Форум » ПУТИН и МЕДВЕДЕВ » РБК//Л.Невзлин: У В.Путина нет чувства юмора » Ответить

РБК//Л.Невзлин: У В.Путина нет чувства юмора

BNE: Л.Невзлин: У В.Путина нет чувства юмора "Я не рассчитывал на то, что Путин и многие из его окружения, но в первую очередь он, лишены чувства юмора", - так отреагировал основной совладелец группы МЕНАТЕП Леонид Невзлин на заявление президента России Владимира Путина, касающееся "аморальности олигархов" в интервью израильскому агентству "Курсор". Напомним, что в опубликованном и продемонстрированном вчера интервью российского президента Первому каналу израильского телевидения В.Путин, отвечая на вопрос про ЮКОС и М.Ходорковского, сказал буквально следующее: "Один из ближайших акционеров компании и коллег того человека, о котором Вы упомянули, прямо и открыто в средствах массовой информации заявил: "Пусть конфискуют. У нас не последние 5 миллиардов. Денежки в надежном месте". Вот, когда делают люди подобные заявления, ничего другого, как назвать поведение такого рода аморальным мы не можем". "Во-первых, здесь речь идет непосредственно о моем заявлении, - сказал Леонид Невзлин в беседе с "Курсором". - Даже по тону моего заявления любой нормальный человек мог бы понять, что я шутил. Вот про "денежки не последние" я, конечно же, шутил, как иногда удачно или неудачно шутит и сам президент. Ведь он сам у нас мастер крайне неудачных шуток". Л.Невзлин признал, что в "условиях нормальной экономики заработать за несколько лет миллиарды долларов невозможно, однако, по его словам, процесс накопления капитала в России в 90-х годах проходил в условиях переходного экономического периода. "Кто ему [В.Путину] сказал, что экономика переходного периода является нормальной?! Она является как раз такой, в которой можно и нужно зарабатывать", - сказал Леонид Невзлин. "Теперь хотелось бы разъяснить российскому президенту вопрос о миллиардах, которые в деньгах, и миллиардах, которые в капитализации компании. Наша сила состояла в том, что мы из дерьма сделали конфетку. Из компании, которая "лежала" и ничего не стоила, мы сделали компанию, которая перед его [В.Путина] нападением на нее и на нас стоила в районе 30 млрд. долларов. Именно это я имел в виду, когда говорил о том, что "денежки не последние". Сейчас они своими гениальными усилиями довели стоимость компании практически до нуля, - сказал Леонид Невзлин, подчеркнув, что эти действия подорвали не только саму компанию, но и оказали крайне негативное влияние на общий инвестиционный климат в России. По словам Л.Невзлина, "ужас ситуации состоит в том, что на подобном уровне рассуждает человек, который по долгу службы должен управлять государством, находящимся в нестабильной экономической и политической ситуации". Совладелец МЕНАТЕПа подверг сомнению моральное право президента России вообще касаться этической стороны дела ЮКОСа. "А как он (В.Путин) и его партнеры могли заработать и зарабатывают миллиарды уже живых долларов за короткий период в условиях нормальной, как он говорит, экономики?! Миллиарды, которые затем они вкладывают в футбольные клубы, яхты и прочие предметы роскоши?! Ведь никто из них ничего не говорит и никто не против, когда Р.Абрамович тратит на личные цели деньги, выведенные из капитализации или из средств полученных в качестве дохода от торговли нефтью и нефтепродуктами, как основной акционер "Сибнефти". В этом Леонид Невзлин видит двойной стандарт, применяемый В.Путиным и президентской администрацией по отношению к олигархам: "Почему одним можно делать все, включая вывод средств компаний на личные нужды, а другим запрещено осуществлять элементарное право собственника - владеть контрольным пакетом компании!". "Иногда у меня возникает вопрос: "В.Путин лжет, или он действительно не понимает, что говорит?! Я все же склоняюсь ко второму – абсолютно не понимая сути вещей, он полностью убежден в своей правоте. В таком случае, прежде чем управлять страной, ему надо было бы подучиться…". ... "Я считаю, что приговор должен быть оправдательным или максимально мягким, но если в российской ситуации нет возможности вынести честный приговор, в любом случае он не может быть жестким. Ходорковский и Лебедев должны выйти на свободу, отделавшись некими штрафами, поскольку сидеть им не за что. Они и так уже отсидели больше, чем полагается", - подчеркнул он. Вместе с тем Леонид Невзлин напомнил, что речь идет все же о "политическом процессе", который может иметь драматическое продолжение. "Мы не можем исключать, что это только первая серия драмы и будут еще вторая, третья и четвертая", - заявил совладелец финансовой группы МЕНАТЕП. 23.04.2005

Ответов - 13

BNE: Два лица Владимира Путина ("Project Syndicate", США) Время от времени Путин действительно считает себя 'модернизатором', который стремится сделать Россию частью Запада Нина Хрущева, 15 июля 2005 Российское раздвоение личности - символически изображенное на ее царском гербе, двуглавом орле - недавно было выставлено напоказ. Одну минуту режим президента Владимира Путина очаровывает мир, мечтая об урегулировании своего шестидесятилетнего территориального спора с Японией по поводу Курильских островов и утешая инвесторов после осуждения нефтяного магната Михаила Ходорковского. В следующий момент Путин отказывается выводить российские войска из сепаратистского региона Молдовы Приднестровья, в то время как прокуроры угрожающе говорят о том, чтобы посадить на скамью подсудимых других олигархов. Возможно, самое большое проявление этой политической шизофрении наблюдалось в прошлом месяце на Красной Площади, где колдовское зелье из Красных знамен "Победы", трехцветных "Императорских" флагов, портретов Сталина и православных икон прошло строем бок о бок во время празднования 60-й годовщины со дня окончания Второй Мировой Войны. Путин воспользовался случаем, чтобы повторить свою политическую мантру - 'Россия строит свою собственную модель демократии' - с презрением отвергая просьбы стран Балтики о том, чтобы Россия призналась в своей сделке с Гитлером о плане их уничтожения накануне Второй Мировой Войны. Время от времени Путин действительно считает себя 'модернизатором', который стремится сделать Россию частью Запада. В другое время, как и Сталин, он считает, что российской власти необходима сильная рука - то, что он называет своей 'диктатурой закона'. Проблема, как показало осуждение Ходорковского, заключается в том, что диктатура обычно побеждает закон. С исторической точки зрения попытки модернизации в России, даже когда они выглядят реальными, как индустриализация Сталина или рыночная реформа Ельцина, в конечном счете, напоминают деревню Потемкина, потому что российское общество не может меняться достаточно быстро, или ему не хватает терпения, которое необходимо для того, чтобы пережить изменения. Таким образом, когда проводимая Ельциным в 1990-х гг. демократизация в американском стиле не смогла незамедлительно принести "организованный" капитализм, Путин при своем вступлении в должность навязал восстановление государственного "порядка", как будто бы устойчивая политическая или экономическая система требовала объединения советского прошлого с православной церковью и образами Матушки России. Действительно, характерная особенность Путина - желание понравиться всем. Смешивая советское прошлое с царским прошлым и несколькими осколками от демократии Ельцинской эры, Путин, кажется, думает, что он может нейтрализовать крайности российской истории. Вместо этого крайности часто вытесняют желание модернизации. Высокие цены на нефть теперь, кажется, являются единственным фактором, позволяющим Путину сохранить шараду реформы. Царь девятнадцатого века Александр III однажды сказал: 'У России только два верных союзника - ее армия и ее флот'. Нефть - это армия и флот Путина, позволяющие ему создавать и поддерживать образ сильного, но также и интернационального, государства. Формулировка Александра также популярна в настоящее время среди националистов Путина в Москве и Санкт-Петербурге. В своем воспевающем императора российском фильме 'Сибирский цирюльник' режиссер Никита Михалков, получивший Оскара - чей отец сочинил государственный гимн Сталинской эры, который Путин недавно восстановил - использовал коронацию Александра III в качестве символической основы российского величия, приглашая российских руководителей идти по его стопам. Путин считает свой собственный крестовый поход во имя спасения России от распада и сепаратизма подобным походу Александра. Но насколько дальновидно моделировать страну двадцать первого века по образцу абсолютистского примера прошлого? Сталин - это еще один заветный образец для подражания. Здесь Путин также пытается идти сразу по обеим сторонам дороги, называя Кобу тираном, чтобы успокоить раненные чувства руководителей стран Балтики, и тотчас же видоизменяя свои замечания, говоря, что Сталин не был Гитлером. Можем ли мы действительно сравнивать степень зла этих двух людей? Несмотря на свою настойчивость на общении с мировыми лидерами и попытку изобразить себя модернизатором, Путин, как и его предшественники, на самом деле является правителем, который считает, что только авторитарное правление может защитить его страну от анархии и распада. Но старые идеи, подражание и символы, которые использует Путин для достижения своих целей, больше не соответствуют сегодняшней действительности или существующим возможностям России. Нина Хрущева преподает м

