Форум » АРМИЯ и СЕПАРАТИЗМ » ПОЛИТ.ру//Терроризм XXI века – это следствие насилия ХХ века. » Ответить

ПОЛИТ.ру//Терроризм XXI века – это следствие насилия ХХ века.

BNE: Террор и историческое беспамятство Интервью с Александром Даниэлем Владимир Путин объявил, что мы находимся в состоянии войны. В этот алармизм не могло быть не вовлечено и общество. Официальные СМИ по-разному трактуют образ внешнего врага, пресса ищет «пятую колонну», в том числе и среди традиционных российских общественных организаций. Сами общественные деятели как раз находятся в состоянии рефлексии по поводу серии терактов в России и реакции власти на них. Остроту момента мы обсуждаем с членом правления общества «Мемориал», историком Александром Даниэлем. Беседовал Виталий Лейбин. Все-таки кто и с кем сейчас воюет? В идеологическом и реальном плане… Как раз этот круг вопросов мы и обсуждаем сейчас в «Мемориале» и только формируем общую позицию. По этому я буду говорить о том, что мне лично кажется сейчас, когда я и сам нахожусь процессе довольно напряженных размышлений. Смысл выступлений президента - в призыве к национальной мобилизации. Возможно, что и война... Концепция войны, концепция общенациональной мобилизации, в принципе, возможны. Конечно, события последних недель - это вызов. Весь вопрос в том, как и кем понят этот вызов. Вопрос в том, кто кого и против чего мобилизует. Так вот, мне кажется, что ответы на эти вызовы, которые нам предлагаются властью, абсолютно архаические, они даже не прошлого, а позапрошлого столетия. Причем это не только наша проблема. Мне кажется, что американский ответ – такой же архаичный. И другой вопрос. Есть ли современный, адекватный ответ? То есть я уверен, что он должен быть. Но может ли общество сформулировать альтернативную концепцию мобилизации? Или общество вообще не должно его формулировать, быть только наблюдателем? Если это война, скажем, государства с терроризмом, то общество – это только объект защиты. Так, что ли? Пока я не вижу, чтобы была выдвинута какая-либо серьезная общественная альтернатива архаичным реакциям государства. А реакции государства меня лично совершенно не устраивают. Я, например, не верю, что назначаемость губернаторов поможет нам в борьбе с терроризмом. Это, по-моему, даже анекдотично. Я не верю, что суперминистерство силовиков поможет нам в этой борьбе. Скорее уж отдельные специализированные подразделения и спецслужбы могли бы помочь. Я не верю, что мобилизация гражданского общества возможна при помощи надстроек над обществом (с «общественными палатами» и т.п.) Это все очень архаические ответы. Не говоря уже о том, что речи президента имеют еще и внутренние противоречия. Чечня, мол, не при чем, но одновременно Масхадов и Басаев отвечают за эти теракты. Точно так же мне не кажется иракская война адекватным ответом на 11 сентября. Не говоря уже о том, как она ведется. Есть ли прототипы не архаичного, современного реагирования? Нет. Не вижу моделей в мире, которые бы представляли адекватную реакцию на современный террор. Проблема в том, что мы присутствуем при стремительном устаревании концепции превосходящей силы (я говорю не только о военной превосходящей силе). Ядерными ракетами с терроризмом не поборешься, но к тому же совершенно не понятно, можно ли бороться с ним социально-экономическими методами. Один из тезисов президента можно свести к следующему: давайте, мол, набьем Северный Кавказ деньгами, давайте не будет разворовывать 80% направляемых на Кавказ денег, а только 40%, и тогда все будет хорошо. «Мы сузим социальную базу терроризма», - это говорит власть. Может быть, сузим. Из 10 шахидок 4 не пойдут на теракт, если социальная жизнь в регионе будет более благополучна. Но увы, 6 шахидок вполне достаточно для любого теракта. Общественные организации, например, «Мемориал» говорят: а давайте мы снизим угрозу терактов еще и другим способом. Снизим уровень насилия со стороны государства, уровень взаимного насилия в Чечне. Продемонстрируем такие намерения, например, всеобщей амнистией и допущением мирного сепаратизма как политического игрока. То есть пойдем по пути «квебекизации» Чечни. И тогда, мол, мы сразу резко уменьшим социально-политическую базу терроризма. И я считаю, что это нужно обязательно сделать, это правильно. Но давайте только честно заявим, что заметно на террор это тоже не повлияет. Наверное, снижение насилия способно из 10 шахидок умиротворить восьмерых. Но две-то останутся. И этого вполне достаточно. Терроризм сейчас развивается таким образом, что уже может существовать и без социальной базы, ему все меньше и меньше нужна большая финансовая подпитка, ему все меньше нужно отталкиваться от реальных проблем. Сепаратистский терроризм… В нем тоже нет ничего хорошего. Но в этом случае, по крайней мере, понятны политические цели. А чего добиваются «религиозные» террористы? А ничего. С ними Господь по прямому проводу поговорил. И это для них достаточная мотивация. Как с таким терроризмом бороться? На это нам пока никто не ответил. Ни Путин, ни Буш, ни Шарон. На это не умеем пока отвечать и мы. Есть еще и технологический подход к терроризму. Террор же – это метод, то есть всего лишь чей-то инструмент. И поэтому вроде бы логично искать того, чей это инструмент. В речи президента это было прямо сказано. Это же комично! Это столь же комично, как сценка, которую разыграл Буш перед американскими телезрителями, когда искал секретное оружие в ящике своего стола. Знаете это сюжет? Когда его спросили: «Ну и где же секретное оружие Ирака?», он изобразил скоморошничество и стал рыскать в ящиках стола, приговаривая: «Здесь нет... и здесь нет». Гипотеза мировой закулисы, озвученная нашим президентом, мне кажется, на том же уровне. В том-то и дело, что терроризм стремительно становится самодостаточным. Ему уже почти не нужно баз поддержки. Ему уже не нужно зарубежных вдохновителей. Все легче и легче становится реализовывать террористические акты, бактериологическое оружие скоро можно будет произвести в квартире. Искоренение социальной и других баз терроризма – вещь нужная. Но, скорее, не для уничтожения терроризма, а для решения самих социальных проблем. Я не считаю, что терроризм – это чье-то орудие. Я рассматриваю его как следствие мирового цивилизационного кризиса. Цивилизационные кризисы ведь не могут быть рассмотрены вне большого исторического контекста… Да. Тогда возникает вопрос, что являет собой терроризм не в технологическом, а содержательном, историческом смысле. Давайте, я сначала скажу вещь, которая может показаться сопливой красивостью. Терроризм XXI века – это следствие насилия ХХ века. Я называю обычно три ключевых слова: Колыма, Хиросима, Освенцим. Ровно три этих понятия породили современный терроризм. Речь, прежде всего, идет о цене человеческой жизни, которая колоссально понизилась в ХХ столетии. Я очень не люблю выражение «преодоление тоталитарного наследия», потому что тоталитарное наследие – это такая вещь, которую не преодолевают. Она и не должна быть преодолеваема. Это наследие должно осваиваться. Так вот, неосвоение тоталитарного наследия, отсутствие исторической памяти, нежелание осмыслять прошлое – это психологическая база для современного насилия. Мы как бы договорились, что человеческая жизнь ничего не значит, и не осмысляем, что это значит. Я сейчас говорю общие слова, которые при более глубокой рефлексии следовало бы наполнить содержанием и механизмами, причинно-следственными связями... Правильно ли я понял, что «неосвоение» тоталитарного наследия – это попытка закрыть глаза, сказать, что этого не было. Вместо того чтобы претендовать на историческое наследование. Да. Нам надо научиться жить с нашим прошлым, а не отворачиваться от него. Надо сказать, что Путин в отличие от Ельцина имеет позицию в отношении истории. Он модернизирует старый советский миф. И это крайне опасно. С точки зрения борьбы с терроризмом, в том числе. Мы можем оказаться совсем беспомощными, если это ему удастся. Но вариант никак не думать о прошлом – еще опаснее. Потому что беспамятство реализуется в фигурах типа Басаева, который вполне является продуктом советского прошлого. Мне кажется, что как отсутствие исторического измерения, так и попытки подмены этого измерения некой совсем уже не имеющей отношения к реальности мифологией – это психологическая почва для возникновения терроризма. Если мы не осмыслили государственный террор, то мы не сможем понять и террор нынешний, негосударственный. 22 сентября 2004, 19:48

Ответов - 21

Антипутин: Я в начале поверю змее... «Спасите наши души! Мы бредим от удушья. Спасите наши души! Спешите к нам! Услышьте нас на суше – Наш SOS все глуше, глуше, – И ужас режет души Напополам...». В. Высоцкий. «В рамках осуществляемого в Москве и на территории России комплекса мер МВД и ФСБ по предотвращению терактов в Москве обнаружены и обезврежены взрывные устройства в автомашинах. Задержанный 38-летний Александр Пуманэ, уроженец города Пушкин Ленинградской области, который должен был перегнать заминированные автомобили к Бородинской панораме, указал на три автомобиля, в которых должна была находиться взрывчатка. По сведениям, которые удалось получить у задержанного, автомобили должны были быть взорваны в момент посещения Бородинской панорамы участниками конференции мэров городов мира, которая завершилась сегодня в Москве. За перегон машин ему дали тысячу долларов. В ходе допроса у задержанного произошел сердечный приступ, и он был доставлен в НИИ Склифосовского, однако попытки врачей спасти ему жизнь не увенчались успехом» (Начальник ЦОС ФСБ России Сергей Игнатченко). «Убили Пуманэ Александра Геннадьевича, бывшего подводника, штурмана, капитана 2 ранга запаса, тридцати восьми лет. В милиции его забили до смерти. Врачи, между тем, установили, что у него перелом основания черепа, обширное кровоизлияние в мозг и все тело покрыто синяками. У него синяки даже на внутренней поверхности бедер. Даже там. Это означает, что ему раздвигали ноги и били палкой по яйцам. Мерзость! Господи, какая мерзость! И ей нет предела. Вы знаете, что такое штурман с лодки? Я вам сейчас объясню. Штурман лодки – государев человек. Его готовят с пеленок к тому, что он будет командиром, флотоводцем. О потомственном – и говорить нечего. Это на уровне ген. Это в строении ДНК. А тут – «Не продадите ли родину за одну тысячу баксов?» (Александр Покровский писатель, бывший подводник). «Мы с Александром прослужили вместе пять или шесть лет. Он четко понимал, что такое долг, честь и родина. Мы не одну боевую службу провели вместе. Мне почему-то кажется, что случившееся – это какая-то провокация наших спецслужб» (Юрий Бакалдин, бывший командир АПЛ «Карелия»). «Да Сашка Пуманэ – бывший подводник, спортсмен, это надежный друг, любящий муж, заботливый отец, никогда не употреблявший наркотиков, не курил, не пил. Люди!!! Вы не представляете какого человека убили наши спецслужбы» (Елена Кулясова, друг семьи Александра Пуманэ). «Эти дни – просто кошмар. Мои дочки не ходят в школу, боятся даже выходить из квартиры из-за того, что их отца объявили террористом. Девочки уверены, что их растерзают другие дети, будут их унижать. Тело невозможно опознать! Ни шрамов, ни других примет, по которым я могла бы это сделать, на теле просто не видно. Лица не видно! Ничего не видно...» (Наталья Пуманэ, бывшая жена подводника). И это все о нем, о старшем офицере военно-морского флота, капитане второго ранга, подводнике Пуманэ Александре Геннадьевиче. Если все, что о нем написано правда, и если ФСБ нам в очередной раз не лжет, и Пуманэ действительно мог пойти на это преступление, то совершить его он мог только по идейным соображением. То есть, от безысходности что-либо изменить, он решил бороться с нынешним режимом и ошибочно попытался использовать против него в качестве оружия терроризм. Но в это тоже очень слабо верится. Да и почему собственно, мы должны верить этой преступной организации, погрязшей по уши во лжи, коррупции и терроризме. Пусть ФСБ говорит все что хочет, но я не верю, чтобы офицер подводник продался и пошел на преступление из-за тысячи американских долларов. Я знаю другое. Если бы Пуманэ можно было купить за американские доллары, то он никогда бы не стал подводником, в подводный флот такие не попадают. Скорее, можно встретить слепого снайпера или безногого пехотинца, чем найти продавшегося за тысячу долларов офицера подводника, честь и достоинство которого не смогли сломить даже озверевшие от крови во время его пытки оборотни-чекисты. Более того, у меня нет сомнений в том, что Пуманэ погиб от рук своих палачей именно потому, что был невиновен. И когда чекисты пытались заставить его оговорить себя, сознаться в том, чего он не совершал, признать себя террористом и, вступив с ними в сговор, взять на себя их очередное грязное дельце, подводник отказался от их гнусного предложения, за что и был ими убит. Пуманэ погиб как герой, в неравной схватке с дикой стаей чекистов. «Погибаю, но не сдаюсь!». Именно об этом в последние минуты своей жизни думал, потомственный моряк, попавший в плен к внукам железного Феликса. Погибая, он спасал не только свою честь, он спасал честь своих дедов и отцов, он спасал честь своих боевых товарищей, он спасал честь всего подводного флота. Толпа чекистов линчевала моряка, они превратили его тело в сплошное кровавое месиво, но им не удалось превратить его в террориста и убийцу. Напротив, своей смертью он еще раз наглядно продемонстрировал всю подлую сущность и мерзость тех, кто сидит на Лубянке и в Кремле. Подводники редко идут в бой и гибнут в одиночку, еще реже они принимают бой на суше, их редко берут в плен, подводники погибают вместе со своим кораблем и братской могилой для них становится океан. Капитан второго ранга Пуманэ принял свой последний бой в чекистском застенке, и он победил! Пусть земля ему будет пухом. У меня нет сомнений в том, что очень скоро мы узнаем всю правду о его подвиге и отомстим его палачам. И если завтра российский атомный подводный крейсер в знак протеста против подлого и жестокого убийства офицера-подводника выйдет из-под контроля главнокомандующего, палача-чекиста Путина, и в полном составе уйдет на базу ВМФ Америки или Великобритании, то ни у одного честного человека не хватит совести назвать их предателями и изменниками Родины, потому что это будет адекватный ответ военно-морского флота на преступления чекистского режима. И когда на очередной вопрос журналиста: «Господин Президент. А что случилось с вашей подводной лодкой?», Путин ответит: «Она утонула. Ой, извините, то есть, она уплыла...», вот тогда мы дружно скажем ХА-ХА-ХА. Морские офицеры, помните о подвиге, совершенном капитаном второго ранга Александром Пуманэ, замученным в чекистском застенке! Не верьте чекистам, оболгавшим вашего боевого товарища и друга. Знайте, он не изменил присяге и не предал Вас. Он отдал свою жизнь за Ваше доброе имя, за Вашу честь и достоинство! Помните о нем всегда, и не забывайте о тех, кто его убил. Чекисткой власти не нужны честные офицеры, чекисткой власти нужны насильники и убийцы – Будановы и Ульманы. Не верьте и не служите чекистам. Как в народе говорят: «Я вначале поверю змее, потом я поверю скорпиону и только после этого я может быть поверю чекисту!». С Уважением, Александр Литвиненко, Лондон. Чеченпресс, Отдел писем, 25.09.04г.

