Форум » Терроризм, коррупция » Никто не забыт, и ничто не забыто. » Ответить

Никто не забыт, и ничто не забыто.

гость: В ночь на 24 февраля 1944 года шеф сталинской госбезопасности Лаврентий Берия отдал приказ о депортации чеченцев и ингушей. Уже в конце 1943-го в регион были переброшены армейские части и подразделения НКВД. Согласно официальной версии, солдаты прибыли на Кавказ, чтобы провести там предоставленный отпуск. На самом деле, эти перемещения были подготовкой к насильственному переселению народов. 22 февраля Берия доложил, что руководство автономной республики поставлено в известность о предстоящей депортации ингушей м чеченцев. Местных коммунистов обязали оказывать содействие властям. Слова Берии шокировали чеченцев, состоявших в компартии. Один из них заплакал, но потом, согласно докладу Берии, собрался и пообещал выполнить все распоряжения. Затем Берия приказал собрать исламских духовных лидеров и пригрозил им расправой в случае неповиновения. Представители духовенства должны были убедить людей не оказывать сопротивления. В ночь на 24 февраля 1944 года войска НКВД окружили танками и грузовиками населенные пункты, перекрывая все выходы. Берия доложил Сталину и начале операции. По его словам, на рассвете 23 февраля началось переселение. Уже к обеду более 90 тысяч человек были посажены в грузовые вагоны. Как сообщал Берия, сопротивления почти не было, а если оно все-таки возникало, зачинщики расстреливались на месте. 25 февраля Берия прислал новое донесение. Депортация проходит нормально. 352 тысячи 647 человек погрузились в 86 поездов и были отправлены к месту назначения. Чеченцы, бежавшие в лес или в горы, отлавливались войсками НКВД и подвергались расстрелу. В ходе этой операции происходили чудовищные сцены. Жителей аула Хайбах чекисты загнали в конюшню и подожгли. Более 700 человек сгорели заживо. В общей сложности, в изгнании оказались около полумиллиона чеченцев и ингушей. Их депортировали в Казахстан и Киргизию. Этим Сталин и Берия не ограничились. Все ингуши и чеченцы на территории Советского Союза были арестованы и также подверглись депортации. Чекисты не пощадили даже чеченских солдат в советской армии. Жертвами стали не только классовые враги, но и местные партийные и государственные функционеры. В последние вагоны согнали чеченских коммунистов. Более трех тысяч человек погибли в начале депортации, более десяти тысяч умерли по дороге в Среднюю Азию от голода, холода или тифа. Двери вагонов открывались только для того, чтобы можно было выбросить трупы. Сотрудники НКВД перекрывали железнодорожные станции, чтобы местное население не помогало пленным. Катастрофа как таковая начиналась, когда изгнанники прибывали к месту назначения. Там их размещали в колхозах и спецпоселениях. Десятки тысяч умерли уже в первые месяцы, поскольку власти не предоставили им ни жилья, ни пропитания. Советские органы были не готовы, а зачастую просто не хотели помогать спецпоселенцам. Многие колхозы отказывались принимать депортированных, происходили конфликты с местным населением. Десятки тысяч людей умерли от эпидемий и от недоедания. Даже годы спустя сироты продолжали бесцельно блуждать по окрестностям. Только за первые три года после прибытия в Среднюю Азию более ста тысяч чеченцев - то есть, почти четверть от общего числа - умерли от болезней, голода и стужи. Депортация чеченцев была этнической чисткой. Их следовало стереть из памяти. Подобно автономиям крымских татар и поволжских немцев, Чечено-Ингушская республика была упразднена. Села переименовывались, названия улиц и населенных пунктов теперь писались по-русски. Дома и памятники, напоминавшие об изгнанниках, разрушались. Кладбища стирались с лица земли. В конце концов, чеченский народ исчез из энциклопедий и школьных учебников. В покинутые дома вселялись русские и украинские крестьяне и беженцы, потерявшие в годы войны свою родину. Все происходило так, словно чеченцы никогда не жили в этих краях. После смерти Сталина многие чеченцы нелегально вернулись в родные места. Однако это противоречило воле руководства, которое опасалось нарушения стабильности на Кавказе. Чеченцам предложили заселить автономную область в Казахстане. Представители чеченских общин отказались.После того, как в Чечне начали происходить вооруженные стычки между русскими жителями и репатриантами, требующими вернуть отобранные дома, центральное правительство в начале 1957 пошло на уступки. Депортированные чеченцы получили разрешение вернуться на родину. В том же году была восстановлена Чечено-Ингушская АССР. Однако власти отказались вернуть конфискованные дома и земельные наделы. Чеченцам пришлось поселиться в стороне от их бывших владений. Автор - профессор истории Восточной Европы при университете имени Гумбольдта в Берлине.

Ответов - 14

Борис_Н_Е: Гватемальских солдат приговорили к 6000 лет лишения свободы Суд Гватемалы приговорил четверых бывших солдат к более чем 6000 лет тюремного заключения каждого за участие в убийствах во время гражданской войны. Об этом сообщает BBC News. Солдаты были признаны виновными в общей сложности в 201 убийстве во время резни, произошедшей в 1982 году в поселке Дос Эррес на севере Гватемалы. Тогда специальное подразделение армии, в которое они входили, устроило "зачистку" среди жителей, которые подозревались в связях с партизанами левого крыла. Трое солдат получили по 30 лет за каждое убийство, а также были осуждены за преступления против человечности, получив наказание в виде 6060 лет тюрьмы. К сроку заключения четвертого солдата суд добавил еще шесть лет за грабеж. Сами подсудимые настаивали на своей невиновности. Прошедший суд стал одним из первых процессов в Гватемале над лицами, подозревающимися в преступлениях во время гражданской войны. Родственники убитых жертв выразили надежду, что вынесенный вердикт сможет служить прецедентом для последующих судов над военными преступниками. В 2001 году тогдашний президент Гватемалы Альфонсо Портильо (Alfonso Portillo) заявил, что ответственность за бойню в Дос Эррес несет государство, и постановил выплатить семьям погибших 1,8 миллиона долларов. Тем не менее, тогда уголовные процессы над участниками событий не проводились. Гражданская война в Гватемале продолжалась с перерывами с 1960 по 1996 год. Основными противоборствующими сторонами в ней были правившие страной военные диктаторы и партизанские движения левого толка. За все время войны по оценкам ООН умерли и пропали без вести свыше 200 тысяч человек.