BNE: Thank you Mr. President! Видеорефреном недавней совместной пресс-конференции Джорджа Буша и Владимира Путина был склонившийся в почтительной позе президент США, непрерывно повторявший: "Благодарю Вас, господин президент". Благодарю Вас за то, что Вы являетесь нашим верным союзником в борьбе с международным терроризмом. Благодарю Вас эа то, что наши страны вместе движутся по пути демократии и верховенства закона. В памяти у меня всплыл стишок, который как раз 60 лет назад я выучил в детском садике: "Спасибо Вам, что в дни великих бедствий О всех о нас Вы думали в Кремле, За то, что Вы повсюду с нами вместе, За то, что Вы живете на земле". Буш не случайно выбрал в общении с Путиным стилистику советского поэта Исаковского. Товарищ Путин действительно в дни великих бедствий всегда думает об американцах. И когда после Беслана объявил городу и миру, что "исламские террористы всего лишь инструмент в руках более могущественных, более опасных традиционных врагов России, которые все еще рассматривают ядерную Россию как угрозу и хотят ослабить и расчленить ее". И когда, как надежный партнер США по антитеррористической коалиции, старается вытеснить американские базы из Узбекистана и Киргизии. И когда требует обозначить дату ухола войск коалиции из Ирака (как же ему не терпится, чтобы вся эта сволочь, которую оттягивают на себя в Ираке американцы, скорее оказалась на Кавказе и в Средней Азии). И когда обеспечивает политическую крышу рвущемуся к ядерному оружию Ирану. О них, родимых, думал он в первую очередь и тогда, когда затевал масштабные, с участием стратегической авиации, российско-китайские маневры по высадке морского десанта. (Угадайте с трех раз - куда в обозримом будущем собираются высаживаться китайцы?) Американцы не настолько глупы и наивны, чтобы всего этого не видеть и не понимать. Так что же заставляет их, вспоминая знаменитую формулу Черчилля, "вставать, вытягивая руки по швам" в присутствии Путина? Всем понятно, что стояло за Сталиным в феврале 1945 года. А что стоит за Путиным в сентябре 2005-го? В Москве полагают, что очень многое. Наши военные маневры с Китаем, контракт о газопроводе с Германией, запуски стратегических ракет, многообещающие сделки с Ираном, правительственный кризис на Украине - все это мощные удары по трещащей по всем швам концепции однополюсного мира. "Да, конечно, - говорил мне через несколько дней уже не в Москве, а в Вашингтоне, уже не до, а после саммита, уже не российский, а америкаский эксперт, - никакой он нам к чертям собачьим не союзник. Но мы не можем позволить себе сегодня конфронтацию с ним. Любой другой на его месте может оказаться еще хуже. Этот по крайней мере ценит приглашения в Кэмп-Дэвид и на ранчо. И у нас осталось не так уж много друзей в мире, чтобы открыто заявить, что и мистер Путин не относится к их числу. Похоже, г-н Путин нашел философский камень - универсальный инструмент решения или скорее ухода от всех своих проблем (внутренних и внешних): да, возможно, я несовершенен, но другой будет намного хуже. Когда бесланские матери задали ему совсем уж неприятный, загонявший его в угол вопрос, он тихо проговорил: "Вот я отработаю оставшиеся три года и уйду. Тогда посмотрите, что будет..." После этого, как вспоминала одна из участниц встречи, наступила тягостная пауза — в воздухе повисла какая-то безысходность... Конечно, никакая это не стратегия - ни в стране, ни во внешнем мире. Но его и не учили никогда стратегии. Его учили немецкому языку, вербовке и активным мероприятиям. И все эти предметы он старательно усвоил. Спасибо Вам, родной товарищ Путин, За то, что Вы живете на земле. Андрей Пионтковский 27.09.2005 09:59

BNE: Как Путин не смог правильно ухватить политическую удочку Брайан Кларк Да-да, я знаю, вы, вероятно, уже по горло сыты этой фотографией, но напрягитесь и, если вы еще в силах, взгляните снова на снимок Владимира Путина топлес. Он сделан с целью показать российского президента на рыбалке на реке Енисей в Сибири. Фотография была впервые опубликована в Times 14 августа и после этого воспроизводилась во всем мире не раз. Она повергла Белый дом и Даунинг-стрит в смятение. Мой коллега Майкл Гоув, не без иронии, конечно, назвал циркуляцию этой фотографии "грозным жестом". Он сказал, что путинский обнаженный торс – это "самая откровенная демонстрация политической уверенности в себе". В состоянии ли Дик Чейни или Дес Браун, агонизировал он, принять на грудь такое психологическое давление? Не каждый день меня призывают, чтобы успокоить нервы западных демократий, но время от времени это случается, и сейчас как раз такой случай. Любой рыбак – будь он из Харрисбурга, штат Пенсильвания, или с Сахалина, или с острова Уайт – знает, что эта фотография чревата большими проблемами для России, чем для всех остальных. Взглянув на нее даже мельком, рыбаки понимают, что это фотография нерыбака или неумелого рыбака – фотография Путина как позера, россиянина как человека, который, даже добиваясь мирового внимания, не может сделать правильно важные вещи. Например, как он держит удочку. Как можно, хором возмущаются любители рыбалки, стоять с напряженными мышцами, держать удочку ниже катушки и питать сколько-нибудь серьезные надежды поймать хотя бы коряку, не говоря уже о том, чтобы конкурировать с военной мощью США, шантажировать Западную Европу с помощью газовых поставок или предъявлять обоснованные претензии на Арктику? Даже новичок знает, что длинную удочку с безынерционной катушкой нужно держать расслабленными руками, ладонь должна располагаться прямо над местом крепления катушки, а пальцы – обвивать удилище под ней. Даже моя семилетняя внучка Илиана, которая, кстати, во время своей первой рыбалки наловила ведро пескарей, не считая окуня, может сказать Путину, что если держать удочку с перевесом катушки вперед, как на фотографии, то запястье будет испытывать невыносимое напряжение, что сделает собственно ловлю рыбы невозможной. Она могла бы сказать подхалимам, предложившим сделать это фото, что, помимо держания удочки описанным способом, их лидеру следовало бы разместить рукоятку удочки вдоль внутренней части руки, чтобы поддерживать ее вес. Она могла бы добавить, что только самые дрянные рыболовы не снимают пластмассового футляра – обратите внимание на неяркий продолговатый блик – который защищает рукоятку новой удочки. Так что нет, пока самый знаменитый эксперт России по боевым искусствам держит удочку словно какой-то невиданный приборчик для поднятия тонуса мышц, либо его способ держания удочки – это сигнал, известный только КГБ или, может быть, масонам, либо эта фотография, в противовес пропагандистскому замыслу, является ужасающей пиар-оплошностью и подарком Западу в том, что она вскрывает. Советников, которые составляли композицию – очевидно, того же калибра, что и эксперты, которые помещают катушки для нахлыстовой рыбалки на спиннинговые удочки в рекламе и в телевизионных роликах показывают, как рыбаки ловят лосося удочками для ловли плотвы, – нужно застрелить. Что в данном конкретном случае, возможно, и было сделано. Как это все контрастирует с американцами! Они настолько ушлые в пиаре и внимательные к тому, как держать удочку! Они давным-давно смекнули, что фотография президента, который правильно держит удочку, посылает сигнал, что это человек с верной хваткой и в других делах. Они превосходят самих себя, чтобы гарантировать, что каждый новый президент будет делать это правильно. Все знают: как только произнесена президентская клятва, нового президента тут же начинают таскать по брифингам о действительном состоянии американской экономики, презентациям по вопросам внешней политики и на интенсивные занятия по правильным позам и держанию удочки. Некоторые президенты, понимая, что стоит на кону, активно практиковали рыбалку. Рыбаком был Гровер Кливленд. Так же, как и Дуайт Эйзенхауэр. Искалеченный (полиомиелитом) Франклин Рузвельт побеспокоился о том, чтобы в его лодку были вмонтированы специальные сиденья для рыбалки. Джимми Картер, энтузиаст нахлыстовой рыбалки, написал моему американскому издателю письмо – да, честное слово, на бланке Белого дома – о своем пристрастии, сказав массу хороших слов о моей новой книге на эту тему, которая только что вышла в США, так что он однозначно знает больше прочих об этом предмете. Герберт Гувер однажды заметил, что "перед рыбой все люди равны", – и эту истину признали рыбаки повсеместно и в один миг, что укрепило силу удочки на Западе. Однако о победе одной стороны говорить рано. Тот факт, что Путин может превзойти Буша на рыбалке, несмотря на то, как он держит удочку (российский лидер поймал окуня длиной 30 дюймов на недавней рыбалке в Кеннебанкпорте, а Буш не отметился ничем), по мнению некоторых, многое говорит о главе США, независимо от того, проходил он интенсивную тренировку или нет. Это направляет утешительные сигналы в Москву и в Иран, компенсируя оплошность россиянина в области держания удочки. Однако не переключайтесь. В следующем месяце чаша весов в этой геополитической игре снова перевесит в пользу Запада. В следующей колонке я вновь планирую вернуться к пластмассовому футляру, забытому на рукоятке удочки, и к ее предательскому поблескиванию. Я намереваюсь открыть, что это говорит о целостности российского руководства и об отношениях Москвы с Китаем и Северной Кореей. Эта статья выйдет 1 октября. Если она не выйдет, то прошу винить те сигналы, которыми могла служить манера держания удочки для КГБ. Кроме того, поищите на моей клавиатуре следы полония-210. Колонка Брайана Кларка о рыболовстве публикуется в первый понедельник каждого месяца http://inopressa.ru/times/2007/09/03/18:20:34/fish