BNE: Куда смотрит «мировая закулиса» Судьбы «гуманитарного вмешательства Эта личность мне знакома – Знак допроса вместо тела, Многоточие шинели, Вместо мозга – запятая… Иосиф Бродский, «Представление» Эта фигура неизменно возникает, когда речь заходит о чеченских войнах. То в плаще с кинжалом и в шляпе с очками, молчаливо стоит на краю сцены или за кулисами. То располагается в центре, в свете прожекторов, в костюме с бабочкой, говорит тихо, дипломатично и вежливо. То суетливо бегает, в кепке и с замотанным шарфом, что-то громко заявляя. А порою изо всей одежды имеет только одолженную у фемиды повязку на глазах. Ну, как в пьесе Шварца – на сцену выходят разные актеры, играющие разные головы господина Дракона. Но мы-то знаем: для нас у этого многоликого персонажа имеется одна заготовка: двойной стандарт. А если серьезно, отношение мирового сообщества к конфликту на Северном Кавказе и к России в контексте этого конфликта, мягко говоря, противоречиво и переменчиво. Отношение отечественных комментаторов к Западу, как правило, наоборот, однозначно: они обычно представляют этот «Запад» как нечто цельное, не различая высказывания действующих политиков, лидеров массовых протестных движений или же представителей правозащитного сообщества. Обе чеченские войны сопровождались массовыми нарушениями прав человека воюющими сторонами, военными преступлениями и преступлениями против человечности. В обоих случаях федеральная сторона стремилась вывести происходящее из контекста права – как национального, так и международного. В обеих войнах, как и во всем развитии событий в Чечне за последние десять лет, господствующей тенденцией было движение «от плохого к худшему». Но при любом масштабе рассмотрения нельзя не заметить несомненное различие двух чеченских войн последнего десятилетия. «Первая» унесла больше человеческих жизней – но «вторая», несомненно, более жестока. Обе начинались в значительной мере для повышения рейтинга федеральной исполнительной власти. Однако «первая» война вызвала в стране широкое возмущение. В том, что та война закончилась, была и явная роль российской политической системы, и несомненная заслуга национального правозащитного и антивоенного движения, свободных средств массовой информации. «Вторая» война, напротив, была поддержана и большинством российского общества, и большей частью политического спектра, и средствами массовой информации. Именно эта война стала базовым элементом успешной предвыборной кампании нынешнего российского президента Владимира Путина. В настоящее время власти в Росиии удалось маргинализировать не только антивоенное и правозащитное движение, но любое содержательное обсуждение событий на Кавказе. Наконец, в ходе «первой» чеченской войны имело место активное участие международного сообщества в разрешении конфликта, посредничество ОБСЕ. При этом реакция правительств и межправительственных организаций была, наоборот, более сдержанной, чем теперь – при том, что журналисты давали не меньше, а, скорее, больше информации с места событий. ***** Многие наблюдатели связывают различие в реакции Запада на события конца 1994 и осени 1999 года с эмоциями и пристрастиями, с разным отношением к лидерам и политическим тенденциям в России. Одно дело - освобождающийся от тоталитарного коммунистического наследия и остатков советской власти, и строящий правовое государство «демократ» Ельцин, – пусть не всегда последовательный и брезгливый в выборе средств. И совсем другое – «подполковник КГБ» Путин, двинувшийся вспять, по пути реванша и отказа от демократических ценностей. Это объяснение представляется как минимум неполным. Реакция правительств далеко не всегда определяется соображениями идей и идеалов, несоответствием реальности этим идеалам и желанием реальность исправить. Не менее важны были оценки - другой вопрос, насколько правильные! - возможностей и особенно методов приведения реальности в соответствие с идеалами. И совсем третий вопрос – оценка самих этих идеалов и возможности их реализации в том или ином обществе или регионе. Дело в том, что в течение 1990-х в мире несколько раз менялось отношение к так называемой проблеме «гуманитарного вмешательства». Одним из ключевых моментов стали события в Сомали осени 1993 года, в России практически не замеченные по причине сосредоточенности на собственном внутреннем конфликте, приведшем 3-4 октября к «малой гражданской войне» в Москве. Тогда весь мир обошли кадры: тела убитых американских морских пехотинцев повстанцы Айдида волокут по улицам Могадишо - оказалось, что за идеалы свободы нужно платить человеческими жизнями. По Киплингу: за «бремя белых» - жизнями «лучших сыновей». И это, безусловно, был шок. И шок этот продолжался два года. Тем временем на Балканах, в бывшей Югославии, разгорались этнические конфликты – в Сербской Краине, а затем в Боснии и Герцеговине. Для мирового сообщества эти события были, несомненно, существенно более важны и чувствительны, чем далекое Сомали – но о вмешательстве речи не было. Понимание императивной важности идеалов права, и невозможности мириться с военными преступлениями пришло лишь после геноцида в Сребренице. В июле 1995 года авиация НАТО немногочисленными точечными ударами принудила стороны боснийского конфликта к подписанию Дейтонских соглашений. И сама оценка возможности «гуманитарного вмешательства» изменилась тогда диаметрально. Однако на отношении к событиям в Чечне это никак не отразилось. К тому моменту «первая» чеченская война уже прошла от границ республики до Грозного, затем – в горы, оттуда – в Буденновск. Группа содействия ОБСЕ начала работу в регионе, ее сотрудники сначала участвовали в негласных переговорах между сторонами, а в июне переговоры между делегациями федерального центра и сепаратистов в Грозном шли под эгидой ОБСЕ. С другой стороны, лидеры мировых держав посетили Москву в начале мая 1995 года, в ходе празднования победы во Второй мировой войне. Российское руководство не отвергало минимального участия мирового сообщества в разрешении конфликта – а последнее, со своей стороны, на многое и не претендовало. ***** Между тем, во второй половине 1990-х эйфория от возможности «гуманитарного вмешательства» продолжалась. Ее поддерживали завышенные оценки высокоточного оружия, которое якобы могло снизить соотношение потерь войск противника и мирного населения до 10:1 – перевернуть привычную для XX века пропорцию, и таким образом снизить «цену вмешательства» до приемлемой. Весной 1999 года, после этнических чисток, осуществленных югославским руководством в Косово против албанцев, силы НАТО вмешались там даже в обход предусмотренных международным правом процедур. Примечательны были объяснения, представленные немецкими «зелеными», среди других партий Германии наиболее склонными к исторической рефлексии (это ведь был первый случай использования немецких войск за границами ФРГ после Второй мировой войны): «Да, основной наш девиз вот уже более полувека – «Никогда больше – война, никогда больше – фашизм»; но сегодня две части этого девиза вошли в противоречие, и, чтобы остановить фашизм, нет иного средства, кроме войны». На Балканах весною 1999 года вроде был достигнут результат: сербские силы ушли из Косово, геноцид албанцев был прекращен. Однако уже тогда выяснилось, что возможности «высокоточного» оружия сильно переоценены: соотношение потерь военных и гражданских составило примерно 1:1. И лишь со временем стало ясно, что под вопросом и выполнение основной заявленной цели операции: обеспечить совместное проживание двух этнических общин в Косово. Албанцы вернулись в свои дома, но вынуждена была бежать значительная часть сербского населения, и теперь «мирное сосуществование» здесь едва ли возможно даже в присутствии международных сил. ***** «Вторая» чеченская война началась через несколько месяцев после окончания вооруженного конфликта в Косово – окончания, как тогда многим казалось, успешного для международного сообщества. Если говорить о массовом общественном движении в Европе, то в ходе конфликта на Балканах оно, безусловно, симпатизировало «жертвам» – хорватам, мусульманам, косовским албанцам (понимание того, что на войне присутствуют не «правые» и «виноватые», а воюющие стороны и страдающее от них мирное население, в Европе распространено не более, чем в России), - для которых едва ли не панацеей казались независимость и самоопределение. И эти оценки были по аналогии перенесены на Россию и Чечню. Издалека оказалось очень легко давать четкие оценки и предлагать окончательные решения. Характерный пример – влиятельные французские левые философы Андре Глюксман и Бернар-Анри Леви: действия федеральных сил в Чечне они определяли как «геноцид», решением вопроса видели «независимость», и это было просто и доступно массам. Равно простым решением, по их мнению, представлялось бы и участие в урегулировании на Кавказе международных сил… Отметим, что именно в подобной простоте оценок было основное различие между этим крылом массового общественного движения и правозащитными организациями. Последние, сообщая urbi et orbi о массовых нарушениях прав человека в тех или иных регионах, одновременно предостерегали государства и союзы от поспешных действий, от нарушения норм и процедур международного права. Если говорить о Чечне, то правозащитники, во-первых, никогда не отрицали события и явления, составившие casus belli – многочисленные похищения людей и вторжение в Дагестан. В отличие от Чечни, ни один из сепаратистских анклавов на территории бывшего социалистического лагеря не стал для соседних регионов источником такого криминального давления, террористических атак или вооруженного вторжения. Во-вторых, правозащитники признавали возможность и даже необходимость применения государством силы для защиты жизни, прав и свобод граждан – но в рамках внутреннего законодательства и международных обязательств государства. В-третьих, говоря о действиях государства в Чечне, они использовали термины «военные преступления» и «преступления против человечности», поскольку факт геноцида в строгом смысле этого слова до настоящего времени доказан не был. В-четвертых, говоря о необходимости и желательности для России интернационализации конфликта, они уточняли - речь идет о выполнении Россией своих обязательств в рамках ОБСЕ и Совета Европы, равно как и о выполнении этими международными организациями своих уставов и процедур: посредничества между сторонами, направления в зону конфликта делегаций, задействования механизмов Страсбургского суда и т. п. В этом отношении правозащитники занимали промежуточное положение между массовым общественным движением и государственными структурами. Те ведь тоже говорили о необходимости соблюдения Россией обязательств в рамках ОБСЕ – по мирному разрешению конфликтов и соблюдению политических договоренностей, - и в рамках Совета Европы – по соблюдению прав и основных свобод человека. Главное различие было в том, что политики стремились быть «реальными политиками», и, как правило, решались лишь на заведомо успешные действия. Инициативе, даже, в их понимании, правильной, но не обреченной на успех, была тем самым уготована смерть еще в зародыше: среди дипломатов не находилось желающих ее поддержать. А при таком настрое - какой может быть разговор с Россией, с ядерной державой? Лучше и не начинать… С другой стороны, в своем «искусстве возможного» политики были и остаются склонны использовать возможности, законами и договорами отнюдь не предусмотренные. Отсюда – второе различие: правозащитники все последние годы предупреждали государства от нарушения принятых ими же самими обязательств и процедур, даже при достижении «благих» целей – на Балканах, в Афганистане, в Ираке... И тут политики, безусловно, были и остаются ближе к массовым движениям. Некоторая ирония состоит, пожалуй, в том, что одни и те же люди – или толпы людей – требовали международного вмешательства на Балканах - и протестовали против такового в Ираке, что именно европейские противники российского насилия в Чечне составляют костяк движения антиамериканского - в контексте иракской войны и вне этого контекста… ***** Последние пять лет внутрироссийские дискуссии и монологи на чеченскую тему также были наполнены ссылками на балканский, афганский, иракский опыт – прежде всего речь идет о старых и новых «патриотах». Во-первых, по «принципу домино» чеченский сепаратизм представлялся как угроза распада России, по сценарию бывшей Югославии. Во-вторых, любой разговор о правах человека в Чечне едва ли не приравнивался к призыву «бомбить Россию», а любой поднимающий эту тему представлялся как пособник потенциального агрессора. В-третьих, парадоксальным образом, объявляемые незаконными НАТОвские бомбардировки Югославии представлялись как индульгенция на применение силы в Чечне: «им можно, а нам тем более». В этом есть, пожалуй, двойной парадокс: ведь федеральные силы, их роль и действия, скорее, можно было бы сравнивать с деяниями югославской армии и полиции. Хотя преднамеренное насилие против мирного населения не достигло боснийских или косовских масштабов, имели место массовые убийства гражданских лиц в Алхан-Юрте, Старопромысловском районе, Новых Алдах. Жертвами насильственных и недобровольных исчезновений и внесудебных казней стали тысячи человек. Массированные и неизбирательные бомбардировки и обстрелы населенных пунктов и дорог в Чечне невозможно сравнивать с действительно точечными ударами американских или НАТОвских сил. Хотя, по здравому размышлению, рациональная аналогия здесь все же есть: одна из объявленных причин войны состоит в выдавливании русскоязычного населения Чечни в период правления Дудаева и Масхадова. Соответственно, целью федерального центра могло бы быть восстановление мирного сосуществования этнических общин. Но, очевидно, достигнутый результат противоположен этой цели - в итоге двух войн Чечня стала практически гомогенна этнически: от войны бежали все, но только чеченские беженцы возвращаются теперь обратно в республику. ***** Через два года после начала «второй чеченской», 11 сентября 2001 года, рухнули нью-йоркские башни-близнецы. «Контртеррористической операции» в Афганистане, начавшейся в 2002 году, конца пока не видно… Президент Путин использовал 11 сентября для вхождения России в «мировую антитеррористическую коалицию», противостоящую «террористическому интернационалу». Страна получила шанс окончательно выйти из международной изоляции, где оказалась с началом «второй» чеченской войны. Правда, это был выход скорее в пространство политики, чем права. Террористический вызов воспринимается - прежде всего – Соединенными Штатами Америки, - как нечто чрезвычайное, требующее отказа от действующей системы международного права, или, по крайней мере, выхода за ее пределы. А поскольку до сего дня отсутствует общепринятое определение терроризма, государства получили самую широкую свободу действий, и не всегда способны ею распорядиться. Россия здесь двумя руками «за», поскольку существует одновременно в двух параллельных правовых пространствах, с принципиально разными императивами. Основанная по инициативе России Шанхайская организация сотрудничества, куда вошли Китай и бывшие республики Средней Азии, исходит из принципа, что «нарушения прав человека» ни в коем случае не может служить причиной для «вмешательства во внутренние дела» государств. Здесь есть явное отличие от остального комплекса норм международного права, предполагающего примат прав человека, и предполагающего, что нарушение этих прав отнюдь не есть внутреннее дело государства. Высказывалось предположение, что участие России в «антитеррористической коалиции» основано на взаимовыгодном обмене: «Вы закрываете глаза на нашу Чечню, а мы – на ваше всё остальное». ***** Между тем, в 2003 году последовал другой и куда более масштабный пример «гуманитарного вмешательства» – Ирак. Здесь Россия на дипломатическом фронте «дружит» с Францией и Германией против своего союзника по «антитеррористической коалиции». Сотрудничество и тут взаимовыгодное: «Вы закрываете глаза на Чечню…» И, странным образом, те, кого в Отечестве в сообщениях из Чечни называют не иначе, как «террористами», в новостях из Ирака именуются «повстанцами». Единственная, пожалуй, отрадная новость – что в «их» крушении корабля права многие отсеки остаются незатопленными, и Закон продолжает действовать. Усилия «их» правозащитников и журналистов привели к тому, что тюрьма Абу-Грейб закрыта, а тюремщиков и стоявших за ними военных разведчиков судят, хотя с момента скандальных публикаций прошло лишь несколько месяцев. Или вот осудили вполне «по-взрослому» американского солдата за убийство иракского полицейского. И про заключенных Гуантанамо не забывают… Если война в Ираке не похоронила систему международного права, то на идее «гуманитарного вмешательства» уж точно надолго поставлен крест. Военная победа была достигнута быстро, но значительно больше американских солдат погибли уже после окончания боевых действий - то же самое, впрочем, можно сказать и о российских победах и потерях в Чечне. Политическое урегулирование вроде бы началось, вроде бы есть гражданское правительство, но реальная власть, кажется, находится в руках военных, и эту власть успешно оспаривает террористическое подполье, - опять-таки все как в Чечне. Но – очевидный результат: вряд ли кто-то теперь, после Ирака, отважится наводить порядок в другой стране, невзирая ни на какие идеалы… 30 сентября 2004, 19:51 Александр Черкасов, «Мемориал»

BNE: На последнем дыхании мира 26 ноября 1994 года танки с белыми башнями выползли на черное поле в пригороде Грозного. Боевики, поджигая одну машину за другой, мысленно благодарили того штабного умника у русских, которому пришла в голову мысль замаскировать танки по-зимнему... Спустя пять дней один из охранников президента Дудаева втолковывал мне, журналисту, прибывшему в Грозный с группой Сергея Юшенкова: «У них приказ был – перейти на зимнюю форму одежды. Я служил, знаю. Зима в армии наступает тогда, когда ее объявит начальство». Чеченцы известны своим мягким юмором. А вечером, в подвале правительственного дворца, танкист с обожженными руками зло и нехотя пояснил: «Приказано было - для опознавания с воздуха». Между тем у дудаевцев к тому времени своих танков почти не было, с какой бронетехникой руководители операции боялись перепутать свои танки - непонятно. А главное, никакой поддержки с воздуха танкисты в тот день не дождались. Так до сих пор и не раскрыта загадка этого белого камуфляжа. А из тридцати экипажей почти половина тогда погибла. Этот залихватский танковый бросок на город (без карт, без связи, без должной поддержки, без четкого плана действий) можно считать предтечей надвигавшейся чеченской войны, десятилетие которой Россия теперь вынуждена отмечать. И вовсе не факт, что это последняя круглая дата нынешней чеченской кампании. В той первой попытке решить дело одним сокрушительным ударом было все, чтобы прозреть и увидеть, какой она будет, эта «победоносная» операция по наведению конституционного порядка на чеченской земле: остовы танков, изуродованные тела солдат, грязные, изможденные, со смертной тоской в глазах российские пленные, самонадеянность и безграмотность арбатских полководцев, их пренебрежение к «пушечному мясу», вранье и предательство официальных лиц... Когда министр обороны Павел Грачев, глядя немигающим взглядом прямо в камеру, уверял, что не знает, чьи военнослужащие пытались таранить субъект Российской Федерации, эти «неопознанные объекты» сидели у телевизора рядом с нами. Они слушали своего министра, как слушают смертники последнюю весть об отказе в помиловании. Это не метафора. Накануне Дудаев объявил: если Москва не признает пленных танкистов своими, их публично казнят. Он подтвердил это при первой же встрече с Сергеем Юшенковым и его коллегами. Кто-то спросил: «Но вы же на самом деле не сделаете этого?». Дудаев показал в сторону окна – там вторые сутки со дня нашего приезда в Грозный стояла, плясала, орала, палила в воздух многотысячная толпа. «Если я их не казню, меня казнят вместе с ними», – сказал с улыбкой президент Чечни. Юшенков и его товарищи - Элла Памфилова, Владимир Лысенко, Михаил Молоствов, Виктор Шейнис - тогда всего за сутки успели сделать многое. Дудаев, а главное, весь Грозный увидели представителей российской власти, которые брали вину на себя, говорили ясным, человеческим языком и не страдали косоглазием профессиональных кремлевских политиков. Дудаев в конце концов согласился считать миссию знаком того, что Москва пусть и не официально, но все-таки признает плененных военнослужащими Вооруженных сил РФ. Решено было продолжить диалог на следующий день. А ночью бомбили пригород Грозного. Мы с Сергеем Доренко, определенные на постой в семью одного из работников дудаевской администрации, стояли у открытого окна и смотрели, как вдали полыхало село, как рвались снаряды, слышали тяжелый гул невидимых в ночи бомбардировщиков. Наутро отношение к нам резко переменилось. Сопровождавшие чеченцы держались угрюмо, без тени вчерашнего гостеприимства. А потом было долгое сидение в приемной Дудаева – «президент занят, пока принять не может». А площадь уже ревела, требовала крови за пролитую ночью кровь. Как нам сообщили, от бомбардировок погибло несколько семей, в основном женщины и дети. Спасая из огня людей, погиб и чемпион по борьбе, любимец республики (имя его, к сожалению, сейчас уже не припомню). Толпа требовала немедленно выдать головой российских офицеров. Ситуация накалялась с каждой минутой. Когда Юшенков обратился к проходившему мимо начальнику охраны Дудаева с просьбой навестить пленных, тот мрачно ответил: «Теперь не о пленных - о себе подумайте. Еще неизвестно, удастся ли вас вывезти из города». Позднее выяснилось: в то время как наша делегация томилась в «предбаннике» Дудаева, в его кабинете решался вопрос о публичной казни двух или трех офицеров из числа пленных. Потом, уделив мне, корреспонденту «Красной звезды», четверть часа, Дудаев объяснял: «Мы боялись, что ситуация выйдет из-под контроля, и были готовы к самым крайним мерам – к казни двух-трех офицеров». А тогда, сидя у закрытых дверей дудаевского кабинета, я был уверен: те, кто послал бомбардировщики на Грозный, свое дело сделали - наша миссия провалена. Ни у кого из нас не было сомнений в том, что ночной налет - просчитанный ход московской, как тогда выражались, «партии войны», сделанный чтобы сорвать переговоры парламентариев с Дудаевым и не допустить разглашения информации о российских военнопленных. Теперь-то очевидно, что война к тому времени была уже делом решенным (за сутки до нашего появления в Грозном Борис Ельцин подписал указ о вводе войск на территорию Чечни). И через две недели, полагали организаторы операции, неприятная правда об армейских офицерах с курсов «Выстрел» и из Кантемировской дивизии, завербованных чекистами для выполнения спецзадания «в одной из южных республик», была бы погребена под развалинами от прицельного бомбометания российских асов. Не получилось. Дудаев все-таки встретился в тот день с группой Юшенкова. Встретился, поверил еще раз и в ответ на настойчивые просьбы отпустил с нами в Москву двух мальчишек-срочников. А уже 6 декабря, после телесюжетов и публикаций о «неопознанных» российских военнопленных и депутатского запроса к министру обороны, Грачев признал в обитателях дудаевской тюрьмы своих военнослужащих. Что в тот же день подтвердил и при личной встрече в станице Слепцовской с Джохаром Дудаевым. Судьба двух десятков солдат и офицеров, первых пленных в длинной череде мучеников чеченской войны, была решена - все они, насколько я знаю, успели добраться до дому. Что было потом, всем известно. Генералы бросали в узкие городские улицы под гранатометы и пулеметы чеченцев целые полки, российские самолеты стирали с лица земли села вместе с их жителями, Грачев стал «лучшим министром обороны всех времен», а Юшенков – «гаденышем»... У меня же не раз был повод вспомнить нашу последнюю встречу с Джохаром Дудаевым. От него я тогда услышал, что «воевать с Россией - самоубийственно», что он, «как советский генерал, лучше других тут (ткнул пальцем в окно) понимает, какая это глупость - идти на прямое военное столкновение с одной из самых мощных армий в мире» (потом, еще при нем, пришли другие полководцы, без опыта службы в Советской Армии, не имевшие привычки обращаться к рядовым, пусть и пленным, со словом «сынок», и война закрутилась «по-взрослому», без ностальгических воспоминаний и преклонения перед державными авторитетами). Напоследок я спросил Дудаева, почему он не идет на диалог с Москвой. Тот схватил папку, набитую под завязку какими-то бумагами, и стал трясти ее перед моим носом: «Вот тут, тут сотни моих обращений, телеграмм к Ельцину, к правительству, к Думе, к черту лысому. Я предлагал и предлагаю: давайте встретимся в любом удобном месте, давайте будет говорить, договариваться. В ответ - или ультиматумы, или тишина». Он мог бы добавить, что в ответ – война. Но мне почему-то кажется, что тогда, ровно за неделю до вторжения, этот многоопытный генерал даже не догадывался, насколько уже все было предрешено. И его судьба, и судьбы тысяч и тысяч других россиян - русских и чеченцев, солдат и мирных жителей, грозненцев и москвичей. Судьба Чечни и всей России. Владимир Ермолин, капитан 1 ранга запаса 10.12.2004 версия для печати дословно Сергей Ковалев правозащитник (О двух чеченских военных кампаниях) Вообще, эти войны были развязаны по-разному. Первая началась по ряду мелких политических и экономических причин, мне неизвестных. Вторая война стала лучшим двигателем для предвыборной кампании господина Путина. Кровью и жертвами он заплатил за свой высокий рейтинг. Ведь тремя китами, которыми стали основой для его кампании, были: торговля заложниками с чеченскими бандитами, прорыв Басаева и Хаттаба, ну и, конечно, взрывы домов в Москве и Волгодонске. Сейчас Россия, да и запад, который будет расплачиваться еще долго за свое безразличие и лицемерие по отношению к Чечне, находятся в тупике. Из этого тупика был выход в 1996 году, но им не воспользовались, так как война - это выгодная штука для генералов, которым в карман продолжают до сих пор капать деньги. Кремлевской власти откровенно наплевать на то, что происходит и происходило в Чечне. Ведь в последнее время все реже и реже приходится отгавкиваться от прессы и правозащитников. Да и общество, которое настроил Кремль на то, что война это не главная проблема России, не вспоминает об этом. Грани.Ру, 10.12.2004. Иван Рыбкин спикер Госдумы РФ в 1994 - 1996 гг. (О виноватых вчера и сегодня) Настроение в Думе на тот момент были весьма воинственными, мы требовали наведения порядка в Чечне, так как там творился откровенный беспредел. Русских, евреев, татар просто выкидывали из домов. Борис Николаевич (Ельцин.- Ред.) обратился к Думе с письмом, где были несколько предложений о том, как можно навести порядок. На что я как председатель Думы ему ответил: нужно вести переговоры с полевыми командирами, объявить всем участникам конфликта амнистию. Что и было сделано, но уже позднее. Урегулировать ситуацию переговорами нам тогда не удалось, ввели войска, но мы не хотели войны, надо было как-то помочь тем, кто подвергался гонениям в Чечне. У Думы тогда была очень жесткая позиция по этому поводу. На Ельцина давили со всех сторон. Все были за силовое вмешательство - и Примаков, и Черномырдин, да почти все. И я тоже. В отличие от других, не считаю нужным этого скрывать. Что было, то было. Надо было садиться за стол переговоров и договариваться. Грачев ездил на переговоры с Дудаевым, но договориться не удалось. Когда они остались наедине, Дудаев сказал: «Видишь тех, кто сейчас вышел из комнаты, если я сейчас тебе скажу «да», они меня сами убьют». В 96-м, когда мы вместе с Березовским сломали хребет этой войне, оставались силы, которым было выгодно продолжать ее. Я всегда говорил, что надо вести переговоры, вплоть до того, что по отдельности с каждым из полевых командиров. Тогда возможно мы как-нибудь да и предотвратили бы этот конфликт. Сейчас ситуация очень сложная, и Путин стал ее заложником. Мы его предупреждали по этому поводу, он не слушал. По большому счету, выход тот же: надо садиться за стол переговоров. Только теперь это не в пример сложнее. Сейчас уже воюют те, кто ничего не видел кроме войны и никого кроме себя не уважает: ни Путина, ни своих полевых командиров. Им на всех наплевать - они отморозки. Война перешла в центральную Россию именно потому, что когда-то мы не сумели договориться, а теперь не с кем. Власть сейчас, откровенно говоря, трусовата, и я не вижу среди нынешних никого, кто бы сумел сесть за стол переговоров. Грани.Ру, 10.12.2004 справка Чеченская хроника 30 ноября Борис Ельцин подписывает секретный указ «О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской республики», предусматривающий введение чрезвычайного положения и разоружение незаконных вооруженных формирований. Выходит директива Генштаба, детализирующая задачи войск. 5 декабря завершено создание группировок войск на Моздокском, Кизлярском и Владикавказском направлениях. 6 декабря в ингушской станице Слепцовской проходит встреча министров обороны Павла Грачева и внутренних дел Виктора Ерина с президентом Чечни Джохаром Дудаевым. 9 декабря выходят указ президента РФ «О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории ЧР и в зоне осетино-ингушского конфликта» и постановление правительства, предусматривающее их разоружение силовыми методами. Северо-Кавказскому военному округу, ВДВ, ВВ, Кавказскому особому пограничному округу и ФСК поручено провести операцию по блокированию и разоружению незаконных вооруженных формирований в Чеченской республике. 10 декабря министр обороны подписывает директиву и приказ «Об образовании объединенной группировки ВС РФ, осуществляющей разоружение незаконных вооруженных формирований на территории ЧР». Документы предусматривают выдвижение группировок войск к Грозному, блокирование города и разоружение НВФ добровольно или силой. Руководство операцией возложено на командующего СКВО генерал-полковника Алексея Митюхина. 11 декабря Борис Ельцин издает указ «О мерах по обеспечению законности, правопорядка и общественной безопасности на территории ЧР», отменяющий указ от 30 ноября. В 7.00 войска выдвигаются по назначенным маршрутам и сталкиваются с активным противодействием местных жителей. Они обстреливают и блокируют армейские колонны, на дорогах и мостах устраиваются завалы. Появляются первые убитые, несколько десятков солдат взяты в плен. 12 декабря чеченская регулярная армия вступает в бой, обстреляв из реактивной артиллерии колонну сводного полка 106-й дивизии ВДВ. Убиты 6, ранены 13 военных. Во Владикавказе начинаются российско-чеченские переговоры. 14 декабря переговоры во Владикавказе прерваны. 15 декабря российские войска медленно продвигаются в глубь Чечни, происходят мелкие стычки. 17 декабря Борис Ельцин отправляет Джохару Дудаеву телеграмму: «Предлагаю без промедления вам встретиться с моими полномочными представителями Егоровым и Степашиным в Моздоке». Предполагалось, что на встрече с полпредом президента РФ в Чечне, министром по делам национальностей и региональной политике Николаем Егоровым и директором ФСБ Сергеем Степашиным будет подписан документ о сдаче чеченцами оружия и прекращении огня. 18 декабря ВВС начинают наносить ракетно-бомбовые удары по Грозному. Столкновения продолжаются. 19 декабря от командования операцией отстранен генерал-полковник Алексей Митюхин. Возглавить группировку предложено первому заместителю командующего сухопутными войсками генерал-полковнику Эдуарду Воробьеву, но он от предложения отказывается. 20 декабря командующим объединенной группировкой войск в Чечне назначен первый заместитель начальника Главного оперативного управления Генштаба генерал-лейтенант Анатолий Квашнин. 23 декабря российские войска закрепляются в Ханкале. 26 декабря Грозный блокирован с северо-востока, севера, северо-запада и запада. Создано правительство национального возрождения ЧР во главе с Саламбеком Хаджиевым. Приступает к работе территориальное управление федеральных органов исполнительной власти в Чечне во главе с Егоровым. 30 декабря завершаются планирование штурма чеченской столицы и создание группировок для проведения операции. 31 декабря войска входят в Грозный. В первые часы федеральные силы не встречают сопротивления и входят в центр города. К вечеру чеченцы блокируют воинские колонны и начинают уничтожать их. Из-за отсутствия управления, связи и координации войска несут большие потери. Начинаются тяжелейшие затяжные бои. 19 января 1995 года войска занимают оставленный дудаевцами президентский дворец. Борис Ельцин объявляет об окончании военного этапа операции и замене армии силами МВД. Бои в Грозном продолжаются. 6 февраля Павел Грачев сообщает, что войска полностью взяли Грозный под свой контроль. К началу апреля дудаевцы оставляют все крупные населенные пункты. Война переходит в партизанскую фазу. Аналитический еженедельник «Коммерсантъ-Власть» номер 48(601) от 06.12.2004