BNE: По решению Страсбургского суда Россия платит компенсации чеченцам По материалам AFP Приговоренные в феврале Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ) к уплате денежных компенсаций жителям Чечни, российские власти подчинились этому решению. "15 сентября Россия впервые выплатила компенсацию за материальный и моральный ущерб" чеченцам, потерявшим своих родственников в ходе российских военных операций, отметил на пресс-конференции в Москве представитель российской неправительственной организации "Мемориал" Кирилл Коротеев. "Требуемые суммы были выплачены из фондов кремлевской администрации", – сказал он, добавив, что за этими делами "последуют десятки, а то и сотни других". В феврале Страсбургский суд впервые осудил Россию за нарушение прав человека, совершенное в отношении шести чеченцев в ходе военных операций в период с октября 1999 года по февраль 2000 года. Суд счел, что эти операции не были "подготовлены и проведены с принятием необходимых мер по защите жизни мирных граждан". Двое из шести заявителей, Магомед Хашиев и Роза Акаева, которые в январе 2000 года в Грозном обнаружили тела пятерых своих родственников, изрешеченные пулями, обвинили солдат российской армии в пытках и внесудебных казнях. Им полагалась компенсация соответственно в 15000 и 20000 евро. Трое других заявителей, Медка Исаева, Зина Юсупова и Либкан Базаева, пожаловались на неизбирательную бомбардировку российскими военными самолетами колонны беженцев, покидавших Грозный 29 октября 1999 года. Двое детей и невестка Исаевой погибли. Эти заявительницы должны были получить суммы от 5000 до 25000 евро за понесенный моральный ущерб. Шестая истица, Зара Исаева, сын и три племянницы которой были убиты во время бомбардировки села Катыр-Юрт 4 февраля 2000 года, должна была получить компенсации в 18700 евро за материальный ущерб и 25000 евро за моральный ущерб. Истцы требуют, чтобы Москва выполнила и другие обязательства, вытекающие из решения суда, в частности, возобновила расследование и осудила виновников этих преступлений. В числе этих мер – "перевод решений суда и их резюме на русский язык и их обнародование, распространение в правоохранительных органах, в частях вооруженных сил и внутренних войск, в судах... Необходим и пересмотр как антитеррористического законодательства, так и уставов, наставлений и прочих актов, регулирующих применение оружия", – отметил К. Коротеев. "У Страсбургского суда нет армейских дивизий, поэтому он может оказывать только политический нажим" на Москву, чтобы заставить ее выполнить свое решение, добавил он. В феврале Страсбургский суд сообщил о поступлении к нему 150 аналогичных исков. В октябре 1999 году, после первой войны (1994-1996 годов) российские войска вновь вошли на территорию Чечни. Они насчитывают 80000 человек. Несмотря на утверждения Кремля о нормализации обстановки в регионе, войска продолжают сталкиваться там с вооруженным сопротивлением и почти ежедневно несут потери; продолжаются и похищения гражданских лиц.

bne2: "Штази" по-прежнему вселяет в немцев страх Ханна Кливер Устрашающая тайная полиция ГДР "Штази" вернулась терзать жертвы более чем через 15 лет после смерти коммунистического режима, которому она служила. Около 200 бывших офицеров сорвали дебаты об изменениях в своей прежней штаб-квартире в главной берлинской тюрьме, называя своих жертв, присутствовавших на собрании, "лжецами". Среди устроивших скандал были глава "Штази" до ее ликвидации в 1990 году и заместитель печально известного шефа "Штази" Эриха Мельке. Левый политик, участвовавший в собрании, был вынужден извиниться после того, как назвал людей из "Штази" свидетелями истории вместо того, чтобы осудить их выходку. "Самое сильное впечатление на меня произвело то, как их полные ненависти тирады подействовали на жертв, – сказал Хубертус Кнабе, директор заведения, которое называется Хохеншонхаузен (следственный центр, где применялись пытки по отношению к заключенным. – Прим. ред.). – Один бывший заключенный написал мне, что его трясло после этого". Вчера вечером был показан новый немецкий фильм о "Штази", в котором впервые делается попытка расследовать, как агенты шпионили за теми, кого сочли врагами государства, и манипулировали ими. Авторы предыдущих фильмов, таких как "Прощай, Ленин", предпочли более сентиментальный портрет диктатуры. Фильм "Чужая жизнь" (Lives of the Others) – это рассказ об офицере "Штази", который следит за супружеской парой художников, но влюбляется в их жизнь и их мировоззрение, и начинает защищать их от преследований. Возвращение "Штази" в общественное сознание может возвещать о повторении нелегкого осмысления Германией опыта Третьего рейха в 1960-е годы. Тогда, к недовольству многих и возмущению воинственного меньшинства, выяснилось, что бывшие нацисты отлично приспособились к новой системе и не изменили свои взгляды. Сегодня некоторые персонажи драмы находятся за решеткой или умерли, прошло время, и страна в целом пришла к какой-то норме. На этот раз немцы надеялись, что извлекли уроки из ошибок прошлого, и сохранили архивы "Штази", из которых явствует, что примерно половина населения шпионила за другой половиной. Документы были открыты для тех, кто в них упоминался, и многие узнали, кто "стучал" на них при коммунистах. Многих офицеров "Штази" отдали под суд и осудили, равно как и солдат, стрелявших в жителей ГДР, пытавшихся перебраться на Запад. Тем больше шокировали события прошлой недели в Хохеншонхаузене, где сейчас находится музей спецслужбы и мемориал ее жертв. Оказалось, что не менее 200 из 350 участников дебатов являлись бывшими офицерами "Штази", и некоторых из них присутствующие узнали. Когда тюрьма была названа местом ужаса, злоупотреблений и страданий, ветераны начали кричать выступавшему: "Лжец!" – и требовать закрытия музея. Они отрицали существование в здании камер для пыток, а один кричал: "Вы изображаете себя жертвами, а нас – преступниками!" Сенатор по вопросам культуры Берлина Томас Флирл из партии "Левые демократы. ПСД", преемницы Социалистической единой партии ГДР, был вынужден извиниться за то, что не осудил выходку.

