Форум » АРМИЯ и СЕПАРАТИЗМ » Южная Осетия и Абхазия » Ответить

Южная Осетия и Абхазия

BNE: 8/8/2008 Грузия, Абхазия, Южная Осетия/ Конфликты и военные действия, Органы власти, Этнополитические проблемы Армия Абхазии готова прийти на помощь Южной Осетии Сегодня в 2:00 мск в связи с резким обострением ситуации в Южной Осетии в Сухуме состоялось экстренное заседание совета безопасности Абхазии. По его итогам было решено переместить ряд подразделений абхазской армии к границам зоны ограничения вооружения в Очамчирский район республики. Как сообщил корреспонденту "Кавказского узла" официальный представитель президента в СМИ Кристиан Бжания, на заседании было доложено о боевой готовности Вооруженных Сил Абхазии в связи с обострившейся ситуацией в Южной Осетии. "Обсуждались возможные меры и степень участия Абхазии в связи с событиями вокруг Южной Осетии в рамках существующего соглашения о взаимопомощи", - отметил Бжания. Председательствовал на заседании президент непризнанной республики Сергей Багапш. Ряд подразделений абхазской армии уже выдвинулись к границам зоны ограничения вооружения в Очамчирский район республики, граничащий с Гальским районом. Вместе с тем, по словам Кристиана Бжания, в Вооруженных силах Абхазии пока не объявлена повышенная боевая готовность. Отметим, что зоной ограниченного вооружения считается 12 километровая зона, прилегающая к зоне безопасности, являющейся зоной ответственности миротворческих сил России. Как уже сообщал "Кавказски узел", степень участия Абхазии в рамках существующего с Южной Осетией соглашения о взаимопомощи будет определяться в соответствии со складывающейся обстановкой. Отметим, что в связи с событиями в Южной Осетии руководство Абхазии отказалось от участия в намеченной на 15 августа в Берлине встрече Группы Друзей Генсека ООН по Грузии. Как заявил президент Сергей Багапш, в случае, если ситуация в Южной Осетии к тому времени нормализуется, Абхазия, возможно, пересмотрит свое решение. Парламент Абхазии ранее обратился к ООН, ОБСЕ, Российской Федерации с призывом "оказать воздействие на грузинскую сторону, вплоть до принуждения к миру". Напомним, что сегодня ночью начались широкомасштабные боевые действия между грузинскими и югоосетинскими войсками. Столица Южной Осетии окружена грузинскими подразделениями, захвачено несколько сел, ранее подконтрольных властям непризнанной республики. Вечером 7 августа президент Грузии Михаил Саакашвили заявил, что отдал приказ войскам не открывать ответный огонь по войскам Южной Осетии. Однако уже к полуночи обстрел Цхинвали был возобновлен. Огонь был открыт, несмотря на достигнутую договоренность между Грузией и Южной Осетией о прекращении обеими сторонами обстрелов - до переговоров, которые решено было провести в пятницу, 8 августа, в расположении миротворцев в Цхинвали. В Южной Осетии договоренность о сегодняшней встрече госминистра Грузии по реинтеграции Темура Якобашвили с представителем руководства Южной Осетии, сопредседателем Смешанной контрольной комиссии Борисом Чочиевым считают сорванной по вине грузинской стороны. Напомним, что с вечера 1 августа началось новое обострение грузино-осетинского конфликта. Стороны обвиняют в этом друг друга. Южная Осетия сообщила об убитых и раненых в результате грузинских обстрелов. 2 августа из Цхинвали в Россию началась эвакуация мирных жителей. Уже 2 августа президент Южной Осетии Эдуард Кокойты заявил, что к нему поступают звонки от представителей республик Северного Кавказа с предложением направить в Южную Осетию добровольцев. 4 августа Кокойты заявил, что из Северной Осетии уже прибыло около 300 добровольцев, а всего ожидается до двух тысяч человек.

Ответов - 35, стр: 1 2 All

BNE: Армия испытывает на прочность власть Кремля Чарльз Кловер По мере того, как российские войска в прошлом месяце все дальше и дальше продвигались по территории Грузии, некоторые кремлевские чиновники стали беспокоиться, что офицеры с линии фронта или даже высшее командование Генштаба злоупотребляют своими полномочиями. В то же самое время, эти генералы жаловались своим коллегам на то, что Москва подрывает их позиции, тогда как они хотят завершить начатую ими операцию – поразить "агрессора" – грузинскую армию, то есть выполнить миссию, осуществлению которой помешало соглашение о прекращении огня, подписанное 12 августа российским президентом Дмитрием Медведевым. С тех пор разногласия сгладились, и обе стороны дебатов отмечают, что военные очень "довольны" политическим руководством, и наоборот. "В ближайшее время на Кремль не пойдут танки", – шутит Александр Проханов, писатель, придерживающийся правых взглядов, имеющий тесные связи с высокопоставленными генералами, которые почти никогда не выступают публично. Но в течение нескольких напряженных дней в прошлом месяце российская военная техника вошла в Грузию, судя по всему, не обращая внимания на приказы Кремля. В результате в Грузии возникла почти неуправляемая ситуация, при которой российские войска захватили территории страны, лежащие за пределами спорных земель, в которые они вошли якобы для того, чтобы защитить их от удара со стороны Грузии. В то время как российское политическое руководство не отрекается полностью от таких действий, это не тот вопрос, который нравится обсуждать кремлевским чиновникам. Это не вписывается в публичные заявления, сделанные Медведевым после подписания соглашения 12 августа, и вызывает подозрения, что армия не полностью контролируется Кремлем, в то время как политическая власть поделена между неопытным президентом де-юре Медведевым и более закаленным лидером де-факто, премьер-министром Владимиром Путиным. "У власти два человека, один из них обладает всей полнотой власти по конституции, в то время как у второго сосредоточена реальная власть, и было бы странно, если бы это не создало почву для неопределенности, кому решать, какую деревню оккупировать и как далеко может зайти патруль. Военные используют эту неопределенность для осуществления собственных планов", – отметил Дмитрий Саймс, глава вашингтонского Центра Никсона, который на этой неделе был в Москве и говорил с российскими лидерами. После заключения соглашения от 12 августа российские войска продвинулись вверх по дороге на 30 км вглубь грузинской территории, заняв Гори, из которого они отошли только 22 августа. Они по-прежнему сохраняют позиции за пределами города, в гигантской буферной зоне вокруг Южной Осетии и на других грузинских территориях. Кроме того, они разрушили мосты и другие инфраструктурные сооружения. Кремль обходит этот вопрос молчанием, но, по словам наблюдателей, за сценой имело место неодобрение. 14 августа генерал Вячеслав Борисов, российский командующий в Гори, сделал заявление по телевидению о том, что он восстанавливает полицию в Гори, что свидетельствует о долгосрочном присутствии. "Ответственные лица считают, что это проблема, – отметил Сергей Марков, депутат российского парламента и влиятельный политолог. – Когда офицеры в Гори говорят по телевизору, что "мы создадим местную администрацию", это расценивается как очень плохой знак. Совершенно ясно, что это не дело военных и что они выходят из-под политического контроля". Проханов объяснил, что, с точки зрения военных, "они подчинялись приказу, но была определенная инерция, будто вы выключаете двигатель своего автомобиля, но он продолжает двигаться". Леонид Ивашев, генерал в отставке, который сейчас возглавляет московскую Академию геополитических проблем, признал, что его коллеги, находящиеся на действительной службе, были разочарованы, когда Медведев приказал прекратить боевые действия 12 августа. "Это была агрессия, и, по законам войны, агрессора нужно довести по капитуляции. И я не могу согласиться с моим правительством, которое прекратило операцию. Грузинскую армию надо было уничтожить и разоружить – как мы поступили с Германией и с другими агрессорами", – отметил он.