Антипутин: Маски сброшены. Агрессия-94 11 декабря 1994 года. Утром, 3-мя группами ( с Моздокского, Владикавказского и Кизлярского направлений), со средней скоростью 20 км\час русская армада, в очередной раз за 410 лет, двинулась на непокорную Чечению, на этот раз в лице независимого государства Чеченская Республика Ичкерия. «Внешнее» объяснение – «наведение конституционного порядка», «защита населения от экстремистских групп»; «внутреннее» – реванш за хлесткую пощечину 26 ноября, когда чеченцы, как семечки, пощелкали элитных Кантемировской и Таманской дивизий штурмовые отряды. Агрессия, по замыслу организаторов вторжения, должна была явиться весомым аргументом на переговорном процессе, что уже начался между сторонами во Владикавказе. И что же чеченцы? Подняли руки перед бронированными полчищами оккупантов? Нет, здесь расчет кремлян оказался ложным еще на подступах к Чечении, в Ингушетии. Почему-то, никого не пугал грозный вид брони. Зелимхан Яндарбиев с благодарностью отметил: «Ингуши пытаются затормозить продвижение агрессора, не пропустить. В селении Барсуки несколько человек погибло при блокировании колонны. То же самое в Малгобеке». К 8.30, когда колонна, сметая все на пути, прорвется через границы Ингушетии в Чечению, станут известны и некоторые итоги. Назрань: убито 4, в том числе под ракетный удар вертолета попала женщина 1915 года рождения, ранено 14 ингушей. В Кази-юрте разрушена мечеть, 6 жилых домов. Сопротивление оказано в селах Вознесенская, Новый Редант. С 8.30 11 декабря 1994 года, на долгих 10 лет, война стала русско-чеченской. Тут ничего нового, привычная «работа», обычная неотъемлемая часть жизни (смысл ее, жизни): русские временно оккупируют территорию Чечении, чеченцы освобождают ее. Враг все так же бесчеловечен и жесток; защитник священной Родины все так же свободолюбив и горд! Русняки такую ситуацию называют «нашла коса на камень». Хотел написать, что среди чеченцев не было паники, потом понял, откуда она, паника, могла в их душах появиться, если слова-понятия «паника» и «чеченец» – не то чтобы несовместимые, но полярно противоположные. Тем более, если в увязке с оружием, которое против них пошло. Спокойствие и достоинство! Генералу Дудаеву, по свидетельству очевидцев, все еще приходится сдерживать нетерпеливых командиров, рвущихся в бой, пока враг еще только-только к окраинам страны подошел. Джохар Дудаев: «готовы к войне, Россия все сделала, чтобы сорвать мирный переговорный процесс, выбора нам не оставила». Зелимхан Яндарбиев: «Готовность – номер один. Сражаться будем до последнего». Митинг в Грозном (теперь Джохар), «экзальтированная толпа воинственных чеченцев исполняет танец войны», а на самом деле – традиционный зикр. К обеду постепенно война становится реальностью. На окраине Грозного – разрывы первых сброшенных бомб уже официальной войны, налет на Шали. В Гудермесе, по словам Мовлади Удугова, захвачено в плен 40 русских офицеров и солдат. Танки, гаубицы, тяжелая артиллерия, вертолеты, разная броня, самолеты, сводные отряды армии, ВВ МВД, как саранча, все идут и идут на Чечению. Пьяные русские бандиты четко исполняют установку: каждый чеченец – враг. Вот свидетельство кремлевской шавки Руслана Мартагова из марионеточного лагеря, как русские прошли оппозиционный Дудаеву (преданный Кремлю) участок: «9 утра. Самые дружелюбные чувства: колонна прошла без сучка и задоринки. Но в колонне – группа неопознанная, в подшлемниках. Бесцельная стрельба по мирным людям. Восстановить население Чечни против себя? Подразделение, возглавляемое каким-то подонком, позорит освободителей. Три года ждал этого указа Ельцина…». Больше ни на одной пяди Ичкерии так спокойно агрессор больше не пройдет. Чеченцы, приняв с достоинством на себя свой обычный груз – освобождать Родину от нежеланных пришельцев-убийц, особой словоохотливостью в этот день не отличались. Высказали твердую непреклонность в защите свободы и независимости, продемонстрировали готовность и способность. Послушаем «остальной мир». Депутат С. Юшенков: «национальная политика России – идиотская». Э. Паин, советник главного Борова Русни: «захват территорий, поддерживающих Дудаева, было бы трагической ошибкой». Руслан Аушев: «решительное осуждение. России никогда не покорить чеченский народ». Л. Кравчук, бывший президент Украины: «несколько раз проблему рассматривали на заседаниях украинского парламента. Право каждой нации – свои проблемы решать самому. Другого решения быть не может. Против танков на улицах поднимется весь народ. Тот, кто знаком с менталитетом чеченского народа, знает, к чему это приведет». С. Шушкевич, бывший спикер парламента Белоруссии: «Грачев соврал, Дудаев это продемонстрировал всему миру. Втягивается Россия в процесс, где кратковременный силовой успех чреват поражением в конце. Президент своего мнения не высказал фактически, Госдума также не выразила своей позиции, в то время как в Чечне – все благородно». Г. Попов, бывший мэр Москвы: «на уровне 1944 года. Заверения, внезапный ввод войск. На каком уровне морали, нравственности все это происходит: на понедельник назначили переговоры, в воскресенье неожиданно вторгаются войска на территорию Чечни». М. Горбачев, бывший президент СССР: «Могу заверить, что танками получат не совсем то, что задумали. Сила в этом случае – слабость. Если сегодня и может иметь краткосрочный успех, это – политическое поражение». Депутаты что-то пытаются, пусть и с большим опозданием, вслед уходящему поезду войны, предпринять. Но спикер Госдумы Рыбкин Иван от них бегает, заседание не проводит, а потом и вовсе исчезает. Депутатам приходится свои позиции высказывать по отдельности журналистам. Л. Пономарев: «Ельцин трусливо спрятался». М. Молоствов: «президента пора на электрический стул. Немедленные переговоры хоть с Дудаевым, хоть с чертом в ступе». Э. Панфилова: «иллюзия демократии похоронена русскими танками». С. Ковалев: «официальные лица врут в каждом слове». Как и подобает гегемону планеты, не задержался с объявлением своей позиции и президент США Билл Клинтон: «внутренняя проблема России. Обеспокоены, надеемся, что порядок будет наведен с наименьшими потерями мирного населения». Надо понимать, что некоторую часть «мирного населения» разрешается уничтожить! Кремль крепко усвоил этот совет, за 10 лет уничтожив каждого четвертого чеченца! Несколько по иному увидел ситуацию бывший министр иностранных дел Азербайджана Тофик Касымов: «Россия не смогла отказаться от своих имперских амбиций. Когда великая держава бьет маленькую, – позор». В поддержку чеченцев выскажется в Москве и латвийская делегация парламентеров. Свой резкий протест выразит Президиум Всемирного конгресса татар: «немедленно остановить агрессию!». Митинг «Руки прочь от Чечни!» организует в Киеве движение РУХ. …Слова, слова, слова. А бессловесная русская война неумолимо начала истреблять тот самый мирный чеченский народ, «в защиту» которого Боров ее сюда привел. Моджахедов русская пуля практически не берет и не возьмет. Все только начинается! Турко Дикаев, Чеченпресс, 11.12.04г.