bne2: В Аргентине судят экс-главу полиции за убийство противников хунты В Аргентине начался новый судебный процесс над экс-главой столичной полиции Мигелем Этчеколатс, который обвиняется в участии в массовых репрессиях в годы военной диктатуры 1976-1983 годов, сообщает РИА «Новости». Ему предъявлены обвинения в пытках и убийствах в отношении восьми противников военной хунты. Ранее 76-летний Мигель Этчеколатс был приговорен к 23 годам тюремного заключения за совершенные военные преступления, однако из-за правовой путаницы был освобожден. По данному делу свидетелями проходят боле ста человек, в том числе бывший президент Аргентины Рауль Альфонсин. Как ожидается, в ближайшее время возобновятся судебные процесс на десятками других лиц, которым удалось избежать наказания за совершенные преступления в годы военной диктатуры. Пришедшая в 1973 году к власти военная хунта распустила конгресс и приостановила деятельность всех политических организаций. Под лозунгом "национальной реорганизации" усилились репрессии, в ходе которых до 30 тысяч аргентинцев, включая студентов, профсоюзных деятелей, представителей интеллигенции и политических противников режима, исчезли. Этих людей бросали в тайные застенки и подвергали пыткам. Более 10 тысяч человек были убиты, их тела были тайно захоронены или сброшены в море.

BNE: Россияне и Страсбургский суд Гемма Пёрцген Когда в июне 2004 года "исчез" ее муж Адам, Залина М. была на седьмом месяце беременности. "С тех пор я о нем ничего не знаю", – рассказывает 27-летняя женщина из российской республики Ингушетия. Ее муж Адам, таксист, был похищен ФСБ среди бела дня в соседней Чечне. С тех пор о нем нет ни слуха, ни духа. "Большинство семей, где тоже есть пропавшие, из страха молчат и мирятся со своей судьбой", – говорит Залина. Но она нашла в себе мужество, чтобы искать своего мужа. Она добралась до Чечни, обращалась с просьбами о помощи в российскую правозащитную организацию "Мемориал" и международные средства массовой информации. После того как летом 2004 года Залина подала жалобу в Европейский суд по правам человека, ей, по ее собственному утверждению, стали поступать угрозы от сотрудников спецслужб. "Неужели ты хочешь, чтобы твои дети потеряли еще и мать?" – спрашивал ее человек из ФСБ. Правозащитные организации помогли ей выбраться из Ингушетии и обосноваться в Берлине, где с августа 2005 года она вместе со своими детьми живет в небольшой квартире. Жалоба Залины находится в Страсбурге уже три года, и, наверное, пройдет еще какое-то время, прежде чем она будет рассмотрена. В Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ) своей очереди ожидают более 20 тысяч жалоб из одной только Российской Федерации. С тех пор как в 1996 году она стала крупнейшим членом Совета Европы, а двумя годами позже ратифицировала Конвенцию о защите прав человека, в ЕСПЧ обращается все больше российских граждан, не добившихся справедливости ни в одной из инстанций своей родной страны. Большинство исков, которые в результате попадают в руки европейских судей, ими отклоняется, и все это особо тяжкие случаи. В первую очередь, речь идет о преступлениях в отношении гражданских лиц во время чеченских войн, рассмотрение которых начинается таким образом только в Страсбурге. Много раз российские истцы уже выигрывали в Страсбурге суды против своего государства. Так, 4 октября суд в конце концов признал правоту трех чеченских истиц и осудил российское государство за убийства и нанесение представителями сил безопасности телесных повреждений чеченцам и обязал его выплатить пострадавшим компенсацию в размере 95 тысяч евро. Жалобу подали две женщины из чеченской столицы Грозного, получившие в 2000 году тяжелые огнестрельные ранения. У третьей истицы российские солдаты застрелили родителей. В мотивировочной части судебного решения говорилось, что российское государство несет ответственность за произошедшее. Во всех трех случаях российские власти пренебрегли своим долгом расследовать обстоятельства инцидентов и довести эти дела до суда. До сих пор российское государство всегда выплачивало положенные компенсации. Но не исполняло другие решения суда. Так, не были привлечены к ответственности установленные преступники, следствие продолжает топтаться на месте, правовые гарантии в стране отсутствуют. Правозащитные организации обеспокоены, прежде всего, тем, что истцы и свидетели, которые осмеливаются подавать жалобу в Страсбург, подвергаются массированному давлению, прежде всего, на Северном Кавказе. "Некоторые истцы исчезли или были вынуждены бежать", – рассказывает Джейн Бьюкенен из правозащитной организации Human Rights Watch. А программы защиты истцов или свидетелей в ЕСПЧ не существует. Такие организации, как Russian Justice Initiative или European Human Rights Advocacy Center (EHRAC), поддерживают россиян, помогают им готовить исковые заявления и отстаивать свои интересы в суде. Ведь российская юстиция оказалась полностью несостоятельной – прежде всего, в случаях серьезных нарушений прав человека во время чеченских войн. "Жалобы в Европейский суд в Страсбурге являются сегодня важнейшим инструментом российской правозащитной политики", – говорит Билл Боуринг. Британский адвокат вот уже несколько лет тесно сотрудничает с "Мемориалом". Организация EHRAC, где он работает, обучает молодых российских провинициальных адвокатов, чтобы те сами могли давать в ход жалобам. "В настоящее время в России Страсбургский суд известен больше, чем в Европе", – говорит Боуринг. Реформу суда, которая могла бы ускорить судопроизводство, Россия блокирует. Залина не питает особых надежд на свое обращение в Страсбург. "Я встречала людей, которые выиграли в Страсбурге дела против России, но они получили всего по несколько тысяч долларов и почти не получили моральной поддержки, – говорит она. – Но ведь кто-то должен быть привлечен к ответственности, если люди продолжают числиться пропавшими без вести".