BNE: Спутники подтверждают факт военных преступлений в грузинских селах Спутниковые снимки Южной Осетии и прилегающих территорий, сделанные американскими учеными, фиксируют разрушение грузинских сел в период с 10 по 19 августа, когда территория находилась под контролем российской армии. Как сообщает Reuters, в общей сложности за девять дней в грузинских селах подверглись разрушению почти 300 домов, за то же время в Цхинвали - всего четыре строения. Международная неправительственная научная организация American Association for the Advancement of Science (АААS) в сотрудничестве с Amnesty International провела исследование в Южной Осетии и прилегающих территориях. Спутниковые снимки зоны конфликта делались 10 и 19 августа, то есть после окончания боевых действий, когда Южной Осетии находилась под контролем российских воинских частей. Отличие одних фотографий от других дает представление о динамике изменений. По данным правозащитников, изучавших снимки, в грузинском селе Тамарашени с 10 до 19 августа там были разрушены, сожжены и повреждены 152 строения. В населенных пунктах Эредви, Берула, Аргвици и их окрестностях - 137 домов за тот же период. При этом в Цхинвали за эти девять дней были разрушены только четыре строения. Ранее, во время грузинской атаки на город 7–9 августа пострадало свыше ста зданий. Нынешнее исследование, будучи научным, может стать доказательством в суде по делу о военных преступлениях, утверждает Amnesty International. "Мы сейчас тщательно занимаемся этой проблемой, однако все документы пока в разработке", - говорят в российском офисе организации. По словам правозащитников, говорить о каких-то конкретных результатах пока рано. Власти Грузии убеждены, что Россия, несущая ответственность за территорию, где была разрушена собственность грузин, будут отвечать за военные преступления. По мнению Южной Осетии, из-за снимков "не стоит поднимать шумиху", а у международных организаций, "нет никакого морального права осуждать действия российских миротворцев". "Грузинские части поджигали дома в грузинских селах при отступлении, - сказала представительница осетинских властей, - Никаких этнических чисток в отношении грузин с осетинской стороны не было, ничего подобного". АААS давно ведет программу под наименованием "Наука и политика". В этом направлении работает группа Ларса Бромли. Они уже проводили похожие исследования с привлечением коммерческих спутников для расследования гражданских конфликтов в Мьянме, Судане и Эфиопии. 10.10.2008 11:56

BNE: Накаляется новая холодная война Марк Франкетти Отправившись на войну в Грузию в компании кровожадного, жаждущего мести боевика, Марк Франкетти увидел собственными глазами, как некий мелкий конфликт в далекой стране повлек за собой конфронтацию между сверхдержавами Вадим, ополченец из Южной Осетии, мчался по безлюдным улицам грузинского города, держа в одной руке советский пистолет "Макаров", а в другой – автомат Калашникова. Встрепанный, небритый, с дико блуждающими глазами, он искал, кого бы убить. Впервые за 10 лет Вадим пересек границу своей сепаратистской провинции и добрался до Гори, города в самой глубине территории Грузии, через несколько часов после его взятия российскими войсками. В бою он был ранен – в его бедре зияло пулевое ранение, но боль только подогревала в нем жажду мести. Он вел свою потрепанную "Ладу" на высокой скорости по разбомбленному центру Гори. Я сидел с ним рядом. Часто Вадим останавливался, визжа тормозами, чтобы заглянуть в боковые улицы и здания в поисках побежденных – грузинских солдат. "Это назревало много лет, – сказал он. – Я знал, что это случится, и давно ждал этого момента. Если я увижу грузинского солдата, то вышибу ему мозги. Это просто собаки". Под залпы тяжелых орудий, обстреливающих окраину города, мы ехали дальше, встречая другие гражданские легковые автомобили и мини-вэны с российскими номерами, битком набитые товарищами Вадима – ополченцами из Южной Осетии. Как и Вадим, одетый в рваную камуфляжную форму и белые кроссовки, они походили на грозных дикарей. На руках у них были белые повязки, чтобы российская армия опознавала в них дружественные силы. Некоторые скрывали лица под черными масками. Это было на следующий день после того, как российский президент Дмитрий Медведев объявил о прекращении боевых действий в Грузии. В страну поступала гуманитарная помощь. Однако российская сторона все еще безнаказанно занимала примерно треть грузинский территории, и Вадим и его кореши творили вопиющие вещи; эти ужасающие сцены напоминали войны на Балканах в 1990-е годы. Мало того, что Америка и ее партнеры по НАТО опозорены в результате вторжения в страну, которую Запад тепло принял в свои объятия, – они также проявили неспособность спровадить россиян и их прихвостней к ним домой. Это унижение заставляет задаваться вопросами о власти США, российском реваншизме и порой подобострастных взаимоотношениях Европы с Кремлем – вопросами, имеющими далеко идущие последствия. Однако самый важный вопрос – кстати, Вашингтон на него, по-видимому, неспособен ответить – звучит так: "Каков долговременный смысл произошедшего в контексте отношений с Россией?" Хочет ли Америка, чтобы Москва была ее глобальным партнером, особенно на войне с террором и в целях сдерживания ядерных амбиций Ирана? Либо Америка проводит стратегию сдерживания российского медведя путем тесных альянсов с соседними странами, которые когда-то были сатрапиями Кремля? Дипломаты-"реалисты" – от Генри Киссинджера до рядовых – подчеркивают, что за двумя зайцами Америка угнаться не может: сдерживаемая Россия не будет Россией-партнером. Однако если Грузия вступит в НАТО, в результате может разразиться намного более глубокая конфронтация с Москвой, поскольку альянс руководствуется принципом "Нападение на одно государство-член – это нападение на всех". Является ли вторжение в Грузию первым шагом к вооруженному конфликту между Америкой и Россией? В пятницу Россия даже пригрозила Польше ответным ядерным ударом, ибо та согласилась разместить на своей территории американские ракеты – элементы противоракетного щита. Впрочем, Вадима не волновал геополитический контекст. Он нецензурно обругал испуганную молодую женщину, попавшуюся нам в переулке. "Я не прочь поиметь какую-нибудь грузинку", – сказал он. Когда историки начнут работу над историей этого конфликта, вполне возможно, что толчком к войне будет признан мелкий инцидент на шоссе, связывающем Грузию с Цхинвали, столицей Южной Осетии. В хронике кризиса, которая содержится в служебных меморандумах Госдепартамента США, в качестве решающего момента упомянут взрыв двух фугасов 1 августа, которые, как считается, были подложены южноосетинскими сепаратистами, симпатизирующими России. Пять грузинских полицейских были ранены, один из них – тяжело. В ту ночь грузинские силы нанесли ответный удар. В результате ожесточенной перестрелки погибло шесть южноосетинских мятежников. Кондолиза Райс, госсекретарь США, в это время находилась в отпуске. Казалось, ее не стоит выдергивать на работу из-за нескольких новых провокаций с южноосетинской стороны. Американская разведка ранее предостерегала, что российская сторона готовится к войне, но и помыслить не могла, что боевые действия вспыхнут как раз в тот момент, когда мир, устроившись поудобнее, собирается смотреть Пекинскую Олимпиаду. Теперь складывается впечатление, что "провокация" 1 августа была хорошо подготовлена – это одна из любимых тактик Кремля. Павел Фельгенгауэр, авторитетный военный эксперт из Москвы, утверждал в "Новой газете", что, согласно плану, "осетинская сторона должна была намеренно спровоцировать грузинскую", дабы "любая реакция – жесткая или мягкая – была бы использована как предлог к нападению". Наконец-то Россия собралась проучить Грузию. Отношения Москвы с крохотной страной с 5-миллионным населением начали портиться без малого пять лет назад, когда к власти пришел Михаил Саакашвили. 