BNE: Лицо. Путин без маски Жиль Уиттел Его зовут не Пути-Пут, сколь бы ласков ни был президент Буш, когда они в последний раз встречались в Кроуфорде. Он Путин. Владимир Путин. Он катается на лыжах. Он бросает на татами людей, которые вдвое тяжелее него. Он получил профессиональную подготовку как тайный агент, любит одеваться в черное, а в последние два дня колесил по Лондону в бронированном "Мерседесе", проводя встречи на высоком уровне. При всей невзрачности, редеющих волосах и дряблых щеках в российском президенте есть нечто от Джеймса Бонда, и в первые четыре года его пребывания у власти народ любил его за это. Теперь уже не то. Бывший сотрудник КГБ, поднявшийся из безвестности к рейтингу в 70% благодаря безжалостности второго вторжения в Чечню в 1999 году (первым попробовал сделать это Ельцин в 1994-м), сталкивается с проблемами дома и с недоверием за границей. Он надеется, что цены на нефть сделают для него на втором сроке то же, что имидж крутого парня сделал на первом. Номер не прошел. Лишь 40% россиян проголосовали бы за него, если бы выборы случились завтра, несмотря на безжалостное ужесточение государственного контроля над СМИ, региональными губернаторами и оппозиционными партиями. Почему? Отчасти потому, что бедняки при нем остались бедняками, а средний класс по-прежнему невелик, поскольку Путин пустил кремлевские доходы, полученные от нефтяных налогов, на выплату внешнего долга, а не на диверсификацию примитивной экономики. Но главным образом потому, что он не сумел справиться с коррупцией. Через пять лет после того, как он пообещал "диктатуру закона", бюджетники всех уровней, включая университетских профессоров и всю судебную систему, по-прежнему вынуждены дополнять свою зарплату любыми способами. Путин женат, у него две дочери-подростка. В отличие от Ельцина, он почти не пьет. Он так же дисциплинирован, как в первый день после прихода к власти, и так же привержен идее укрепления российского государства любой ценой. Ему всегда удается произвести хорошее впечатление на глав западных правительств точно выверенным сочетанием юмора, банальности и точечных уколов. Так, во вторник он успокаивающим тоном говорил о пересмотре стратегических рамок отношений между Россией и ЕС в свете недавнего расширения ЕС. А когда Тони Блэр упомянул Чечню и права человека, он и глазом не моргнул. Под маской скрывается человек, вдохновлявший отправку в тюрьму своего первого конкурента, магната Михаила Ходорковского, и назвавший распад СССР величайшей геополитической катастрофой века. Судите сами, как говорят в Кроуфорде.

BNE: Популярный автократ Нил Бакли Миру редко выпадала возможность увидеть столь быструю смену многочисленных ликов Путина. В прошедшую пятницу российский президент прилетел в свой родной Санкт-Петербург на бизнес-форум, цель которого – продемонстрировать миру достижения России, свидетельствующие о выздоровлении ее экономики. Главы крупнейших транснациональных компаний, несомненно, встретились лицом к лицу с Путиным Само Обаяние. На саммите "Группы восьми", состоявшемся на прошлой неделе, Путин Государственный Деятель удивил своего американского коллегу Джорджа Буша, предложив компромиссный вариант выхода из тупика, куда загнал обе стороны план США по размещению ПРО в Восточной Европе. Вернемся еще немного назад: в начале прошлой недели Запад узрел Путина Устрашающего, когда тот пригрозил перенацелить российские ядерные ракеты на Европу, если США построят свою систему ПРО. Это предостережение прозвучало в интервью, где соседствовали уверенность в себе, вызов, обида и саркастическое остроумие. "Являюсь ли я "демократом чистой воды"? Конечно, я абсолютный и чистый демократ, – сказал Путин. – Но вы знаете, в чем беда? В том, что я такой один, других таких в мире просто нет. После смерти Махатмы Ганди поговорить не с кем". Сейчас, за девять месяцев до окончания его президентского срока, мир все еще мучается над вопросом, который звучит вновь и вновь в течение всех семи лет, пока бывший полковник КГБ находится у власти в России: "Кто он, этот мистер Путин?" Поначалу в нем видели либерала мягко-авторитарного толка, "Путиночета", который намеревался навести порядок после хаотического постсоветского периода 1990-х годов, а одновременно осуществить либеральные экономические реформы. После 11 сентября 2001 года он стал другом Запада: звонил Бушу, выражая соболезнование, поддержал размещение военных баз США, которые стали подспорьем для ведения войны в Афганистане – в бывших советских республиках Средней Азии. С 2003 года, когда Путин взялся за Михаила Ходорковского, владельца нефтяной компании ЮКОС, в ходе кампании против состоятельных "олигархов", приобретших власть в период президентства Ельцина, образ главы российского государства приобретает в глазах наблюдателей более зловещие черты. Этот Путин агрессивно подавляет оппозицию и СМИ, решительно добивается установления государственного контроля над энергоресурсами и осуждает Запад на языке, заимствованном из эпохи холодной войны. Но все же за время двух его президентских сроков характер Путина высветился с определенной ясностью. Александер Рар из Германского совета по внешней политике, автор биографии Путина, говорит, что в частных разговорах российский президент ведет себя тепло. "В личном общении он гораздо более обаятелен, открыт, – говорит Рар. – Ему лучше удается покорять людей при дискуссиях с глазу на глаз, чем в публичной обстановке, при большом стечении народа". Возможно, это объясняет, как Путину удалось подружиться с такими иностранными лидерами, как Герхард Шредер и Сильвио Берлускони. Но на публике Путин может производить просто-таки ледяное впечатление. После того, как бесланская трагедия унесла жизни 336 человек, российский президент в своем телевизионном обращении почти не затронул тему их страданий. Вместо этого он поклялся не допустить повторения этого, употребив слова, которые, возможно, в сгущенном виде выражают его мировоззрение: "(Россия) проявила слабость. А слабых – бьют". Путин наполнил Кремль и государственные компании своими приятелями. Это наводит на мысль, что он доверяет только старым друзьям и очень им верен. Но он злопамятен и долго не прощает тех, кто, по его собственному мнению, перешел ему дорогу – например, Ходорковского. "Для Путина существуют враги – но с врагами можно договориться – и предатели. С предателями никаких разговоров быть не может", – говорит Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции "Эхо Москвы", одного из последних независимых СМИ в России. Возможно, Запад слишком усердно старается свести Путина к какому-то узкому определению, будь то "либерал", "государственник" или "сотрудник КГБ". На деле в нем уживаются все три. Он сторонник либеральной экономики, но при этом полагает, что государство должно играть значительную роль в таких секторах, как энергетика и оборона. Его политический менталитет – это опять же мировоззрение государственника. Из ельцинской эпохи Путин вынес урок: на данный момент либеральные свободы в России равносильны хаосу и коллапсу. Как он написал в открытом письме россиянам, еще не будучи президентом, "чем сильнее государство, тем свободнее личность". Путин также кагэбэшник до мозга костей. По словам Рара, две фракции, стремившиеся провести своих людей на пост преемника Ельцина в 1999 году, предлагали два разных пути развития России. Одна фракция, во главе с "олигархом" Борисом Березовским, ратовала за более либеральный путь партнерства с Западом, что одновременно позволило бы олигархам сохранить их влияние. Другая, опиравшаяся на спецслужбы и ряд бизнесменов, которые меньше привлекали к себе внимания в обществе, предпочитала идею рецентрализации власти в руках Кремля и КГБ, усиления государства и большей независимости от Запада, сопровождаемой сближением с такими государствами, как Китай. Первоначально ее кандидатом был Евгений Примаков, бывший глава Службы внешней разведки, при Ельцине недолгое время являвшийся премьер-министром. После того как подвластные Березовскому СМИ разгромили Примакова, олигарх поддержал Путина, явно полагая, что тот будет действовать по его, Березовского, указке. Вместо этого Путин вознамерился обуздать олигархов, рассорился с Березовским, который бежал в Лондон, и предложил программу, которая, по сути, повторяла программу Примакова. Надо сказать, что в других отношениях Путин также борется в себе с инстинктами кагэбэшника. Расширение НАТО на восток воспринимается не как желание молодых демократических государств искать себе защиты под крылом могущественного альянса, но как взятие России "в кольцо". Поддержка Западом демократии на Украине и в Грузии рассматривается как вмешательство империалистов в дела территорий, расположенных "на заднем дворе" самой России. Путин сохраняет скептическое отношение к западной демократии и прессе. "Для него пресса – не институт гражданского общества, а средство достижения целей. Он сам использует ее именно так и считает, что то же самое делают его противники...", – говорит Венедиктов. Путин предпочитает почти ничего не сообщать о своей частной жизни, ограждает двух своих дочерей от интереса прессы. Правда, на одной из пресс-конференций он пошутил, что часто обращается за советами к своей собаке, черному лабрадору Кони. В интервью, которое дала его жена Людмила, перед нами предстает несколько аскетичная фигура – человек, который дома никогда не говорит о работе, после возвращения из офиса любит выпить чашку кефира и во избежание "западных соблазнов" запрещает жене обзаводиться кредитной картой. Вердикт, который вынесет Путину история, будет зависеть от того, сложит ли он с себя полномочия в будущем году, как велит российская конституция. В более длительной перспективе о Путине будут судить по дальнейшей судьбе России. Если выздоровление экономики продолжится и нынешнее ограничение политических свобод окажется временным явлением, Путина, возможно, еще восславят как спасителя России. Если он скатится к более авторитарному национализму, то войдет в историю как человек, который воспрепятствовал попыткам России порвать с традициями авторитаризма. Но в сегодняшней России за пределами таких кругов, как политические оппозиционеры или либеральная интеллигенция, Путин пользуется колоссальной популярностью. Россияне считают, что стабильность вернулась и страна вновь обрела чувство собственного достоинства. Алексей, застройщик из среднерусского города Воронеж, говорит, что с удовольствием проголосует за третий президентский срок Путина. "С Путиным, – говорит он, – мы больше не вынуждены краснеть за себя". http://inopressa.ru/ft/2007/06/11/11:36:45/authoritarian