BNE: Искушение близостью Медведев: Россиянам слишком просто подать иск в Страсбург "Чемпионство" России по количеству обращений в Европейский суд по правам человека связано с тем, что в России такую жалобу подать проще, чем в других странах. Так считает презмдент Дмитрий Медведев. Как передает РИА "Новости", он заявил он этом на встрече с уполномоченным по правам человека Владимиром Лукиным. "Одна из причин большого количества обращений наших граждан в Европейский суд по правам человека связана с тем, что у нас очень либеральная система обращений с соответствующими жалобами, - сказал Медведев. - В ряде государств нужно пройти огромное количество инстанций, прежде чем добраться до Европейского суда". "У нас все достаточно быстро, и в этом, может быть, есть резон, учитывая, что наша система защиты прав только становится на прочную основу, и судебная система развивается, - считает президент. - Если бы мы имели абсолютно полноценную и проверенную веками судебную систему, то, может быть, в такой скорости не было бы смысла, а сейчас - как есть, так и есть". "В общем - это (большое количество исков в Страсбург. - Ред.) тревожный симптом, и за этим процессом надо посмотреть", - сказал Медведев, обращаясь к Лукину. "Вы совершенно правы, но есть предложения по тому, как можно создать механизм, чтобы компромиссным образом решать вопросы до Европейского суда", - отметил омбудсмен. "Это стопроцентно лучше, роль института уполномоченного здесь могла бы быть востребована", - сказал Медведев. 10.06.2008 16:02

BNE: Российские власти скрывают правду Манфред Квиринг Пять лет назад группа террористов атаковала московский театральный центр и взяла в заложники всех находившихся там зрителей и актеров. Во время операции по освобождению были убиты более 40 террористов и погибли более 120 заложников. Несмотря на то, что многие обстоятельства трагедии стали известны, российские власти продолжают выдвигать иную версию Через 5 лет после захвата заложников в московском театральном центре на Дубровке, когда погибли 125 заложников и 42 террориста, родные и близкие жертв трагедии до сих пор ждут честного ответа от российских властей. Напрасно. В меморандуме, направленном Европейскому суду по правам человека в Страсбурге, российское правительство снова вытащило на свет божий давно опровергнутые версии, которые заставили журналистов "Новой газеты" назвать одну из своих статей "Так врать нельзя". Не успел начаться второй акт популярного мюзикла "Норд-Ост", как на сцену выскочили одетые во все черное вооруженные люди. Послышались выстрелы. Публика сначала приняла это за режиссерский ход, пока до зрителей не дошел весь ужас происходящего: все серьезно. Люди в масках размахивали на сцене автоматами Калашникова. Сбоку от рядов кресел расположились закутанные в черное женщины, обмотанные поясами шахидов, держа наперевес оружие. Это случилось 23 октября 2002 года. Группа террористов, состоявшая из 42 человек под предводительством Мовсара Бараева, атаковала театр. Впервые обнаружили свое существование так называемые "черные вдовы" – чеченские женщины, по собственной воле или по принуждению готовые пойти на самоубийство. Мужская часть группы также называла себя "смертниками". Они взяли в заложники 800 человек – зрителей, в числе которых было и много детей, а также актеров и сотрудников театра, – и заминировали все здание. Они требовали в течение недели прекратить войну в Чечне и вывести с ее территории российские войска. Голод, жажда, смертельных страх Сначала президент Владимир Путин заявил в телеобращении, что точно знает, что теракт планировался из-за границы. Позднее он обвинил в теракте тогда еще здравствующего непризнанного президента Чечни Аслана Масхадова. Одновременно Путин подчеркнул, что в первую очередь речь идет об освобождении заложников, и главная задача при этом – гарантировать их безопасность. Однако, памятуя о 125 погибших, возникают сомнения в серьезности этих заявлений. Мучения заложников продолжались 56 часов. Они испытывали смертельный страх, видя, что зрительный зал напичкан взрывчаткой. Они хотели есть и пить и на протяжении всего этого времени были вынуждены находится в нечеловеческих условиях: туалетом им служила оркестровая яма. Время от времени террористы пускали в здание переговорщиков. Среди них была и известная журналистка Анна Политковская, убитая в прошлом году киллерами. Когда журналистка снова вступила в контакт с террористами в ночь на 25 октября, она не знала, что в тот самый момент через подвал, расположенный под театральным центром, в здание проникли сотрудники спецподразделений и заняли выходы, расположенные в многочисленных подсобных помещениях. Сотрудники антитеррористического подразделения пустили в здание газ, который должен был парализовать террористов, но, естественно, он подействовал и на зрителей. Спецподразделения взяли здание штурмом, террористы, находящиеся без сознания, в том числе и женщины, были без промедления убиты выстрелами в голову. Ни один террорист в итоге так и не был допрошен о деталях теракта. Предположительно, одной из причин гибели заложников стал стресс Одурманенных заложников в бессознательном состоянии доставили на машинах скорой помощи, которых было недостаточно, в больницы. В результате спецоперации погибли 125 заложников – либо захлебнувшись рвотными массами после того, как их оставили в автобусах без медицинской помощи, либо от последствий газовой атаки. Спецслужбы держали точный состав газа в тайне, поэтому врачи не смогли оказать пострадавшим адекватной медицинской помощи. В меморандуме, который теперь российское правительство направило в