейцы более склонны уступить России, в то время как Соединенные Штаты придерживаются более жесткой позиции. Его цель также в том, чтобы Запад оставил Россию в покое в вопросах внутренней политики накануне выборов". Газета Handelsblatt в статье "Мускулы Путина" предполагает, что выход из договора ДОВСЕ – это ответ российского президента на планы по размещению ПРО США в Восточной Европе. Конечно, Путина должно злить, что американцы обхаживают Польшу и Чехию, где планируется разместить важнейшие компоненты будущего противоракетного щита, пишет издание. Постоянно подчеркивается, что выбор этих двух стран был сделан скорее по техническим, чем по политическим причинам. Но Москва чувствует себя одураченной: Польша и Чехия, будучи членами Варшавского договора, в свое время входили в состав развалившейся советской империи. Это очередной булавочный укол, при помощи которого Запад – под строгим руководством США – задел самолюбие русских. Постепенное принятие всех государств Варшавского договора в НАТО сразу после окончания холодной войны уже было болезненным для России. Но особенно глубоко уязвило Москву вхождение в Североатлантический альянс трех балтийских государств, которые некогда были советскими республиками, считает издание. Теперь Москва выставляет претензии, что Запад перешагнул неоднократно обозначенную Москвой красную линию и проигнорировал требование "до сих пор и не далее". Ныне с альянсом сближается и Грузия – несмотря на то – или именно потому – что там, как и в Молдавии, по-прежнему размещены российские вооруженные силы. Таким образом, игла в теле России сидит глубоко и вполне понятно, что Москва пытается использовать любой шанс для демонстрации мускулов. Но таких возможностей у нее не много. Да, Россия является энергетическим гигантом. Однако без надежных покупателей на Западе сырьевые ресурсы могут катастрофически потерять в цене, предполагает газета. Насколько шатки обвинения Путина, видно прежде всего на примере того, насколько сильно утратило значимость обычное вооружение после окончания холодной войны. С танками или самолетами, которые не могут быть оснащены ядерным оружием, на европейском континенте можно представить лишь какие-то ограниченные операции. Эта точка зрения подкрепляется тем, что сегодняшняя численность войск в большинстве стран НАТО значительно ниже оговоренных в ДОВСЕ верхних границ. То же самое касается и военной техники. Причиной является, с одной стороны, разрядка политической напряженности. С другой – важную роль играет и такой фактор, как затратность. Обе эти причины известны и Владимиру Путину. И он должен принять их во внимание. Американская The New York Times пишет о первой реакции Запада на заявления Путина и Лаврова по поводу выхода из договора. Государственный секретарь США Кондолиза Райс в своем выступлении в Осло на встрече дипломатов стран НАТО отреагировала на речь Путина холодно. "Речь идет об обязательствах по договору. Выполнения обязательств по договору ждут от всех и каждого", – заявила она. Райс также объявила беспочвенными тревоги России о том, что появление в Европе новой техники военного назначения может нарушить баланс сил и стать толчком к эскалации напряженности, которая, возможно, приведет к новой холодной войне. Такие заявления она назвала "совершенно нелепыми", отметив, что масштаб предлагаемой системы ПРО, и это очевидно, слишком мал для защиты от ядерного арсенала России. Этот шаг Путина, логически вытекающий из его позиции, одновременно является глубоко символичным и навевает воспоминания о холодной войне, когда стороны балансировали на грани схватки. Яап де Хооп Схеффер, генеральный секретарь НАТО, выразил глубокую обеспокоенность решением Кремля. По его словам, альянс отнесся к заявлению России с "тревогой, глубокой тревогой, чувствами разочарования и сожаления". Де Хооп Схеффер назвал договор "одним из краеугольных камней безопасности в Европе". По мнению издания, выход из договора ДОВСЕ тесно связан с вопросом о преемнике Путина. Все это одновременно напомнило о старых временах и заставило задуматься, каким образом и через контакты к каким человеком предстоит улаживать новейшие разногласия, пишет NYT. В парламенте Путин вновь подтвердил свое намерение уйти с поста в будущем году, по окончании второго четырехлетнего президентского срока. Значит, вопросы, поднятые в четверг, вполне могут стать делом преемника.

Ответов - 8

BNE: Сарказм Путина Редакция Выпады российского президента Владимира Путина в адрес Соединенных Штатов, зачастую носящие язвительный характер, привлекли к себе большое внимание после февральской конференции по безопасности в Мюнхене, где Путин, самостоятельно переписав свою речь, заявил, что Соединенные Штаты "перешагнули свои национальные границы во всех сферах". А в начале этого месяца Путин, как показалось, сравнил Соединенные Штаты с "третьим рейхом". Несмотря на весь сарказм, перемены в риторике российского президента не столь уж радикальны. На протяжении нескольких лет Путин демонстрировал недовольство Соединенными Штатами, а в этом году просто начал отказываться от кодового языка, в который он обычно облекал свое критическое отношение. На первый взгляд, путинская критика на мюнхенской конференции была вызвана американскими планами разместить войска в Болгарии и Румынии, а также установить систему противоракетной обороны в Польше и Чехии. Такие необоснованные выпады Путина (российские официальные лица признают, что эти перехватчики ракет не смогут помешать России) отражают более глубокий подтекст: недоверие России. Россия более не хочет довольствоваться неформальными заверениями, даже если они исходят от президента или госсекретаря, отмечает Николас Гвоздев, редактор National Interest. Россия усматривает в ракетах-перехватчиках точку опоры, отталкиваясь от которой, США будут наращивать свое присутствие. Москва также полагает, что с ней недостаточно советуются в ситуациях, когда США рассчитывают на ее сотрудничество. Чем больше Россия восстанавливает свою мощь, тем чаще Путин позволяет обидам переливаться через край, как это случилось на мюнхенской конференции. Решение Путина больше не выбирать выражения, критикуя США, принято им в расчете на местную аудиторию, а также вследствие действительного разочарования Соединенными Штатами. Наиболее едкие высказывания Путина вполне могут быть предназначены для домашнего потребления. Предстоящие в двух странах выборы способствуют большему обострению напряжения и в других сферах. При Путине умоляющая Россия, изнемогавшая под бременем внешнего долга, вернула свое влияние на международной арене. Но российская политика – регулируемая система, а российская экономика имеет сырьевой характер, находясь в зависимости от запасов нефти и природного газа. Ни одна из этих составляющих не является рецептом стабильности. Леон Арон из Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute) утверждает, что обеспокоенность процессом передачи власти, исторически не проходившим в России так, как планировалось, приводит к росту напряженности в российско-американских отношениях. Американское влияние на российскую внутреннюю политику ограничено, и бесполезно пытаться навязать демократию в американском стиле стране, где это абсолютно никому не нужно. Соединенные Штаты должны переступить через свое разочарование утратой дружбы России – если это действительно так – и приступить к поискам общих целей. Позитивные шаги по направлению к рабочим взаимоотношениям начинаются с обоюдной обеспокоенности проблемой терроризма. Обмен информацией, начавшийся после 11 сентября, следует возобновить. Соединенные Штаты могли бы также совместно с российскими войсками начать проводить регулярные антитеррористические учения, чтобы перевести эту теоретическую обоюдную обеспокоенность в плоскость практики. ИНОПРЕССА