BNE: России наступает эпоха темного всадника ("Stratfor", США) Усилия Путина по стабилизации России увенчались успехом, но с мечтами об ее вестернизации ему пришлось распрощаться. Наступает время тьмы Питер Зейхан (Peter Zeihan), 19 апреля 2007 Сторонники российской оппозиции собрались 14 апреля на Пушкинской площади в Москве. Так называемый 'Марш несогласных' был организован движением 'Другая Россия', в состав которого входят убежденные коммунисты, реформаторы и ультранационалисты, объединенные лишь неприятием централизации власти, происходящей при президенте Владимире Путине. Через несколько минут после начала марша около 2000 демонстрантов обнаружили, что силы милиции превышают их по численности более чем в четыре раза. Они быстро разогнали активистов, избивая и задерживая тех, кто пытался прорваться сквозь оцепление. Среди арестованных были Гарри Каспаров, чемпион мира по шахматам, ставший политическим активистом, и Мария Гайдар, дочь первого постсоветского премьера-реформатора. Бывший премьер-министр Михаил Касьянов избежал ареста лишь потому, что его телохранители помогли ему скрыться. Съемочной группе Reuters было разрешено заснять происходящее и распространить эти кадры на Западе. На следующий день другую акцию протеста, правда, гораздо менее масштабную, подобным образом разогнали в Санкт-Петербурге, хотя Каспаров был арестован еще до ее начала. Что происходит? Акции протеста были незначительными как по численности участников, так и с политической точки зрения. Более того, учитывая то, что происходит сегодня в мире, правительству Путина меньше всего нужно привлекать к себе ненужное внимание. Ответ становится очевидным, если принять во внимание то, на каком этапе своего исторического цикла находится Россия, а также рост давления, оказываемого на Путина, которое не имеет ни малейшего отношения к 'демократии'. Партнеры Российский цикл Кому-то это покажется мнением университетского профессора социологии (или даже Джорджа Фридмана (George Friedman)), но у истории действительно есть циклы. Возьмите, например, Европу. История Европы - это хроника взлетов и падений ее географического центра. Возвышаясь, Германия подминает под себя окружающие ее государства, и они вынуждены объединять ресурсы для отражения напора Берлина. Когда Германия ослабевает, вакуум силы в центре континента позволяет странам, граничащим с ней, укрепиться и войти в число ведущих держав. С момента образования первой 'Германии' в 800 г., этот цикл задавал темп и тон европейским делам. Сильная Германия - это консолидация, за которой следует катастрофическая война; слабая Германия создает многосторонний концерт держав и конкуренцию между государствами (зачастую чреватую войной, но гораздо менее масштабной). В Европе этот цикл взлета и падения Германии происходил трижды - в случае со Священной Римской империей, Германской империей, нацистской Германией - а в наши дни происходит очередное его повторение с воссоединенной Германией. Однако цикл России гораздо менее предсказуем, чем европейский. Он начинается национальной катастрофой. Порой она проявляет себя как разрушительный результат неудачного внутреннего планирования, порой - следует за иностранным вторжением. Но она всегда взрывает существующий общественный порядок и угрожает России хаосом и распадом. Последней такой катастрофой был крах СССР, за которым последовал финансовый кризис 1998 г. К предыдущим катастрофам относятся: разгром русских войск в Первую мировую войну и навязанный России Брестский мир, 'Смутное время' - эпоха гражданской войны и заговоров, приучившая русских к недосказанности, а также монгольское владычество, которое чуть не привело к уничтожению нации. Испытав ужас поражения, русские напряженно ожидают второй фазы цикла - прихода светлого всадника, и он всегда появляется. Светлый всадник редко воплощает собой спасителя в западном понимании - того, кто приносит богатство и свободу. После таких потрясений желания русских гораздо проще - они хотят стабильности. Но, по российским стандартам, светлый всадник - довольно оптимистичная фигура. Он действительно верит в то, что Россия может выйти из кризиса, если будет восстановлен хоть какой-то порядок. Поэтому российский светлый всадник начинает навязывать веру в последовательность и силу, полагая тем самым конец свободному падению российской жизни. Путин - это новейшее воплощение российского светлого всадника. Он входит в ту же категорию, что лидеры прошлого - Владимир Ленин и, разумеется русские 'Великие' - Екатерина и Петр. В отличие от того, что пишут о нем многие в западных СМИ, Путин - не твердолобый авторитарный лидер, которого волнует лишь милитаризация и война. Он родился в Санкт-Петербурге, городе, называемом окном России в Европу, а в годы 'холодной войны' одной из его основных обязанностей была передача на родину информации о западных технологиях. Он был (и остается) прекрасно осведомлен о слабостях России и желает видеть Россию полноправным членом западной семьи наций. Кроме того, он достаточно прагматичен для того, чтобы понимать, что его идеал будущего России и ее нынешний путь - это две линии, которым не сойтись. Поэтому с ноября 2005 г. Путин готовит себе двух потенциальных преемников: первых вице-премьеров Дмитрия Медведева и Сергея Иванова. Сегодня, когда до следующих президентских выборов остается почти год, можно лишь гадать о том, кто из них одержит верх. Неясно также, какую роль предусмотрел себе Путин - вплоть до очередного переизбрания на пост президента. Вопрос о том, кто станет его преемником в марте 2008 г., порождает огромный интерес и горячие споры среди кремлеведов. Разумеется, данный вопрос имеет громадное политическое и экономическое значение, но эта дискуссия упускает из виду геополитический аспект. Суть происходящего в том, что эпоха светлого всадника в России заканчивается. Усилия Путина по стабилизации России увенчались успехом, но с мечтами об ее вестернизации ему пришлось распрощаться. Наступает время тьмы. Темный всадник В третьей фазе российского цикла светлый всадник осознает, что впереди более грозные вызовы, чем он ожидал, и что его (относительный) идеализм - скорее, помеха, чем ценность. Тогда светлый всадник уступает место темному - тому, кто не обременен целями и предпочтениями светлого и готов сделать то, что, по его мнению, должно быть сделано, невзирая на соображения морали. Разумеется, самым известным темным всадником в современной истории России был Иосиф Сталин, а наиболее кровавой была эпоха 'Василиев', которая привела к самой продолжительной гражданской войне в истории средневековой России. В особенно мрачные периоды российского прошлого светлый всадник отбрасывал свой идеализм и становился темным. Например, Иван IV начал свое правление, честно стремясь сделать Россию процветающей, но позже превратился в безумца, вошедшего в историю под именем Ивана Грозного. Под властью темного всадника Россия вступает в крайне суровый период внутреннего контроля и внешней агрессии, объясняющейся, в значительной мере, ее географической слабостью. В отличие от Соединенных Штатов с их протяженными побережьями, обширными внутренними районами и сетями длинных и судоходных рек, скудный ландшафт России и отсутствие возможностей развития морского транспорта превращают торговлю, развитие и собственно жизнь в постоянную борьбу. Кроме того, у России нет естественных барьеров, за которыми она могла бы укрыться, что делает ее постоянно уязвимой перед нападением извне. Понимание того, что такая географическая реальность заставляет Россию все время чувствовать угрозу, имеет ключевое значение для понимания мрачных периодов ее истории. Когда во главе государства становится темный всадник, он не останавливается ни перед чем, чтобы гарантировать России безопасность. Внутренняя оппозиция безжалостно подавляется, экономическая жизнь полностью подчиняется потребностям государства, а военная мощь стремительно наращивается для защиты уязвимых границ. Обычно это ведет к войне. Как выразилась Екатерина Великая: 'У меня нет другого способа защиты моих границ, кроме их расширения'. После периода собирания и расширения владений при темном всаднике силы России неизбежно перенапрягаются. Невозможно бесконечно расширять границы: чем дальше ее войска от центра, тем дороже обходится их содержание, и тем более они уязвимы перед контратакой неприятельских сил. Более того, когда в результате присоединения новых территорий процент русских в населении страны снижается, государство все менее способно навязать свою волю - по крайней мере, не прибегая к грубой силе в сталинском стиле. Это перенапряжение сил так же неизбежно ведет к стагнации, когда руководство, пришедшее на смену темному всаднику, пытается приспособиться к новой реальности, но у него не хватает ресурсов. Попытки реформ превращают стагнацию в упадок. На смену Сталину приходит мастер просчетов Никита Хрущев, за ним - полубессознательный Леонид Брежнев, слишком яркий Михаил Горбачев и очень пьяный Борис Ельцин. В конечном итоге, надвигается новая катастрофа, и начинается новый цикл. Зачем громить? Протесты 14-15 апреля произошли в точке перехода от второй фазы цикла к третьей - когда светлый всадник уступает путь темному. Акции протеста, в которых приняло участие не более 2500 человек, стали возможными лишь потому, что они не имели никакого значения. В послушной Думе Путин обладает большинством, которое позволяет принять любой закон или поправку к конституции. Все значимые политические партии распущены, объявлены вне закона или маргинализованы, политическая система находится под полным контролем Кремля. Протесты Каспарова-Касьянова не стали какой-либо угрозой Путину, однако в Москве и Санкт-Петербурге было избито или задержано несколько десятков человек. Это не было случайностью. Девять тысяч омоновцев не могут материализоваться спонтанно или же по команде излишне ретивого или не совсем трезвого начальника. Разгром в одном городе мог бы считаться недоразумением, но в двух - это государственная политика. И если омоновцам разрешают орудовать дубинками прямо перед камерами Reuters, значит, это делается напоказ. Путин предпочел сделать из акций протеста событие. Итак, Путин принимает в расчет различные группы и следующим образом рационализирует свои действия в контексте исторического цикла России: - Запад: Очевидно, что Путин не хочет, чтобы западный капитал подумал, будто он готов принять как должное недавние угрозы насильственной смены власти, прозвучавшие из уст изгнанного олигарха Бориса Березовского. Березовский говорит, что при будущей смене власти в России насилие возможно и даже неизбежно? Прекрасно. Путин с легкостью продемонстрировал, что в искусстве применения силы во внутренней политике у российского правительства нет равных. - Народ: Путин знает, что руководство страной - это не столько правление, сколько управление ожиданиями. Россияне жаждут стабильности, и Путин, дав им эту стабильность, получил высокий рейтинг, а его заслуги нехотя признают даже самые заклятые его враги. Он представляет такие группы, как 'Другая Россия', возмутителями спокойствия. Среднестатистический россиянин вполне готов принять такое объяснение. - Оппозиция: Одно дело выступать в оппозиции к невероятно сильному и популярному правительству. Другое - когда правительство тебя колотит, при этом народ одобрительно кивает, а международное сообщество практически не выражает протеста. Путин показал, что оппозиция не просто изолирована и находится вне политического поля, но и никому не нужна. - Кремль: То, что Путин разочарован нереализуемостью своих идеалов, не означает, что он хочет быть выброшенным в открытый космос. В русской культуре проявление слабости в переходный период равносильно капитуляции - особенно при том, что российские силовики (националисты) постоянно стремятся к вершинам власти. Путин знает, что для того, чтобы продолжить играть какую-то роль в России в ходе и после завершения переходного периода, он должен сохранять твердость. В конце концов, если Медведев и Иванов не оправдают надежд, то кому-то все равно придется править Россией - а единственному из ныне живущих политиков, более искушенному в этом, чем Путин, уровень алкоголя в крови не позволяет принимать осознанные политические решения.