Страсбург по запросу Европейского суда по правам человека, напротив, утверждается, что основными причинами гибели такого количества людей стали стресс и обезвоживание. Газ не был химическим оружием, говорится в документе, поскольку использовался против террористов. Странный аргумент – ведь и террористы, и заложники находились в одном помещении. Как утверждают российские власти, ни один из заложников не остался без медицинской помощи. "Новая газета", со своей стороны, приводит медицинские заключения, которые подписали семь экспертов. Там черным по белому написано, что 73 человека, среди них шестеро несовершеннолетних, умерли из-за отсутствия своевременно оказанной медицинской помощи. Официальная сторона утверждает, что в больницах после проведения спецоперации скончались лишь шесть человек. На самом деле их было 71, как очевидно из жалобы, поданной в Страсбург в связи с захватом заложников на Дубровке. В то время как в правительственных документах утверждается, что операция по спасению заложников прошла на высоком уровне, показания 98 свидетелей, находящиеся в распоряжении суда, говорят о том, что вся операция по штурму здания была хаотичной и плохо организованной. Суд по правам человека в Страсбурге заявил о своей готовности рассмотреть жалобу родных и близких жертв трагедии на Дубровке в кратчайшие сроки.

BNE: День победы по-чекистски Трагедия и преступление "Норд-Оста" попали у нас, судя по достаточно бредовым комментариям официозных СМИ, в разряд Дней Победы. Это пока еще пятилетие, а ведь пройдет и 10, и 15 и 20 лет. Получается, что каждые 5 лет телевидение будет верещать о том, как мы победили террористов и всех их уничтожили, посмертно угостив командира отряда бутылкой коньяка и пристрелив одного паренька-заложника уже на улице за то, что он был брюнет. Безграмотные антропологи из "Альф", "Бет" и "Гамм", чьи греческие символы отлично умещаются в три русские буквы - КГБ, - визуально решили, что раз внешность у него не чисто славянская, то он чеченец и террорист. А он оказался чисто русским, сибиряком. И тот, кто добивал отравленного газом юношу, и тот, кто приказал добить, не застрелились сами, даже узнав об ошибке. То вещество, из которого состоят наши силовые и высшие эшелоны власти, - теплушки, сталинские вагоны, паровоз, летящий в коммуну, пар, свисток, разобранные рельсы - в воде не тонет. Не мешало бы вспомнить также и зрительницу-чеченку, всю жизнь живущую в Москве, которую, отравленную, полуживую, из больницы увезли в тюрьму только за то, что она чеченка (а чеченцы ходят в театр только в порядке проведения теракта). Хорошо что ее мать успела связаться с правозащитниками и несчастную театралку с помощью "Эха", "Свободы" и CNN вернули долечиваться, а то была бы вторая Зара Муртазалиева. Победа была полная и окончательная: в переговоры с чеченским отрядом не вступили, о содеянном в Чечне (из-за чего вместо одного спектакля состоялся другой) не пожалели, НТВ (которое стерегло, как кошка мышь, силовиков, чтобы не пошли на штурм) после раскурочили и журналистов в зону терактов допускать запретили. Чтобы те не болтались под ногами и не мешали улучшать показатели. Сравните: после "Норд-Оста" похоронили всего 132 заложника, а после Беслана – в семь раз больше. Рост "производственных показателей" налицо. Главное – устранить свидетелей, таких, какими могли бы стать для Беслана Анна Политковская и Андрей Бабицкий, а там уж спокойно совершать злодейства: пускать нервно-паралитический газ, жечь школу из огнеметов и стрелять по ней из танков... Не ходите на патриотические спектакли, господа. "Норд-Ост" – спектакль о летчиках, а для чеченцев наши летчики – не герои, а палачи. Они, эти самые чеченцы - и не партизаны, сидевшие в горах, а мирные жители: дети, женщины и старики, сгоравшие заживо в грозненских пятиэтажках, - очень хорошо запомнили, кто бросал им на голову вакуумные бомбы, запрещенные мировым сообществом. Впрочем, мировое сообщество и химическое оружие запрещает. И не только полоний, которым чекистское сообщество убило Литвиненко, но и тот нервно-паралитический газ, которым убивали грузинских демонстрантов в апреле 1989 года и заложников "Норд-Оста" 5 лет назад. Не верю, что подобное решение посмели бы принять без президента. Заложники никого не интересовали. Их заранее списали на щепки, которые полетят. Россия – единственная страна мира, которая могла бы победить свой терроризм, в отличие от бедняг из Америки, Израиля, Англии, от которых требуют черт знает что, чего нельзя исполнить. А ведь выведение войск из Чечни – это требование разумное, выполнимое и справедливое. Пока был жив Масхадов, так и вовсе все было бы хорошо. Но остался еще интеллигент и западник Ахмед Закаяев, способный повести Чечню европейским путем. Увы, пять лет тому назад Кремль исходил только из одной установки: уничтожить чеченский отряд - и никакой слабости, никакой человечности. Чеченцы не собирались взрывать зал или расстреливать заложников. Теракт во многом был имитацией и инсценировкой, и его кульминация (вполне во вкусе Шамиля Басаева) – это шествие родственников заложников с антивоенными плакатами, плакатами о выводе войск… Надо было ждать чеченских боевиков, чтобы ходить на митинги протеста… Какой стыд! А потом заложников кучами сваливали на асфальт; неправильно укладывали на спину; на всех не хватало антидота; людей бросали, как дрова, в автобусы, и, конечно, половина ехала уже до морга. То ли контртеррористическая, то ли контрчеловеческая операция... Заложники с самого начала боялись не только чеченцев, но и родной власти, они умоляли не штурмовать зал, они хотели жить. Чеченские боевики оказались им ближе родного президента и "Альфы": они, чеченцы и русские, жертвы войны вместе лежали в морге. Да будут прокляты диггеры, которые провели через подземелья "Альфу" и смерть. Кровь на их руках, кровь на кремлевской стене, а Лубянка так и стоит на крови... Когда пошел газ, заложники поняли все и начали прощаться с близкими. Им даже не сказали, что их поведут в душ, как говорили в Освенциме, им не выдали полотенца. У них не было иллюзий, они успели понять, что они в газовой камере. Вот она, наша победа, ее изнанка, ее цена. 25.10.2007 10:59 http://grani.ru/Projects/NordOst/m.97224.html