BNE: ГРАНИ//Лордам в морды Лордам в морды Британское правосудие получило ответ на свой запрос об экстрадиции Андрея Лугового. Ответ дал сам президент России. По мнению Владимира Путина, авторам запроса следует задуматься о своей профессиональной состоятельности: "Если люди, которые направили нам этот запрос, не знали, что по Конституции России запрещена выдача российских граждан в иностранные государства, то, конечно, под вопрос ставится уровень их компетенции". И в этом случае "их место не в правоохранительных органах, а где-то в другом месте, например... (тут, наверно, у некомпетентных британских прокуроров сердце екнуло от скверного предчувствия; однако обошлось. - В.А.) в парламенте или в газете". Ну а если они знали про российскую Конституцию, тогда запрос - "это просто пиаровский политический шаг". "И то и то плохо, со всех сторон одна глупость", - подытожил президент. В общем, как сказано у Гоголя в "Носе": "Во-первых, пользы отечеству решительно никакой; во-вторых... но и во-вторых тоже нет пользы". Стало быть, Лугового будут судить в России по материалам, представленным британской стороной? Ведь именно это заявляла российская Генпрокуратура, не так ли? Но, оказывается, никаких материалов британская сторона не представила: "Не просто нужно требовать выдачи Лугового, а прислать достаточно материалов, чтобы мы могли дело направить в суд". Ему виднее. Он юрист. Генпрокуратура доложила ему, что материалов нет. На нет и суда нет. Позволим себе заступиться за британских прокуроров. Они не обязаны знать конституции других стран. Их дело оценить собранные предварительным следствием доказательства и принять меры к тому, чтобы обвиняемый предстал перед правосудием. В мире хватает стран, которые не выдают своих граждан. Страны ЕС, Мексика и Канада не выдают обвиняемых США, если по американским законам они могут быть приговорены к смертной казни. Это отнюдь не означает, что страна, добивающаяся экстрадиции, не должна делать ничего. Страна действует по своим законам, а не по чужим. Направляя запрос, она рассчитывает получить аргументированный ответ, чтобы понять, как действовать дальше. Из этого шага никоим образом не вытекает вывод о политических мотивах, которыми будто бы руководствовалась Королевская прокуратура. Да и непонятно, в чем именно состоят эти мотивы, какие политические интересы преследуют британцы. Испортить отношения с Россией? Зачем это Лондону? Но в восприятии Кремля такого вопроса не существует: у России кругом враги, а уж "англичанка гадит" просто из вредности. Президент не преминул напомнить Лондону, что он тоже отказался кое-кого экстрадировать и теперь, мол, пожинает горькие плоды этого отказа: "Я думаю, что после того как британские власти позволили собраться на своей территории значительному количеству проходимцев, жуликов и террористов, они создали условия, в рамках которых подвергаются опасности жизнь и здоровье самих подданных Великобритании, и вся ответственность за это лежит на британской стороне". Уточнять, о ком идет речь, излишне. Не о сыне же вице-премьера Жукова, избившего по пьяной лавочке британского подданного, тем самым подвергнув опасности его жизнь и здоровье. Тем не менее дело об экстрадиции Лугового считать закрытым рано. Генпрокуратура должна направить в Лондон юридически состоятельную бумагу. Если в материалах предварительного следствия есть пробелы, не позволяющие решить вопрос о привлечении к уголовной ответственности, она должна запросить дополнительную информацию. Для экстрадиции достаточно улик prima facie, то есть обвинительного заключения, в котором имеется состав преступления "на первый взгляд", в порядке опровержимой презумпции. Но для суда в России требуется полный корпус доказательств, причем таких, которые соответствуют российским процессуальным нормам. Британская прокуратура пока никак не выражала свое отношение к возможности привлечения Лугового к суду в России. В ближайшее время она должна решить для себя этот вопрос. Остается, впрочем, еще одна возможность: Луговой и впрямь, как он грозился на пресс-конференции, наймет английских адвокатов и будет бороться за свое честное имя на британской территории. Тоже интересно. Владимир Абаринов 04.06.2007

BNE: Влад и MAD Редакция Встретившись с Путиным в 2001 году, Джордж Буш сказал, что заглянул российскому президенту в глаза и постиг его душу, увидев в нем надежного человека. Шесть лет спустя, когда двое лидеров встречаются на саммите "большой восьмерки" в Германии, западные исследователи внутреннего мира Путина скорее увидят там жесткого стратегического противника. По мере того, как Россия движется к новой форме авторитаризма, антизападная риторика Путина стала еще более резкой и еще больше напоминает времена холодной войны. В этом году выпады сторон развивались по нарастающей. Все началось с того, что Путин в январе обвинил Америку в том, что ее "ничем не сдерживаемое, гипертрофированное применение силы" создает угрозу для мира. В мае ситуация усугубилась, когда он косвенно сравнил Америку с нацистской Германией, и наконец кульминацией в этом месяце стала угроза направить российские ядерные ракеты на цели в Европе. Если верить Путину, его гнев отражает страх перед разрушением ядерного баланса из-за программы Буша по размещению ограниченной системы ПРО на территории Чехии и Польши. "В случае размещения систем противоракетной обороны в Европе и сегодня предупреждаем: будут ответные шаги. Мы вынуждены обеспечивать свою безопасность, – сказал Путин журналистам в преддверии саммита. – Какие это шаги? Конечно, у нас должны появиться новые цели в Европе". Таким образом, эра концепции "взаимного гарантированного уничтожения" (известной как MAD – доктрины стабильности времен холодной войны, основывающейся на обоюдном знании, что, если одна из сторон выпустит ядерную ракету, вторая может нанести разрушительный ответный удар), предположительно закончившаяся с падением красного флага, может вернуться. Пресс-секретарь Кремля назвал слова своего президента "гипотетическим ответом на гипотетический вопрос". Но это не было случайной оговоркой; подобные заявления ранее делали российские генералы. Путин, судя по всему, хочет, чтобы западные государства осознали глубину его негодования. Америка заявляет, что система ПРО не направлена против России; она предназначена для защиты от иранских ракет, которые однажды могут оказаться снабжены ядерными боеголовками. Однако для Путина противоракетный щит – это только попытка возродить старую программу "звездных войн", направленную против Кремля – если не сейчас, то в будущем. Путин никогда не любил американскую ПРО, но, казалось, смирился, когда Буш вышел из договора по антибаллистическим ракетам в 2002 году. В тот момент Америка и Россия пришли к соглашению сократить количество ядерных боеголовок до 1700-2200 для каждой стороны. С той более дружеской поры произошло несколько событий. Америка ослабла из-за войны в Ираке. Россия разбогатела благодаря нефти, а Путин разозлился из-за расширения НАТО