40-летний юрист, получивший образование в США, Саакашвили – ярый западник. Вашингтон поощряет его стремление в НАТО и помогает, при участии израильской стороны, обучать грузинскую армию. Президент Джордж У. Буш бывал в Грузии и обещал за нее постоять, и Саакашвили находится в тесных отношениях с Госдепартаментом и Пентагоном. Владимир Путин наблюдает за этим процессом с возрастающим раздражением. Москва уверяет, что, в то время как она сама вывела свои войска из Восточной Европы и позволила американским войскам войти в Центральную Азию для ведения боевых действий в Афганистане, американская сторона вторгается в традиционную сферу влияния России. "К этому вопросу относятся очень эмоционально, – сказал один западный дипломат. – Не только Кремль, но и большинство россиян считают Грузию частью своего мира и воспринимают тот факт, что большинство граждан Грузии жаждет вступить в НАТО, как предательство. Добавьте к этому параноидальный страх перед тем, что Запад хочет ослабить Россию и строит козни, дабы взять ее в кольцо, и получится взрывоопасная обстановка. С другой стороны, грузины, очевидно, стремятся к сближению с Западом, так как испытывают страх перед Россией". Саакашвили давно клянется вернуть Южную Осетию и Абхазию – еще одну пророссийскую сепаратистскую область, прилегающую к Черному морю – под власть Тбилиси. Это популистское обещание поддерживает большинство грузин. "Без Абхазии и Южной Осетии Грузия ничто", – говорит грузин Леван, который не может вырваться из Гори с тех пор, как на прошлой неделе туда вошли русские. "Вообразите: кто-то подошел и оторвал вам руку. Вот так чувствуем себя мы. Эти две области – неотъемлемая часть Грузии, их нужно вернуть нам". В нынешнем году, после того как Косово обрело независимость, ставки в игре выросли – судьба Косово заставила Путина расширить поддержку республикам, отколовшимся от Грузии. Тем временем Саакашвили, становясь все задиристее, готовил наступление для того, чтобы отвоевать часть Абхазии. На прошлой неделе источники среди западных дипломатов раскрыли сведения о том, что в начале мая Вашингтон оказал на Саакашвили срочный нажим, чтобы удержать его от начала боевых действий. "Им еле-еле удалось его остановить", – сказал некий источник. К лету внимание переключилось на Южную Осетию. Российская и грузинская стороны обвиняли друг друга в вылазках через границу. Райс на неформальном ужине 9 июля велела Саакашвили не применять в ответ военную силу. Однако, хотя Райс полагала, что четко и ясно дала ему это понять, Саакашвили тепло поблагодарил Райс за непоколебимую поддержку территориальной целостности Грузии и, возможно, истолковал ее слова как разрешение действовать, как ему заблагорассудится. Через три недели столкновения 1 августа снова обострили напряженность. Райс не стала досрочно прекращать свой отпуск, и заместитель госсекретаря Дэниэл Фрид взял дело успокоения Грузии на себя. Саакашвили также поговорил по телефону с Николя Саркози, президентом Франции – страны, ныне председательствующей в Евросоюзе – и с Хавьером Соланой, верховным комиссаром ЕС по внешней политике. Западные источники утверждают, что ни Саркози и Солана, ни американцы не могли сдержать Саакашвили; но грузинский лидер на прошлой неделе возмущенно заявил, что неоднократно предостерегал Вашингтон и государства ЕС о подготовке российской стороной военной операции против Грузии, но его не воспринимали всерьез. 7 августа Фриду позвонила 31-летняя Эка Ткешелашвили, министр иностранных дел Грузии, и сообщила, что российские танки приближаются к границам Южной Осетии и, по-видимому, готовятся к нападению. Фрид рекомендовал ей избежать войны, но, по словам источников, эта рекомендация не была принята к сведению. Ариэль Коэн, эксперт по России из консервативного аналитического центра Heritage Foundation (Вашингтон), говорит, что в этих обстоятельствах следовало провести прямые переговоры с Саакашвили. "Их следовало проводить на самом высоком уровне, а не на уровне Фрида. Американскую позицию следовало не просто четко разъяснить, но изложить как требование". Спустя несколько часов после телефонного разговора с Фридом, посреди ночи на пятницу, 8 августа, Грузия начала свою наступательную операцию в Южной Осетии, убив много мирных жителей, а Россия в ответ устроила колоссальную демонстрацию силы, осуществив бомбардировки Грузии и вторгнувшись в суверенное государство впервые с тех пор, как в 1979 году захватила Афганистан. На прошлой неделе Цхинвали лежал в руинах, служивших вещественным доказательством как грузинской атаки, так и российской контратаки. Неподалеку от главной площади валялись перевернутые остовы грузинских бронетранспортеров. Очевидцы рассказывали, что грузинские танки обстреливали автомобили, полные осетинских беженцев. По их словам, был инцидент, когда грузинские солдаты облили раненых бензином и сожгли, чтобы добить. Независимые наблюдатели-правозащитники подтвердили, что многократно наносились удары по гражданским объектам, в том числе подвалам, где перепуганные жители искали убежища и оставались, как в капкане, несколько дней. Москва утверждает, что от рук грузинских военных погибло около 2 тыс. человек, в том числе 15 российских миротворцев. Однако американская организация Human Rights Watch заявила, что российская статистика "вызывает подозрения". Врачи центральной больницы сообщили, что в городской морг было доставлено 44 погибших. Каково бы ни было окончательное число погибших, мало кто оспаривает, что городу был нанесен ущерб и больше всего пострадали мирные жители. Не вызывает сомнений и трагическая судьба Альбины Шаназаровой. Эта 13-летняя девочка пыталась бежать из города вместе со своей матерью и тремя сестрами. Они поехали на автобусе вместе с другими мирными жителями и, пытаясь добраться до России, попали в засаду грузинских войск. "Прямо в руль попала пуля. Мне пришлось остановиться, и мы рассыпались по шоссе, – говорит водитель автобуса Гурам Белоев. – Было темно, и я надеялся, что мы спрячемся и нас не заметят, но, должно быть, у них были очки ночного видения, потому что грузинский снайпер стрелял метко. Альбина испугалась и побежала ко мне. Тогда-то пуля и попала ей прямо в грудь. Она почти сразу же умерла". Уцелевшим удалось бежать, но они были вынуждены оставить тело Альбины. На следующий день его отыскал ее отец, Чаршанбе Шаназаров, полковник полиции Южной Осетии. По его словам, он обнаружил два изрешеченных пулями такси, в которых ехали мирные жители, убитые при попытке бегства. Вдоль шоссе Шаназаров нашел и другие трупы – в целом насчитал 15 погибших мирных жителей, в том числе двоих детей. Дочь он похоронил у себя в саду, так как добираться до городского кладбища было еще слишком опасно. "Они убили безвинную 13-летнюю девочку. Ни за что. Они навеки ее у меня отняли. Почему?" Стороны винят в развязывании боевых действий друг дружку, но некий западный дипломат, широко контактирующий с грузинской стороной, сказал: "Что бы ни случилось на самом деле, российская сторона сделала все, что могла, дабы спровоцировать грузинскую на какие-либо действия. Саакашвили, по-видимому, сам вошел прямо в их капкан, и, честно говоря, я полагаю, что Путин сам не мог поверить своему везению, когда получил первые сообщения о боях". Некий западный посредник, хорошо знающий Саакашвили, говорит, что Западу следовало настоять на более мощной системе сдержек и противовесов, которые помогли бы совладать с горячим нравом грузинского лидера. "Он человек трудный, очень эмоциональный, способный зайти слишком далеко, – говорит источник. – Он обожает конфронтации. Другая проблема в том, что решения он принимает, так сказать, "на кухне" – четыре или пять человек