BNE: Бывший партизан Кононов отсудил у Латвии 30 тысяч евро в Страсбурге Страсбургский суд удовлетворил иск 85-летнего ветерана Великой Отечественной войны Василия Кононова, обвиняющего латвийские власти в незаконном вынесении ему обвинительного приговора в 2000 году, и взыскал с латвийских властей 30 тысяч евро, говорится на официальном сайте Европейского суда по правам человека. Отметим, жалоба Кононова на Латвию в ЕСПЧ была зарегистрирована 26 августа 2004 года. "Четырьмя голосами против трех, Суд постановил, что было нарушение статьи 7 Конвенции ("О защите прав человека и основных свобод", наказание исключительно на основании закона)", - говорится в тексте судебного решения. - Адвокат Михаил Йоффе: Василия Кононова судили вне закона - Латвийский МИД: Кононов не выиграл у Латвии в Евросуде, просто его адвокат "что-то курит или ест грибы" - За что Кононов отомстил фашистам Решение палаты Суда вступит в силу, если стороны в течение трех месяцев не обратятся с просьбой передать дело в Большую палату Суда, которая, в свою очередь, может отклонить обращение. Напомним, адвокат Кононова Михаил Иоффе еще в конце июня сообщил, что его клиент выиграл дело, однако на тот момент не были оглашены ни размер полученной компенсации, ни точный текст решения. Адвокат ветерана в феврале 2008 года требовал взыскать с Латвии 5,187 млн евро (3,645 млн латов). Кононов был арестован в 1998 году и находился под стражей вплоть до 2000 года, когда был приговорен судом к полутора годам лишения свободы. Сразу после оглашения приговора Кононов был отпущен на свободу, так как положенный срок уже отсидел. После освобождения Василий Кононов принял российское гражданство. Адвокат Михаил Йоффе: Василия Кононова судили вне закона Престарелый 85-летний ветеран Василий Кононов узнал сегодня о решении Страсбургского суда в его пользу в больнице. Об этом рассказал в интервью информационному телеканалу "Вести" адвокат Василия Кононова Михаил Йоффе. "Конечно, это победа! Будем так говорить, если в 45-м году была победа, то она не может быть в 2008 году поражением, как того хотят латвийские власти", - отметил адвокат. - Слава богу, в европейском суде находятся не политики, которые не несут ответственности за свои дела, а высокопрофессиональные юристы. Они согласились с тем, что нет закона, по которому Василия Макаровича можно было судить". Это говорит о том, что в Латвии ветерана и его действия "судили вне закона", сказал Михаил Йоффе. Дело бывшего партизана Василия Кононова Латвийские власти обвиняли Кононова в том, что в 1944 году в деревне Малые Баты он руководил партизанской операцией по уничтожению девяти полицаев. Кононов утверждал, что из-за них гитлеровцы уничтожили партизанскую группу. В 2001 году бывший партизан-антифашист был признан латвийским судом виновным в совершении военных преступлений и приговорен к шести годам тюрьмы. Кононов приговор обжаловал, и дело отправили на доследование в генпрокуратуру. Самого Кононова освободили по состоянию здоровья. В августе 2004 года адвокат Кононова Михаил Йоффе от имени своего клиента подал иск в Европейский суд по правам человека, обвиняя латвийские власти в нарушении ряда статей конвенции "О защите прав человека и основных свобод". В заявлении, в частности, указывалось, что Латвия нарушила статью 7 (наказание исключительно на основании закона), статью 6 (право на справедливое судебное разбирательство), статью 3 (запрещение пыток), статью 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), а также статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты) и статьи 15 (право на соблюдение обязательств в чрезвычайных ситуациях). Рассмотрев материалы дела, палата Суда 20 сентября 2007 года приняла заявление истца, однако исключила все претензии, кроме заявления о нарушении статьи 7 Конвенции. В этом заявлении указывалось, что к истцу применили нормы законодательства в отношении действий, которые были совершены до вступления этого законодательства в силу. Кононов продолжал настаивать, что девять человек, расстрелянные в мае 1944 году в деревне Малые Баты, были "предателями СССР" и коллаборационистами. По словам истца, его действия, согласно "общим принципам права, признанным цивилизованными нациями", не несли преступного характера. Кононов утверждал, что литовское правосудие характеризует его действия, основываясь на ложном представлении о том, что "Латвия была в тот момент оккупирована советскими войсками, а он сам был представителем оккупантов". Истец указывал, что тогда Латвия была частью Советского Союза и находилась под германской оккупацией, против которой он и сражался. Он утверждал, что оккупация Латвии Советским Союзом не была признана ни одной международной военной юридической инстанцией, а потому латвийские власти не имели права делать такое заключение. С другой стороны, Кононов утверждал, что обвинения латвийских судебных инстанций основывались на политических декларациях, принятых Латвией в 1990 и 1996 годах, и не соответствующих уровню закона.