Антипутин: Три блокады вокруг Чечни (Какими методами Россия осуществляла медицинскую, информационную и инвестиционную блокаду Чечни в 1996-1999 годах) I. Медицинская блокада Первая российско-чеченская война, как известно, завершилась Хасавюртовским перемирием, достигнутым осенью 1996 года. Затем, после проведения в Чечне президентских и парламентских выборов, в мае 1997 года в Москве президенты ЧРИ и РФ Аслан Масхадов и Борис Ельцин подписали полномасштабным Мирный договор между двумя странами. В договоре особо было отмечено, что обе договаривающиеся стороны навсегда отказываются от использования в будущем военной силы для решения возникающих между ними конфликтов и разногласий. У чеченцев появились надежды, что кровопролитные российско-чеченские войны стали достоянием истории и Россия, наконец, отказалась от колониальных притязаний на территорию Чечни. Лидеры государств, за редким исключением, обычно делают «приглаженные» дипломатическими словооборотами заявления, в которых стараются представить себя и свои страны в самом выгодном свете. Они говорят о приверженности миру и справедливости, о своем намерении твердо следовать духу и букве международных законов и заключенных договоров и соглашений. Однако искренность правительств всегда проверяется через деятельность руководимых ими спецслужб. И искренность российского руководства чеченцы могли досконально оценить через деятельность на своей территории российских спецслужб. Буквально через месяц после подписания Мирного договора между ЧРИ и РФ, в июне 1997 года в чеченском селении Старые Атаги (Грозненский р-н) были зверски убиты работавшие там сотрудники Международного комитета Красного Креста. После этого убийства все международные медицинские и гуманитарные организации немедленно прекратили свою деятельность на территории Чечни и выехали за пределы республики. Это злодеяние получило громадный международный резонанс. Российские официальные деятели поспешили обвинить в нем чеченскую сторону, хотя абсурдность подобных обвинений была очевидна. Прежде всего, это не было простым уголовным преступлением, поскольку у врачей нечего было отнять кроме медицинского оборудования, а оно было на месте, как и личные вещи убитых. Поэтому сразу стало ясно, что действовали не грабители. Это было политическое преступление, совершенное с вполне определенной целью: запугать сотрудников международных медицинских и гуманитарных учреждений и заставить их покинуть пределы Чечни, что и произошло в течение нескольких последующих дней. Но кто стоял за этим преступлением, кто хотел лишить тысячи чеченских больных, раненых и инвалидов, в том числе и детей, квалифицированной врачебной помощи? Сами чеченцы? В Чечне российскими бомбами и снарядами были уничтожены почти все больницы, а в тех немногих, что продолжали функционировать, врачи испытывали тотальный дефицит в медикаментах и оборудовании. Родственникам больных и раненых самим приходилось доставать все необходимое, начиная от лекарств и шприцев, и кончая постельными принадлежностями и едой. И это при хроническом безденежье. Именно врачи Красного Креста помогали частично решать эту проблему, завозя в Чечню бесплатные лекарства и оборудование, и сами самоотверженно занимаясь лечением больных. Поэтому, как подсказывает элементарная логика, в Чечне, никто не мог пойти на этот, - в буквальном смысле самоубийственный, - шаг. Следы этого преступления вели на Лубянку. И мы предлагаем читателю самому оценить факты, доказывающие прямую причастность российских спецслужб к убийству врачей Красного Креста в июне 1997 года. Отметим, что факты эти взяты из открытых источников, преимущественно, из публикаций в российских СМИ, в том числе и совсем недавних. Некоторые из этих публикаций, как увидит читатель, до сих пор пытаются обвинить в этом убийстве официальное руководство ЧРИ, однако, помимо желания их авторов, достигают противоположного результата: еще раз доказывают причастность к нему штатных и внештатных агентов российских спецслужб. А теперь сами факты. В пятницу 26 марта 2004 года правозащитники из Совета Неправительственных Организаций опубликовали краткое сообщение, в котором говорилось: «25 марта в ходе проведения «адресных зачисток» в г. Шали сотрудниками российских силовых структур был задержан 43-летний местный житель Умар Сулбанов. По словам родственников задержанного, военнослужащие в масках ворвались в дом Умара на рассвете, и без предъявления каких-либо обвинений, увезли его в неизвестном направлении. Позже родным удалось узнать, что Сулбанов содержится в ИВС Шалинского района. Что послужило поводом для задержания Умара Сулбанова неизвестно». Однако неизвестность длилась недолго, потому что в тот же день российские СМИ со ссылкой на представителя РОШПУКО полковника (ныне генерал-майор) Шабалкина распространили информацию о том, что «в Чечне задержан один из главарей боевиков, причастный к убийству сотрудников Международного комитета Красного Креста». Это тот самый Умар Сулбанов, о задержании которого лаконично сообщили правозащитники из СНО. РИА «Новости» процитировало представителя РОШ: «По словам Шабалкина, группа боевиков во главе с Сулбановым расстреляла сотрудников Международного комитета Красного Креста в июне 1996 года в селе Старые Атаги (по данным «Интерфакса», Новые Атаги) Грозненского района Чечни. Врачей, работавших в местном госпитале, убили по приказу Зелимхана Яндарбиева, отметил полковник. После совершения этого преступления Сулбанов находился в розыске. Кроме того, продолжил полковник, Сулбанов был заместителем начальника так называемого антитеррористического центра при Аслане Масхадове и организовал преступную группу, которая занималась похищениями людей в Чечне и за ее пределами. «На счету Сулбанова десятки похищенных граждан. Пользуясь своим положением, он поощрял данный вид преступной деятельности, а затем инсценировал освобождение похищенных, не забывая при этом взять с их родственников денежный выкуп», - добавил Шабалкин» (Конец цитаты). Запомним важную деталь: Шабалкин утверждает, что Умар Сулбанов после убийства врачей находился в розыске. Это убийство - главная причина того, что Сулбанов находится в розыске. О других «деяниях» Сулбанова Шабалкин говорит как о чем-то второстепенном: «Кроме того…». Обращает на себя внимание время ареста Умара Сулбанова - 26 марта 2004 года, а 6 апреля в Катаре должен начаться суд над двоими агентами российских спецслужб, совершившими в этой стране теракт против бывшего президента ЧРИ Зелимхана Яндарбиева (13 февраля 2004 года). С самого начала «раскрутки» этой истории с Умаром Сулбановым стало ясно, что полковник ФСБ Илья Шабалкин по приказу начальства готовит соответствующий «фон» для российской стороны на предстоящем в Дохе судебном процессе. Если катарский суд установит вину убийц Яндарбиева, то Москва, в качестве «морального оправдания» убийц готовит впрок «доказательства» причастности бывшего чеченского лидера к такому тяжкому преступлению, как убийство в июне 1996 года врачей Международного комитета Красного Креста. И на роль главного «свидетеля» этого обвинения заблаговременно готовится Умар Сулбанов. Однако вся эта провокация против покойного Зелимхана Яндарбиева сработана на редкость топорно - вполне в духе всех бездарных провокаций российских спецслужб, начиная от первых похищений журналистов в Чечне в середине 1997 года, взрывов домов в российских городах осенью 1999 года и заканчивая убийством чеченского экс-президента в феврале 2004 года. Во всех этих преступлениях российская сторона обвиняла чеченцев, но позже неизменно выяснялось, что их совершили агенты Лубянки. Убийство врачей Международного комитета Красного Креста в 1996 году - из той же серии. Чеченские спецслужбы сразу же по горячим следам установили, что убийство врачей в Новых Атагах совершено группой давнего сотрудника КГБ-ФСК-ФСБ Дениева («Адама-Халифа»). Это преступление непосредственно курировал родной брат «Адама-Халифа» Гез-Магомед Дениев. В состав группы убийц входили киллер из ГРУ по имени Аббас (по национальности кабардинец), несколько русских спецназовцев из ГРУ и двое чеченцев из Автуров, которых звали Зубайр и Рас-Хаджи (фамилии опускаются): эти чеченцы, родственники Дениева, обеспечивали прикрытие группы и ее передвижение по территории Чечни. Жили убийцы в том самом доме Дениева в Автурах, где позже содержался похищенный сотрудниками ФСБ журналист Андрей Бабицкий. После убийства врачей группа Дениева выехала в Дагестан и из Махачкалы вылетела в Москву. Чеченские правоохранительные органы передали все сведения о личностях убийц российской стороне и потребовали их выдачи. Однако российские правоохранительные структуры никак не отреагировали на это требование. Снова напомним: Чечни, как и рассчитывали в Москве, из-за этого чудовищного преступления лишилась международной врачебной помощи. И это в то время, когда почти все больницы лежали в руинах, тысячи людей, в том числе и дети, были искалечены бомбами и снарядами российских оккупантов и остро нуждались в лекарствах и квалифицированной медицинской помощи. И на этом фоне не только цинично, но и абсолютно по-идиотски звучат обвинения в адрес занимавшего в то время пост президента страны Зелимхана Яндарбиева, что это он, якобы, отдал приказ об убийстве иностранных врачей. Тех самых врачей, которые самоотверженно пытались облегчить страдания чеченских граждан. По словам Шабалкина, которого цитирует РИА «Новости», получается, что именно после убийства врачей и по обвинению в этом убийстве «Сулбанов находился в розыске». И вот, наконец, его, опять же по словам Шабалкина, арестовали 25 марта «в ходе спецоперации» в городе Шали. Официальный сайт МВД РФ так же свидетельствует, что Умар Сулбанов «длительное время находился в розыске за целый ряд тяжких преступлений». Однако все дело в том, то Умар Сулбанов уже один раз арестовывался российскими силовиками, и произошло это в 2000 году. И не только арестовывался, но даже был осужден на 15 лет лишения свободы. Правда, убийство врачей в деле Сулбанова почему-то не фигурировало, хотя, если верить Шабалкину, именно за это убийство он и разыскивался российскими правоохранительными органами с 1996 года. Сулбанова посадили за целую серию похищений людей, в основном, жителей Ингушетии, совершенные им до и после Первой российско-чеченской войны. Еще до ареста Сулбанова, в ингушской газете «Сердало» (от 19 июня 1999 г., № 43) появилась статья заместителя прокурора города Малгобека в Ингушетии, юриста 1-го класса Магомеда Евлоева под названием «Они похищают людей». В этой статье перечисляются «подвиги» Сулбанова на ниве похищений ингушских граждан и отмечается, что по доказанным фактам подобных преступлений на Сулбанова Умара и его брата Шамиля Малгобекской городской прокуратурой заведено уголовное дело. Дословно: «По этому делу за создание преступного сообщества по похищениям людей, руководство этим сообществом и участие в похищениях (ст.ст.210 и 126 УК РФ) объявлены в розыск Сулбанов Умар Магомедович, 1961 года рождения и Сулбанов Шамиль Магомедович, 1972 года рождения». Как мы видим, убийство врачей Красного Креста в уголовном деле Сулбанова не фигурирует и не названо в качестве оснований для розыска. Только похищения людей с целью получения выкупа. Но самое интересное начинается потом, когда объявленного в розыск Сулбанова Умара, наконец, арестовывают. Арест произошел в городе Буденновске, Ставропольский край РФ. Сообщение об этом аресте в российских СМИ появилось 29 июня 2000 года. В частности, агентство Lenta.Ru так описывало этот арест: «В Буденновске (Ставропольский край) задержан Умар Сулбанов - лидер чеченской преступной группы, занимавшейся похищением людей. Доказано, что 39-летний житель города Шали причастен, среди прочего, к похищению в 1997 году двух человек в Малгобекском районе Ингушетии, а также к похищению в 1996 году жителя Грозного. Кроме того, сказали «Интерфаксу» в четверг в пресс-бюро Северокавказского РУБОП, в период правления Аслана Масхадова группировка Сулбанова занималась разбойными нападениями в Грозном. В Буденновске Сулбанов прожил около восьми месяцев, зарегистрировавшись в качестве беженца из Чечни и получив документы на вымышленное имя. При задержании у него были изъяты камуфляжная форма и маска» (Конец цитаты). Сулбанов проживал в Буденновске по фальшивому паспорту на вымышленное имя Руслана Джабраилова. И не где-нибудь, а в доме Владимира Попова, начальника ОБОПа при ГУВД Ставропольского края. То есть, преступник, похититель людей, объявленный во всероссийский розыск, спокойно живет в доме начальника Отдела по борьбе с организованной преступностью Главного Управления Внутренних Дел Ставропольского Края. Этот факт попал на страницы «Российской газеты» (за 17 октября 2001 года) и описывается со всеми подробностями в статье «Волчий промысел», написанной собственными корреспондентами этой газеты по Северному Кавказу Е. Саркисовой и Л. Бельдюгиной. По словам авторов, Умар Сулбанов и раньше был замечен в тесных контактах с российскими силовиками. Так, во время Буденновского рейда Шамиля Басаева, Сулбанов «по просьбе» российских спецслужб выводил из здания больницы людей, которых освободил Басаев. Тем не менее, в городе Георгиевске в октябре 2001 года состоялся суд над Сулбановым. Ему дали 15 лет строгого режима. Причем, в обвинении фигурировало всего лишь «похищение в 1997 году двух человек в Малгобекском районе Ингушетии, а также похищение в 1996 году жителя Грозного». Опять - ни слова об убийстве «по заданию Зелимхана Яндарбиева» врачей Красного Креста в июне 1996 года, хотя Шабалкин уверяет, что Сулбанов был объявлен в розыск главным образом из-за этого преступления. Корреспонденты «Российской газеты», следившие за ходом судебного процесса, были возмущены столь мягким приговором. Они пишут: «Доказанные материалы уголовного дела Сулбанова потянули для обвиняемого на полновесный срок в 18 лет заключения в колонии строгого режима. Но в ответ на кассационную жалобу судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ «скостила» срок наказания до 15 лет «с учетом деятельности обвиняемого по освобождению заложников в Буденновске и Чечне». Закрыта последняя страница этого поистине уникального дела» (Конец цитаты). Дело действительно уникальное. Сулбанова осудили за похищения людей, и в то же время смягчили приговор «с учетом деятельности обвиняемого по освобождению заложников в Буденновске и Чечне». В роли бандита похищал в Ингушетии и Чечне людей, а в роли сотрудника чеченского антитеррористического центра (заместителем начальника этой структуры он никогда не был, Шабалкин просто врет), иногда «освобождал» их. Но, как отмечает в названной выше статье Магомед Евлоев, освобождал их исключительно в тех случаях, когда ему грозило разоблачение и, в соответствии с традиционным вайнахским кодексом, кровная месть со стороны родственников похищенных. Двуликий Янус какой-то получается. Или человек «с двойным дном», как иногда называют агентов спецслужб. Но если корреспонденты «Российской газеты» только намекают об этой стороне многогранной деятельности Сулбанова, и пишут, что «закрыта последняя страница этого поистине уникального дела», то Магомед Евлоев открыто говорит о «высоких московских покровителях» Сулбанова и пророчески предсказывает, что в деле этого похитителя последняя точка еще не поставлена. Газета «Аргументы и Факты» 8 января 2002 года опубликовала интервью Магомеда Евлоева корреспонденту «Вестей.Ру» Константину Казенину, в котором ингушский юрист, «главный специалист по Сулбанову», в частности, отмечает: «Кстати, и в Ичкерии похищения были, хотя в меньших масштабах, уже в начале 90-х гг. Причем интересно, что занимались ими тогда деятели, которые имели покровителей в Москве. Например, один из столпов «антидудаевской оппозиции» уголовник Руслан Лабазанов. А буквально на следующий день после вступления Дудаева в должность был похищен ректор Грозненского университета Канкалик. Бандиты так тогда и не отпустили его, убили. Организатора того преступления, Умара Сулбанова, судили недавно в Ставропольском крае. В ходе суда за него ходатайствовали некоторые москвичи. И я не удивлюсь, если и после суда они попытаются его «вытащить»» (Конец цитаты). Как в воду смотрел Евлоев. Якобы осужденный в октябре 2001 года на 15 лет строгого режима Умар Сулбанов спокойно живет себе в городе Шали, причем, живет в собственном доме, ни от кого не скрываясь. Пока «неизвестные в масках», в «ходе спецоперации» 25 марта 2004 года не увезли его, подняв на рассвете с постели. И сразу же Шабалкин заявляет, что задержан преступник, который с 1996 года находился в розыске по обвинению убийства врачей Красного Креста. Нужны ли еще доказательства того, что «москвичи», о которых упомянул Евлоев, те самые, что оказывали «покровительство» чеченским уголовникам и похитителям людей вроде Лабазанова, Ямадаева и Сулбанова, сидят в кабинетах на Лубянке? Магомед Евлоев приводит один из эпизодов в карьере нынешнего депутата Госдумы РФ и председателя «Чеченского отделения» путинской партии «Единая Россия» Сулима Ямадаева. Этот эпизод не только ярко высвечивает роль Москвы в насаждении в Чечне межвоенного (1996-1999 гг.) криминального хаоса, но и дает представление о характере ее нынешних «союзников» в Чечне. Магомед Евлоев пишет: «Правоохранительные органы Чечни вначале пытались бороться с похитителями. Например, в сентябре 1996 года в городе Малгобеке преступной группировкой из Гудермеса был похищен сын директора местного рынка 9-летний Курейш Батыжев. Бандиты потребовали выкуп 100 тыс. долларов. Вместе с заместителем начальника Малгобекского РОВД я был командирован в Грозный, чтобы вызволить мальчика из плена. Совместно с министром внутренних дел Ичкерии Казбеком Махашевым нами был разработан план захвата бандитов в момент их встречи с отцом похищенного. С чеченской стороны операцией руководил командир спецназа МВД Саид-Рахман Башкаев, уроженец села Элистанжи, мужественный и решительный человек. Во время переговоров, проходивших в Гудермесе, наш отряд напал на бандитов и захватил семерых боевиков. Выдать их Ингушетии власти Чечни отказались. Пришлось поместить задержанных на базе спецназа в Грозном. В первый же день в ходе следственных действий выяснилось, что мальчик похищен группировкой полевого командира Сулима Ямадаева, того самого, благодаря которому российские войска в ноябре 1999 года заняли Гудермес без боя. Сейчас он заместитель военного коменданта города, а его головорезы как ходили, так и ходят с оружием. Только теперь они называются милиционерами. Заложников Ямадаев, кстати, тоже продолжает удерживать» (Конец цитаты). Но вернемся к Умару Сулбанову. Возможно, Шабалкин скоро заявит российским СМИ, что Сулбанова действительно посадили в 2001 году на 15 лет (отрицать факт суда над ним и вынесение приговора невозможно), но потом он «бежал» из тюрьмы строгого режима. Однако подобная версия, если Шабалкин до нее додумается, не выдерживает никакой критики - беглец из тюрьмы не стал бы открыто жить в своем городском доме, тем более в перенасыщенной российскими спецслужбами Чечне, если, конечно, его не прикрывали эти же спецслужбы. Дело, в общем-то, простое - инсценировав «суд» над своим агентом, его затем без лишнего шума освободили для дальнейшего использования. Вывод из всей этой истории один. Кто бы не стоял за убийством врачей Красного Креста в июне 1997 года - «Халиф-Адам» Дениев, как утверждают чеченские источники, или Умар Сулбанов, как уверяет ныне генерал-майор ФСБ Шабалкин, - оба они, вне всяких сомнений, являлись агентами российских спецслужб. И поэтому кровавый след убийства врачей отчетливо ведет прямиком на Лубянскую площадь. И именно это преступление позволило Кремлю, не смирившемуся с военным поражением в августе 1996 года, установить первый круг блокады вокруг Чечни, - по сути, первый этап подготовки нового вторжения. О других «кругах блокады» и преступлениях, с помощью которых Кремль их устанавливал, мы расскажем в будущих публикациях.

BNE: Грызлов похвалил Сталина за незаурядность 16:31 ¦ 21.12.2004 Незаурядным человеком назвал Иосифа Сталина председатель Госдумы Борис Грызлов, сообщает информационное агентство «Интерфакс». Отвечая на вопросы журналистов связи со 125-летием со дня рождения бывшего руководителя СССР, Грызлов сказал, что «исторические куски времени» по мере того, как мы их отмеряем, многое изменяют в понимании прошлого - «меняется и отношение к этому незаурядному человеку». По словам Грызлова, как лидер страны Сталин «много сделал во время Великой Отечественной войны», хотя «перегибы по внутренней политике» его «не украшают». Как заявил глава Госдумы, Сталин фактически был лидером в переговорах в Ялте и Тегеране, в результате которых был открыт второй фронт. «Мы знаем, как уважаем он был со стороны тех, кто открывал второй фронт», - сказал Грызлов. Что касается мнения о Сталине как о незаурядной личности, то ее разделяют и российские коммунисты. Как сообщает информационное агентство «Росбалт», 21 декабря лидер КПРФ Геннадий Зюганов возложил венок к могиле Сталина у Кремлевской стены. В церемонии принимали участие секретари и члены президиума ЦК компартии, депутаты Госдумы, представители некоторых партий и движений левой ориентации. Кроме того, еще 18 декабря в московском концертном зале «Красный Октябрь» прошло торжественное собрание КПРФ, посвященное 125-летию со дня рождения Сталина. На собрании присутствовали коммунисты из разных городов России, Украины и Грузии, ветераны войны, представители бывшего комсомола. Перед собравшимися выступил приемный сын Сталина Артем, рассказавший о быте и характере генералиссимуса. Геннадий Зюганов вручил новым членам КПРФ партийные билеты. Между тем 31 процент россиян считают Сталина жестоким тираном, виновным в уничтожении миллионов невинных людей, а еще 33 процента не решаются высказать никакого мнения о нем, полагая, что мы еще не знаем всей правды о Сталине и его действиях. Таковы данные социологического исследования, проведенного с 10 по 14 декабря сотрудниками Аналитический Центр Юрия Левады. Результаты этого исследования были опубликованы на сайте «Левада-Центра» 20 декабря 2004 года. 29 процентов полагают, что какие бы ошибки и пороки Сталину ни приписывались, главное - что под его руководством советский народ победил в Великой Отечественной войне. Более того, 21 процент опрошенных считает Сталина «мудрым руководителем», который привел СССР к могуществу и процветанию. А 16 процентов участников опроса уверены в том, что «только жесткий правитель мог поддержать порядок в государстве в тех условиях острой классовой борьбы, внешней угрозы, всеобщей расхлябанности», которые были в стране в те годы. С мнением о том, что «наш народ никогда не сможет обойтись без руководителя такого типа, как Сталин, рано или поздно он придет и наведет порядок», согласны 16 процентов россиян. Эти данные сведения были получены в ходе представительного опроса 1600 взрослых граждан России. Респонденты могли выбрать до трех суждений, которые они разделяют. Источник: Lenta.ru