сидят в его кабинете в 5 утра и решают судьбу государства. Такие условия неизбежно сказываются отрицательно на процессе принятия решений". "Российская сторона провоцировала его по-крупному, и его много раз удерживали. В данном случае он не сумел сохранить самообладание и сделал именно то, чего от него хотели русские, – среагировал слишком бурно". Америка, как сомнамбула, незаметно для себя влипла во внешнеполитическую катастрофу, и ее реакция была замедленной и расплывчатой. Ситуация, когда Буш прохлаждался в Пекине – смотрел Олимпиаду, тем временем как Путин вел войну – породила у американцев настораживающие параллели с ураганом "Катрина" – другой историей, когда Буш медлил, пока все-таки не удосужился послать гуманитарную помощь. Ральф Питерс, в прошлом аналитик военной разведки, сказал на прошлой неделе на симпозиуме по грузинскому вопросу в неоконсервативном American Enterprise Institute: "Для меня это навсегда будет ассоциироваться с тем, как президент пошел на баскетбольный матч и флиртовал с командой по пляжному волейболу". Питерс добавил: "Владимир Путин – самый эффективно работающий лидер в сегодняшнем мире. С ним никто даже отдаленно не может сравниться. Напротив, президент Буш сейчас похож на Джимми Картера в момент, когда СССР вторгся в Афганистан. Это просто трагично". Раньше Бушу казалось, что Грузия у него в кармане. Саакашвили окружен американскими гражданскими и военными советниками и находится в столь тесных отношениях с американскими политиками, что Джон Маккейн, кандидат в президенты от республиканцев, на прошлой неделе утверждал, что каждый день разговаривает с грузинским президентом по телефону. Однако Саакашвили считают человеком "переменчивым" – это тактичный намек на то, что американцы потеряли контроль над своим клиентом. "Нас уже некоторое время предостерегают насчет Саакашвили. Наши советники знали, что к работе в прайм-тайм он не готов, – говорит Питерс. – Но он, как-никак, глава грузинского государства, избранный демократическим путем". "Российская сторона знала, что может тыкать его палкой вновь и вновь, пока он не перейдет к ответным действиям". Попытку прекратить боевые действия первыми предприняли европейцы. На церемонии торжественного открытия Олимпиады 8 августа Саркози случайно встретился с Путиным вскоре после того, как начали поступать новости о наступательных действиях Грузии в Южной Осетии. "Сарко" был там вместе со своим младшим сыном, 11-летним Луи, и российский премьер крепко, по-медвежьи обнял мальчика. Неподалеку Буш наблюдал в бинокль за парадом олимпийцев. "Послушайте, – сказал Саркози Путину. – Это ошибка, которую совершил Саакашвили. Мы должны найти выход из этого кризиса". Путин непреклонно ответил: "Я не могу этого допустить". Вернувшись из Китая во Францию, Саркози позвонил канцлеру Германии Ангеле Меркель, премьер-министру Италии Сильвио Берлускони, испанскому премьеру Хосе Луису Родригесу Сапатеро и на Даунинг-стрит, 10, чтобы попытаться разобраться в реакции Европы на боевые действия. На деле кризис расколол Европу по той же линии сейсмического разлома, которая разделяет ее с начала войны в Ираке. Германия, связанная с Россией тесными коммерческими отношениями, выступала за решение, где "ни на кого не возлагается вина". Польша сочувствовала Грузии, а Великобритания вместе с Вашингтоном твердо осудила вторжение. Франция не только проводит курс на сотрудничество с Россией, но также с удовольствием заняла главное место в дипломатическом процессе. Саркози снова взялся за телефон и связался с Москвой – с Медведевым. Российский президент желал, чтобы Саакашвили "уволили", но Саркози сказал ему, что это неконструктивное условие. "Определять, кто будет лидером Грузии, не в наших с вами силах", – сказал он российскому коллеге. Вашингтон, по-видимому, пытался уговорить Саркози не ездить в Москву для переговоров с российскими лидерами лицом к лицу. Буш предостерег: "Вы прибудете в Кремль, когда русские будут обстреливать Тбилиси ракетами". Саркози все равно поехал и, по некоторым сведениям, услышал на рабочем ланче в Кремле во вторник из уст Путина, что тут все совсем как в кино: есть добрый следователь и злой следователь. Путин подразумевал себя и Медведева. Тем не менее "обходительный" Медведев высказался без обиняков. На пресс-конференции позднее в тот же день он назвал Саакашвили сумасшедшим. "Отморозки" тем и отличаются от нормальных людей, – пояснил он, – что, когда они чувствуют запах крови, их очень трудно остановить". Несмотря на всю эту риторику, Россия приняла соглашение, предложенное ЕС. "Впервые в ходе крупного международного кризиса это американцы оказались на боковой линии футбольного поля, а Евросоюз впервые призвали, чтобы все уладить", – горделиво заявил некий помощник французского президента. Ну, может быть, и так; пусть российская сторона и одобрила соглашение, но она его пока не выполнила на практике. Гори – город в 40 милях севернее Тбилиси, где проживает более 50 тыс. человек. Когда я вошел в него пешком в прошлую среду, через пять дней после российского вторжения, российские войска скорее наступали, чем уходили. Несколькими часами ранее колонна российских бронетранспортеров, оснащенных крупнокалиберными пулеметами и везущих сотни солдат, пересекла границу, хотя Москва и заверяла, что не будет осуществлять вылазок в Грузию как таковую. Эти войска взяли Гори без боя – грузинские военнослужащие тысячами разбегались. Высокие столбы черного дыма поднялись на окраине города, когда российские войска заняли позиции на холмах и подожгли окрестные поля. Когда я шагал по обочине шоссе к городу, мимо проносились бронетранспортеры с черными от сажи российскими солдатами, обнимающими свои "АК-47" и гранатометы. Асфальт под их гусеницами трескался. Один бронетранспортер остановился, и командир предложил меня подвезти. Я влез на бронетранспортер и проехал пару миль до центра города. "Грузины сами напросились, – сказал мне, стараясь перекричать рев мотора, один солдат, Сергей из Сибири. – Они вошли в Цхинвали, разрушили его и перебили уйму мирных жителей. Чего они ждали – что Россия будет сидеть сложа руки? По мне, нам надо дойти до самого Тбилиси и взять его. Нам надо бы их истребить и преподать урок, что с Россией лучше не связываться". В Гори, известном как место рождения Сталина, до начала боев жизнь била ключом. На прошлой неделе то был город-призрак. Я шел мимо закопченных многоквартирных домов, в которые попали российские бомбы. На веревках до сих пор сушилось белье, брошенное в панике. Мне не попалось на глаза и сотни человек. "Мы три дня не ели. Нет ли у вас хлеба? Пожалуйста, помогите", – сказала пожилая женщина, одетая в черное, которая была слишком напугана, чтобы пытаться покинуть город. В одном дворе сгрудилась небольшая группа мужчин. Вид у них был ошеломленный, точно у контуженных: они, не веря своим глазами, взирали на российские танки, занимающие позиции в нескольких сотнях ярдов от них на шоссе. 