у его границ, в особенности из-за прозападной "оранжевой революции" на Украине в 2004 году. Решение США установить пусть даже ограниченные системы ПРО в двух странах бывшего Варшавского договора для Путина было чудовищной провокацией, усугубив ощущение, что его страну берут в кольцо. Неделю назад Россия произвела испытательный запуск новой межконтинентальной баллистической ракеты с несколькими боеголовками, которая, по словам России, способна преодолеть любой противоракетный щит. Путин обвинил Америку в развязывании новой гонки вооружений. Недавно он начал сотрясать другие столпы миропорядка, образовавшегося после холодной войны. В феврале российский генерал сказал, что Россия может выйти из договора о ядерных силах средней и меньшей дальности; в апреле Путин пригрозил заморозить участие России в договоре об обычных вооружениях в Европе. Кремль подает неоднозначные сигналы в отношении того, как он намерен аннулировать эти соглашения и насколько эти шаги обусловлены спором из-за ПРО. Путин возражает против установки ПРО в Европе, так как говорит, что ракеты Ирана не представляют непосредственной угрозы для НАТО. Однако 7 июня он удивил американцев, предложив в качестве альтернативы для ПРО Азербайджан, где США и Россия могли бы совместно установить противоракетный щит, который будет служить нуждам одновременно Европы и России. Россия выступает на одном форуме за другим – НАТО, ЕС, ОБСЕ – пока что без особого успеха. Она попросила экстренно собрать на следующей неделе в Вене участников договора об обычных вооружениях в Европе. Путин осуждает НАТО за то, что оно не ратифицировало текст договора с поправками, внесенными в 1999 году. (НАТО ссылается на то, что Россия не выполнила свои обязательства по выводу войск из Грузии и Молдавии; российские вооруженные силы продолжают находиться в обеих странах в качестве "миротворцев" в прокремлевских непризнанных республиках.) Ответ Запада на выпады Путина до сих пор звучал достаточно приглушенно. Буш настаивает, что план по ПРО открыт для участия России. "Россия не враг", – сказал он на этой неделе, пытаясь оттеснить на задний план ядерные угрозы Путина. Он отправил в Москву ряд высокопоставленных чиновников, с тем чтобы они уломали Россию, пока безуспешно. Он также удостоил своего "друга" Владимира беспрецедентного приглашения посетить свой семейный дом в Мэне 1 июля. Некоторые американцы ощущают, что ухудшение ситуации отражает также и ошибки Запада. "Когда Россия пыталась с нами сотрудничать, ее игнорировали, а теперь, когда она плохо себя ведет, на нее начали обращать внимание", – считает Тоби Гати, бывший советник Белого дома. Путин может быть искренне раздосадован тем, что Америка принимала его прошлую готовность к сотрудничеству как должное – например, в войне с террором. Он также может понимать, что, нанося удары по программе ПРО, он может усугубить противоречия в западном лагере. Тон последних заявлений Путина отражает также атмосферу растущего напряжения после того, как Королевская прокурорская служба Великобритании попросила экстрадиции бывшего офицера КГБ Андрея Лугового, подозреваемого в убийстве с помощью радиоактивного яда проживавшего в Лондоне бывшего шпиона Александра Литвиненко. Путина, кажется, больше раздражает эта "глупая" просьба об экстрадиции, нежели суть обвинения. Он говорит, что Конституция РФ запрещает ему удовлетворять такие просьбы, и, по-видимому, чувствует себя загнанным в угол. Выдача Лугового или суд над ним в России были бы угодничеством перед Западом (и предательством бывшего коллеги по КГБ); бездействие может сделать его укрывателем убийцы. Глава России может ощущать, что ему нечего терять, вступая во вражду с Западом. Однако основные результаты его освобождения от международных обязательств ощущаются в большей степени в России, чем в мире. Недавно Путин отпустил сомнительную остроту, заявив, что кроме него в мире после Махатмы Ганди нет "чистых демократов". Гарри Каспаров, экс-чемпион мира по шахматам, превратившийся в оппозиционера, придерживается иного мнения: он называет Россию "полицейским государством, маскирующимся под демократию".

BNE: Душа Путина Дэвид Сэттер В эти выходные президент Джордж У. Буш встретится с Владимиром Путиным в доме своего отца в Кеннебанкпорте, чтобы попытаться наладить отношения с Россией, которая представляет все большую опасность для западных интересов в сфере безопасности. По-видимому, Буш делает ставку на свою "дружбу" с Путиным. Но эта дружба выгодна только одной стороне и работает лишь на одно – на то, чтобы запутать США и сузить выбор их возможных политических решений. Путин будет вести себя все более враждебно не потому, что он по воле злой судьбы неверно интерпретирует наши намерения, но потому, что он – архитектор коррумпированного бюрократического режима в России, который для своего выживания нуждается в антизападной политике. Россия не желает, чтобы США разместили в Восточной Европе систему противоракетной обороны. Она ссылается на то, что такая система подрывает ценность российского сдерживающего арсенала. Путин предложил другой вариант – помочь США защититься от Ирана, совместно используя российскую радиолокационную станцию раннего предупреждения в Азербайджане. Но это предложение абсурдно: радар расположен слишком близко к Ирану, чтобы гарантировать его безопасность. Кроме того, он не в силах направлять ракеты-перехватчики, базирующиеся в Польше. Одновременно Россия продолжает оказывать поддержку Ирану. 20 июня на пресс-конференции в Тегеране министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что Иран не представляет опасности и что Россия будет продолжать сотрудничество с тамошним режимом, в том числе в области строительства атомной электростанции в Бушере, которую намечено ввести в строй в октябре этого года. Западных государственных деятелей часто озадачивают действия России, которые подрывают безопасность Запада перед лицом исламистского фанатизма и тем самым подрывают и безопасность России. Но путинский режим озабочен в первую очередь своей собственной безопасностью. Интересы России часто в расчет не принимаются. На первый взгляд кажется, что путинский режим находится в отличном положении. Россия больше всего выиграла на всемирном сырьевом буме 2000-х годов. ВВП увеличивается на 6-7% в год: в 1999 году он составлял 200 млрд долларов, а в 2006-м – 920 млрд (в пересчете на нынешний курс доллара). Золотовалютные резервы сейчас превысили 300 млрд долларов. Средняя зарплата при Путине удвоилась, а его рейтинг популярности – более 70%. Несмотря на все вышеперечисленное, путинский режим в действительности весьма хрупок. Он венчает собой несправедливый социальный строй и почти не терпит свободы, что делает его чрезвычайно уязвимым в случае серьезного расследования его возможных преступлений. Путин систематически устранил другие центры власти. В результате чиновничество правит единолично – общество не вмешивается в его дела, но в то же самое время не оказывает ему поддержки. При Путине горстка людей, которые правят Россией, одновременно ею владеет. Государственные деятели входят в руководство крупнейших российских государственных компаний. Первый вице-премьер Дмитрий Медведев – председатель совета директоров "Газпрома", заместитель главы администрации президента Игорь Сечин – председатель совета директоров нефтяной компании "Роснефть", а помощник президента Игорь Шувалов – председатель