Антипутин: Когда же, наконец, навоюется Москва? История человечества состоит из многочисленных завоевательных воин. Тот или иной народ вторгался к своим соседям, если удавалось, завоевывал их, а если нет – зачастую сам становился жертвой завоевателей. Безусловно, русскому народу свойственно качество завоевателя. Это подтверждает вся русская история, которая состоит из беспрерывной цепи завоевательных воин. При этом, русские побуждаемы самыми что ни на есть “благородными” порывами: они не просто завоевывают те или иные территории, но и непременно “освобождают” их население от всех мыслимых и немыслимых бед. В беззаветном угаре «свободолюбия» чеченцев и крымских татар в 1944 “освободили” даже от Родины, выслав к миролюбивым белым медведям. Русские «освобождали» всех, кто только попадал в их поле зрения: от белокурых «братьев»-славян - до темнокожих жителей далекой Африки. В своем меморандуме, переданном Николаю ІІ в 1900 году, военный министр Алексей Куропаткин указывал, что на протяжении 18 - 19 столетий Россия воевала 128 лет, из которых только пять лет вела оборонительные войны. За эти 200 лет население империи возросло с 12 до 132 миллионов. Все сухопутные границы изменились в ее пользу. Относительно соседей России, Куропаткин отметил, что некоторые из них вообще перестали существовать, другие стали русскими «вассалами», а третьи (Швеция и Турция) превратились во второстепенные государства. В прошлом веке министры обороны СССР, в отличие от своих предшественников, не афишировали ратных подвигов Москвы. Попытаемся восполнить пробел в их патриотическо-воспитательной работе. Вниманию читателя предлагается хроника боевых действий России (СССР) в минувшем столетии. Итак: Войны, которые вела Россия в ХVIII - XX веках, можно классифицировать по следующим типам: 1) Непосредственные военные столкновения с другими государствами, преимущественно на их территории. 2) Внутренние войны, «наведения порядка» на территории империи (к примеру, подавление восстания Пугачева 1773 - 1775 гг.; разрушение Запорожской Сечи 1775 год; разгром «Киевской козаччины» 1855 год и др.). 3) Полицейские операции в сопредельных странах (к примеру, подавление восстания украинцев, вошедшего в историю под названием “Колиивщина”, 1768 г., расправа с революцией в Венгрии, 1849 г., и т.д.) В ХХ столетии традиционная евразийская геополитическая доктрина Москвы эволюционирует в глобалистскую внешнеполитическую концепцию. Борьба за сферы влияния и господство мыслится уже не только в масштабах Евразии, а и в масштабах всего земного шара. Новые цели породили и новые средства их реализации. Возникает четвертый тип военных и полувоенных действий - косвенное, скрытое вмешательство, включающее в себя целый комплекс мероприятий, которые комбинируются в зависимости от обстоятельств в той или другой пропорции: посылка воинских контингентов, советников и оружия без объявления войны, использование стран-сателлитов, демонстрация силы и угроза ее применения и т.д. XX столетия ознаменовалось объединением всех четырех типов военных действий. Причем, многоплановость стратегических задач, которые выдвигал Кремль, глобальный характер его претензий, обусловили «разбросанность фронтов», одновременное приложение усилий сразу на нескольких направлениях. Вот хроника военных действий Российской (Советской) империи в XX столетии (в скобках указан тип этих действий в соответствии с приведенной выше классификацией): - 1904-1905 - русско-японская война (1) - 1905-1907 - первая русская революция (2) - 1914-1918 - первая мировая война (1) - 1918-1921 - гражданская война (в Украине борьба против «бандитов»; в Средней Азии против «басмачей» боевые действия велись до середины 1930-х гг.) (2) - 1921 - действия Красной Армии в Монголии (1) - 1936-1938 - участие советских воинских контингентов в гражданской войне в Испании (4) - 1937 - введение советских войск в Монголию (1) - 1937-1949 - поддержка Народно - освободительной армии Китая в борьбе против агрессии Японии (до 1945 года) и гоминьдановских войск (4) - 1938 - отражение японской агрессии в районе озера Хасан (1) - 1939 - боевые действия против Японии на территории Монголии на речке Халхин - Гол (1) - 1939-1940 - советско - финская война (1) - 1939-1945 - вторая мировая война (1) - 1940 - введение советских войск в Прибалтику, Северную Буковину и Бессарабию (1) - 1944 - начало 50-х гг. - подавление партизанского движения Украинской Повстанческой Армии на Украине и «лесных братьев» в Прибалтике (2) - 1950-1953 - война в Корее (4) - 1953 - подавление антиправительственных выступлений в Немецкой Демократической Республике (3) - 1956 - подавление «контрреволюционного мятежа» в Венгрии (3) - 1962 - размещение ядерного оружия на Кубе (4) - 1964 - 1975 - скрытое участие во вьетнамской войне (4) - середина 60-х - конец 80-х - скрытое вмешательство в Камбодже и Лаосе (с использованием Вьетнама) (4) - 1968 - подавление «антиправительственных сил» в Чехословакии (3) - 1969 - отражение наступления китайских вооруженных сил в районе острова Даманский (1) - 1975 - начало 1990-х гг. - вмешательство в Анголе и Мозамбике (с выдвижением на первой план кубинских интернационалистов) (4) - 1977-1978 - поддержка Эфиопии в войне против Сомали (с использованием Кубы) (4) - Вторая половина 1970-х гг. - 1990 г. - поддержка (через Кубу) революционных сил в Никарагуа и Сальвадоре (4) - 1979-1989 - война в Афганистане (1) - конец 80-х - начало 90-х гг. - полицейские операции на территории СССР (потом СНГ) в Тбилиси, Баку, Вильнюсе, Приднестровье, Абхазии и т.д. (2) - 1994-1996 - первая война в Чечне (1-2-3) - 1999 - ? вторая война в Чечне (1-3) Таким образом, в ХХ столетии империя больше воевала, чем отдыхала от «ратных подвигов». «Мирные периоды» - от окончания первой русской революции - до начала первой мировой войны; от окончания гражданской войны - до второй половины 1930-х гг.; хрущевское «мирное сосуществование», - были омрачены «мелкими неприятностями». Первый период - «столыпинской реакцией», второй - эхом гражданской войны и силовыми операциями против «бандформирований», задействованием армии для организации «голодомора» в не до конца покорной Украине и в «иногда бунтующем» Северном Кавказе; третий - подавлением бунта в Новочеркасске в 1962 году. Следует отметить, что в процессе многих «больших» и «маленьких» войн империя оборонялась лишь четыре раза: 1) в районе озера Хасан; 2) на речке Халхин - Гол (территория Монголии); 3) во время Великой Отечественной войны 1941 - 45 гг. 4) на острове Даманском (эта территория принадлежит сейчас Китаю). Необходимо также сказать, что Великая Отечественная война была частью (хотя и главной, которая сыграла решающую роль) второй мировой войны, вступая в которую Советский Союз имел захватнические цели. Как это ни парадоксально, реализация некоторых из них совпадала с интересами украинского и белорусского народов, поскольку, в результате экспансии империи, УССР и БРСР включили в себя западные области, отторгнутые соседними государствами после первой мировой войны. Конечно же, в далеких 1940-х Москве и в страшном кошмаре не могло привидеться, что “облагодетельствованные” соседние “братские” славянские народы через пол столетия ответят “черной неблагодарностью” и выйдут из состава империи. Но с этим на определенном этапе пришлось считаться. Все же, как ни крути, Украина и Беларусь были союзными республиками и по Конституции СССР имели, хоть и фиктивное, но право выхода из состава Советского Союза. Гораздо проще было «разбираться» с «неразумными» субъектами Российской Федерации, которые были лишены даже намека на право на самоопределение. Однако, эта «простота» оказалась весьма призрачной. Вот уже 10 лет российские колониальные войска не могут «освободить» несгибаемую Чечню. Москва несет потери, уже превзошедшие потери в афганской войне, и выхода из этого тупика из Кремля не видят. Тем не менее, «свободолюбивые» взоры «кремлевских мечтателей» обращаются уже и на чужие автономии. 9 декабря 2004 года, «идя навстречу» 10-й годовщине начала войны в Чечне (11 декабря 1994 г.), группа депутатов фракции «Родина» внесла в Госдуму РФ законопроект, упрощающий процедуру принятия в состав Российской Федерации автономий союзных республик бывшего СССР, если они изъявят такое желание. Речь идет об упрощенном порядке принятия в состав России тех бывших автономий, международно-правовой статус которых до настоящего времени не определен, и они сегодня фактически являются непризнанными республиками. «В случае принятия этого закона мы снимаем проблему Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии», - заявил лидер думской фракции «Родина» Дмитрий Рогозин. В желательном для себя «волеизъявлении» присоединяемых автономий кремлевские «освободители» не сомневаются. Им раз плюнуть устроить какой угодно референдум, или опереточные «демократические» выборы по подобию чеченских. И подкрепить необходимые результаты «дружескими штыками». Но скромные масштабы Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии уже не удовлетворяют «освободительных» амбиций Москвы. Кремль принял самое активное участие в выборном процессе в Украине. Сам его хозяин дважды накануне очередных туров президентских выборов приезжал в соседнюю страну агитировать за желанного кандидата - премьер-министра Януковича. О пылкой любви чекиста Путина и рецидивиста Януковича - разговор отдельный, но сам этот факт является неопровержимым свидетельством того, что для достижения своих целей Кремль не брезгует никакими средствами. Еще одним убедительным доказательством активного вмешательства Москвы во внутренние дела Украины стал разудалой набег московского мэра Юрия Лужкова на донбасский город Северодонецк, где 28 ноября состоялся так называемый Всеукраинском съезд органов местного самоуправления. Лужков горячо поддержал сформулированную на съезде антиконституционную сепаратистскую идею юго-восточной автономии. Он слова не сказал против призывов народного депутата Верховной Рады (парламента Украины), члена «карманной» фракции Януковича «Регионы Украины» Людмилы Кириченко о завоевании власти в стране восточными и южными регионами Украины. Войдя в сепаратистский экстаз, Лужков заявил: «Я, как мэр Москвы, готов снять свою любимую кепку, чтобы быть похожим на Януковича». Не учел вот только Юрий Михайлович, что для полного сходства ему следовало бы надеть шиньон, чтобы компенсировать разницу в волосяном покрове на голове, а также совершить по примеру своего кумира две ходки в «зону» по статьям уголовного кодекса. Не смутило его и то, что он является не только мэром столицы РФ, но и членом Совета Федерации - верхней палаты российского парламента, то есть вполне официальным лицом. Впрочем, мнение Лужкова разделяет большинство депутатов Госдумы России. Первый вице-спикер Госдумы Любовь Слиска заявила журналистам, что считает правильным решение Лужкова поддержать тех, кто проголосовал на президентских выборах в Украине за нынешнего премьера. «Подобные акции моральной поддержки со стороны российских политиков целесообразны и полезны», - считает она. В свою очередь вице-спикер от путинской фракции «Единая Россия» Владимир Пехтин также высказался в поддержку действий Лужкова. «Это его личная инициатива, но я считаю, такую инициативу надо проявлять», - сказал вице-спикер. А теперь посмотрим, каким действиям украинских сепаратистов намерены оказывать «моральную поддержку» российские парламентарии. «Просто так власть не берут, ее надо завоевать», - сказала на Всеукраинском съезде органов местного самоуправления упомянутая выше Кириченко. «Мы должны формировать бригады, отряды... Мы должны конкретно заниматься этим», - подчеркнула она. Свет на то, каким образом вооружаются эти «бригады» и «отряды», пролил 19 декабря народный депутат Украины Григорий Омельченко. В своем выступлении по телевидению он сказал, что на складах Черноморского флота России в Севастополе закуплено оружие, часть которого уже передана так называемым «отрядам самообороны», о создании которых в Донецке говорил Виктор Янукович. Омельченко подчеркнул, что о фактах продажи оружия Черноморского флота в Донецкую область известно и президенту России Владимиру Путину, и президенту Украины Леониду Кучме, и руководству украинского МВД, и Виктору Януковичу. А тем временем, в московских мозговых трестах разрабатываются схемы братоубийственной войны в Украине. «Вообще же, в случае неблагоприятного для Юго-Востока хода военных действий спасти положение может только полномасштабное участие в конфликте России. Причем в сочетании с энергетическим бойкотом Европы и США, что сразу заставит Запад быть уступчивее», - писало 14 декабря интернет-издание ведущего кремлевского политтехнолога Глеба Павловского “Русский журнал”. «Внушает оптимизм в этой ситуации, однако, то, что пока, по известным военно-стратегическим обстоятельствам, Россия при любой степени вмешательства на Украине не рискует большой разрушительной войной на своей собственной территории. Поэтому при достаточной воле и решимости она может в принципе отстоять любой вариант решения этой проблемы», - просчитывают варианты придворный кремлевский идеологи. Так хотят ли русские войны? И когда же, наконец, навоюется Москва? Чего не хватает? - Территория России - огромаднейшая, природные богатства - неисчислимы, работы - непочатый край. Не следует ли русскому народу, прежде чем «освобождать» других неизвестно от каких бед, освободиться самому от беды имперских амбиций собственных правителей, которые мучают и калечат его на протяжении столетий? Александр Дубина, Киев

BNE: Историческая память и исторические манипуляции («The Economist», Великобритания) В России существует сложное отношение к самому ужасному и славному периоду ее истории 06 мая 2005 Сюжет: Путин - молод и силен Проблема России, утверждается в одном из исследований о постсоветском периоде ее истории, связана с провалами в памяти. Почему, спрашивают западные наблюдатели (да и некоторые россияне), в Москве не увидишь мемориалов и музеев, посвященных жертвам репрессий, ГУЛАГа и голода? Почему власти, в отличие от правительств Германии или ЮАР, не спешат со словами покаяния? Однако на этой неделе в России повсюду - от юбилейных плакатов ко дню Победы до телепередач - преобладают совершенно иные аспекты исторической памяти. Западные представления об истории второй мировой войны вызывают у многих россиян обиду и возмущение - и не без оснований. В годы войны СССР был союзником Запада и вызывал всеобщее восхищение, но сегодня - после десятилетий Холодной войны - мало кто из британцев и американцев знает, что в эти годы СССР потерял 27 миллионов человек - больше, чем все другие союзные страны вместе взятые? Многим ли на Западе известно, что три четверти людских потерь германская армия понесла на Восточном фронте? Почти у каждого россиянина на войне погиб кто-то из родственников. Из уважения к их памяти новобрачные и сегодня фотографируются на Поклонной горе, где расположен главный музей второй мировой войны. Чуть ли не каждый может рассказать какую-то историю, связанную с войной. Пожилой врач Василий вспоминает услышанный когда-то рассказ: во время Сталинградской битвы солдаты, чтобы согреться и не промокнуть, ложились спать вповалку - друг на друга. На вопрос об отношении к иным версиям истории второй мировой войны генерал-полковник Анатолий Мазуркевич реагирует резко: ’Даже обсуждать это - безнравственно’. Тем не менее, особое отношение россиян к войне связано не только с огромными жертвами, которые понес СССР. Оно стало и реакцией на тяжелейшие испытания и унижения, которые перенес российский народ в послевоенные годы. Андрей Зорин, российский историк, работающий в Оксфордском университете, объясняет: День Победы 9 мая, который в этом году в Москве вместе с Владимиром Путиным будут отмечать Джордж Буш, Герхард Шредер, Жак Ширак и лидеры ряда других стран - единственный государственный праздник, не вызывающий возражений ни у кого из россиян. НОВОСТИ Пхеньян надеется, что Москва реструктуризирует долг КНДР Путин: нацизм и терроризм - враги священных свобод и ценностей В Малайзии началась министерская встреча Движения неприсоединения Китай и Южная Корея хотят скорейшего возобновления переговоров КНДР заявила о наличии ядерного оружия как о свершившемся факте Прежние, коммунистические праздники отменены, а новые - пока не укоренились. Более того, в восприятии многих россиян победа над Гитлером - последнее (а возможно и единственное) однозначно благое дело, которое можно поставить в заслугу их стране. Постулаты коммунизма дискредитированы, а его крушение ассоциируется с нищетой, разгулом преступности и ростом смертности. Многие россияне наверняка согласятся с мнением г-на Путина, назвавшего на прошлой неделе распад СССР крупнейшей геополитической катастрофой 20 столетия. Именно поэтому помпезные и пышные торжества, организуемые Кремлем, рассчитаны в первую очередь на внутреннюю аудиторию - разочарованных россиян. Этим же, вероятно, отчасти объясняется нежелание российских властей признать злодеяния совершенные Советским Союзом накануне и во время войны - например, убийство польских офицеров в Катыни в 1940 г., зверства, совершавшиеся советскими солдатами в ходе наступления на Берлин, или Пакт Риббентропа-Молотова - соглашение о разделе Европы - заключенный в 1939 г. (Что касается Пакта, то, как утверждает внук Молотова, политолог Вячеслав Никонов, он в любом случае был автоматически аннулирован нападением Гитлера на СССР в 1941 г.). Это нежелание возмущает многих европейцев, а лидеры двух прибалтийских государств по этой причине даже отказались принять участие в будущих торжествах. Тем не менее отчасти оно вызвано потребностью сегодняшней, ослабленной России, в неких однозначно положительных ориентирах. Но только отчасти. Существует и другое, куда менее сочувственное и более тревожное объяснение ностальгии россиян по Великой Отечественной войне - они ведут отсчет конфликта с 1941 г. и считают, что победили нацистов практически в одиночку. (Россияне до сих пор возмущаются поведением союзников, и тем, как преподносят тогдашние события на Западе. Встречаясь с иностранцами, даже относительно молодые россияне, родившиеся через много лет после окончания войны, часто спрашивают, почему Черчилль и Рузвельт тянули с открытием ’второго фронта’ до 1944 г.). Россияне чтят праздник Победы не только потому, что это было торжество справедливого дела, но и потому, что победа обеспечила СССР статус великой державы, утрату которого, по словам социолога Алексея Левинсона, многие в стране ощущают как ’фантомную боль’ после ампутации конечности. Именно этой болью вызвана намеренная, по мнению западных наблюдателей, ’забывчивость’ россиян, когда речь идет о сталинских преступлениях. Гуляя по Александровскому саду у кремлевской стены, вы увидите выбитые в камне названия советских городов, ставших ареной героических сражений в годы войны: Киев, Ленинград, Севастополь, Сталинград. Последний в 1961 г. был переименован в Волгоград, и название, которое город носил во время войны, появилось на мемориале лишь в прошлом году. Если говорить об отношении к Сталину в России, то удивляют здесь не только гротескные факты, вроде эксцентричной инициативы властей одного небольшого городка, призвавших к его политической реабилитации, или решений об установки памятников в его честь в паре других городов. Недоумение вызывает другое: по данным социологических опросов значительный процент населения по прежнему положительно относится к человеку, уморившему голодом и холодом или расстрелявшему миллионы соотечественников. Особым уважением Сталин пользуется среди пожилых, бедных и малообразованных людей, а также коммунистов, которые дважды в год - в день рождения и смерти - возлагают цветы к его бюсту на Красной площади. Даже многие из тех, кто критикует Сталина, делают это с оговорками, особенно когда речь заходит о его катастрофических ошибках и ужасных преступлениях накануне и в годы войны: бессмысленных репрессиях в армии, пренебрежении к жизни собственных солдат, приводившем к чудовищным потерям, расстрелам десятков тысяч советских воинов, репрессиям против освобожденных военнопленных. Не забудем и о поголовной депортации чеченцев и других кавказских народов, последствия которой до сих пор сказываются в России (усиление мер безопасности в Москве в ближайшие дни связано с опасениями относительно возможных терактов 9 мая). Владимир, ветеран войны - на фронте у него погиб отец и двое братьев - утверждает: не будь Сталина, Россия не выиграла бы войну. Такое мнение бытует даже среди молодежи. Так, молодой адвокат Дмитрий - внешне трудно отличить от жителя Запада - считает, что если бы во главе страны стоял кто-то вроде Михаила Горбачева или Бориса Ельцина, Россия, возможно, не сумела бы одолеть врага. Отчаявшиеся российские либералы любят сравнивать Путина со Сталиным, говоря о его гэбэшных замашках и шагах по подрыву независимости СМИ, судов и парламента. При всех недостатках г-на Путина, подобное сравнение, конечно, абсурдно. Однако он выражает и апеллирует к умонастроениям россиян, истосковавшихся по величию, которое Сталин, воспринимаемый скорее как ’царь’, вроде Ивана Грозного, обеспечивал стране. Россияне, объясняет социолог г-н Левинсон, способны испытывать к Сталину отвращение и почтение одновременно, подобно тому, как они проявляют уничижительное отношение к собственной стране, и в то же время страстно ею гордятся. Это, отмечает г-н Левинсон, представляет собой ’две неразделимые половинки сознания сегодняшних россиян’. Однако, пока они не разберутся с противоречиями в отношении к собственным правителям и месту, которое их страна должна занимать в современном мире, россияне, возможно, обречены, если не на нового Сталина, то уж точно на новых Путиных.

BNE: Россияне одобряют участие военной техники в параде Победы К возобновлению традиции проводить парады на Красной площади с участием тяжелой военной техники позитивно относится большинство россиян - 70%. Об этом сообщает Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ). В числе этой группы 44% "безусловно за" и 26% "скорее за" возрождение этой традиции. Против высказываются 10% опрошенных, 20% затрудняются с оценкой. Мужчины выражают одобрение чаще, чем женщины (76% и 67%). Сторонники парада с участием тяжелой военной техники на главной площади страны аргументируют свою точку зрения тем, что надо продемонстрировать военную мощь нашей армии и страны в целом (такой аргумент приводят 23% респондентов), а также тем, что это придаст параду торжественность, зрелищность. Кроме того, это хорошая традиция, достойная возобновления (по 15-16%). Каждый десятый (10% опрошенных) считают проведение таких парадов данью уважения погибшим во время войны, ветеранам, старшему поколению. По мнению 9% респондентов, интересно посмотреть на новое вооружение. Его демонстрация вызовет интерес к истории и гордость за страну, поднимет патриотический дух (по 9%); 5% считают, что это повысит статус армии. "Минусы" участия в параде тяжелой военной техники респонденты связывают с тем, что "такой парад потребует больших материальных вложений, и лучше бы эти средства потратить на что-то более полезное" (25%). 23% опрошенных считают, что демонстрировать военную мощь страны и новое вооружение нецелесообразно. При этом 17% ссылаются на опасность такого парада для окрестных зданий, памятников архитектуры, дорожных покрытий, брусчатки Красной площади. Среди респондентов 12% полагают, что в праздничный день демонстрация военной техники неуместна, а 8% уверены, что времена подобных демонстраций прошли. Инициативный всероссийский опрос ВЦИОМ проведен 29-30 марта 2008г. Опрошены 1 тыс. 600 человек в 153 населенных пунктах в 46 областях, краях и республиках России. Статистическая погрешность не превышает 3,4%. 04 мая 2008г.