BNE: Дорогой дневник: Владимир Путин Скотт Стинсон В своей регулярной рубрике "Дорогой дневник" обозреватель Скотт Стинсон представляет свою версию дневника российского президента Понедельник Хорошая новость – сегодня на улицах нет демонстраций. Уж можно надеяться, после того как ребята на выходных разогнали этих хиппи и бездельников. Прямо почувствовал ностальгию по старым временам. Хотелось самому взяться за дубинку. А по телевизору (по тем каналам, до которых я пока не добрался) показывают только, как Гарри Каспаров выходит из-за решетки. Он говорит, что "Россия сейчас где-то между Белоруссией и Зимбабве". Тоже мне, Героический Умник-Шахматист. Выступать будешь, когда одолеешь наконец компьютер. Вторник Ладно-ладно. Каспаров на BBC назвал меня "Дядя Влад" и "лысеющий, сумасшедший тиран, который ни перед чем не остановится, пока не раздавит несогласных сапогом путинизма". Я НЕ лысею. Пожалуй, стоит позвонить Никите, старому приятелю по КГБ. У него найдется для тебя немножко полония, Героический Умник-Шахматист. Шах и мат, господин Каспаров. Шах и мат. (Дорогой дневник, сейчас я злобно хохочу. Пишу это, потому что ты не слышишь. Конечно. Нет ушей и т.д.) Среда Никита отказывается. Говорит, что национального героя трогать не станет. Нашел время для угрызений совести, говорю я. Он говорит, чтобы я обратился к иранцам. Вообще говоря, неплохая идея. (Снова злобный хохот). Четверг "Уважаемый президент, – сказал я, принимая Махмуда у себя в кабинете. – Не надо было для маскировки закутываться в бабушкин платок и шаль". "Мне показалось, это будет разумным, Владимир. Ты ведь знаешь, как Буш злится, когда мы встречаемся. Все время волнуюсь". "А меня Буш не беспокоит. Колченогая курица, как они это называют". "Разве не хромая утка?" Я холодно ответил: "Кто из нас бывший шпион, который изучал западную культуру, Махмуд?" "Да, конечно, я ведь ничего не говорю. Но все-таки боюсь, что ты наступаешь Бушу на мозоли. Контролируешь прессу, разгоняешь демонстрантов, продаешь мне ядерные секреты..." "Как с ними, кстати?" – спрашиваю. "Не очень. Слишком уж сложно". Пятница Легок на помине. Сегодня позвонил Буш и спросил, не встречался ли я вчера с Ахмадинежадом. "Боже мой, нет конечно, – ответил я. – Просто мама Людмилы заскочила на чай". "У нее растет борода?" "Да. Она слегка переживает по этому поводу, так что давай не будем об этом". Мы перешли к другим вопросам. Он спросил, как мне удается остаться таким популярным несмотря на все протесты. Я сказал, что это потому, что люди ничего не знают обо всех этих протестах. Они думают, что все замечательно. "Вы всегда защищаете свою вторую поправку к конституции, а самая вредная – это первая", – сказал я. "А что такое?" "Первая поправка. Гарантирует свободу слова, прессы и всего такого. Она ведь устарела. Прессу нужно контролировать". "Понял, Влад, но как тут управиться? Можно контролировать телевидение и газеты, но не получится ведь контролировать интернет". Тут мне пришлось прикрыть трубку рукой, потому что я захохотал действительно как сумасшедший. Великолепно! Это нужно было слышать. Эх, если бы у тебя были уши, дорогой дневник. Но их нет. Конечно нет.