35-летний рабочий Коба сказал, что последние два дня они почти все время прятались в подвале своего дома, опасаясь российских бомбежек. "Мой отец слепой, – сказал он. – Он хотел остаться, а я не мог без него уехать. Последние несколько дней были ужасны. Я никогда не думал, что увижу такое время. Даже в самых безумных снах я не мог себе вообразить, что увижу, как по нашему городу идут российские танки". Когда я вышел на главную площадь Гори, которая славится величественным памятником Сталину, грохот артобстрела разорвал воздух, и бородатый священник в черной рясе, а также маленькая семья, тащившая скудные домашние пожитки, бросились в укрытие. За несколько дней до того от разрыва российского снаряда погибло, как минимум, восемь мирных граждан, когда им раздавали хлеб и воду. По главной площади пронесся мини-вэн с полудюжиной тяжеловооруженных ополченцев из Южной Осетии. Когда они увидели меня, машина резко затормозила. Бойцы, некоторые из которых были в масках, спросили, не видел ли я грузинских солдат. Один настоял на том, чтобы всучить мне горсть шоколадных конфет. Мини-вэн понесся дальше. Через несколько минут рядом притормозил ополченец Вадим. "Садитесь. Бинтов не найдется? – спросил он. – Я ранен". Он отвез меня к непримечательному одноэтажному дому и сказал, что, по его данным, грузины хранят там оружие. Хромая на раненую ногу, он подошел к массивным железным воротам, передал мне свой автомат Калашникова, прежде чем я успел отказаться от этой чести, и стал безуспешно пытаться взломать замок охотничьим ножом, который носил в ножнах на боку. Потом выхватил у меня свой "АК-47", прицелился и выпустил в замок 10 патронов с расстояния всего нескольких ярдов, но, хоть и разбил замок вдребезги, не смог войти в здание. Позднее он договорился о помощи с двумя солдатами российской регулярной армии, которые ехали на тяжелом грузовике. Те попытались таранить ворота, но рассерженный офицер их остановил. В последний раз я увидел Вадима, уходя из города пешком, когда он подбивал клинья к немолодой грузинке, которая наливала воду из шланга у себя во дворе. В Гори я сам не был очевидцем серьезных издевательств над мирными жителями, но было много свидетельств, указывавших на то, что в Южной Осетии происходила кампания нападений на грузин из мести, осуществлявшаяся военизированными формированиями. "Группа вооруженных до зубов, похожих на дикарей бойцов нерегулярных южноосетинских формирований пришла в деревню и начала запугивать людей и грабить", – говорит 52-летний Нико Маркузашвили, который бежал из грузинской деревушки Хелтубани и пришел пешком в Гори. "Они жгли дома и угоняли машины, хватали просто все, что им нравилось. Я увидел, как они остановили человека, который ехал на своей машине. Они потребовали, чтобы он отдал ключи, но он отказался, поэтому они расстреляли его в упор из пулемета, убили на месте. Некоторых молодых мужчин они взяли в плен". Когда мирные жители в панике бежали из этой области, в большинстве своем пешком, не имея при себе никаких вещей, в чем были, люди рассказывали, что молодых девушек похищают, а мужчин задерживают. Дома систематически грабили и жгли. Целые села сжигали. Некоторые престарелые местные жители, которым здоровье не позволяло бежать, остались в своих селах и теперь не имеют ни пищи, ни крова. Изнеможенные жители грузинского села Двани, расположенного в Южной Осетии, собрались у обочины, надеясь узнать, удалось ли бежать их родным и близким. Они прошли 11 миль пешком в испепеляющий зной. "Они приходят в наши села, жгут наши дома и убивают людей, так что нам пришлось бежать", – говорит 37-летний Вано Бежанишвили. По его словам, он чудом ушел живым, когда бойцы военизированного формирования, приехавшие в Двани на двух грузовиках, открыли огонь. Например, они убили мужчину, который выглянул из окна и начал на них кричать. Более всего нервируют сообщения, что в некоторых случаях бойцы нерегулярных формирований забирают молодых женщин в качестве своих рабынь-наложниц. "Ополченцы остановили машину с семьей беженцев, покинувших свое село, – говорит Георгий из командования грузинской армии. – Они схватили двух молодых дочерей и увели их под дулами автоматов. Отец был бессилен этому помешать. Мы не знаем, что с ними сталось. Они пропали без вести". В Южной Осетии как таковой мстительные ополченцы входили в покинутые села этнических грузин, утверждая, что это зачистка – операция по "поиску грузинских диверсантов и мародеров". На своем пути они широко занимались грабежами и жгли дома – по-видимому, это кампания этнической чистки, цель которой – заставить местных жителей не возвращаться на прежние места. Несколько ополченцев держали в кузове грузовика пленного грузинского солдата, заткнув ему рот грязной футболкой, чтобы не чувствовалось зловоние двух разлагающихся трупов, лежавших рядом – его товарищей, грузинских солдат в камуфляжной форме натовского образца. "Я никого не убивал. Я не убивал ваших женщин и детей, клянусь", – говорил он, умоляя пощадить его. Иналь, сержант ополчения, не был настроен никого миловать. "Ты скоро бросишь тела своих товарищей, пидорас, там, где мы закапываем только бродячих собак. И скоро ты сам составишь им там компанию". Пленного заставили вытащить мертвецов из кузова и похоронить в канаве вместе с другими восемью грузинскими солдатами. Некоторые тела были раздеты догола и обуглены. У одного рот все еще был разинут в гримасе ужаса и боли. "Говори нам правду, б***. Где твое оружие? Где твои документы? Если ты не скажешь нам правду, мы тебя расстреляем", – кричал 47-летний Иналь. Пленный уверял, что отвечал только за снабжение продуктами и транспорт. Иналь ему не верил. "На базе поговорим с тобой серьезно. Там увидим, говоришь ли ты правду". Дорога к военной базе, расположенной в самой глубине Южной Осетии, контролируемой Россией, была усеяна гниющими трупами грузин. Иналь выставил напоказ еще двоих пленных – мужчин среднего возраста. Один, со шрамом на носу и с разбитыми губами, задрожал от страха, когда Иналь начал его допрашивать. Иналь усадил обоих мужчин на землю и снял свой калашников с предохранителя. Двое грузин – они были не в военной форме – сказали, что они строители из ближайшей деревни. Бои застали их врасплох, документы они потеряли. Иналь с криком сильно ударил одного из них по лицу. Тот застонал от боли и спрятался за спину своего друга. "Где твое оружие, пидорас?" – ревел Иналь и грозил утопить пленного в пруду. Но другой боец южноосетинского формирования остановил Иналя и дал пленному паек натовского образца. "Made in the USA! Наслаждайся!" – рассмеялся он. Первое время российская армия, казалось, то ли не могла, то ли не хотела сдержать ополченцев. В четверг, после того как министр внутренних дел РФ заявил, что мародеры должны нести суровое наказание, военные перестали допускать части ополчения по дороге, ведущей из Южной Осетии в Грузию, и арестовали нескольких мародеров. Теперь Америке надо решать, как управляться со вновь окрепшей Россией и с уверенным в себе Владимиром Путиным. Непринципиально, как называют Путина – президентом или премьер-министром. Он – "царь Владимир" или, как выразилась Wall Street Journal, "Владимир Бонапарт". Министр обороны США Роберт Гейтс на прошлой неделе заявил, что применение силы для принуждения России к возвращению к status quo ante исключено. На данный момент обе сепаратистские провинции вернулись на орбиту России, и будущее Грузии, а также других бывших стран-сателлитов СССР находится под вопросом. Некоторые американские обозреватели полагают, что поведение их страны было позорным. Найл Гардинер, директор Margaret Thatcher Centre for Freedom при Heritage Foundation, говорит: "Железная леди" никогда бы не потерпела такого поведения русских. Она немедленно распространила бы заявление, осуждающее Москву, организовала бы чрезвычайное совещание командования НАТО и потребовала бы, чтобы русские приостановили свое наступление и вывели бы свои войска либо несли бы ответственность за последствия". По словам Гардинера, "вся эта история продемонстрировала Восточной Европе, что Америка и НАТО не станут ее защищать. Это сигнал, что открыт сезон охоты на любое из приграничных государств и что у Запада не хватает духу их защищать". Скоропалительное завершение на прошлой неделе длительных переговоров между Америкой и Польшей о размещении элементов американской ПРО на польской территории продемонстрировало всю серьезность этого кризиса для стран, которые когда-то находились за "железным занавесом". "Польша и поляки не хотят состоять в альянсах, где помощь оказывается как-нибудь потом. Это не дело, когда помощь оказывается уже погибшим", – пояснил