BNE: Эффективный менеджер и тупые генералы Фильм режиссера Сергея Крауса, показанный на НТВ в преддверии 67-й годовщины начала Великой Отечественной войны, называется вполне просторечно, в духе путинских сортирных афоризмов, - "Кто "прошляпил" начало войны". Главная мысль авторов фильма чрезвычайно проста: за катастрофу 22 июня Сталина упрекать не следует. Всему виной его нерадивые военачальники. В фильме опровергается распространенная легенда о том, будто в 1937-1938 годах было расстреляно 40 тысяч командиров и политработников Красной Армии. И приводятся близкие к реальности цифры - около 10 тысяч арестованных по политическим мотивам, из них 1687 расстреляно в период 1937-1940 гг. Расстрелянных, конечно, жалко, убеждают нас в фильме историки, но особенно большого ущерба Красной Армии это не нанесло. Однако на самом деле потери от репрессий были значительно больше. Ведь подавляющее большинство из более чем 20 тысяч уволенных и не восстановленных в армии по политическим или национальным мотивам командиров и комиссаров было впоследствии арестовано. Это касалось в основном командиров среднего звена - от роты до батальона, что тоже серьезно ослабило Красную Армию. Многих из числа уволенных из армии командиров и комиссаров позднее расстреляли, но в статистике они проходили уже как гражданские лица. Что же касается высшего комсостава, то его судьба была гораздо печальнее. Как подсчитал историк Олег Сувениров, в бригадном звене РККА (комбриги и приравненные к ним) из 877 человек были расстреляны или погибли в тюрьмах 478 человек; в дивизионном (комдивы) звене: из 352 человек - 293; в корпусном (комкоры) - 115 человек, в высшем (маршалы и командармы) - 46; во всех же звеньях были расстреляны 729 человек, умерли под стражей - 63, покончили жизнь самоубийством - 10 человек, так что всего погибло 802 высших военачальника. Из тюрем вышли живыми лишь 130 человек. Красная Армия была почти полностью лишена своего высшего комсостава. А еще раньше она практически полностью избавилась от бывших царских офицеров. В 1924-1936 годах их было уволено из рядов РККА аж 47 тысяч, многие впоследствии были арестованы и расстреляны. И все это делалось с санкции Сталина, который фактически и был главным строителем Красной Армии во второй половине 20-х и в 30-е годы. В германской армии к началу Второй мировой войны все командиры дивизий и полков имели опыт службы на офицерских должностях в годы Первой мировой войны. В РККА же к тому времени бывших царских офицеров можно было пересчитать буквально по пальцам. Это обстоятельство значительно снижало боеспособность Красной Армии в сравнении с вермахтом. В фильме главным виновником катастрофического для Красной Армии начала войны назван - кто бы вы думали? - Михаил Тухачевский, благополучно расстрелянный за четыре года до начала Великой Отечественной. Главной виной Тухачевского называется инициатива по разработке многобашенных танков, оказавшихся непригодными для боевых действий из-за своей неуправляемости, и принятие на вооружение безоткатного орудия, дававшего осечку на каждом 20-м выстреле. При этом как-то забывают, что сейчас безоткатными орудиями вооружены все крупнейшие армии мира. В фильме также глухо звучит намек на измену - и склады с боеприпасами и другими предметами снабжения слишком близко к границам располагали, то эшелон с новейшими танками по всей стране гоняли, а потом и вовсе потеряли. Один из историков в фильме даже прямо говорит о предателях и изменниках. Кстати сказать, кроме "говорящих голов" историков и публицистов ничего зрительно запоминающегося в фильме нет - только давно приевшиеся кадры хроники, нашей и немецкой. Но, объясняя причины неудачного для СССР начала войны, авторы все-таки напирают не столько на предательство, сколько на извечное российское разгильдяйство и надежду на "авось". Бестолковые генералы и маршалы по природной расхлябанности и бестолковости не выполняли мудрые указания товарища Сталина по повышению боеготовности и боеспособности войск. Поэтому и аэродромы и самолеты на них оказались незамаскированными, и танки не готовы к бою, и экипажи не умеют на них ездить, и войска не там стоят, и доты без боеприпасов остались... Словом, в Красной Армии разгильдяй на разгильдяе едет и разгильдяем погоняет - от солдата до маршала. Правда, к отбору мальчиков для публичного бичевания авторы фильма подходят довольно избирательно. Кроме Тухачевского, это расстрелянные командующий Западным особым военным округом Дмитрий Павлов и подчиненные ему генералы, погибший в бою командующий Киевским особым военным округом генерал Михаил Кирпонос и его начальник штаба Максим Пуркаев, благополучно переживший войну, но будто бы впавший в опалу - в 43-м его послали командовать Дальневосточным фронтом (авторы, возможно, не знают, что в 44-м Пуркаева произвели в генералы армии - какая уж тут опала). Еще вроде бы не совсем лестно поминается Ворошилов, зато ни слова критики нет по адресу начальника Генштаба Жукова, наркома обороны Тимошенко, заместителя наркома Шапошникова, высокопоставленных генералов Генштаба Ватутина и Василевского - словом, всех тех, кого авторы собираются зачислить в сугубо положительные герои Великой Отечественной. Сталин в фильме - эффективный менеджер, мудрый вождь, да вот только исполнители его гениальных замыслов сплошь лихие супостаты. Он понимал, что с такой армией не то что нападать, и обороняться-то толком нельзя. Поэтому все разговоры о том, что Сталин планировал нападение на Гитлера, от лукавого. Авторы фильма предпочли не обратить внимание на резолюцию заместителя начальника Генштаба Ватутина на мартовском 41-го года плане стратегического развертывания Красной Армии на Западе: "Наступление начать 12.6.". Любой непредвзятый историк скажет, что без санкции Сталина такую резолюцию генерал никогда бы не рискнул поставить. Другое дело, что к 12 июня подготовиться не успели и наступление перенесли на июль. А вот в стилистике фильма про "прошляпивших" вполне можно было бы порассуждать о дураках генералах, готовивших без ведома Сталина чудовищную авантюру - нападение на Германию, да прозорливый генсек их вовремя остановил. Также сбрасывается со счетов авторитетное свидетельство бывшего наркома ВМФ Николая Кузнецова о том, что Сталин имел весьма идеалистическое представление о реальной боеготовности Красной Армии и был просто потрясен, когда советские самолеты были уничтожены прямо на аэродромах. Нет, Сталин все предвидел. Вот только разведка его путала, все время давала противоречивые сведения о германских намерениях. В фильме прямо утверждается, что Рихард Зорге никакой ценной информации насчет даты начала войны не сообщил. Но это не так. На самом деле Зорге действительно передавал в Москву в начале июня, что, как сообщили германскому послу в Токио из Берлина, "немецкое выступление против СССР начнется во второй половине июня". Он был "на 95% уверен", что война начнется. Да, ранее Зорге сообщал, что нападение должно произойти в середине мая, но это тоже не было дезинформацией. До балканской кампании Гитлер действительно собирался напасть на СССР 15 мая 1941 года, но из-за войны с Югославией и Грецией вынужден был отодвинуть начало наступления по плану "Барбаросса" на 22 июня. Инцидент с немецким "Юнкерсом-52", пролетевшим без всякого противодействия советской ПВО от Белостока до Москвы и приземлившимся на Тушинском аэродроме 14 мая 1941 года, трактуется, с одной стороны, как еще одно свидетельство разгильдяйства, за которое были заслуженно наказаны руководители авиации и ПВО. Разгильдяйство разгильдяйством, но надо ли было за него расстреливать целую группу генералов, обвинив их в очередном заговоре? С другой стороны, в фильме утверждается, будто на этом "Юнкерсе" прилетел специальный посланник Гитлера, доставивший письмо Сталину, в котором фюрер просил не беспокоиться насчет концентрации немецких войск у советских границ. Никаких документов, подтверждающих эту экстравагантную версию, естественно, не приводится. Документальными подтверждениями авторы себя вообще не утруждают. Что же, в самом деле, Гитлер не мог согласовать прибытие своего дипломата по официальным каналам, а положился на немецкий "авось" - а вдруг русские самолет не собьют? В фильме содержится очевидное противоречие. С одной стороны, утверждается, будто путаные донесения разведки не позволяли Сталину разгадать намерения Гитлера. С другой стороны, прямо говорится, что будущий верховный главнокомандующий прекрасно знал планы Гитлера, да вот беда - никак не мог установить точную дату, когда Гитлер нападет. И постоянно зондировал потенциального противника. Таким зондажем стало и печально знаменитое заявление ТАСС от 14 июня, где утверждалось, что Германия столь же неукоснительно соблюдает договор о ненападении, как и Советский Союз, и слухи о сосредоточении немецких войск на советской границе лишены оснований. Когда Гитлер никак не ответил на это заявление, Сталин будто бы понял, что германское нападение последует в ближайшие дни. Казалось бы, тут и надо немедленно начать перебрасывать войска к границе, приводить их в боевую готовность и осуществлять скрытую мобилизацию. Но Сталин знает, что к войне мы не готовы, значит, и войска в готовность приводить нельзя, чтобы не спровоцировать Гитлера. Поэтому он продолжает зондировать Гитлера. И 18 июня Молотов просит фюрера его принять, но получает отказ. Вот тогда Сталин будто бы уверовал, что Гитлер сейчас нападет. И отдал директиву о приведении войск в боевую готовность. Но военные в очередной раз прошляпили, директиву не выполнили, и пришлось ее повторять в ночь на 22 июня, когда было уже поздно. Одна беда: ту, первую директиву от 18 июня до сих пор не могут найти в архивах. Ну, убеждают нас в фильме историки-патриоты, директиву вместе с другими обеляющими Сталина документами запросто могли сжечь в хрущевское время, когда в архивах круглосуточно печки топились. Создателям фильма не приходит в голову одна простая мысль: если бы директива от 18 июня действительно существовала, то в директиве от 21 июня, неоднократно публиковавшейся, должна была бы быть на нее прямая ссылка. А такой ссылки нет. На самом деле заявление ТАСС от 14 июня было вызвано тем, что накануне в нацистском официозе "Фёлькише беобахтер" появилась статья Геббельса "Крит как пример", где делались прямые намеки на скорую высадку вермахта в Англии. Номер был конфискован цензурой, но с таким расчетом, чтобы часть тиража успела достичь посольств в Берлине и нейтральных стран. Сталин решил, что Гитлер действительно собирается покончить с Британской империей, а войска на Востоке сосредотачиваются лишь для маскировки этого намерения. Поэтому советский вождь продолжил подготовку к вторжению в Западную Европу. Вот после 18 июня, когда сосредоточение по плану "Барбаросса" уже перестали маскировать и к границе двинулись танковые и моторизованные соединения, а на приграничные аэродромы прилетели самолеты, он по-настоящему забеспокоился, да было поздно, тем более что советские войска начали приводить в боевую готовность лишь в роковую ночь на 22 июня, а по боеспособности они на голову уступали вермахту. В фильме звучит тезис о том, что на Сталине лежит ответственность без вины. Что ответственность за поражения первых лет войны он сполна признал в знаменитом тосте за здоровье долготерпеливого русского народа, который действительно готов был простить своему правительству очень многое. По мнению авторов фильма, Сталине ошибся в том, что не учел вековечное русское разгильдяйство, так ярко проявившееся в его военачальниках, да и в гражданской бюрократии тоже. А террор и репрессии - это, так, мелочи, за них с Иосифа Виссарионовича и спрашивать смешно. На самом же деле слабость Красной Армии проистекала из особенностей советской тоталитарной системы, созданной Сталиным, которую Сталин во многом сам создал и за пороки которой он несет полную ответственность. Тут и репрессии, и жестокая коллективизация, и презрение к человеческой жизни, и привычка действовать по шаблону и по команде. Сталину не нужна была профессиональная армия, в которой он видел угрозу собственной неограниченной власти, а массовое, но плохо обученное войско, фактически народное ополчение, которое могло побеждать только большой кровью. Еще в фильме утверждается, что с началом войны разгильдяйство кончилось как по мановению волшебной палочки. Народ и военачальники собрались, подтянулись и очень скоро научились бить врага. Русский человек долго запрягает, но быстро ездит. Только вот в первые недели войны было много дезертиров, главным образом уроженцев Прибалтики и Западной Украины. Тут можно возразить, что русских у Гитлера служило ничуть не меньше, чем прибалтов и украинцев. Вспомним хотя бы Русскую освободительную армию генерала Власова и Русскую освободительную народную армию инженера Каминского. Что же касается умения воевать и отсутствия разгильдяйства в годы войны, любой непредвзятый историк Великой Отечественной назовет множество фактов, свидетельствующих об обратном и относящихся не только к 1941-му, но и к 1943-1945 годам, когда Красная Армия уже гнала врага на Запад. И воевать вплоть до конца войны продолжали очень большой кровью. Достаточно сказать, что максимальные за всю войну потери убитыми и ранеными Красная Армия понесла не в начале войны, а в июле-августе 43-го и в июле-августе 44-го года. И еще. Оказывается, лучше всего к войне были готовы и лучше всего сражались в первые ее недели... пограничные войска. Они, мол, умело и доблестно сражались против многократно превосходящих неприятельских сил, и если бы им вовремя подоспели на помощь красноармейские части, то ход войны мог бы быть совсем иным. А командовал пограничниками известно кто - Берия. Вот поэтому-то их подвиг и замалчивали при Хрущеве и позднее. Тут мы имеем дело с еще одним мифом - мифом об особой доблести советских пограничников, культивировавшимся еще с довоенных времен и счастливо дожившим до сегодняшнего дня. Пограничники имели одно преимущество перед красноармейскими частями - в их рядах была выше доля сверхсрочников, что действительно позволяло им сражаться более профессионально. Однако никакого заметного влияния на ход первых сражений сопротивление пограничников не оказало. На основных направлениях своего наступления немцы без труда заняли пограничные заставы. Были, конечно, случаи отдельных героических подвигов пограничников, равно как и красноармейцев, но не они определяли суть первых недель войны. А упор на пограничников, сделанный авторами фильма, объясняется, очевидно, нынешним всеобщим почтением к дорогим органам. Перед нами вариант старой сказки про доброго царя и лихих бояр. Один только и был добрый боярин, Лаврентий Берия, да и того потом враги извели. Это сказка с возможной проекцией на современность. Разве что царей у нас сегодня вроде бы не один, а два. Иосиф Виссарионович такого бы не допустил. Борис Соколов 23.06.2008 11:03

BNE: 21 июля 2008 Во время Великой депрессии было тяжело – но в Гулаге стало еще хуже Питер Льюис Рецензия на книгу Тома Тцулиадиса "Брошенные: надежда и предательство в сталинской России" (The Forsaken: Hope and betrayal in Stalin's Russia, by Tom Tzouliadis) Шок. Ужас. В данном случае можно описывать свою реакцию этими словами, не вкладывая в них ни капли иронии. "Брошенные" – книга в буквальном смысле душераздирающая, бросающая в дрожь. Она проливает свет на страницу истории СССР, которая дотоле оставалась незамеченной. В книге исследуется судьба граждан США, которые в 1930-е годы эмигрировали в Россию. То были жертвы Великой депрессии: в Америке насчитывалось 19 млн безработных, и эти люди устали стоять в очередях за подачками на благотворительных кухнях. Они трогательно верили в землю обетованную, которую сулила коммунистическая революция. Они покинули родину ради перспектив работы в рамках российского "пятилетнего плана". Эмигрантов были сотни, а может быть, и тысячи. Среди них имелись не только заводские рабочие, но и учителя, врачи, художники. Назад вернулась лишь горстка. Первое время все шло как по маслу. Работа была, зарплату платили. Иностранных рабочих было достаточно, чтобы поддерживать собственную газету Moscow News и устраивать бейсбольные матчи в парке Горького. В Нижнем Новгороде, в то время переименованном в Горький, сам Генри Форд строил автомобильный завод, а рядом – целый город для рабочих. За это он получил щедрое вознаграждение – 40 млн долларов золотом. Никто из бизнесменов не сотрудничал со Сталиным в таких масштабах, как Форд. "Мы уважаем американскую эффективность во всем", – говорил Сталин. В 1933 году Америка установила дипломатические отношения с Советской Россией, и президент Рузвельт подписал документы, которые гипотетически гарантировали гражданам США их свободы и право на свободу слова на новом месте жительства. Так обстояли дела, пока в конце 1934 года Сталин не осудил "саботажников, сеятелей раздоров и шпионов", что ознаменовало начало Террора. Американцы – их можно было автоматически отнести к этим категориям – начали бесследно исчезать наряду с другими "врагами народа", посреди ночи схваченными тайной полицией, НКВД. Многих из них без промедления расстреливали. Другие томились в тюрьме, пока их не отправляли в Гулаг. Те, кто захотел вернуться на родину, обнаружили, что натолкнулись на "уловку 22". Поскольку им пообещали "двойное гражданство", они сдали свои американские паспорта. Эти документы им так и не вернули, объявив эмигрантов советскими гражданами. Когда они бросились в посольство США, им сказали, что помочь никак нельзя, так как свое американское гражданство они утратили. Том Тцулиадис, проявив огромную энергию и инициативность, выяснил судьбы некоторых из этих людей по российским архивам, малоизвестным мемуарам, документам и беседам с родственниками уцелевших. Это истории о безысходных страданиях и жестокостях. Особенного внимания заслуживают два человека – Томас Сговио и Виктор Херман, которые вернулись живыми после 16 лет в лагерях и в конце концов попали в родную Америку, где опубликовали не получившие большой известности рассказы из первых рук о том, как обходились с ними и их друзьями, почти поголовно погибшими. Благодаря Сговио мы можем заглянуть в колымские лагеря – символ Гулага в его худших проявлениях. Они расположены на северо-восточной оконечности Сибири, где температуры опускаются ниже минус 50 по Фаренгейту – это холоднее, чем на Северном полюсе. Шахты Колымы, где работали истощенные заключенные в отрепьях, ежегодно давали 80 тыс. кг чистого золота, которое служило опорой для сталинской экономики. Почти каждый килограмм покупался ценой одной человеческой жизни. Рабочих доставляли на старых грузовых пароходах, которые шли из Владивостока на север, битком набитые заключенными – свежей рабочей силой. Лагерный врач приветствовал их так: "Вас привезли сюда не жить, а страдать и умереть. Если вы выживете, то значит, вы работали меньше положенного или ели больше положенного". Мало кто выдерживал больше года. Вице-президент США Генри Уоллес, великий приверженец идеи людского братства, нанес на Колыму официальный визит. Сторожевые вышки исчезли, голодающих заключенных спрятали. Уоллес увидел молодых здоровяков-шахтеров – охранников из войск НКВД, наряженных "добровольцами". Впечатления у Уоллеса остались самые благоприятные. Один из самых шокирующих моментов в этой книге – наивность и подобострастие, проявленные официальными лицами США, начиная с самого президента. Посол США Джозеф Дэвис присутствовал на московских показательных процессах над соперниками Сталина и поверил каждому слову признаний жертв, подвергшихся пыткам. Дэвис и его подчиненные не вняли мольбам помочь бежать их соотечественникам, игнорировали письма американцев, которые хотели выяснить судьбу своих пропавших родственников. Корреспонденты американских газет не сообщали об их мытарствах. Генри Форд ни слова не сказал. Рузвельт не принял во внимание то, что ему сообщали, – не хотел раздражать Сталина, который вертел американским президентом как хотел. Американские военнослужащие, взятые в плен в Корее, тоже попадали в Гулаг. Наконец, в 1950 году Госдепартамент признал факт "репрессий" против граждан США, попавших в капкан в Советском Союзе. Их численность оценивалась в 2 тыс. человек. Добиться освобождения кого-либо из них так и не удалось. После распада СССР судьбами американцев-заключенных занимается совместная комиссия. Ее усилия до сих пор не дали результатов. Архивы НКВД, касающиеся этой проблемы, остаются закрытыми. Окрестности Колымы снова превратились в замерзшую пустыню. Там не осталось никого, кроме ее жертв – сотен тысяч тел в братских могилах, сохраняющихся в вечной мерзлоте. Хотя я и знаком с литературой о Гулаге, начиная с Солженицына, но, читая некоторые страницы этой книги, испытывал безудержную боль, возмущение и потрясение. Автор блестяще изложил эту мрачную повесть, авторитетно, с сочувствием, с резонным негодованием в отношении тех, кто, подобно Рузвельту, Уоллесу, Госдепартаменту и его присным, ничего не сделал для брошенных на произвол судьбы людей, предпочитая не высовываться. От рук Сталина пало больше его соотечественников, чем от рук немцев. Их намного больше, чем жертв Холокоста. Но тех, кто охотно выполнял его задания, было предостаточно. В 1939 году в штате НКВД было 365839 человек. Целая куча пыточных дел мастеров, палачей и их помощников. Их преемники продолжают существовать в форме КГБ, ныне ФСБ. Ими двигал не только страх перед Сталиным. А имена Александра Литвиненко и Анны Политковской напоминают, что и сегодня убийство как политическая мера до сих пор остается российским коньком.