BNE: Версия для печати. Опубликовано на сайте ИноСМИ.Ru http://www.inosmi.ru/translation/234818.html Путин-хулиган: ведет ли он Россию к фашизму? ("The Times", Великобритания) Майкл Биньон (Michael Binyon), 05 июня 2007 В России нехорошо запахло Веймаром. Все только и говорят о том, что Россия должна силой завоевать себе место на международной арене и снова показать миру, что она - великая держава. На улицах скинхеды и расисты избивают иностранцев и нападают на темнокожих кавказцев. Геев бьют, над либералами глумятся, а акции протеста оппозиции нещадно разгоняют. Внутри страны все больше укореняется нетерпимость ко всему, что отходит от линии власти, а за ее пределами президент Путин использует всякий повод для ссоры с соседями и угрожает даже тем, кто еще недавно считался его союзниками на Западе. Ведет ли Путин Россию к фашизму? По крайней мере, именно так утверждают те, кто критикует его сегодня на Западе. Разве не пришло время, говорят они, перестать притворяться, что мы партнеры? Разве не пришло время стеной встать против страны, запугивающей собственных соседей, и, жестко осудив борьбу России с самыми основными свободами собственных граждан, выкинуть ее из 'большой восьмерки'? Особенно громко об опасности нынешних тенденций говорят те, кто еще помнит 'политику умиротворения'. Исторические параллели, что и говорить, весьма наглядны. И все же следовать им - значит обманывать себя. Россия - не Германия 1920 года и даже не Германия 1932-го. Да, у России остался комплекс национального унижения, так же как и у Германии после 1918 года. Но в России он продолжается уже шестнадцать лет, и ностальгия по временам Советского Союза - это уже не ностальгия по беспомощной экономической системе. Это тоска по временам, когда Россия была сильной, когда она стояла во главе империи, когда ее считали равной Америке и когда она была сверхдержавой, которую боялся Запад. Многие до сих пор горько оплакивают распад Советского Союза. Многие не понимают, что Грузия и Украина должны на самом деле быть независимы от России. До недавнего времени у русских не было практически никаких возможностей выразить свой гнев. Однако сегодня, когда в страну рекой текут деньги, когда западные нефтяники легко 'строятся', а национальные доходы снова повышаются, Кремль решил в кого-то выпустить этот пар. Как смеет нищая Грузия щелкать по носу великую Россию, приглашая к себе американских советников и заговаривая о вступлении в НАТО? Почему Эстония за высоким забором, выстроенным для нее Европой, может спокойно осквернять память российских солдат, погибших на войне? Почему бы Польше, если она так лелеет свои исторические обиды, не заплатить за это потерей рынка для своего экспорта? Сегодня в России чувствуется то, что Сталин когда-то назвал 'головокружением от успехов' и что проявляется у любого, кто после многих лет лишений и бедности вдруг получил огромное богатство. Это настроение видит любой, кто сегодня приезжает в Москву: богатство выставляется напоказ; архитектура и искусство столь же крикливы и вульгарны, как и потребляющие их 'новые русские'; сила кичится своим презрением к слабости; обман - своим попранием честности. Русские сами знают, что их нынешний успех очень хрупок, и это проявляется в их национальном поведении: они бросаются из одной крайности в другую, от страстного желания, чтобы Запад признал их своими партнерами, до яростного гнева на поведение Запада и в основном Америки, которое здесь называют не иначе как неблагодарностью и пренебрежением. А что же Путин? Играет ли он роль сдерживающей силы в этом урагане эмоций и расстройства? Надо отдать ему должное: он прекрасно чувствует настроение общества. Он восстановил старый советский гимн; он, словно казарменный хулиган, задавил чеченских сепаратистов; он являет собой очень четко выписанный и артикулированный слепок с общественного мнения всей страны. Неудивительно, что рейтинг его популярности взлетел на такие высоты, о которых любой западный лидер может только мечтать. Мало удивительного и в том, что по стране бродят призывы 'призвать Путина на службу', заставить его отменить свое решение уйти, в соответствии с Конституцией, в отставку и снова баллотироваться на президентский пост. Российский национализм - это старая и мощная сила, и Путин пока ничем не показал, что желает ей противостоять. Он открыто заигрывает с правыми. В некоторых областях - в частности, в своих подчеркнуто тесных отношениях с Русской православной церковью - он использовал эту позицию во благо, ради восстановления разрушенных связей России с традициями ее прошлого. Однако есть и случаи, когда эта связь использовалась во зло. Например, российские власти квазиофициально поддерживают движение 'Наши', банды националистической молодежи, по команде спускаемые с цепи и набрасывающиеся на 'врагов государства', в число которых попал даже посол Великобритании. Путин - не расист и пока никак подобные настроения не поощряет. Параллели с фашизмом не нужно заводить слишком далеко. Свои 'бритоголовые' в России были всегда, и Путин уже неоднократно осуждал избиения иностранных студентов или торговцев-азербайджанцев (хотя от его осуждений нападения на них не прекратились). У него хорошие отношения с российскими евреями. Он не позволил своему национализму перейти в уродливую фазу этнической ненависти, как на Балканах. Партнеры России по 'большой восьмерке' наверняка не раз зададутся вопросом, сколько еще Россия сможет оставаться столь воинственной. Они должны понимать, что многое из того, что сейчас говорится - не более чем блеф: разговоры о перенацеливании российских ракет направлены исключительно на то, чтобы запугать западную общественность и, надавив на Вашингтон, заставить его отказаться от планов размещения ракет на территории бывшего Варшавского договора. От этого заявления можно в любой момент отказаться: в свое время заявление Ельцина о том, что Россия больше не нацеливает свои ракеты на Запад, было хорошо принято западным электоратом, но совершенно не подействовало на специалистов, которые хорошо знают: главное - не конкретные координаты ракет, а само их наличие. Российские специалисты знают, что американский противоракетный 'щит' никоим образом не направлен против России. Однако общество, веками жившее в страхе окружения, думает иначе. Оно не смирится с тем, что на пороге России (который, по мнению русских, уходит на сотни миль за ее границы) появится символ американской военной мощи. Не смирится с этим и Путин. То есть он снова лишь отражает настроения своего народа. В преддверии парламентских, а в 2008 году и президентских выборов на националистическую платформу запрыгнет множество политиков. По словам доктора Бобо Ло (Bobo Lo), главного аналитика по России в институте Chatham House, при оптимистическом сценарии эта волна спадет сама собой, поскольку после выборов новому руководству придется сосредоточиться на реальном управлении страной. Однако есть и пессимистическая альтернатива: поскольку в ЕС дружественных России лидеров становится все меньше - ушел Берлускони; Шредера сменила Меркель, которая к России относится куда как более скептически; Саркози (кстати, личный друг президента Грузии Саакашвили) будет, скорее всего, тоже менее податлив, чем Ширак; да и у Брауна не было с Путиным такого же 'медового месяца', какой у был при Блэре, - Россия может стать еще более агрессивной, чем сегодня. А если к тому же рухнут цены на нефть и Россия снова обнищает - вот тогда призрак Веймара снова поднимется во весь рост. Одна надежда на то, что нынешний поток денег скоро смирит гнев, и тогда Россия уймет своих националистов и забудет о своих обидах. : Анна Гонсалес, ИноСМИ.Ru Опубликовано на сайте inosmi.ru: 05 июня 2007, 09:47