совета директоров "Российских железных дорог" (в действительности Шувалов – член совета директоров "РЖД". – Прим. ред.). Капитализация "Газпрома" – 236 млрд долларов, "Роснефти" – 94 млрд, а "Российских железных дорог" – 50 млрд. По некоторым оценкам, окружение Путина контролирует компании, на которые приходятся 80% капитализации на российском фондовом рынке. В стране наблюдается резкое имущественное неравенство. В 2006 году средний доход 10% богатейших жителей Москвы в 49 раз превышал средний доход беднейших 10%. Несмотря на нефтяной бум, 83% населения России – это бедняки. Как показывает история, имущественное неравенство было для России опасно, а редко когда в этой стране богатство так откровенно выставляли напоказ, как сейчас. Имущественное неравенство влечет за собой печальные последствия ввиду того, что властям не удается вкладывать деньги в социальную сферу. Те, у кого есть деньги, получают высококачественное медицинское обслуживание. Те, у кого нет денег, опускают руки и ждут смерти, сознавая, что нормальное лечение им недоступно. В результате в России на каждые 100 рождений приходится 160 смертей. Средняя продолжительность жизни российских мужчин сейчас составляет 58 лет – меньше, чем в Бангладеш. Количество убийств в России почти в пять раз превышает этот показатель по США. Поскольку нефтяной бум служит гарантией постепенного улучшения условий жизни, а хаос ельцинского периода травмировал россиян, население принимает условия жизни при Путине. Но резкое падение цен на нефть вызовет в России экономический кризис и в одночасье изменит социально-политическую обстановку. В то же самое время российские руководители знают, что если социальная обстановка в стране станет нестабильной, то возможен пересмотр данных о ряде террористических актов и убийств по политическим мотивам, который будет иметь далеко идущие последствия. За последние восемь лет в России было немало преступлений и загадочных смертей, но шире всего известны взрывы домов в 1999 году, захват заложников в Москве и Беслане, смерть при загадочных обстоятельствах (возможно, в результате преднамеренного отравления) журналиста Юрия Щекочихина, убийство депутата Думы Сергея Юшенкова, а также недавние убийства Анны Политковской и Александра Литвиненко. Власти практически ничего не сделали для расследования всех этих инцидентов (отказ в экстрадиции человека, который подозревается в убийстве Литвиненко, – типичное проявление их подхода). Но частные лица и журналисты продолжали собирать информацию. Например, сообщалось, что правоохранительные органы были заранее проинформированы о планах захвата заложников в Москве и Беслане, но ничего не сделали для его предотвращения. Есть также видеозапись, которая широко не транслировалась: на ней запечатлены двое из тех, кто следил за Политковской перед ее убийством. Оппозиционные политики заинтересовались этими делами. Экс-премьер Михаил Касьянов, ныне баллотирующийся в президенты, призвал провести новое расследование взрывов домов и захвата заложников в Москве и Беслане. Даже сторонники режима могут воспользоваться этими преступлениями для того, чтобы сокрушить соперников. Когда в прошлом году Владимир Устинов был отстранен с должности генерального прокурора, его противники предлагали вернуться к расследованию версии об отравлении Щекочихина, который расследовал коррупцию в ФСБ. Таким образом они ударили по своим врагам в ФСБ. В вышеописанных обстоятельствах антизападная политика путинского режима выглядит вовсе не загадочной, а абсолютно логичной. Настаивая на своем праве отдавать приказы странам, где она когда-то владычествовала, – например, Грузии и Украине, – Россия гарантирует целый ряд бессмысленных конфликтов, которые могут быть использованы, чтобы отвлечь российское население от массированной коррупции, а заодно сыграть на примитивных националистических инстинктах. Знаком успешности этой политики является рост ксенофобии в России и терпимое отношение к уличным нападениям на темнокожих иностранцев. Антизападная политика полезна еще и тем, что она гарантирует России внимание Запада. С помощью государственного телевидения это можно представить как возврат к величию России. И, наконец, антизападная политика подготавливает почву для безудержной демагогии, которая может быть использована для подрыва в россиянах способности проводить даже самые фундаментальные нравственные различия. Свежайший пример – высказывания Путина на встрече с делегацией с учителей о том, что никто не должен пытаться внушать России чувство вины за Великий террор 1937 года, поскольку в других странах случались вещи и похуже. Несомненно, в Кеннебанкпорте будет сделана попытка уладить американо-российские отношения, сделав упор на хорошем. Но это не должно быть результатом самокритики американской стороны – наша самокритика ничего не изменит в поведении России и лишит нас возможностей на него влиять. По сути, лучшее, что может сделать президент Буш – это откровенно поговорить с Путиным о негативном и самоубийственном характере его политики. Высказав Путину то, что он должен услышать, Буш, возможно, нарвется на сердитую реакцию. Но тем самым он поступит как настоящий друг. Дэвид Сэттер сотрудничает с Гуверовским институтом, Институтом Хадсона и Университетом Джона Хопкинса. Его новейшая книга – "Сумерки на рассвете: взлет российского криминального государства" ("Darkness at Dawn: the Rise of the Russian Criminal State") (Yale, 2003)

BNE: План Путина Все, что говорится публично, не стоит ломаного гроша. Михаил Леонтьев Пресса, российская и зарубежная, переполнена статьями о президенте России Владимире Путине. Все гадают о будущем преемнике. Высказано огромное количество версий. В традициях кремленологии советского времени интерпретируются малейшие намеки на будущего кандидата. В программе "Власть" на "Эхе Москвы" и RTVi Евгений Киселев вот уже несколько месяцев разбирает варианты возможного трудоустройства Путина - от председателя Конституционного суда до руководителя Олимпийского комитета. Средства массовой информации нагнетают обстановку, уверяя, что в Кремле идет ожесточенная борьба между разными кланами. Государственные телевизионные каналы и прочие зависимые СМИ внушают публике мысль о том, что "Путин - наше все" и без "плана Путина" у России нет будущего. Реклама : Западные эксперты (критицизм которых сильно преувеличен российскими комментаторами) более непримиримо настроены по отношению к американскому президенту, чем к российскому. Они продолжают говорит о сползании России в авторитаризм как о национальной особенности. Признавая отсутствие разделения властей, имитационный характер демократических институтов и их полную зависимость от президента и его администрации, некоторые политологи для характеристики российской политической системы используют термин "нелиберальная демократия". Проводятся аналогии с правлением Александра III либо с некоторыми латиноамериканскими режимами. Вместе с российскими политтехнологами в создании имиджа российской демократии участвуют западные эксперты. Достаточно упомянуть американскую фирму "Кетчум", членов Валдайской группы и их ежегодные встречи с российским президентом, работу западных журналистов и политологов на русских англоязычных каналах и т.