BNE: Аббас в России не чужой Питер Лавелль Палестинский президент Махмуд Аббас в ходе первого государственного визита после своего январского избрания на место Ясира Арафата в понедельник провел переговоры с президентом России Владимиром Путиным, стремясь заручиться поддержкой Кремля до начала мирных переговоров с Израилем 8 февраля. Аббас в России не чужой: он получил докторскую степень в Московском университете, полагают также, что у него обширные знакомства среди российских военных и представителей спецслужб. Поскольку Аббас был одним из первых лидеров движения «Фатх» и Организации освобождения Палестины, считается, что он принимал непосредственное участие в «военных операциях» палестинцев и работал с зарубежными контактами. В число этих зарубежных контактов, несомненно, входили советские оперативники в регионе. Тогда Советский Союз делал все возможное, чтобы разжечь палестино-израильский конфликт. Сегодня и России, и Палестинской автономии очень нужно урегулирование конфликта, длящегося уже десятилетия. Изменился Аббас, изменилась и Россия. Согласно официальной биографии Аббаса, превращение боевика в сторонника компромиссов началось в 1980-е годы. Познакомившись с левыми израильтянами, среди которых были и сионисты, он дистанцировался от поддержки Арафатом саддамовского Ирака. Пытаясь продемонстрировать свою независимость и показать, что среди палестинцев есть мнения, отличные от мнения Арафата, Аббас совершил поездку по странам Персидского залива, утверждая, что Хусейн не является истинным другом палестинцев. Аббаса считают движущей силой соглашений, подписанных в Осло, к нему хорошо относятся в Вашингтоне, Иерусалиме и Брюсселе. Когда Арафат впервые приехал с визитом к тогдашнему президенту Борису Ельцину, он превозносил российского лидера до неприличия. Арафат воспринимал Россию как СССР – сверхдержаву и вечного друга, поддерживающего палестинцев. Но при Ельцине роль России на Ближнем Востоке изменилась. После прекращения прямой идеологической конфронтации с Западом положение России в регионе существенно ослабло. Аббас и Путин хотят повернуть эту тенденцию вспять, аналогичное желание выражают многие арабские страны. Аббас приехал в Москву не как «старый товарищ», ищущий советского покровительства. Он принял совсем иной тон, объясняя, почему первый государственный визит он совершил в Москву. «Это демонстрация уважения, которое палестинский народ испытывает к народу России, это демонстрация важной роли, которую играет Россия на мировой арене и, прежде всего, на Ближнем Востоке». Российские источники сообщили, что президенты обсуждали палестино-российские отношения, Ирак, демократизацию и реформы на Ближнем Востоке. Открывая пресс-конференцию, Путин заявил Аббасу, что жизнь в регионе продолжается и в Палестине «очень много проблем, которые десятилетиями ждут решения». «Мы надеемся, что нам удастся сделать решительные шаги и в улучшении отношений с Израилем, и в улучшении экономической ситуации в Палестине. Мы готовы активно работать и с вами, и с вашими коллегами, и со всем международным сообществом в решении этих проблем», – добавил он. В преддверии первых с 2000 года переговоров с Израилем, которые должны начаться 8 февраля, Аббас заручается международной поддержкой везде, где только может. В настоящее время он пользуется доверием всех участников мирного процесса и хочет встретиться с израильскими коллегами, имея за спиной мировое сообщество. Аббас заявил о своей надежде, что позиция России, поддержка и помощь, которую она предоставляет как на двусторонней основе, так и в составе четверки международных посредников, послужит достижению прочного мира на Ближнем Востоке. Что получит Путин в обмен на поддержку? Об этом позволяет судить высказывание Путина после встречи двух лидеров. «Мы решительно осуждаем терроризм во всех видах и проявлениях и будем решительно бороться с этим злом». Путину нужна помощь Аббаса в борьбе с терроризмом не меньше, чем Аббасу – влияние Путина на израильских политиков. Россия снова появляется на Ближнем Востоке. На прошлой неделе в Москве побывал президент Сирии Башар Асад, восхвалявший роль России в международных делах и добившийся списания значительной части многомиллионного сирийского долга Москве. Что получила за это Россия? Неизвестно, но тема борьбы с терроризмом наверняка обсуждалась. Не желая рисковать, Путин вступает в контакт с влиятельными лидерами арабского мира ради того, чтобы исламские фундаменталисты оставались по ту сторону российской границы. Аббас приехал в Москву как человек компромисса и как носитель исторической миссии. Осуждая насилие и терроризм собственного народа, Аббас сближается с давним другом по другим причинам. И Аббасу, и Путину нужен прочный мир на Ближнем Востоке. Переведено 01 февраля 2005

BNE: Президент Зимбабве: В К.Райс говорят гены ее предков-рабов Президент Зимбабве Роберт Мугабе резко осудил американского госсекретаря Кондолизу Райс, сообщает сегодня телекомпания Би-Би-Си. Выступая на предвыборном митинге в Хараре, Р.Мугабе упрекнул ее в том, что она, будучи потомком черных рабов, «рабски повинуется своим белым хозяевам». По словам Р.Мугабе, история рабовладения в Америке и нынешнее положение американских чернокожих должны были бы научить К.Райс, что «белый человек не может быть другом черному». Заступая на должность государственного секретаря США в январе этого года, Кондолиза Райс назвала Зимбабве форпостом тирании наряду с Белоруссией, Бирмой, Кубой, Ираном и Северной Кореей. «Она говорит, что Зимбабве - это один из пяти или шести форпостов тирании. А, ну конечно - она же должна повторять то, что сказал ее хозяин», - заявил Р.Мугабе. Речь Роберта Мугабе длилась два с половиной часа и прерывалась овациями. Президент страны сообщил, что его правительство будет продолжать укреплять отношения с Ливией и Китаем, и добавил: «Солнце восходит на востоке». Досталось от главы Зимбабве и английскому премьеру Тони Блэру – его он обозвал лжецом, переделав его имя из Blair в «bliar» (от «liar» – «лжец»). Такой клички британский премьер удостоился за то, что «клевещет перед всей Европой» относительно зимбабвийских реалий. Напомним, что Соединенные Штаты и Европейский союз наложили санкции на руководство Зимбабве, обвинив его в использовании насилия и подтасовок во время выборов в 2002 году. С 2000 года, по меньшей мере, 200 человек погибли во время политических репрессий и десятки тысяч были вынуждены покинуть свои дома после того, как правительство президента Роберта Мугабе начало захватывать фермы белых для перераспределения их среди черного населения Зимбабве. При этом в числе получателей - близкие друзья президента. 12.02.2005

bne1: В Санкт-Петербурге убит студент-африканец В Санкт-Петербурге убит студент-африканец. Как сообщили в ГУВД, инцидент произошел около 21:00 24 декабря по московскому времени. На двух граждан Камеруна, студентов петербургского Университета водных коммуникаций, напали подростки. Во время нападения один из подростков, вооруженный ножом, ударил одного из камерунцев ножом в горло. В результате африканец скончался. Его соотечественник с различными ранениям доставлен в больницу, передает радиостанция "Маяк". Сейчас милиция ведет розыск нападавших. Мотивы преступления пока не установлены. Напомним, что в середине сентября в Санкт-Петербурге неизвестными был жестоко избит студент из Конго, который позже скончался в больнице. Кроме того, годом ранее - в октябре 2004г., - в Санкт-Петербурге группа экстремистски настроенных подростков убила студента из Вьетнама. Как сообщили в правоохранительных органах, 13 октября около 23:00 мск возле общежития медицинского института было обнаружено тело 20-летнего студента из Вьетнама. Смерть наступила в результате множественных ножевых ранений. По данным следствия, на студента напала группа молодых людей и избила иностранца, а один из нападавших нанес несколько ножевых ранений. На следующий день в городе были задержаны шесть подозреваемых в причастности к убийству студента-вьетнамца. Между тем в российском Министерстве образования и науки намерены начать решение проблемы защиты иностранных студентов в России совместно с МВД. Об этом заявил журналистам министр образования и науки Андрей Фурсенко 14 сентября с.г., по итогам встречи премьер-министра РФ Михаила Фрадкова с ректорами российских вузов. По словам А.Фурсенко, "необходимо более тесное сотрудничество министерства с МВД" по данному вопросу. Министр отметил, что у его ведомства "есть совместное понимание с органами внутренних дел, как и что делать". В то же время Санкт-Петербург, как и Москва, Воронеж и Ростов-на-Дону, некоторыми наблюдателями считаются одним из центров распространения движения скинхедов в России. Нападения на людей неславянской внешности происходят в этих городах достаточно часто. Так, 28 ноября с.г. на территории московского стадиона "Москвич" двое неизвестных избили гражданина Турции. Он был госпитализирован с закрытой черепно-мозговой травмой и проникающим ранением живота. 20 октября в столице был избит и ограблен студент 1 курса Московского государственного университета им.М.В.Ломоносова, гражданин Республики Конго Лутей Сангва. 15 октября в подмосковном Сергиевом Посаде группа скинхедов численностью 8-10 человек, вооруженных арматурой, лопатами и кирпичами, ворвалась в единственный в городе мусульманский молельный дом. Нападавшие избили прихожан и сотрудника духовного управления мусульман Европейской части России Арслана Садриева. Он получил значительные телесные повреждения и был доставлен в больницу, где ему наложили швы. Всего, по подсчетам Московского бюро по правам человека, в первом полугодии 2005 года скинхедами были убиты 10 человек и избиты свыше 200. 25.12.2005

BNE: Вера в хорошего Сталина не умирает Флориан Штарк Новый учебник истории подает диктатора Сталина как одного из "самых талантливых руководителей". Критики от подобного приукрашенного образа пришли в ужас. Есть и другие примеры того, как настойчиво из сознания россиян вытесняется террор сталинской эпохи Московский ГУМ, что на Красной площади, может считаться ярким образчиком новой России: сказочная страна с молочными реками и кисельными берегами, где, как во времена последнего царя, представлена в ассортименте мировая индустрия роскоши. Неслучайно победоносные революционеры воздвигли мавзолей своему предводителю у кремлевской стены, прямо напротив главного входа ГУМа. Хотя Ленин протестовал против собственного культа личности, Сталин считаться с этим не стал. Стоя на трибуне ленинского мавзолея, он принимал парады, отсюда он выступал с речью ко Дню Победы, здесь был похоронен сам рядом с забальзамированным телом Ленина, пока через несколько лет Никита Хрущев не отдал распоряжение перезахоронить его у кремлевской стены. И сегодня его могилу легко узнать по непомерному количеству цветов. 128-летие вождя его сторонники отмечали не только в Москве. То, что турбокапитализм ГУМа и советский диктатор Сталин принадлежат одной и той же истории, наглядно демонстрирует учебник по истории России 1945-2006 годов Александра Филиппова и Павла Данилина, который только что одобрило российское министерство образования. Уже напечатана тысяча экземпляров этого "руководства". В нем сообщается, что Сталин был одним из "самых способных руководителей Советского Союза". Учебник во многом повторяет новую книгу для учителей по современной истории России 1945-2006 годов, которая вышла этим летом. Уже тогда против этого пособия протестовали историки и педагоги. Обе книги, считают они, прославляют режим Сталина, оправдывают его жестокие репрессии, а также превозносят правление нынешнего президента Владимира Путина. Громко высказанное подозрение о навязывании нового исторического видения основывается на факте запрета преподавания истории по учебнику Игоря Долуцкого "Отечественная история ХХ века", содержащего критическую оценку личности Сталина. Заверение авторов так называемого учебника, Филиппова и Данилина: мы, мол, не обеляем Сталина, но и не бичуем его на каждой странице – едва ли может успокоить прозорливые умы. Слишком уж очевидны признаки искажения истории на официальном уровне. Неприятная правда вытесняется Прекрасный пример – только что открытая экспозиция, приуроченная к 130-летию со дня рождения Феликса Дзержинского, который 90 лет назад создал первую советскую спецслужбу – ЧК. Выставка проходит под патронатом службы контрразведки ФСБ и представляет собой всячески приукрашенную картину истории ЧК и ее преемниц НКВД, КГБ, вплоть до современных российских спецслужб. Экспозиция рисует образ кристально чистого и честного чекиста. В этом образе нетрудно узнать и бывшего сотрудника КГБ, пока еще президента Владимира Путина. Никакая неприглядная правда, вроде сталинских репрессий 1930-х годов, ГУЛАГа и жестокого преследования инакомыслящих на протяжении десятилетий, на выставке практически не представлена. Никакого отражения не нашел даже тот факт, что собственные ряды чекистов вследствие террора сильно поредели. Арсения Рогинского, председателя правозащитной организации "Мемориал", это не удивляет. "Сегодня из всей истории у нас разрабатывается только положительная линия, любой негатив замалчивается, вытесняется за пределы сознания. Все это происходит потому, что до сих пор не произошло коренной переоценки нашей истории". Славный издательский подвиг призван изменить сложившееся положение. "Историей сталинизма" в ста томах издательство "Росспен" хочет открыть широкой публике доступ к научной оценке эпохи Сталина. Речь, говорит издатель Андрей Сорокин, идет о собрании лучших книг и монографий, написанных по этой теме во всем мире в течение последних пяти-семи лет. Авторы – это российские и иностранные историки, но также и российские правозащитники. "У нас в России за последние 15 лет совершилась архивная революция, открылось множество прежде неизвестных фактов", – говорит Сорокин. Первые тома антологии озаглавлены "Красный террор", "Москва и Восточная Европа. Власть и церковь на переломе сороковых и пятидесятых годов", а также "Прибалтика и Кремль". Через три года проект должен быть завершен. Тысяча экземпляров каждого тома будет распределяться по российским библиотекам. Это стало возможным после учреждения Фонда Бориса Ельцина. Про учебник "История России. 1945-2007" такого сказать пока нельзя. В течение года он будет проходить апробацию в школах пяти регионов и лишь после этого может быть рекомендован для использования в школах. В том, что оно так и будет, мало кто сомневается.

BNE: Диагноз: садо-мазо 6 МАРТА 2008 г. ЛЕОНИД РАДЗИХОВСКИЙ Годовщину 5 марта 1953 года все ТВ-каналы отметили с трогательным единодушием: везде показывали часовые передачи о смерти Сталина. 55 — тиран наш ягодка опять… Что и неудивительно: зайдите в любой книжный магазин и сразу найдете сотню книг о Сталине, детях, племянниках, любовницах, шоферах, поварах Великого человека, ну и, само собой, о Его исключительной роли в мировой истории и т.д. По числу книжек с ним может соперничать только «наш Адольф Алоизович», которого также любовно-холуйски облизывают в таких же сотнях книжиц. Даже книжек о Путине — и то меньше. А кокет-патриот А. Проханов отчебучил и того круче: проворковал на «Эхе», что «Сталин сделал для мира и России столько же, сколько сделал Христос, явившись в мир». Интересно, верно ли обратное: Христос сделал для мира столько же, сколько Сталин? Пусть Ольга Бычкова спросит у нашего «людоведа и душелюба» на Пасху… Ну, Проханова понимаю: привык эпатировать, к тому же явно неравнодушен к своей прекрасной собеседнице, вот и закружилась голова у старичка… Дело житейское. Другое занятно. Все эти ужимки и прыжки многие наши уважаемые сограждане принимают с большим энтузиазмом: согласно опросам 37% считают, что Сталин «вел страну в правильном направлении», а 32% считают, что «частично» репрессировались виновные (еще 4% особо тонких интеллектуалов-националистов додумались до ценной мысли, что раз репрессировали большевиков, да еще и евреев, то правильно делали. А остальные миллионы «небольшевиков и неевреев» — да пошли они кошке под хвост…). С одной стороны, охать и ахать по сему поводу не стоит: мода-с! Журналюги «с лейкой и блокнотом» стараются, строчат книжки, снимают фильмишки, ну, народ и тащится от этой усатенькой поп-рок-звезды. Торговый бренд, он и есть бренд. Кроме того, «все, что гибелью грозит, для сердца смертного таит неизъяснимо наслажденье» — любят люди гиньоли, триллеры и т.д. Во Франции тоже в каждом книжном магазине полки ломятся от книжек про Наполеона — а в своих войнах он как-никак перевел цвет французской нации. Ну и понятно, футбольно-национальное тщеславие: «Ну, Мы Им дали!» Лучший нападающий в нашей исторической сборной… Играли, правда, своими головами, но КАК бил! Патриотизм — последнее прибежище негодяя, но первое — дурака. Это все — дело понятное, о нем особо и сказать нечего. Но все-таки в Сталине — в отличие от того же Наполеона, Гитлера и прочих красавцев — действительно была своя «фишка». Завоеватели щедро тратили свой народ на свои дурные игры, это верно. Однако, по крайней мере, их ЦЕЛЬЮ не было истребление своего народа. Наш же «Иисус Христос», без всяких войн, до всяких войн как-никак, ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННО уничтожал русский народ в самое что ни на есть мирное время, причем уничтожал не абы кого, а толково, с разбором. Толковых и работящих кулаков — к стенке да в Сибирь. А пьянь-рвань — не трогай, они нам нужны для «эффективного менеджмента», как сейчас по-ученому принято выражаться. О прочих буржуях и спецах уж не говорю… Вот за это 37% российского народа ему по сей день признательны. Чеченцы да всякие там немцы Поволжья, которых он тем же самым манером выслал в Казахстан, — не-а, ну никакой благодарности к старичку не чувствуют. Украинцы и прибалты, которым тоже досталось на орехи (хоть и поменьше, конечно, чем русским — времени было меньше), ни фига не радуются. А вот «уважаемые россияне» — треть! — умиляются. Феномен? Да. Называется: садо-мазохистское сознание. Ну, мазохизм — на поверхности. «И это мне в наслаждение! И это мне не в боль, а в нас-лаж-дение, ми-ло-сти-вый го-су-дарь, — выкрикивал он, потрясаемый за волосы и даже раз стукнувшись лбом об пол». В том и штука, что стукнулись не раз, а много-много раз — вот память о наслаждении-то и осталась, греет и через 55 лет. Такие у нас «нас-лаж-дения», милостивые государи… Но есть и садизм. Он прост: ОЛИЦЕТВОРЯТЬ СЕБЯ С САДИСТОМ. Не с жертвами (своими дедами-бабками, пропади они пропадом совсем!), а аккурат с тем, кто их выпотрошил, а потом на банкете сказал, что пьет за их здоровье, за Великий, так сказать, Русский Народ! (Чувство юмора у Сталина всегда было отменное — хотя немножко однообразное.) «Вообразите сапог, наступающий на лицо человека — всегда». Но этого изображения государственного садизма — мало. Вообразите нечто куда более смешное: что «лицо человека» при этом ловит кайф! Вообразили? Ловит кайф а) по мазохизму, б) потому, что лицо, которое топчут, олицетворяет себя с тем, кто его топчет! Вот такой выверт сознания! Животины так не умеют… кроме собак, наверное. А у людей смотри-ка — получается! Правда, не у всех. Только у 37%… Я бы не стал так подробно о сем историческом феномене говорить, если бы он не был столь актуален. Ведь это и есть то самое Государственное Сознание (точнее, подсознание) народа. Та милая штучка, которую по сей день власти культивируют в «подведомственном населении». Скажете, это уж слишком, что, мол, за интеллигентские штучки да выверты? Ни фига подобного, никаких вывертов. «Не просто — а очень просто». Кто НЕ голосует за партии, требующие отмены призывного рабства? Кто, значит, ВПОЛНЕ ОСОЗНАННО поддерживает последнюю открытую форму крепостного права, бормоча какой-то бред про «обороноспособность» страны? Кто ВОЗМУЩАЕТСЯ малейшими попытками освободить умирающего человека (Алексанян) от издевательств и пыток? Это что же — садизм? Да. Но и садо-мазохизм: ведь точно так же (и все это знают) могут переломать руки-ноги-почки-яйца любому из этих возмущающихся! Значит, они ставят себя на место палачей и — бессознательно — пытаются «защититься», подставив вместо себя кого-то другого. Пусть мучают, обязательно пусть мучают ИХ — богатых, юкосовцев, нерусских, кого угодно, но не меня. Конечно, рука у власти совсем не та. Глаз-алмаз не тот… Да ведь не о власти речь. Зато у народа все то же — та же поротая задница, а главное та же голова. Вот такая психологическая защита. Хорошо известная. О ней писал тот же Оруэлл: «Сделайте это с Джулией! Только не со мной! С Джулией! Пусть крысы разгрызут ей лицо, объедят ее до костей. Только не со мной! С Джулией!». Вот в этот миг счастья герой Оруэлла и исцелился — полюбил Большого Брата. А наши люди любят Большого Брата бескорыстно — превентивно, так сказать. «Державное мышление». Садо-мазо культура жизни. Смешно, верно?.. ЛЕОНИД РАДЗИХОВСКИЙ http://www.ej.ru/?a=note&id=7876