BNE: Ходорковский поздравил Путина с днем рождения 7 октября президенту России Владимиру Путину исполняется 53 года. В пятницу газета "Коммерсант" <http://www.kommersant.ru/> опубликовала поздравление президенту от экс-главы "ЮКОСа" Михаила Ходорковского. "Уважаемый Владимир Владимирович! К сожалению, у меня сейчас по известным вам причинам нет возможности поздравить вас лично, и потому я воспользовался помощью газеты "Коммерсантъ". Есть люди, которые умеют говорить о ваших достоинствах профессионально. Я в этом смысле – любитель, самоучка. И потому скажу то, что думаю на самом деле", - говорится в поздравлении. "Вы – весьма удачливый лидер, которому удалось спасти и сохранить главное достояние современной России – высокие цены на нефть. Вы – прекрасный друг и партнер: даже своей репутации вы не пожалели ради ваших товарищей, которые разрушили "ЮКОС", еще недавно крупнейшую нефтяную компанию страны", - отмечает Ходорковский. Экс-глава "ЮКОСа" пожелал Владимиру Путину свободы и покоя. "Вы обретете их, когда в соответствии с Конституцией России уйдете с этого неблагодарного президентского поста. Бог даст, скоро увидимся. С днем рождения!", - говорит Михаил Ходорковский.

bne1: Царь XXI века предлагает сделать ему две большие уступки Джонатан Фридленд Многие россияне мирятся с отсутствием демократии, если материально живут хорошо. Должны ли мы выказывать Путину уважение в обмен на газ и нефть? В воскресенье смешанная группа из представителей либералов, демократов и оппозиции бросит вызов могуществу Владимира Путина на выборах в Московскую городскую думу. У них должны быть предпосылки для успеха: российская столица заполнена образованными, свободными от предрассудков людьми и раньше считалась цитаделью российского движения за демократию. Перефразируя слова из песни Фрэнка Синатры "Голубые глаза": если оппозиция не сможет добиться успеха здесь, она не сможет добиться его нигде. Но она не добьется успеха. Не нужно быть специалистом по изучению общественного мнения, чтобы знать, что путинская партия "Единая Россия" получит большинство голосов на воскресных выборах. Вы поймете это, если просто поездите по городу, как сделал я на прошлой неделе. Именно путинская партия купила рекламные площади на гигантских щитах, разместив на них свои слоганы на фоне цветов национального флага и стилизованного русского медведя, оставив оппозицию стоять на углах холодных улиц и раздавать прохожим листовки. Почему Путин, являющийся президентом уже пять лет, оказался в таком доминирующем положении? Если бы это была нормальная политика, то вы бы сказали, что Путин приобрел популярность потому, что он возродил чувство национальной гордости, и это было хорошо воспринято после эпохи Ельцина, когда эксцентричные поступки злоупотребляющего алкоголем президента заставляли краснеть большинство россиян. Вы бы также сказали, что Путин заставил избирателей поверить в то, что Россия вновь может стать сверхдержавой и, что самое главное, при нем произошел экономический бум. Этот новый уровень материального достатка вызвал бы шок у того, кто последний раз приезжал в Россию в 1988 году, когда полки магазинов были пусты и вся страна была окрашена в унылые серые цвета, и покупки сводились к тому, что человек покупал пластину замороженного маргарина, который, как утверждалось, является мороженым. Такое объяснение было бы приемлемым, если бы в воскресенье прошли нормальные выборы в условиях нормальной демократии. Но Россия вряд ли может соответствовать этому определению. Здесь есть независимые интернет-издания, а также газеты, критикующие правительство. Основные свободы – свобода религии, передвижения и право владения частной собственностью – сейчас принимаются как должное. Но демократия – это другое. Телевидение предоставляет эфир Путину и паре штатных критиков, в том числе шутовскому ксенофобу Владимиру Жириновскому, чьи антисемитские выпады Кремль терпит (если не спонсирует) потому, что они являются полезной отдушиной. Кроме того, это привлекает телезрителей. Неудивительно, что любой национальный телевизионный канал сегодня принадлежит либо государству, либо государственной компании. Оппозиция, лишенная доступа к телевидению, делающему политику в России, также испытывает нехватку денег. Кремль позаботился об этом, заключив в тюрьму самого богатого человека в России, Михаила Ходорковского. Какими бы ни были выдвинутые против него официальные обвинения, его "преступление" понятно: наличие политических амбиций. Сегодня, если вы хотите услышать меседж демократов, вам придется самому отправиться к демократам. Явлинский рассказывает шутку о пациенте, которого везут на каталке санитары больницы. Пациент спрашивает, куда его везут. "В морг". – "Так я еще живой". – "Так мы еще не доехали". Вся власть и каждое значимое решение – в руках одного человека. Путин назначает мэров и губернаторов российских регионов, которых раньше избирали на всенародных выборах, он назначает не только министров, но и глав огромных нефтяных и газовых компаний, в которых государство является единственным крупнейшим акционером. Граница между бизнесом и правительством стерта, и на вершине всего находится Путин, царь XXI века. Президент словно предлагает, чтобы ему сделали две большие уступки. Первую уступку он просит сделать от народа. Откажитесь от демократии, говорит он, и в ответ я дам вам процветание. У вас не будет возможности голосовать на выборах, но вы сможете рассчитывать на укрепление рубля. Поскольку цены на нефть остаются высокими, я сделаю всех нас богаче. Вторую уступку от просит сделать от мирового сообщества. Я гарантирую вам стабильные поставки нефти и особенно – газа, который вам нужен. Я помогу вам иметь дело с такими нарушителями спокойствия, как Иран, Афганистан и Северная Корея, и заставить их повиноваться. Но, говорит Путин, взамен вы должны обращаться со мной уважительно. "Бейте оппонента в слабое место, а его (Путина) слабое место – это банковские счета его друзей", – говорит гроссмейстер Каспаров. О

bne5: правдоруб Игорь Иртеньев. Им не впервой работать в паре, Вновь на манеже, как и встарь — Плохие, жадные бояре И справедливый, добрый царь. Здесь никакая не находка, И никакой не эсклюзив, Элементарная разводка За этим явственно сквозит."

BNE: Совсем не отрицательный образ Тони Хэлпин Владимир Путин приблизился к осени своего президентства, но он продолжает процветать. Фотовыставка, посвященная президенту России, на Винзаводе в Москве вчера привлекла толпы посетителей, все еще находящихся под гипнозом своего лидера, отсчитывающего последние месяцы своего правления. Выставка "Четыре сезона Владимира Путина" включает в себя 107 черно-белых фотопортретов президента, на которых видна эволюция, проделанная им за семь лет у власти. Выставка работ фотокорреспондента газеты "Коммерсант" Дмитрия Азарова помогает увидеть Путина в моменты, удачно схваченные камерой во время исполнения им официальных функций и на различных международных мероприятиях. На одной фотографии Путин запечатлен в глубокой задумчивости, с православным крестом, нарисованным на лбу во время церковной службы. На другой он, в костюме дзюдоиста, полностью поглощен ритуалами подготовки к соревнованию. На третьей он строит заговорщические гримасы бывшему премьер-министру Италии Сильвио Берлускони, своему близкому другу. Большинство этих фотографий никогда раньше не были представлены широкой общественности. Азаров говорит, что выбрал снимки из тех, что были им сделаны во время работы в качестве корреспондента, но не были опубликованы в газете. "Вы везде и всегда увидите одного и того же Владимира Путина, полковника КГБ, ровного и эмоционально нейтрального, я бы сказал, без выражения лица, – язвительно пишет "Коммерсант" в своем обзоре выставки. – Владимир Путин – разведчик, поэтому его лицо не зеркало души, а акция прикрытия". "Четыре сезона" олицетворяют "сезоны" президентства Путина. Третий сезон, "Лето", представлен как "мертвый сезон", когда на Россию обрушились трагедии с затоплением подводной лодки "Курск" и захватом террористами заложников в Беслане. "Осень" представлена как период сбора щедрого урожая, в свете того, что рейтинги Путина, чей второй срок пребывания президентской должности истекает в марте следующего года, по-прежнему превышают 70%. Уверенный стальной взгляд этого периода представляет собой разительный контраст с тем бледным и нервным политиком, которого никто не знал, когда в 1999 году президент Борис Ельцин назначил его премьер-министром. Его недавние угрозы направить на Европу ядерное оружие, возможно, и повредили имиджу Путина за рубежом, но в России он не имеет конкурентов среди политиков. Многие россияне вешают у себя дома его портреты, а московские студенты организовали "Фан-клуб Путина" и носят футболки с его портретом и надписью "Хочу Путина". Конституция запрещает ему оставаться на третий срок, хотя многие россияне были бы в восторге, если бы он открыл свой "пятый сезон", оставшись в должности президента в следующем году. В московских политических кругах ходят разговоры, что он вернется в 2012 году или еще раньше, если послушного преемника удастся убедить уйти раньше срока. Выборка кандидатов, желающих сменить Путина, расширяется с каждой неделей. В среду лидер Коммунистической партии Геннадий Зюганов заявил, что намерен предпринять третью попытку стать президентом. Он уже шестой, кто заявил о стремлении участвовать в выборах, но все понимают, что единственное, что имеет значение, это кого выберет сам Путин. Основными фаворитами считаются вице-премьеры Дмитрий Медведев и Сергей Иванов, но Путин до сих пор не подал никаких сигналов о том, кого из них он предпочитает. Помощник Путина Игорь Шувалов на прошлой неделе в Соединенных Штатах намекнул, что Путин может поддержать никому не известного третьего кандидата, подобно тому, как сам он когда-то возник из небытия.