д. Проекты по улучшению образа России за рубежом генерирует кремлевская администрация, в которой (согласимся здесь с Сергеем Марковым) "сконцентрированы мощные экспертные и менеджерские силы". Одеты они по-европейски, интервью дают по-английски. Настроены агрессивно. Армия политологов, политтехнологов, публицистов, представляющих разные фонды и институты, комментирует каждое слово президента, подавая его в нужном свете. Кому-то, как, например, радиостанции "Эхо Москвы", разрешена и критика власти. Масштаб этой деятельности впечатляет. Никогда в истории России у власти не было столь современного фасада. Вместе с тем власть абсолютно закрыта. "Тайной и непредсказуемостью пронизано все, - справедливо замечает Дмитрий Фурман. - За любым действием власти может скрываться какой-то иной смысл". Но достаточно ли одной констатации факта? Правомерны ли ссылки на то, что принятие решений в России всегда было тайной и что правительства многих стран принимают решения при закрытых дверях? Приемлемы ли такие рассуждения в стране, где за властью числится длинный список преступлений против собственного народа, где трагические события повторяются с пугающей закономерностью, где от власти в буквальном смысле слова зависит настоящее и будущее страны? Можно ли, зная российскую историю, доверять власти, не понимая смысла ее действий и не ведая ее намерений? Тем не менее более 80% населения России доверяет своему президенту, не зная ни того, как принимаются решения, ни каковы мотивы этих решений. Не подвергается сомнению и его кадровая политика. Лишь единицы задаются вопросом о действительном механизме российской власти. Думаю, как историк, многие годы занимавшийся изучением природы власти в Советском Союзе, я имею право присоединить свой голос к немногочисленному ряду пытающихся разобраться в том, что на самом деле происходит в России. Для меня очевидно: в России воспроизведен традиционный механизм власти в его сталинском варианте. Он облагорожен современным фасадом, очищен от коммунистической идеологии, но суть его осталась прежней. Кстати, Сталин в гораздо большей степени русский националист и великодержавник, чем коммунист, вот почему именно он, а не Ленин так популярен сегодня в России. Сталинская власть - апофеоз традиционной российской государственности, пример которой вдохновляет патриотов-консерваторов. К тому же Сталин не только был идейным антизападником - он готовился к войне против западной цивилизации. Именно при Сталине власть предельно персонифицировалась, стала всеохватывающей и всепроникающей. Именно при нем она окружила себя непроницаемой секретностью. Политбюро и другие высшие органы партийного аппарата лишь формально были коллегиальными, а на деле являлись прикрытием для Сталина и его фракционной группы, состав которой постоянно менялся ("тройка", "семерка", "восьмерка", "девятка" и т.д.). Именно Сталин как генсек ЦК партии, приближая к себе в разное время тех или иных членов своего окружения, определял все политические решения в стране. Они оформлялись затем как решения высших партийных и государственных органов и направлялись на места. Свои самые большие секреты Сталин не доверял даже "особой папке", поэтому факт принятия многих решений удается реконструировать только по их последствиям. Отдельное место среди приемов сталинского властвования занимали ложь и преднамеренная дезинформация. Сталинский механизм власти - это не только тайная практика принятия решений в Кремле. Это скрытый механизм взаимодействия всех властных структур по вертикали и горизонтали. Это невидимые каналы в виде особых структур - секретных и мобилизационных отделов на всех предприятиях и во всех учреждениях. Эта тайная инфраструктура связывала Секретариат ЦК со всеми назначенными им партийными функционерами и руководителями государственных органов. Тайные директивы доставлялись на места фельдъегерским корпусом ОГПУ/НКВД/МГБ. Секретный механизм сталинской власти скрывал действительные цели партийной верхушки, авторство важнейших решений, мотивы их принятия и сами эти решения - при том, что они определяли жизнь огромной страны. Внешне же политическая система в СССР была похожа на политические системы в демократических странах: Конституция, всеобщие, хотя и безальтернативные (с одним кандидатом), выборы в парламент - Верховный Совет и местные советы. Действовали созданные властью и послушные ей общественные организации. Сама Коммунистическая партия по Конституции именовалась общественно-политической организацией. Все это называлось "социалистической демократией". Между прочим, за образец для Конституции 1936 года Сталин выбрал Конституцию Швейцарии. В действительности же все элементы советской политической системы были бутафорией, скрывавшей механизм сталинской власти, но создававшей в мире образ СССР как страны с самым справедливым общественным устройством. У Сталина и Советского Союза в то время, как и теперь, было немало поклонников на Западе. Есть все основания полагать, что Путин сознательно использовал этот опыт. Стабилизировать ситуацию в стране после смуты 1990-х годов можно было либо выстраиванием механизма правового государства, используя западный опыт, либо восстановлением традиции советского управления, основу которого составлял как раз созданный Сталиным механизм власти. Очевидно, что последний вариант оказался ближе и понятнее. Характерно, что кремлевский политтехнолог Глеб Павловский называет сталинскую политику виртуозной. Не случайно его внимание к книге Александра Кожева, который по сути восславил власть Сталина. (Эта книга, написанная в 1942 году, издана в России в 2007-м). Именно этим опытом питается историк Андрей Фурсов, обосновывая "стратегию Сталина" как образец российской модернизации. После августа 1991 года аппарат КПСС был расформирован. Но осталась "вертикаль" КГБ, после ряда пертурбаций получившего новое название - ФСБ. Ее центр по-прежнему на Лубянке, на своих местах и управления ФСБ во всех 89 регионах России. Центральная власть была персонифицирована уже при Борисе Ельцине - полномочия президента оказались ничуть не меньше тех, что были у генерального секретаря ЦК. Место Секретариата ЦК заняла администрация президента. Совет Безопасности исполнял роль Политбюро. Достройку этого механизма завершил Путин, которому, говоря словами посвященного в тайны Кремля журналиста Михаила Леонтьева, удалось "медленно, аккуратно, в значительной степени конспиративно реанимировать страну". Восстановление механизма власти сталинского типа - это не только возврат к назначению губернаторов. Это возрождение тайной инфраструктуры власти. Это реанимация невидимой армии негласных сотрудников КГБ, ряды которой постоянно увеличиваются. Видимая часть этой армии - партии "Единая Россия", "Справедливая Россия", молодежные организации "Наши", "Молодая гвардия", "Идущие вместе" и т.