Дональд Туск, премьер-министр Польши. Историк Леон Арон, специалист по России, отметил: "Следующей удачной мишенью является Украина – не вся страна, а Крымский полуостров и Севастополь, база Черноморского флота". Ходят разговоры о том, чтобы приостановить членство России в G8 или объявить бойкот зимних Олимпийских игр 2014 года, которые будут проводиться в Сочи на юге России; но администрация Буша предпочла выступить с обобщенными предупреждениями насчет того, что статус России в мире оказался под угрозой, а не произносить конкретные угрозы, требуя, чтобы Россия повела себя по-другому. "Сделают ли НАТО и ЕС вывод, что нам следует держаться подальше от бывших республик СССР, чтобы нас не втянули в конфликт, либо они решат, что этим странам следует предложить покровительство и членство в данных организациях? Я не испытываю оптимизма на сей счет", – сказал Арон. До окончания президентского срока Буша остаются лишь пять месяцев – слишком мало времени, чтобы усталая администрация, до сих пор отягощенная иракским и иранским вопросами, а также неразрешимой проблемой палестинцев, разработала последовательную политику в связи с воскресением Большой России. Кажется, можно не сомневаться, что Вадим и пестрая компания его сотоварищей будут еще много лет праздновать события августа 2008 года. При подготовке статьи использованы материалы Дмитрия Белякова из Цхинвали, Сары Бакстер из Вашингтона, Мэтью Кэмпбелла из Парижа и Николы Смит из Брюсселя

BNE: Наперегонки к туннелю Ральф Бесте, Уве Клусманн, Кордула Майер, Кристиан Неф, Маттиас Шепп, Ханс-Юрген Шламп, Хольгер Штарк НАТО и западные спецслужбы с самого начала были убеждены в том, что войну на Кавказе начал президент Саакашвили. Теперь американцы и европейцы хотят досконально изучить причины войны, ведь русские, очевидно, тоже врали У Хиллари Клинтон под глазами синяки. В прошлый вторник, выдохшаяся, она сидела на своем месте в Cенате, и даже ее блейзер выглядел бесцветным. Завершился гламурный партийный съезд в Денвере, где демократы подняли на щит Барака Обаму, – конец мечте об участии в президентских выборах 2008 года. Вновь наступили политические будни, идет заседание комиссии по обороне, где рассматривается конфликт между большой Россией и маленькой Грузией. Голос Клинтон звучит устало. Но ее политическое кредо прежнее, и она поднимает тему. Мы как-нибудь вдохновили Грузию на применение военной силы? – вопрошает она. Действительно ли правительство Буша в достаточной мере предупреждало Москву, а также Грузию о возможных последствиях войны? И как могло случиться, что данные события оказались настолько неожиданными для Америки? Хиллари Клинтон выступала всего несколько минут, но ее слова свидетельствуют о том, что настроения в отношении Грузии в США меняются. Разве война на далеком Кавказе не была для американцев борьбой между огромной экспансионистской империей, которая хочет подчинить себе маленькую демократическую страну? Нападение на которую было совершено только потому, "что мы хотим быть свободными", как чуть ли ни ежечасно повторял Михаил Саакашвили в камеры CNN? "Сегодня мы все грузины", – продекларировал кандидат от республиканцев в президенты США Джон Маккейн. Неоконсерватор Роберт Каган сравнил российскую кампанию с нападением нацистов на Судеты в 1938 году. А заместитель Буша Ричард Чейни во время встречи с Саакашвили обещал ему содействие в осуществлении его главного желания – в приеме в члены НАТО. Теперь, через пять недель после окончания кавказской войны, настроения в Америке меняются. В Вашингтоне нарастает подозрение, что Саакашвили, возможно, авантюрист. Который сам начал кровавую пятидневную войну и после этого в течение долгих дней нагло обманывал Запад. "Претензии к России остаются", – говорит эксперт по России Пол Сондерс, директор консервативного Центра имени Никсона в Вашингтоне, подразумевая, что российский ответный удар по кавказскому карлику был несоразмерным, что признанием сепаратистских республик Москва пошла против международного права и использовала Грузию для демонстрации своего имперского возрождения. Однако затем Сондерс подчеркнул: "Все больше людей видит, что в этом конфликте есть две стороны и что Грузия была скорее не жертвой, а никем не понуждаемым игроком". Сомнения в окружении президента Джорджа Буша тоже растут. Не были ли преждевременными американские и европейские акции солидарности в поддержку Саакашвили? Премьер Великобритании Гордон Браун потребовал "радикального" пересмотра отношений с Москвой, министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт обвинил ее в нарушении международного права, а немецкий канцлер Ангела Меркель пообещала Грузии, что когда-нибудь та, "если захочет, станет членом НАТО". Теперь подобный тон слышен все реже. На прошлой неделе министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер публично высказался за выяснение вопроса о причинах войны. Ведь от этого во многом зависят отношения ЕС со сторонами конфликта, сказал он. Действительно, от вопроса, кто виноват, зависит многое. Запад должен понять, хочет ли он после этой войны принять в НАТО такую страну, как Грузия, – с обязательством в случае аналогичного конфликта на Кавказе вмешаться в него военными средствами. И к какому партнерству с Россией, которая впервые столь откровенно, как и Америка, требует уважения к зоне своих интересов, он должен стремиться в будущем? Попытка реконструкции пятидневной войны вращается главным образом вокруг вопроса, кто ее начал. Информация, которой обладают НАТО и ОБСЕ, рисует иную картину, чем та, которая представлялась многим в первые дни битвы за Цхинвали. Грузинское правительство неизменно называет началом войны четверг, 7 августа, 23:30. К этому времени оно якобы получило несколько разведдонесений о движении примерно 150 единиц бронетехники из России через Рокский туннель в Грузию через территорию сепаратистской Южной Осетии. Они шли на Цхинвали; в 3 часа ночи за ними последовали новые военные колонны. "Мы хотели остановить российские войска перед грузинскими деревнями, – говорил президент Михаил Саакашвили. – Когда наши танки вступили в Цхинвали, русские бомбили город. Они – а не мы – превратили Цхинвали в руины". Однако в докладах ОБСЕ положение выглядит иначе. ОБСЕ имеет в Южной Осетии миссию, которая в начале войны оказалась меж двух фронтов. Незадолго до полуночи центр Цхинвали накрыло огнем, скорее всего, из установок "Град" и артиллерийских орудий, находившихся вне зоны конфликта. Пострадал офис миссии в Цхинвали, трем его сотрудникам пришлось спрятаться в подвале, говорится в докладе от 8 августа, который, как и все аналогичные, был разослан всем 56 государствам – членам ОБСЕ. Доклад выдержан в нейтральном тоне и не содержит никаких оценок: здесь русские нарушили грузинское воздушное пространство, там грузины заняли южноосетинские деревни. В то же самое время на более решительную оценку отважился другой орган, НАТО. Его Международный военный штаб молниеносно оценил имевшиеся материалы; он сотрудничает с Военным комитетом, верховным военным органом альянса, где представлены все 26 государств, его членов. В полдень 8 августа эксперты НАТО слыхом не слыхивали о российском броске, который Саакашвили позже назвал нападением, а Москва – акцией по "принуждению к миру". Однако в то же самое время они распространили предупреждение для внутреннего пользования: ввиду первых российских атак с воздуха и использования ракет ближней дальности на пассивность Москвы рассчитывать не стоит. Офицерам из Брюсселя было ясно одно: грузины начали первыми и, скорее, не по причине необходимой обороны или в качестве реакции на российские провокации, а в соответствии с собственными расчетами. Это было предсказуемое наступление на южноосетинские позиции с целью утверждения свершившегося факта; перестрелки предыдущих дней классифицировались в Брюсселе как незначительные. Задним числом, однако, их ни в коем случае нельзя расценивать как основание для подготовки к войне со стороны Грузии. Грузинское утверждение о российских провокациях и вводе войск в Рокский туннель экспертами НАТО сомнению ни в коем случае не подвергалось. Однако в их оценке фактов преобладало скептическое отношение, они сомневались, что именно это и являлось истинной причиной действий Саакашвили. В оценку, данную НАТО, вписываются детали, которые западные спецслужбы получили от своей радиоразведки. Утром 7 августа грузины стянули около 12 тысяч военнослужащих к границе с Южной Осетией. Под Гори стояли 75 танков и БМП – треть того, что находилось на вооружении у грузинской армии. План Саакашвили предусматривал 15-часовой блицкриг, за это время войска должны были дойти до Рокского туннеля и закрыть игольное ушко между Северным Кавказом и Закавказьем, отрезав тем самым Южную Осетию от России. 