BNE: Россия, Санкт-Петербург Документ: http://www.rosbalt.ru/2008/04/24/477891.html Дата: 2008-04-24 10:53:00+04 Испанцы сбрасывают ярмо и стрелы Испания больше не может почитать генералиссимуса Франко. Это запрещено законом, принятым обеими палатами парламента. Найти и по-христиански похоронить тех, кто был убит в годы диктаторского режима, еще только предстоит. Испанские фалангисты, к слову, уже успели сделать это со своими соратниками. Иначе говоря, теперь предписывается чтить память жертв и не оправдывать палачей. Историческая память может разделить нацию на два упершихся рогами лагеря. В Испании не случайно бушуют нерядовые, истинно иберийские страсти. Ведь речь идет о самом трагическом для этой страны событии ХХ века – гражданской войне 1936–1939 годов. Понять это нам, россиянам, несложно. Сложность в другом – в объяснении, почему эмоции хоть и иберийские, но небезоглядные, не взрывные. Всякая революция – несчастье Можно представить, какие страсти разгорелись бы, если бы у нас появился закон такого рода. Впрочем, даже без него напряженность присутствует. Книг по истории ХХ века – десятки, но многие отличаются субъективным авторским видением Октябрьской революции и Гражданской войны. Нередко факты подбираются и интерпретируются однобоко. Перекосы – и в учебниках, и в наших умах. Не случайно перенесение и захоронение останков генерала Деникина было воспринято в обществе неоднозначно. Мы боимся и стесняемся своей истории, зачастую не готовы воспринимать всю правду, какой бы горькой и тяжелой она ни была. И не только правду Октября. По мнению политолога Александра Ципко, слабость современной России в отличие, кстати, от других бывших соцстран Восточной Европы в том, что у нас до сих пор нет согласия в обществе ни по одному кардинальному идеологическому вопросу. Нет единства в оценках места и роли России в европейской цивилизации, традиций российской государственности и нашего православного наследия, Октябрьской революции и последующего соцстроительства, красного и сталинского террора, перестройки и рыночных реформ начала 90-х. «Русская революция, – писал Николай Бердяев, – есть великое несчастье. Всякая революция – несчастье... Слишком большое негодование против большевистской революции, слишком большое приписывание всякого злодейства большевикам есть результат идеализации революции, непреодоленной иллюзии, что революция может быть хорошей и благородной». При таком подходе, по мнению Бердяева, невозможно постичь смысл революции и духовно переживать ее трагический опыт. Что у нас общего Исторической памяти народа противопоказана избирательность. Она должна хранить и светлые, и печальные события. Нельзя, чтобы какие-то страницы истории канули в Лету по той или иной причине. Выход – в понимании того, что не может быть одной-единственной правды, одной точки зрения. Нужна альтернативность. Власть, следуя сиюминутной политической конъюнктуре, во все времена старается ставить историю на службу своим интересам. Говорят, история – это политика, опрокинутая в прошлое. Разве не об этом свидетельствует конкретный пример: в госзаказе относительно стандарта основного общего образования по истории в разделе «Советская Россия – СССР. 1917–1991 годы» вообще не упоминается Октябрьская революция. «Величие состоит не в том, – писал французский математик, физик, писатель и философ Блез Паскаль, – чтобы впадать в крайность, но в том, чтобы одновременно касаться двух крайностей и заполнять пропасть между ними». Французам удается делать это. Достаточно вспомнить, как они достойно отмечают годовщину Великой Французской революции, во время которой были пролиты реки крови. Испанцам тоже удается, хоть и с трудом. Могут возразить: Испания и Россия – разные страны. Но ведь это как посмотреть. Наш исторический опыт в чем-то совпадает. Подобно России, Испания оказалась в стороне от Реформации, Просвещения и Промышленной революции, то есть интеллектуальных и социальных изменений, которые, как считается, сформировали фундамент либеральной демократии. Испания, как и Россия, была практически незнакома с демократией. Исключение составил непродолжительный период Второй республики (1931–1939 годы), во время которого хаотическая политика республиканцев привела к гражданской междоусобице, унесшей более полумиллиона жизней и закончившейся установлением франкистской диктатуры (1939–1975), одной из самых продолжительных в европейской истории. В Испании, как и в России, отсутствовали существенные предпосылки для преобразований, прежде всего для формирования здорового и активного гражданского общества, начиная от спортивно-оздоровительных групп и кончая религиозными и неправительственными организациями. Лишь треть граждан принадлежала к какой-либо добровольной ассоциации – столько же, сколько и в посткоммунистических странах. Тем не менее, после смерти Франко Испания переместилась из категории «несвободные страны» в группу «частично свободные». А по результатам выборов 1977 года была объявлена свободной страной и с той поры таковой остается. По данным американской правозащитной организации Freedom house, Россия, напротив, переместилась из группы частично свободных в категорию несвободных – поближе к одиозным режимам в Пакистане и Иране. В чем же испанский секрет? Договорная демократия? Есть такая В Испании ее удалось утвердить не столько в результате конституционных конфигураций, сколько благодаря навыку и таланту конкретных политиков. Заключив в 1977 году «Пакт молчания», левые и правые договорились не воскрешать взаимные обвинения прошлого и предложили создать вместо очередной республики парламентскую монархию, а также восстановить права басков и каталонцев на автономию сразу же после принятия новой конституции. Все силы – от коммунистов до христиан – были брошены на то, чтобы с помощью компромиссов избежать раскола, который погубил Вторую республику и привел к гражданской войне. После «Пакта молчания» был подписан «Пакт Монклоа» (так называется правительственная резиденция), в соответствии с которым была разработана и принята конституция. Этот документ поддержали широкие слои населения, включая работодателей, профсоюзы, католическую церковь. Против были лишь неофранкистские партии и политическое крыло басков. «Пакт Монклоа» обрел силу закона. Начали в Испании с преодоления экономического кризиса и 25-процентной инфляции. С целью ее обуздания сдержали рост заработной платы на уровне 20–25%. Действовали так, чтобы предотвращать трудовые конфликты, стимулировать экономическую активность и прибыльность бизнеса. Годовая инфляция упала в 1982 году до 14%, темпы роста номинальной заработной платы – с 30 до 15%. Доверие к правительству упрочилось, чего, кстати, не удавалось добиться многим демократиям в посткоммунистических странах. Укрепление гражданского и политического сообществ (правительства, госчиновников, партий, профсоюзов, работодателей) обернулось и другим достижением. Военные, правоэкстремистские группировки оказались в изоляции и, следовательно, уменьшилась их возможность противодействовать процессам демократизации. Конституция не была спущена сверху, она стала результатом национального согласия. Однако последовавшая затем реформа принесла сложности. Главная из них – возросла до 25% безработица, воспринимавшаяся в стране как трагедия. Ведь при Франко ее показатель был самым низким в Европе – 1,5%. Тем не менее, Испанская социалистическая партия, проводившая реформы, не дрогнула. Одновременно она поняла необходимость сделать ставку на умеренность, чтобы компенсировать потери, понесенные из-за реформ наиболее бедствующими слоями. Испания отказалась от большинства рекомендаций «Вашингтонского консенсуса». Это детище Белого дома, Всемирного банка и МВФ насаждало, напомним, неолиберализм, фискальные ограничения, шоковую терапию, стремительную приватизацию и игнорировало профсоюзы, что, собственно, и было реализовано в Латинской Америке и в большинстве бывших коммунистических стран. Испанские власти, наоборот, отдали предпочтение прямым договорам с общественными силами, в том числе с профсоюзами. Переговоры подкреплялись со стороны властей социальными пакетами. Государственные расходы на пенсии, пособия по безработице, субсидии на здравоохранение и образование сначала возросли почти на 40%, а с 1982 по 1989 год – на 58%. Эти меры компенсировали потери тех, кто больше всего страдал от экономических преобразований. Евросоюз, в ряды которого Испания вошла в 1986 году, конечно, помог, выделив ей $10 млрд. Но, как показала практика, и само социалистическое правительство не оплошало. Очень важно, что, проводя экономические реформы, оно решало и проблемы децентрализации государственной власти, веря в то, что от этого зависит сохранение либерального устройства и территориальной целостности страны. Во взаимоотношениях с националистическими группировками, в первую очередь, с самой грозной в Европе террористической организацией ЭТА, упор делался на то, чтобы гарантировать региональным лидерам положительное решение проблем самоуправления. Этот путь преодолевался да и преодолевается сегодня с трудом. Достаточно напомнить, что в 1981 году произошел мятеж военных, которые, считая, что государство трещит по швам, выступили против предоставления ограниченного самоуправления баскам и каталонцам. Кризис, к счастью, был преодолен, причем при непосредственном вмешательстве короля Хуана Карлоса. Итог совместных усилий очевиден: сегодня Испания – некая совокупность из 17 автономий, управляемых выборными законодательными органами и наделенных правом осуществлять властные полномочия, которые им предоставляет центральное правительство в Мадриде. Повезло с королем До сегодняшнего дня бытует точка зрения, что Франко уберег Испанию от сталинского коммунизма, одновременно не дав ей сделаться нацистским государством. Платой за это стал режим личной диктатуры. Начиная с 1939 года и вплоть до самой смерти каудильо в 1975 году, страна жила «в ежовых рукавицах». Культ личности вылился и в то, что практически в каждом городе, а то и поселке, были возведены коренастые памятники полноватого генералиссимуса. А на мадридской площади Сан Хуанде ла Круз он восседал на коне целых 45 лет. Только в марте 2005 статую демонтировали и увезли во внутренний двор военной академии. Есть ответ на вопрос, почему так долго не решались трогать наследие Франко: политические деятели разной ориентации и король, чья посредническая роль была ключевой, стремились преодолеть раскол страны на две Испании. От социальной мины, оставшейся со времен гражданской войны, следовало избавляться аккуратно. Надо сказать, с монархом испанцам повезло. Он обладает целой гроздью высоких качеств – мудрый, рассудительный, доступный, по-человечески простой (автор этих строк, к своему счастью, имел возможность убедиться в этом при личной встрече и беседе). Но когда надо, Хуан Карлос решителен, и тверд. Об этом свидетельствует 1981 год, когда случился военный путч, и мятежники захватили на сутки здание парламента со всеми депутатами. Осознавая реальную угрозу демократии, король приказал военным немедленно вернуться в казармы и те не посмели ослушаться. Вся страна, да и весь мир увидели: Хуан Карлос верен конституции, призванной исцелить раны 30-х годов. Гражданская война признавалась великой трагедией, в которой жертвы с обеих сторон заслуживают памяти и чествования потомками. Обе стороны согласились не копаться в прошлом. Национальное примирение, принявшее форму забвения, выполняло две функции. Во-первых, создавало впечатление, что переход к демократии произошел без победителей и побежденных, и обе стороны строят ее с чистого листа. Во-вторых, забвение служило гарантией невмешательства армии, наиболее консервативного и профранкистского института, в политическую жизнь страны. Большинство испанцев согласились с таким подходом. Но очевидно и то, что у немалой части населения сохранились ностальгические воспоминания о «порядке» времен каудильо. Да и как же иначе, если всюду стояли тысячи памятников вождю. На карте Мадрида более 160 улиц и площадей носят названия, напоминающие о его времени. А в горах Гуадаррамы – гигантский мемориал, названный Долиной павших. Над ним взметнулся на 160-метровую высоту огромный крест. Там похоронены сам диктатор и его идейный наследник Хосе Антонио Примо де Ривера. Каждое 20 ноября, в день кончины каудильо, у подножия мемориала под франкистскими знаменами собирались тысячи фалангистов, тоскующих по ушедшим временам. Не было отбоя и от туристов, чье число достигало в год 400 тысяч. Правительства сменяли друг друга, но ни одно из них не решалось нанести удар по франкистскому наследию. Это сделали лишь социалисты во главе с премьер-министром Хосе Луисом Родригесом Сапатеро. Его правительство не только осмелилось снести памятник диктатору в центре Мадрида, но и внесло в парламент законопроект, в котором франкистский режим подвергался резкому осуждению. Закрыть достойно В законе об исторической памяти несколько положений. Во-первых, предписывается устранить из общественных мест памятники Франко, мемориальные доски, всю франкистскую символику (она изображает ярмо и стрелы). Те организации, которые этого не сделают, потеряют право доступа к государственным фондам. Во-вторых, закон, напоминая, что массовые репрессии использовались обеими воюющими сторонами, уделяет особое внимание жертвам-республиканцам. Все судебные процедуры, предшествовавшие их расстрелу (или оформленные задним числом) признаются незаконными, давая таким образом основания для полной реабилитации казненных с последующей компенсацией семьям. Погибшие за демократию в последние годы франкизма – с января 1968 по октябрь 1977 года (дата принятия конституции), выделены в особую группу. Кроме того, государство теперь будет оказывать поддержку, в том числе финансовую, родственникам погибших республиканцев, которые хотели бы обнаружить место захоронения близких, идентифицировать их останки и похоронить своих дедов и отцов по-христиански. Ранее безымянные братские могилы республиканцев выявляли общественные организации, а в ряде мест – региональные власти (преимущественно там, где большинство принадлежало левым, этническим и регионалистским партиям). В-третьих, политические акции в Долине павших отныне запрещаются. Сам мемориал, впрочем, не пострадает: он уже давно передан государством под попечительство католического ордена бенедиктинцев. В-четвертых, предусмотрено предоставление испанского гражданства всем еще живым интербригадовцам и внукам изгнанников, а следовательно, и тем, кого в детстве вывезли из Испании в другие страны, например, в Советский Союз, и их детям. В-пятых, принято решение создать Центральный архив исторической памяти. «Цель закона, – заявила вице-премьер Фернандез дела Вега, – достойно закрыть трагические страницы в истории страны, какими являлись гражданская война в Испании конца 30-х годов и последующая диктатура. Речь не идет о том, чтобы переписать историю. Мы стремились к объективности отношений к этой истории, к взвешенной и справедливой оценке событий». В заключение – о резонансе. От внимания наблюдателей не ускользнуло то, что на Украине «оранжевые» хотят использовать опыт испанских социалистов с целью ликвидации памятников советского прошлого. Однако тут есть существенное различие. Если советский тоталитаризм был коммунистическим, то испанский – откровенно антикоммунистическим и антидемократическим. Коммунисты и другие последователи левых идей были его основными жертвами. Президент Виктор Ющенко и его соратники хотят представить главными героями украинской истории людей, которые боролись с коммунистической властью, отстаивая при этом националистический вариант тоталитаризма (Шухевич, Бандера). В Испании ведущие политики Второй республики, во-первых, отстаивали более гуманные ценности, а во-вторых, являются в сегодняшней стране объектами изучения, а не канонизации, как это происходит с деятелями ОУН-УПА. Анатолий Шаповалов, газета «Россия» © 2000-2007 ИА «Росбалт» При цитировании ссылка на ИА «Росбалт» обязательна.

BNE: Юго-осетинская сторона призвала Россию и международное сообщество "принять незамедлительные меры" в связи с ситуацией в зоне конфликта 03:01 | 08/ 08/ 2008 ЦХИНВАЛИ, 8 августа /Новости-Грузия/. Юго-осетинская сторона в пятницу ночью призвала Российскую Федерацию принять незамедлительные меры в связи с ситуацией в зоне конфликта. Об этом говорится в заявлении, размещенном на сайте комитета информации и печати непризнанной республики. "Грузия объявила войну Южной Осетии. Ведется массированный артиллерийский обстрел мирного населения, стариков и детей из реактивных систем залпового огня «Град», а также орудий и крупнокалиберных минометов. На подступах к Цхинвалу идут бои. Большинство снарядов разрываются в центре города. Есть убитые и раненные, но их пока не могут доставить в больницу. Десятки домов в столице РЮО горят. В Цхинвали отключено электроснабжение", - говорится в заявлении. "Народ Южной Осетии обращается к руководству Российской Федерации принять незамедлительные меры по защите своих граждан, так как Грузия взяла курс на полное уничтожение осетинского народа. Народ Южной Осетии также обращается к международному сообществу принять срочные меры по защите мирного населения РЮО от грузинской агрессии", - говорится заявлении комитета . В районе Цхинвали третий час продолжается интенсивная стрельба. Грузинская сторона в ночь на 8 августа была вынуждена отказаться от объявленного ранее одностороннего моратория на ведение огня и открыть ответный огонь после непрекращающегося обстрела грузинских сел юго-осетинскими формированиями, - заявил представитель МВД Грузии. --0--

BNE: Грузинское радио: Цхинвали взят Грузинские подразделения установили контроль над Цхинвали. Как передает РИА "Новости", об этом сообщила радиостанция "Имеди" со ссылкой на корреспондента, находящегося на месте событий. Подтверждений из других источников пока нет, передает агентство "Новости-Грузия". Как сообщили в Госкомитете по информации и печати Южной Осетии, массированный обстрел Цхинвали активизировался к утру. "В городе и его окрестностях идут бои с применением тяжелого вооружения", - говорится в сообщении. По предварительным данным, в городе погибло более 15 мирных жителей. "В сторону Цхинвали напролом движется колонна грузинских танков и пехота. Уже разрушена значительная часть города", - сообщили в ведомстве. Несколько зданий в центре города горят. Сгорело здание парламента непризнанной республики, поврежден комплекс правительственных зданий, горят многоэтажные жилые корпуса и другие строения в центре города, говорится в сообщении. Между тем в Южную Осетию из Северной Осетии и Абхазии направляются тысячи добровольцев. Как передает РБК, об этом говорится в заявлении Госкомитета по информации и печати непризнанной республики Абхазии. По данным комитета, на подступах к Рокскому тоннелю находится тяжелая техника. Добровольческие отряды для отправки в Цхинвали формируют также казаки Северной Осетии. По словам атамана Аланского Терского казачьего войска Северной Осетии Харитона Едзиева, часть терских казаков уже сейчас участвует в обороне непризнанной республики. По информации Едзиева, казаки Кубани и Дона также выразили готовность оказать помощь в защите Южной Осетии. В ночь на 8 августа грузинская сторона объявила о начале операции по установлению конституционного порядка в Южной Осетии. Начиная примерно с полуночи Цхинвали подвергся массированному артобстрелу. 08.08.2008 09:14

BNE: ТВ: Бои идут в центре Цхинвали 8 августа 2008, 12:17 В настоящее время бои идут в центре Цхинвали, город атакуется с разных направлений, сообщает грузинская телекомпания «Рустави-2». Корреспондент «Рустави-2» сообщил, что до 600 грузинских военных ведут бои в Цхинвали. Он рассказал, что был очевидцем, как российские ВВС бомбили грузинские позиции, есть раненые, взорвана машина с оружием грузинских военных. «Рустави-2» показывает кадры из Гори, куда также упали бомбы. Как писала газета ВЗГЛЯД, ранее грузинская телекомпания «Рустави-2» сообщила, что четыре самолета, залетевших со стороны России, сбросили бомбы на грузинский город Гори примерно в 11:00 мск 8 августа. По информации телекомпании, один из российских самолетов был сбит грузинскими войсками. МИД России назвал сообщения грузинских СМИ о сбитом российском военном самолете «бредом» и «провокацией».

bne_mumbai1: В Молдавии рассекречены материалы о расстрелах и депортациях В Молдавии комиссия по изучению и оценке тоталитарного коммунистического режима рассекретила часть материалов советского периода, раскрывающих деятельность "Особой тройки" - специальных органов внесудебного вынесения приговоров, которые приговаривали к репрессированию и расстрелу людей, причисленных к кулакам, уголовникам и другим антисоветским элементам. Как сообщил председатель комиссии Георге Кожокару, большинство приговоров "особой тройки" в Молдавии заканчивалось фразой - "расстрелять". Существуют протоколы, доказывающие, что заседание "особой тройки" могло проходить по 2-3 раза в день, а в ходе них 200-300 человек приговаривались к высшей мере наказания - расстрелу. Как отметил заместитель председателя комиссии по изучению и оценке тоталитарного коммунистического режима Игорь Кашу, комиссия в настоящее время изучает секретные архивы нескольких государственных учреждений. Имеются данные, подтверждающие, что в 1941г. с территории Молдавии были депортированы 20 тыс. человек, а в 1949г. - около 36 тыс. человек. Согласно документам, полученным из Москвы, в указанный период из Молдавии было депортировано около 95 тыс. человек. Информация о судьбе 40 тыс. человек просто отсутствует. Члены комиссии говорят о том, что во времена тоталитарного коммунистического режима в равной степени пострадали, как молдаване, так и русские, украинцы, гагаузы. По словам председателя комиссии, в настоящее время проводится работа по рассекречиваю материалов архива МВД за 1974-1984гг. и 1985-1991гг. Затем этот процесс продолжится в Службе информации и безопасности и Национальном архиве Молдавии. Комиссия по изучению и оценке тоталитарного коммунистического режима в Молдавии создана 14 января 2010г. указом исполняющего обязанности президента Михая Гимпу. 22 февраля 2010г.



полная версия страницы