п. Невидимая - представители спецслужб во всех учреждениях и на всех предприятиях, включая бизнес-структуры. Это неформальный центр власти Путина (не предусмотренный Конституцией), в который входят руководство ФСБ, сотрудники президентской администрации, Совета безопасности, Межрегионального клуба ветеранов госбезопасности. Состав может меняться, как менялся он при Сталине. Администрация президента действует как Секретариат ЦК, спуская указания Совету Федерации и Государственной думе, Центризбиркому, ФСБ, Генеральной прокуратуре и всем другим ведомствам, а также партиям и движениям, общественным и религиозным объединениям, средствам массовой информации. Президент лично участвует в годичных совещаниях "силовых" министерств. В регионы директивы Кремля передают полномочные представители президента, которым подчиняются назначенные губернаторы. Принимаемые решения абсолютно секретны и так же, как в советское время, доставляются на места фельдъегерской службой. В ходу и шифрованные телеграммы. Сотрудники государственных органов связаны подпиской о неразглашении: пункт 10 статьи 17 Закона о государственной гражданской службе РФ запрещает им "публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе в средствах массовой информации, в отношении деятельности государственных органов, их руководителей..." Путин не просто способствовал возрождению сталинского механизма власти. Он легитимизировал его и придал ему оболочку "суверенной демократии". В отличие от Сталина, который направлял все ресурсы на милитаризацию страны, у Путина огромная часть средств по-прежнему идет на обогащение самой власти и лояльных Кремлю бизнес-структур. Однако президент и его администрация начинают осознавать, что роль влиятельного игрока на мировой арене, на которую претендует Россия, не может базироваться только на агрессивной риторике и провокационных действиях. Эта роль требует возрождения военно-промышленного комплекса и соответствующей модернизации страны. Именно для этого придуман "план Путина". Такова логика механизма власти сталинского типа - расширение влияния внутри страны и за ее пределами. Как осуществить модернизацию - это, пожалуй, самый сложный для современной власти вопрос. Нынешние властители дум в России отвергают западный путь модернизации, который они связывают с именем Александра II. Для них предпочтителен антизападный путь, пример которого дает как раз сталинская модернизация. "Ясно, - пишет Андрей Фурсов, - что реализовать такой вариант можно только на основе мощного военно-промышленного комплекса, при максимальном напряжении сил общества и жестком контроле центроверха над верхушкой". На сталинском языке "максимальное напряжение сил общества" означало государственное насилие, репрессии. Однако современные апологеты такого типа модернизации избегают разговоров о ее темных сторонах. Более того, они уверены, что проблема имеет не только сталинское решение. Так, Глеб Павловский видит ответ в бесспорном лидерстве, которое он связывает с именем Путина, будущего "отца нации". Огромная роль в реализации "плана Путина" отводится медиа, которые, по его мнению, "позволяют, в принципе, ненасильственно создавать ситуацию полного помрачения. Раньше для этого нужно было применение какого-то массированного насилия или угроз как таковых, а теперь можно ненасильственно создать ситуацию 37-го года, во всяком случае, для индивидуума, из-за того, что у него в башке начнут смещаться разные пласты и он будет соглашаться с реальным, даже не осознавая момент, когда он согласился, будучи уверенным, что он свободен". Нетрудно понять, к чему ведет политика власти такого типа - ко все большей демократизации страны, как уверяют кремлевские идеологи, или к какой-то новой разновидности традиционного российского закрепощения. Ирина Павлова 09.07.2007 14:42

BNE: Кремль переходит на более грубые выражения Квентин Пил Владимир Путин – не из тех, кто прилюдно машет кулаками. Как все отмечают, в частной обстановке российский президент – осторожный чиновник, который перед принятием каждого решения тщательно взвешивает все "за" и "против". Но перед внутриполитической аудиторией он часто переходит на жесткие выражения и даже на уличный сленг, чтобы донести свою мысль до слушателей. Так было и две недели тому назад, когда он принимал у себя на даче в подмосковном Завидово делегацию руководителей прокремлевского националистического молодежного движения "Наши". Говоря о дипломатической конфронтации между Великобританией и Россией из-за отказа Москвы экстрадировать предполагаемого убийцу Александра Литвиненко, бывшего российского агента, отравленного радиоактивным полонием в Лондоне, Путин внезапно перешел от спокойных аналитических рассуждений к жесткому тону. Они "дают оскорбительные, на мой взгляд, для нашей страны и для нашего народа советы – поменять Конституцию, – заявил президент на встрече, показанной по телевидению. – Мозги им надо поменять, а не Конституцию нашу". Грубость Путина не вязалась с его более ранним заявлением о том, что эта история – всего лишь "мини-кризис". Но она соответствует сегодняшней позиции России на внешнеполитической арене, гораздо более уверенной, чем прежде. Она также отражает обиду российской элиты на поведение Запада, в котором она видит безразличие или даже снисходительное презрение к ее усилиям по реформированию системы и выполнению действующей Конституции. "Мы заслуживаем того, чтобы с нами обходились как с нормальной страной, – говорит бывший высокопоставленный представитель кремлевского руководства. – США и Запад в течение последних 15 лет совершают фантастическую оплошность по отношению к России. Мы давно уже готовы к нормальному сотрудничеству. Выбрав путь демократии и рыночной экономики, мы изменили мир. Мы сделали нашу планету безопаснее. Но что мы получили взамен? Запад оттеснил Россию в сторону. Он не понял ее. Это была большая глупость и упущенный шанс". Действительно ли Запад неправильно повел себя с Россией, которая твердо намерена стать нормальным государством? Или это Россия возвращается к старым советским привычкам – проникается недоверием к внешнему миру и со всех сторон видит антироссийские козни? Российские либералы и западные критики российских властей считают, что стержнем нового менталитета является всепроникающее влияние силовиков (бывших и нынешних сотрудников служб государственной безопасности, в число коих входит и сам Путин). Силовики везде вокруг себя видят врагов. Одновременно уверенность России в себе резко возросла вместе с ростом доходов от нефти и газа. Как же расценивать этот новый национализм – как фундаментальную перемену или всего лишь как тактический ход с оглядкой на то, что до парламентских и президентских выборов остаются считанные месяцы? Мнение России, что Запад неблагодарен и недружелюбно настроен, стало главной темой неофициального визита в Вашингтон, который нанес для встречи с высокопоставленными представителями администрации США Александр Волошин, экс-глава президентской администрации при Путине, а ранее его предшественнике Борисе Ельцине. "Волошин без обиняков перечислил все уступки, сделанные Москвой", – отмечает Дмитрий Тренин, заместитель директора Carnegie Moscow Centre. Среди этих уступок – прекращение деятельности объекта по сбору разведданных на Кубе, еще одной базы во Вьетнаме, а также тот факт, что после 11 сентября 2001 года Россия дала "зеленую улицу" США для использования аэродромов в бывших республиках Средней Азии для поддержки ввода войск в Афганистан. "Волошин сказал им, что Путин на несколько миль опережает стаю в Кремле, – говорит Тренин. – Но что мы получили взамен? НАТО в Косово, "оранжевую революцию" в Украине и "революцию роз" в Грузии. США ответили Волошину: "Ну и что?". Просто отмахнулись от него. Для Путина это была последняя капля, переполнившая чашу терпения. Он решил, что добиваться внимания США, продолжая играть роль "Мистера Любезность", – дело безнадежное. Теперь он не "Мистер Любезность", а "Мистер Угроза". Это проявилось в февральском выступлении Путина на Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности в Европе, когда он жестко раскритиковал