BNE: Страсбург против Нюрнберга Решение Европейского суда по правам человека по делу "Василий Кононов против Латвии" вызвало взрыв ликования в стане записных российских патриотов, но правозащитники как-то стыдливо молчат. Оно и понятно: среди либеральной общественности критиковать Страсбург не принято - ведь он теперь единственная управа на своевольную российскую Фемиду. Между тем решение это создает опасный прецедент, "черную дыру" в современном международном праве, не говоря уже, конечно, о поводе для политических спекуляций. Прежде всего: утверждения типа "Кононов оправдан", "справедливость восторжествовала" или "Кононов выиграл суд у Латвии", которыми битком набит Рунет, искажают реальный юридический смысл решения. Страсбургский суд не решал вопрос о виновности или невиновности Кононова. Из длинного перечня его претензий к латвийскому правосудию суд признал основательной лишь одну. Решение принято минимальным большинством – четырьмя голосами против трех. Из суммы компенсации материального и морального ущерба, на которую претендовал Кононов (более 10 миллионов евро), суд удовлетворил лишь незначительную часть – 30 тысяч евро. Таким образом, успех Кононова следует признать весьма относительным. События, за участие в которых Кононов был осужден в Латвии, произошли 27 мая 1944 года. В этот день в латвийскую деревню Малые Баты, расположенную в 80 километрах от линии фронта, вошла группа вооруженных людей в форме вермахта. Оказалось, однако, что это не немцы, а подразделение диверсионного отряда "Красные партизаны", который базировался на оккупированной территории Белоруссии и действовал в тылу у противника. Операция была карательной. Ранее, в феврале того же года, в Малых Батах скрывалась группа партизан во главе с майором Чугуновым - девять мужчин, две женщины и ребенок. Группа была обнаружена и уничтожена немцами. По мнению партизан, группу Чугунова выдали жители деревни. Теперь товарищи погибших пришли мстить. Партизаны рассыпались по деревне, обыскали несколько домов и нашли оружие – немецкие винтовки и гранаты, после чего хозяев расстреляли, а дома и другие постройки облили бензином и подожгли. В общей сложности были убиты шестеро мужчин и три женщины. Трех человек, одного мужчину и двух женщин, сожгли заживо. Одна из них, 34-летняя Теко Крупник, была на девятом месяце беременности. Поначалу ей удалось убежать, но партизаны поймали ее и силой затолкали в окно горящего дома. Впоследствии на пепелище был найден обгоревший скелет неродившегося младенца. Карательная акция происходила на глазах у детей. Некоторые жертвы были перед смертью жестоко избиты. По первоначальной версии обвинения, перед уходом партизаны ограбили деревню и унесли с собой продовольствие и одежду. Однако в приговоре утверждение о грабеже снято за недоказанностью. Версия Кононова не оспаривает общую канву событий, но уточняет ключевые детали. По его словам, жители Малых Бат были коллаборационистами и предателями. Они коварно усыпили бдительность членов отряда Чугунова, тем временем послав гонца в соседнюю деревню, где был немецкий гарнизон. Немцы совершенно точно знали, где прячутся чугуновцы, и без лишних слов открыли по амбару огонь зажигательными пулями; выбегавших из горящего строения расстреливали. После расправы, как утверждает Кононов, одна из жительниц сняла с трупов верхнюю одежду, а деревня в целом получила от немцев награду в виде дров, сахара, алкоголя и денег. По словам Кононова, убивать предателей не планировалось. Приказ гласил, что шестерых человек, которых партизаны считали полицаями, следует доставить на партизанскую базу и там судить. Лично Кононов в операции не участвовал: опасаясь, что немцы могут отомстить его родителям, жившим неподалеку от Малых Бат, он якобы уговорил командира освободить его от этой тяжкой обязанности. Кононов тем не менее дошел вместе со своим взводом до деревни и остался в кустах дожидаться окончания акции. Он слышал из своего укрытия крики и выстрелы и видел языки пламени. Спустя четверть часа партизаны вернулись без предателей, но с шестью винтовками, десятью гранатами и большим количеством патронов. Старший объяснил, что в деревню нагрянули немцы, поэтому захватить никого не удалось. На базе участники операции получили от командира строгий выговор за неисполнение приказа. Версия обвинения подтверждается не только показаниями очевидцев, в том числе детей, чьи родители были убиты, но и собственноручными отчетами Кононова, в которых он утверждает, что лично участвовал в акции, его же набросками к автобиографии, статьями в прессе, в которых цитируется Кононов, а также показаниями радистки "Красных партизан". Страсбургский суд не проводил собственного следствия. Он лишь оценивал доказательства, представленные латвийскому правосудию, и доводы сторон. Прежде всего в материалах дела не нашлось никаких доказательств того, что убитые служили во вспомогательных полицейских частях (Schutzmänner), как утверждал Кононов. Установить, с какой целью немцы вооружили жителей деревни, не представляется возможным – латвийская сторона утверждает, что это была мера самообороны. Тем не менее на этом основании суд пришел к выводу о неприменимости к жертвам термина "гражданское население" и вытекающих из этого определения норм международного права. Факт выдачи жителями деревни партизан на расправу немцам в латвийских судах не оспаривался, и Страсбург считает его доказанным. Европейский суд признал убедительным аргумент о том, что наказание предателей было избирательным: в ходе акции были убиты все имевшиеся в наличии мужчины, но дети и женщины, за исключением трех, остались в живых, и не все постройки сгорели. В