BNE: Почему Западу не стоит страшиться воинственных поз Путина Макс Гастингс Это классический визуальный образ холодной войны – но он был запечатлен на пленке не далее как на прошлой неделе: гигантский русский бомбардировщик "медведь" летит над северной Атлантикой, сопровождаемый истребителями британских ВВС. В течение более десяти лет после распада Советского Союза российские военные самолеты редко приближались к воздушным рубежам Великобритании. Но сегодня, в рамках кампании президента Путина по "поигрыванию мускулами" страны, российские бомбардировщики снова совершают разведывательные полеты в направлении Запада, позволяя нашим ВВС делать фотоснимки в доказательство того, что наши новые истребители Typhoon все-таки не совсем являются дорогостоящими анахронизмами, как считают некоторые в Британии. Путин не пропускает ни одного удобного случая для выражения национальных амбиций и публичного биения себя в грудь, подвергнутую эпиляции. Во вторник, на крупнейшем за много лет в своей стране авиасалоне он обещал, что его правительство увеличит производство военной и гражданской авиатехники. "Россия, у которой появились сегодня новые экономические возможности, будет и дальше самое пристальное внимание уделять высоким технологиям, их развитию", – провозгласил он. Две недели назад мир увидел видеозапись того, как российская мини-субмарина водрузила под Северным полюсом титановый флаг. Для красоты эта сцена была дополнена – по методике, которой владеет лишь Москва – крадеными кадрами из голливудского фильма "Титаник". Командующий российским военным флотом заговорил о восстановлении постоянного флота в Средиземном море путем использования заброшенной базы на побережье Сирии. Нарастает напряженность в отношениях Москвы с бывшими советскими республиками: особенно Грузией, Украиной и странами Балтии. Все это складывается в комплекс, который вызывает тревогу у многих иностранцев. После нескольких лет, когда на Западе Путина славили как лидера зачаточной российской демократии, он показал свое истинное лицо кагэбэшника, которым когда-то был – и беспощадного авторитарного правителя, которым является. Даже если в будущем году он не станет выдвигать свою кандидатуру для переизбрания (чтобы он получил право на еще один президентский срок, потребуется изменить конституцию), его преемником станет тщательно подобранный им самим клон. Российская демократия пришла в упадок. Мы снова имеем дело с рычащим медведем, известным нам из истории, с московским культом личности, с угрозами, используемыми как главный инструмент внешней политики, и с царизмом, который лишь по названию отличается от прежнего. Конечно, большинству россиян это очень нравится. Это способ правления, который им понятен, который находит отзвук в сердце любого таксиста, который до сих пор держит на ветровом стекле миниатюрный портрет Иосифа Сталина. Демократическое десятилетие своего общества они ассоциируют с хаосом и неудержимой инфляцией, которые сочетались с унижением и снисходительностью со стороны Запада. Теперь наконец-то они снова обрели, хотя бы частично, порядок, который ценят, даже если поезда до сих пор не ходят по расписанию. Они видят, как их лидер отстаивает гипотетическое величие их страны на мировой арене; они рьяно аплодировали, когда Москва презрительно отказала Великобритании в выдаче бывшего сотрудника КГБ, подозреваемого в убийстве Александра Литвиненко в Лондоне. Они воспринимают как провокацию американские планы по размещению элементов их новой противоракетной системы в Восточной Европе. Они злорадствуют по поводу фиаско Вашингтона в Ираке. Недолговечные надежды Запада на дружбу с Москвой растаяли – но они всегда были чересчур оптимистичными. Колоссальное имущественное неравенство между нами и ними разжигало у России исторический комплекс неполноценности. Западные социумы богаты и успешны, тогда как Россия почти во всех отношениях – социум-неудачник. Падение рождаемости влечет за собой резкое уменьшение численности ее населения, а алкоголизм является национальной болезнью. Российская наука и промышленность достигают успехов в узкой области оружия и аэрокосмической индустрии, но неспособны производить товары широкого потребления, которые пользовались бы спросом за пределами их собственного порабощенного рынка. Кто слыхал, чтобы иностранец добровольно ездил на российском автомобиле или пользовался российским компьютером? Они не умеют производить тостеры и микроволновые печи, стиральные машины и плиты, которые могут найти экспортный рынок где бы то ни было за пределами Кубы. Их финансовая система примитивна и коррумпирована. В условиях, когда в мире нарастает кризис на рынке энергоносителей, Запад ошарашен решимостью россиян осваивать их собственные нефтяные и газовые месторождения вместо того, чтобы позволить делать это иностранцам, поскольку российская квалификация и технологии наверняка все испортят. Только фантастические запасы полезных ископаемых, которыми располагает его страна, позволяют Путину горделиво выхаживать по сцене. Стремительный рост цен на нефть и газ обеспечивает приток денег в казну Кремля. Спустя много лет, в течение которых Россия зависела от западных кредитов, чтобы не прогореть, у нее внезапно появилась куча денег – хоть жги! – и она их жжет. Потому-то Путин на этой неделе смог пообещать строительство нового поколения высокотехнологичной авиатехники и разработку своей собственной системы ПРО. Однако величественные позы президента в основном задуманы для того, чтобы произвести впечатление на российский народ. Колоссальные структурные проблемы страны остаются неразрешенными. Если не считать кучки образцово-показательных больших городов, российские населенные пункты городского типа напоминают мусорные свалки. Увы, у немногих российских потребителей, даже у образованных представителей среднего класса, найдется в доме хоть одна вещь, которую любая британская или американская семья согласилась бы взять даже в подарок. В российском обществе господствует кучка олигархов, избранных Путиным, которым позволяется накапливать колоссальное богатство взамен на неуклонную поддержку политики Кремля. В мире, где живет Путин, нет и тени осознания того, что в этих кандалах Россия вряд ли выйдет из унылой пропасти, в которой находится. Нет никаких признаков действий, которые позволили бы стране угнаться за экономическим и индустриальным прогрессом Китая или даже Индии. Жалейте российский народ: его будущее выглядит все более мрачным. Внутренние репрессии менее суровы, чем во времена старого советского режима, но год от года из прессы и политических институтов вытесняется свобода слова. Инакомыслящие журналисты умирают, и никого – в том числе Путина – это не заботит. Западная Европа, с ее нездоровой зависимостью от российской нефти и газа, наверняка в будущем столкнется с кучей неприятностей, поскольку президент и его преемники стремятся добиться всех мыслимых уступок под угрозой закрутить вентили. Россия не может чересчур активно эксплуатировать это преимущество, поскольку в наших деньгах она нуждается так же сильно, как и мы в ее энергоносителях. Но Москва сделает все, от нее зависящее, чтобы разделять и властвовать, стравливать своих покупателей друг с другом – эту стратегию она уже осуществляет с определенным успехом. Однако, несмотря на то, что все эти огромные и грозные бомбардировщики класса "медведь" дразнят западные ПВО, по-видимому, ошибочно полагать, что мы и впрямь близки к новой войне с русскими или когда-либо приблизимся к таковой. Мир далеко ушел от того, каким он был 40-50 лет тому назад, в самые морозные времена холодной войны. Россия, в сущности, слабое государство, президент которого пытается, зачастую в нелепой форме, выдать его за сильное. Он хочет, чтобы Россия стояла на мировой арене с гордо поднятой головой. Поскольку она не может завоевать к себе уважение за счет богатства, научных или финансовых достижений либо социального прогресса, он пытается добиться этого, слегка нас стращая – как веками делали его предки. Но нет никаких признаков того, что Россия стремится к войне. Путин – старомодный задира со школьного двора. Мы можем позволить себе смеяться над его претензиями – и сопротивляться его наиболее вопиющим требованиям. Саммиты G8 – крупных мировых держав – должны научиться побольше грубить россиянам, поскольку жесткий стиль общения – единственное, что они понимают и уважают. Российский президент руководит культурой гангстеров, что в первую очередь является трагедией для его собственного народа. Нам, всем остальным, не приходится жить в стране Путина, слава богу, а значит, следует бояться ее меньше, чем хотелось бы Путину.



полная версия страницы