внешнюю политику США, в том числе размещение элементов ПРО в Польше и Чехии, а также осудил расширение НАТО, охарактеризовав его как враждебный жест. Главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" (ведущего московского издания, специализирующегося на внешнеполитической тематике) Федор Лукьянов расценивает этот переход как "совершенно новый этап развития России, недооцененный на Западе. После мюнхенской речи или чуть позднее нее сложился новый подход; он гласит, что мы не идем на компромиссы". Лукьянов отмечает, что это распространяется на несогласие России на продвигаемый США и ЕС план предоставления независимости Косово, а также на решение России, о котором Путин объявил в июле, об аннулировании Договора об обычных вооруженных силах в Европе. "Это категорический отказ, – заявляет Лукьянов. – Никаких подвижек не будет". На взгляд Лукьянова, новая внешнеполитическая позиция далеко не сводится к жесткости. По-видимому, полагает Лукьянов, команда Путина в Кремле и МИДе пытается сформулировать новую идеологию международных отношений точно так же, как она стремится создать новую внутриполитическую платформу для приближающихся выборов. Поворотной точкой стала апрельская конфронтация между Россией и ее крохотной прибалтийской соседкой Эстонией после того, как эстонские власти решили перенести на другое место памятник павшим воинам, воздвигнутый в советские времена, и захоронение солдат под ним. В тот период члены организации "Наши" атаковали эстонское посольство в Москве и блокировали пункты перехода границы. Прекратилась транспортировка российской нефти через эстонские порты, а на веб-сайты Эстонии обрушился электронный "блицкриг". "Этим неудачным способом Россия попыталась доказать, что есть ценности, которые мы будем отстаивать. Это первый случай, когда она придала важность не только интересам, но и ценностям", – отмечает Лукьянов. Самое существенное заявление, где сформулированы принципы нового менталитета, было сделано министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым в статье, которую предполагалось опубликовать в июле в американском журнале Foreign Affairs, но министр внезапно забрал ее из этого издания, обвинив США в цензуре (редактор журнала категорически отрицает эти обвинения). Лавров писал, что американская доктрина однополярности потерпела крах и что Россия конкурирует с этой доктриной на международном рынке идей. Он отметил, что после того, как глобализация вышла за пределы Запада, конкуренция стала по-настоящему глобальной, и отныне конкурирующие государства должны учитывать несходство ценностей и закономерностей развития, а сложность состоит в том, что в этом непростом контексте конкуренции необходимо установить справедливые нормы взаимоотношений. Лукьянов видит параллели с идеями американского неоконсерватизма, в том числе в аспекте тесных связей с религией в лице Русской православной церкви. Он ссылается на исключенный из окончательного варианта статьи Лаврова пассаж, где говорилось, что однополярность – статус США как единственной в мире сверхдержавы – противоречит порядку, установленному Богом. Тренин отмечает: "На внутриполитической арене растет уверенность в себе. Путин – настоящий царь. Ему не нужно оглядываться через плечо. Кремль имеет полный суверенитет внутри страны, и мы – одно из немногих по-настоящему суверенных государств в мире, наряду с США и Китаем". Тренин говорит, что сейчас российские лидеры больше уверены в себе, чем даже советское руководство в 1970-е годы, когда США наконец-то предоставили Москве равный статус в политических и военных вопросах. Россия хочет, чтобы в мире уважали ее отличительные черты, непохожие на чужие, – будь то система "управляемой демократии", в рамках которой были созданы две искусственные прокремлевские партии для доминирования в Государственной думе, или нестандартная разновидность рыночной экономики, которую ввели власти: сочетание общедоступности обогащения с правилами игры, благоприятствующими государственным компаниям. Оба этих явления подвергаются на Западе суровой критике, так как воспринимаются как серьезное несоответствие подлинным критериям демократии или рынка – это не говоря уже о закулисном влиянии спецслужб. Имеет ли эта уверенность в себе, сформировавшаяся недавно, реальную почву под собой? Важнейшим фактором тут является состояние российской экономики. После прихода Путина к власти в 1999 году под его руководством наблюдался поразительный период возрождения; доход на душу населения вернулся к уровню, на котором он был в 1990 году – то есть непосредственно перед распадом СССР. Уверенное поведение страны на международной арене – это также отражение усиливающейся предвыборной лихорадки: в декабре состоятся выборы в Госдуму, а весной будущего года предстоит выбирать преемника Путина. Однако в уравнении есть и третий член – подспудное чувство неопределенности, обусловленное отсутствием прозрачных правил игры в политике и экономике. Никто не знает, кто станет преемником Путина. Кто бы это ни был, любая смена руководства наверняка будет означать не только перемены в исполнительной ветви власти, но и в круге лиц, которые имеют доступ к богатствам Кремля или близки к оным. http://inopressa.ru/ft/2007/08/01/13:16:06/kremlin

BNE: Запад бессилен перед сюрпризами Путина Обзор прессы Зарубежные СМИ продолжают большое место уделять российской политике. После заявлений Путина о его намерениях на Западе ожидают новых сюрпризов. The Economist полагает, что "Россияне хотят больше демократии, чем Путин может им дать". За восемь лет своего пребывания в Кремле Путин сокрушил оппозицию, лишил местные органы самоуправления автономии, укрепил государственный контроль над энергоресурсами и устранил наиболее независимые СМИ, пишет издание. Однако благодаря стабильности, которой добился Путин, и нефтегазовому росту экономики он по-прежнему пользуется огромной популярностью среди рядовых россиян. Действительно, единственный вопрос, которым задавались в этом году московские массмедиа, заключался в следующем: каким именно образом Путин собирается остаться у власти после марта 2008 года, когда он должен будет покинуть президентское кресло? Теперь ответ на этот вопрос получен. В этих трюках нет и следа демократии в том смысле, в каком ее понимают и практикуют на Западе. Все это больше напоминает времена СССР, говорится в редакционной статье. Сторонники Путина утверждают, что россияне еще не готовы к либеральной демократии и жаждут традиционного доброго царя или диктатора. Кроме того, многие россияне радостно указывают на политический хаос, который охватил Украину, давая понять, что этого-то они и хотят избежать. Между тем Украина могла бы служить для них отличным примером, полагает издание. Сущая правда, что после случившейся в конце 2004 года "оранжевой революции" украинская политика стала более грязной; богатые бизнес-группировки действительно пользуются слишком большим политическим влиянием, а коррупция, как и в России, весьма сильна. Но все же прошедшие 30 сентября выборы носили истинно демократический характер и их результаты были непредсказуемы. Похоже, что после трудных переговоров будет сформировано новое "оранжевое" коалиционное правительство. Больше никто всерьез не говорит о расколе страны: все политические партии устремлены в сторону Европы. У Украины, в отличие от России, есть независимые СМИ, настоящая оппозиция и перспектива