7 августа в 22:35, то есть почти за час – по версии Саакашвили – до вступления российских танков в Рокский туннель, грузины начали обстрел Цхинвали из 27 ракетных установок, 152-миллиметровых пушек, с использованием в том числе кассетных бомб. В ночное наступление были брошены три бригады. В радиоэфире были слышны русские крики о помощи, но 58-я армия, расположенная в частности в Северной Осетии, похоже, не находилась в боевой готовности. Во всяком случае, не той ночью. Грузинская армия состоит в основном из соединений мотопехоты, которые двигались по главным магистралям. Они быстро были остановлены и не смогли пройти Цхинвали. Были допущены "ошибки в использовании оружия", установила западная разведка. Если проще, то грузины воевали плохо. Разведданные свидетельствуют, что российская армия начала обстрел лишь в 7:30 8 августа – с выстрела СС-21 по городу Боржоми (на юго-запад от Гори), ракета должна была поразить укрепленные оборонительные рубежи армии и правительственный бункер. Вскоре последовали первые воздушные атаки по грузинской армии. Радиообмен интенсифицировался, российская армия проснулась. Ее войска пошли из Северной Осетии по Рокскому тоннелю только около 11 часов. Меж тем такая очередность событий является подтверждением того, что Москва не вела наступательных действий. Позже на юг были перемещены следующие установки СС-21. Русские с 5500 военнослужащими подошли к Гори; у грузино-абхазской границы сосредоточилось 7000 солдат. То, что грузины сконцентрировали свои войска у границы с Южной Осетией уже в июле, подтверждает другой эксперт, находившийся на месте в Тбилиси, Вольфганг Рихтер, полковник генерального штаба и ведущий военный советник немецкой миссии ОБСЕ. На конфиденциальном заседании в прошлую среду в Берлине в присутствии министра обороны Франца-Йозефа Юнга и первых лиц фракций бундестага из комиссий по внешним делам и обороне он документально подтвердил, что грузины отчасти "лгали", рассказывая о передвижениях войск. Доказательств утверждению Саакашвили, будто русские вступили в Рокский туннель до того, как Тбилиси дал команду к атаке, Рихтер не нашел. Но и исключить этого он не может. Для некоторых депутатов его высказывания прозвучали так, будто он поддерживает российскую интерпретацию событий. "Он не оставил свободы интерпретации", – признал один из присутствующих. "Ясно одно: ответственность лежит, скорее, на грузинах, чем на русских", – подвел итог другой. После всех этих докладов западным наблюдателям стало ясно, кто поджег южноосетинскую пороховую бочку. Причины конфликта, в число которых входят также многолетние провокации России в отношении Тбилиси, аналитики оставили без внимания. Теперь самое время, чтобы причинами войны занялся также Европейский союз. То, что до сих пор европейцы отказались осудить атаку Саакашвили на Цхинвали, тыча вместо этого пальцем в Россию, вызвало там глубокое непонимание. "По всей видимости, им не хватило мужества пойти против Вашингтона и его союзников в Тбилиси", – подозревает один дипломат из московского министерства иностранных дел. Во время неформальной встречи в Авиньоне европейские министры иностранных дел высказались за "международное расследование" конфликта. Кто хочет посредничать, такова логика этого решения, не может быть пристрастным в оценке того, что происходило на Кавказе. Это, очевидно, признают даже эмиссары британцев, шведов, прибалтов и других восточноевропейских государств. До тех пор они настаивали, скорее, на жестком отношении к Москве и большей солидарности с Тбилиси – независимо от положения вещей. В начале этой недели должно быть вынесено формальное решение о расследовании. Вот только кто возьмет на себя эту щекотливую миссию, пока совершенно непонятно: ООН, ОБСЕ, неправительственные организации, ученые или все вместе? Ясно только одно: ЕС ни в коем случае не хочет брать это на себя. Михаил Саакашвили, холерический правитель из Тбилиси, следит за изменением мнения на Западе с растущим неудовольствием. При всем том он, ежедневно выступая по телевидению, несет в мир свою версию нападения на Грузию, международное пиар-агентство круглые сутки кормит западные средства массовой информации тщательно отсортированным материалом, а в Международном суде в Гааге Тбилиси жалуется на "этнические чистки", проводившиеся русскими. Положение главы государства внутри страны тоже сложное, единый фронт, образовавшийся в результате продвижения русских, трещит по швам. Теперь все чаще раздаются критические голоса, называющие режим Саакашвили "авторитарным". "Власть для него – это все", – говорил уже в декабре 2007 года Георгий Хаиндрава, в 2006 году министр по урегулированию конфликтов. Существует опасность, сказал тогда Хаиндрава, что Саакашвили захочет подправить свою пошатнувшуюся репутацию "маленькой победоносной войной" – против Южной Осетии. Саломе Зурабишвили, бывший министр иностранных дел, уже в мае 2006 года тоже говорила, что "колоссальное вооружение", которым он занимается, "не имеет смысла", оно пробуждает подозрение в желании разрешения конфликтов с Абхазией и Южной Осетией военными методами. На прошлой неделе главы двух партий потребовали отставки Саакашвили и установления "не пророссийского и не проамериканского, а прогрузинского правительства". Бывший грузинский заместитель министра внутренних дел Тимур Хачишвили, отсидевший семь лет за покушение на предшественника Саакашвили Эдуарда Шеварднадзе, снова собирает в Москве верных людей – через миллион с лишним грузин, проживающих в России, он хочет добиться смены власти у себя на родине. Является ли Михаил Саакашвили, еще пять недель назад оплакиваемая Западом жертва российского вторжения, политическим трупом? На прошлой неделе на помощь ему пришла "Красная звезда", газета российского министерства обороны. Она опубликовала высказывания офицера 58-й армии, которые Москва опровергает. Парадоксальным образом он дает почву для сомнений в выводах западных спецслужб и НАТО, согласно которым российские воинские формирования достигли Цхинвали только 9 августа. Капитан Денис Сидристый, командир роты 135-го мотострелкового полка, рассказывает, как в составе своего подразделения он продвигался через Рокский туннель к Цхинвали уже ночью 8 августа. Не начался ли марш Москвы раньше, чем предполагалось до сих пор? На прошлой неделе московские следователи также впервые признали, что при нападении грузин на Цхинвали жертв среди гражданского населения было не 2000, как официально утверждает Россия, а только 134. Капитан Сидристый, награжденный тем временем министром обороны орденом Мужества, получил в пятницу от "Красной звезды" еще один шанс, чтобы представить свою его версию событий. И он поправился: его соединение выдвинулось к Цхинвали несколько позже. В короткой кавказской войне правду от лжи отделить все еще сложно.