честной борьбы за пост президента в 2009 году. Она также располагает быстрорастущей экономикой, которая, похоже, позволит войти в ВТО раньше, чем там окажется Россия. Успешное становление жизнеспособной демократии в таких странах, как Украина, позволяет надеяться, что однажды по этому пути пойдет и Россия, делает вывод издание. Washington Post признает, что "США больше не пытаются влиять на российскую политическую жизнь". Наблюдая за сползанием России к авторитаризму, администрация Буша когда-то считала ключевым индикатором ответ на вопрос, откажется ли добровольно президент Владимир Путин от власти в 2008 году, как обещал. Но на этой неделе Путин отмахнулся от предостережений США и дал понять, что планирует сохранить власть, сделавшись премьер-министром. Таким образом, он вновь захватил врасплох американскую администрацию, которая ныне практически утратила надежду повлиять на внутриполитический курс России. В начале недели не меньше полудюжины служащих Белого дома, Пентагона и Госдепартамента вылетят в Москву, чтобы подготовить назначенный на выходные саммит госсекретаря Кондолизы Райс и министра обороны Роберта Гейтса с их российскими коллегами. Возможно, высокопоставленные визитеры заговорят с Путиным о его политических планах, пишет издание, но эксперты признают, что позицию русских это не поколеблет. По сути, это определенный возврат к курсу в духе "реалполитик" по отношению к России, воспринимаемой как "великая держава" (за этот курс Райс ратовала в 1999 году во время первой президентской кампании Буша) от более идеалистической концепции "уничтожения тирании", которую Буш озвучил в 2005 году в инаугурационной речи. "Это не последние сюрпризы Путина", – предупреждает в Le Temps Эрик Хесли. Такая любовь к сюрпризам и свобода, с которой российский президент ею распоряжается, красноречиво свидетельствуют о природе действующего в Москве режима. Если можно сменить правительство, когда никто ни в оппозиции, ни в кругах сторонников власти не может понять причину этого, если можно назначить абсолютно неизвестную фигуру без какой бы то ни было оглядки на общественное мнение, то совершенно ясно, что институты и гражданское общество не имеют ни малейшей ценности, а публичной политики все еще нет. Россия не демократическая страна, но уже и не советская диктатура. В настоящее время это автократия, где политический класс обслуживает действующую власть. Можно сказать то же самое по-другому, и демократическая оппозиция сама это признает: на российской политической сцене есть только одно действующее лицо – Владимир Путин. Западные политики и средства массовой информации спешат списать эту феноменальную популярность и эту почти слепую веру, так противоречащую демократическим принципам, на манипуляции общественным мнением, контроль телеканалов или некую атмосферу запугивания. Действительность гораздо проще, считает автор: поддержка, которой пользуется Владимир Путин, объясняется, прежде всего, успехами России. Далее он подробно излагает достижения путинского президентства и делает вывод: вызов, с которым столкнулся действующий режим, заключается в том, чтобы сохранить свое влияние после окончания нынешнего благодатного периода. http://inopressa.ru/inotheme/2007/10/05/12:23:34/kremlin

BNE: Грандиозные" планы Путина: начинается новая гонка ядерных вооружений Тони Хэлпин Вчера Владимир Путин дал понять, что гонка вооружений возобновляется. Он заявил о разработках нового ядерного оружия и предупредил США, что не следует игнорировать возражения России против создания противоракетного щита в Европе. Российский президент объявил, что планы по восстановлению Вооруженных сил страны – "грандиозные", и увязал их с американским вторжением в Ирак. Само вторжение Путин назвал попыткой поставить под контроль нефтяные запасы и предупредил, что Россия сумеет защитить свои энергетические ресурсы от внешней угрозы. Об этих планах он объявил в ходе прямого телеэфира, когда отвечал на вопросы простых россиян. Некий механик из Сибири упомянул, будто бывшая госсекретарь США Мадлен Олбрайт говорила, что России "несправедливо" принадлежит исключительный контроль над нефтяными запасами региона. Путин ответил: "Знаю, что подобные идеи в головах некоторых политиков бродят. Это такая "политическая эротика", которая может кому-то доставить удовольствие, но вряд ли приведет к положительному результату. Мы видим пример Ирака – маленькой страны, не способной себя защитить, но обладающей огромными запасами нефти. И что мы там видим? Россия, слава богу, это даже не Ирак. У России достаточно сил и средств, чтобы защитить себя, свои интересы и на своей собственной территории, и в других регионах мира". В ходе трехчасовой трансляции были показаны кадры испытаний российской баллистической ракеты "Тополь-М" на космодроме Плесецк на севере России. Государственное телевидение заявило, что ракета поразила цель в тысячах миль от места запуска, в Тихом океане. Когда Путин поздравил группу офицеров, отвечавших за запуск, с успехом, те ответили возгласом "Служу России!". Позже президент пообещал в ближайшие годы реализовать программу по модернизации российской армии. Вооруженные силы страны пришли в упадок в период экономической разрухи 1990-х, который последовал за развалом СССР. Сейчас в Россию активно идут нефтяные доходы, она переживает экономический подъем, и воинственный Путин ясно указал, что намерен восстановить престиж армии. Он заявил: "Ракетные технологии будут развиваться, в том числе совершенно новые комплексы стратегического назначения. Работа продолжается, и продолжается успешно. Так что у нас планы не просто большие – они грандиозные. И они абсолютно реализуемые. У меня нет сомнений в том, что мы это сделаем. Наши Вооруженные силы будут компактными, но очень эффективными, и надежно обеспечат безопасность страны на многие годы вперед". Президент не рассказал подробно о новом ядерном оружии, однако пообещал поставить на вооружение новые ракеты, бомбардировщики и подводные лодки, чтобы усилить, по его выражению, "ядерную триаду" российской армии. Путин заявил: "Мы не только будем уделять внимание всей ядерной триаде, но и другим видам вооружения. Надеюсь, что в ближайшее время – до 2012, к 2015 году, надеюсь, – мы выйдем на истребитель нового поколения, который будет закончен и будет поступать на вооружение". Также Россия займется модернизацией стратегических ядерных бомбардировщиков "Медведь" (Ту-95). В августе президент отдал приказ круглосуточное патрулирование этих самолетов, впервые после окончания холодной войны. С тех пор Великобритания и другие страны НАТО неоднократно поднимали по тревоге истребители для сопровождения бомбардировщиков вблизи своих воздушных границ. Путин четко дал понять, что Россия развернет собственные вооружения в противовес оборонительному щиту, который планируется разместить в Польше и Чехии. Он заявил, что представители США изучают российские предложения по выходу из кризиса, однако предупредил: "Если эти решения будут приняты без учета интересов безопасности Российской Федерации, мы будем предпринимать ответные шаги, которые бы, безусловно, обеспечили безопасность граждан России". Путин предложил США назвать дату вывода войск из Ирака, заявив, что война там зашла в тупик. "Можно смести с доски политической какие-то тиранические режимы... но воевать с народом – бесперспективная задача", – сказал он.



полная версия страницы