Votvot: Прошлогодняя война: цена "победы" Накануне годовщины российско-грузинской войны СМИ анализируют ситуацию в регионе. Москва и Тбилиси уже успели обменяться обвинениями в "провокациях", напряженность на границах растет, войска приведены в состояние боеготовности. Что дала сторонам августовская война 2008 года и насколько реальна угроза нового конфликта? Как пишет корреспондент The Independent в Цхинвали Шон Уолкер, накануне первой годовщины войны напряжение на границе Грузии и Южной Осетии вновь растет - за последнюю неделю Москва и Тбилиси успели несколько раз обменяться обвинениями в "провокациях". Вооруженные силы обеих сторон приведены в состояние боевой готовности. Как поясняет издание, в Южной Осетии утверждают, что за последние дни минометному обстрелу подверглись несколько деревень и сам город Цхинвали; Тбилиси же говорит о ползучем переносе границы вглубь грузинской территории - обе стороны называют обвинения в свой адрес "безосновательными", обвиняя друг друга в провокациях. Положение усугубляется недостатком независимых наблюдателей - миссия ОБСЕ покинула Южную Осетию месяц назад, а небольшой мониторинговой группы из Евросоюза недостаточно. Как полагает автор, ни у одной из сторон нет сейчас достаточных причин желать возобновления конфликта: грузины знают, что Россия ответит стремительно и жестко, осетины добились желанной независимости. Москве также не нужен рецидив войны в Южной Осетии, хотя Саакашвили остается одним из раздражителей российского руководства. Об усилении напряженности в регионе накануне первой годовщины войны в Южной Осетии пишет и The Guardian. Расположенные вдоль границы части и подразделения российской и грузинской армий приведены в состояние повышенной боевой готовности. Вчера замминистра иностранных дел РФ Григорий Карасин заявил, что Тбилиси сейчас перевооружается с помощью США, отметив, что никто не предоставлял России гарантии того, что агрессия не повторится. Его ремарка последовала за сообщением о минометном обстреле южноосетинского поселения - никто не пострадал, и грузинская сторона назвала эту информацию "откровенной ложью". Днем ранее правительство Саакашвили заявило о переносе российскими военнослужащими демаркационных линий "вглубь грузинской территории". Мониторинговая группа Евросоюза - единственные оставшиеся в регионе независимые наблюдатели - призвала обе стороны к сдержанности. Тем временем президент другой отделившей от Грузии республики, Абхазии, Сергей Багапш заявил, что напряженность остается и на ее границах, сообщает издание. В прошлогодней войне не победила ни одна из сторон - ни Грузия, ни Россия, и жизнь региона парализована, утверждает The Times. Москва достигла своих целей: припугнула другие бывшие республики СССР, фактически отделила Южную Осетию и Абхазию от Грузии, положила конец предложениям срочно принять Грузию и Украину в НАТО, пошатнула доверие к Саакашвили, пишет издание. Грузия, со своей стороны, уверена, что одержала победу в политической сфере: восстановила общественное мнение Запада против России и завоевала сочувствие других стран региона. Граждане Грузии сплотились вокруг Саакашвили. Тбилиси добился заверений, что на новую российскую атаку Запад среагирует немедленно. "Однако на деле война стала катастрофой для обеих стран", - полагает редакция The Times. По мнению газеты, теперь России трудно отделаться от имиджа агрессора, разрешение других замороженных конфликтов еще более проблематично. В Грузии оппозиция оспаривает власть Саакашвили и обвиняет его в нарушениях прав человека, а на возвращении Южной Осетии и вступлении в НАТО можно поставить крест. Грузинский президент панически боится демократии, утверждает в еще одной статье в The Independent лидер оппозиции Леван Гачечиладзе. "Через год после напрасной и катастрофической войны с Россией Грузия стала еще дальше, чем когда-либо со времен "революции роз", от желанного ее народу превращения в открытую, демократическую и единую страну", - пишет автор. Саакашвили попытался сплотить вокруг себя страну с помощью военной авантюры, пишет Гачечиладзе о прошлогоднем конфликте вокруг Южной Осетии. Теперь репутация Грузии запятнана, и перспектива воссоединения страны еще более отдалилась. "Во всяком нормальном демократическом обществе столь дорогостоящая ошибка повлекла бы за собой смену лидера. Но Саакашвили поставил себя выше всех нормальных процессов подотчетности обществу", - пишет автор, утверждая, что за прозападной риторикой президента таится нечто вроде путинской "управляемой демократии". "Настоящие грузинские демократы находятся в оппозиции", - подчеркивает Гачечиладзе. Не слишком ли дорого заплатила Россия за победу в войне с Грузией? - таким вопросом задается корреспондент The Christian Science Monitor Фред Вейр. Хотя Россия, возможно, и выиграла войну, она проявила при этом слабость своей нереформированной военной машины постсоветской эпохи. Она также получила две зависимые территории - Южную Осетию и Абхазию, - которые дорого ей обходятся. Некоторые эксперты утверждают, что Южная Осетия стала экономическим бременем. Война также могла подорвать более широкую энергетическую стратегию России, напугав ее соседей и заставив Евросоюз двигаться более решительно к проекту Nabucco по поставке газа из Центральной Азии на западные рынки в обход России. Даже главный выигрыш России от войны, отсрочка расширения НАТО на постсоветском пространстве, по словам некоторых аналитиков, представляется не столь уж внушительным, добавляет издание. По мнению корреспондента Le Temps Стефана Бюссара, отношения между Россией и Грузией на сегодняшний момент зашли в тупик. Спустя год после конфликта из-за Южной Осетии Москве больше некому преподавать урок. Российская сторона оказалась в весьма затруднительной ситуации: она признала независимость двух грузинских республик, имеющих относительное стратегическое значение, и вынуждена заниматься их судьбой, в то время как приоритетными досье являются российско-американские отношения и сокращение ядерных арсеналов, Украина и глубокий экономический кризис, переживаемый Россией. Грузия также мало выиграла от прошлогоднего конфликта. Саакашвили остался у власти лишь по причине крайней слабости оппозиции. Его страна оказалась на коленях и утратила безусловную поддержку со стороны Вашингтона. Что касается международного сообщества, испытывавшего воодушевление после подписания соглашения Саркози и Медведевым, то сегодня, в отсутствие наблюдателей ОБСЕ и ООН, уже никто, кажется, не стремится оказать давление на Москву, с тем чтобы она соблюдала договор, который все больше походит на простой клочок бумаги, заключает автор статьи. Le Temps публикует и интервью Стефана Бюссара с Андре Либихом, профессором Института высших международных исследований и развития в Женеве. По словам профессора Либиха, в настоящее время ситуация в регионе стабильная, открытого конфликта нет. Он также подчеркивает, что российско-грузинские переговоры в Женеве не прерваны, они просто зашли в тупик. Вместе с тем, по сравнению с прошлым годом ситуация ухудшилась, поскольку вследствие российского вето наблюдатели ООН и ОБСЕ покинули территорию двух сепаратистских республик и Грузии. Давая оценку позиции российской стороны, профессор отметил, что, вероятно, тактика Москвы направлена на признание независимости Абхазии и Южной Осетии и другими странами. Но такая перспектива относится к категории невероятных. В настоящее время эти отколовшиеся республики развиваются вне рамок международного права. Такая ситуация весьма благоприятна для преступной деятельности. В Южной Осетии русские вынуждены заниматься поддержанием порядка ввиду отсутствия местных руководящих кадров. Ситуации, в которой оказалась российская сторона, не позавидуешь, полагает Либих. Профессор также выразил мнение о том, что, если Саакашвили все же однажды придется уйти с поста президента, позиция его преемника по вопросу об Абхазии и Южной Осетии будет аналогичной, поскольку он будет считать эти республики неотъемлемой частью грузинской территории. Российско-грузинская война стала крупнейшим в Европе кризисом безопасности со времен этнических чисток Милошевича в 1990-е годы, утверждает на страницах The Financial Times Рональд Асмус, исполнительный директор Transatlantic Center of the German Marshall Fund of the United States (Брюссель). "Москва нарушила главное правило европейской безопасности в период после холодной войны - постулат, что границы в Европе невозможно менять силой оружия", - пишет он. Главной оплошностью автор считает тот факт, что Запад не вмешался в происходящее на местах в Грузии и в Москве, пока конфликт еще можно было предотвратить. В результате система европейской безопасности, теоретически предназначенная для защиты маленьких государств от хищничества крупных, оказалась неэффективной. По мнению автора, причины войны не исчезли: Грузия по-прежнему стремится на Запад, а Москва хочет ей помешать. В этих условиях Западу следует объединиться вокруг позиции, что за нарушение правил игры в Европе надо расплачиваться.



полная версия страницы