особенную заслугу партизанам Страсбург ставит то, что они пожалели детей казненных ими жителей. Казнены же были именно те, кого партизаны собирались судить. Из текста решения ЕСПЧ, правда, неясно, представила ли защита Кононова какие-либо доказательства существования такого суда и такого приказа. Латвийская сторона считает факт существования партизанского суда недоказанным. Таким образом, страсбургский суд признал убийство шестерых мужчин оправданным условиями военного времени и сопутствующими обстоятельствами. Иное дело женщины. Установить степень их индивидуальной вины в выдаче партизан уже невозможно, планировалось ли их убийство заранее или было случайным – тоже. Вопрос о виновности Кононова в насильственной смерти этих трех женщин остается открытым. Личное участие Кононова в карательной акции также не доказано. Европейский суд по правам человека не оправдывал Кононова. Он решал вопрос о его подсудности, точнее – о квалификации его действий. В январе 2000 года суд первой инстанции осудил его по статье 68-3 Уголовного кодекса Латвии, карающей за военные преступления. Однако Верховный суд Латвии удовлетворил кассационную жалобу защиты Кононова, счел обвинения недоказанными и вернул дело в Генеральную прокуратуру на доследование. В мае 2001 года начался новый суд с той же формулой обвинения. Главным препятствием для квалификации действий Кононова по закону о военных преступлениях оказалась, конечно же, предвоенная история Латвии, обстоятельства ее вхождения в состав СССР и положение во время войны как "дважды оккупированной" страны. Латвийский суд отказался приравнять Кононова к "представителям оккупационных сил", о которых идет речь в латвийском законе о военных преступлениях. Действия Кононова, решил латвийский суд, следует квалифицировать по тогдашним советским законам: Кононов, дескать, не мог в тех обстоятельствах предвидеть, что спустя столько лет окажется оккупантом. В октябре 2003 года Кононов был оправдан по статье за военные преступления, но осужден за бандитизм. Этот приговор оспорили и защита, и обвинение. В итоге в апреле 2004 года Верховный суд Латвии признал правомерным обвинение в военных преступлениях и приговорил Кононова к 20 месяцам лишения свободы. Поскольку к тому времени он уже отбыл этот срок в предварительном заключении, Кононов был освобожден из-под стражи в зале суда. Этот приговор Кононов и оспаривал в Страсбурге. Cтрасбургский суд не принял во внимание концепцию "двойной окупации". По его мнению, в 1944 году формально и фактически Латвия была частью Советского Союза, оккупированной гитлеровской Германией. Из трех международно-правовых документов, на которые ссылаются латвийские власти, – Гаагская конвенция 1907 года о законах и обычаях войны, Устав Международного военного трибунала в Нюрнберге и Женевская конвенция 1977 года о защите жертв международных вооруженных конфликтов – суд счел применимой к делу Кононова лишь Гаагскую конвенцию, поскольку ни Устав МВТ, ни Женевская конвенция обратной силы не имеют. Это удивительное решение. Всем известно, что Устав Нюрнбергского трибунала был разработан и принят после Второй мировой войны, когда преступления, которые он кодифицировал, были уже совершены. Но и Гаагскую конвенцию, оказывается, к Кононову применить нельзя, поскольку ни Советский Союз, ни Латвия ее не подписывали (суд не замечает, что противоречит здесь самому себе: если Латвия была частью СССР, какое имеет значение, подписывала она или не подписывала конвенцию в период независимости?). Действия Кононова, полагает Страсбург, следует квалифицировать по советскому законодательству 1944 года. Пытаясь удовлетворить этому критерию, латвийская сторона сослалась на судебные процессы немецких оккупантов и их пособников в Краснодаре и Харькове, которые состоялись соответственно в июле и декабре 1943 года. Непонятно почему суд счел этот довод несостоятельным: в решении суда сказано лишь, что латвийская сторона не смогла убедительно продемонстрировать, каким образом краснодарский и харьковский процессы связаны с событием в деревне Малые Баты. В целом относительно правомочности применения к Кононову международно-правовых норм о законах и обычаях войны в страсбургском решении сказано, что в 1944 году Кононов мог и не знать, что совершает военное преступление, и вряд ли мог предвидеть, что его действия когда-нибудь будут квалифицированы как военные преступления. Страсбургские судьи не утверждают, что Кононов ни в чем не виновен; они лишь говорят, что его нельзя судить по латвийскому закону о военных преступлениях. Это и есть то, за что Кононов получил компенсацию, – нарушение статьи 7 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Пункт 1 этой статьи гласит: "Никто не может быть осужден за совершение какого-либо деяния или за бездействие, которое согласно действовавшему в момент его совершения национальному или международному праву не являлось уголовным преступлением". Решение в полной мере абсурдное. Теперь в Страсбург должны потянуться плотным клином родственники нацистских военных преступников, осужденных в Нюрнберге: ведь Устав МВТ, как полагает ЕСПЧ, не имеет обратной силы, значит, Геринг, Кальтенбруннер и прочие были осуждены незаконно и подлежат реабилитации. А в чем виновен Караджич? Ведь он не мог предвидеть, что окажется на скамье подсудимых. Cтрасбургское решение открывает ящик Пандоры и должно быть пересмотрено. Стоит отметить, что в деле есть и третья сторона – правительство России, представившее суду свои аргументы. Россия, в частности, полагает, что Устав Нюрнбергского трибунала неприменим к делу Кононова потому, что он был создан для наказания стран Оси, а отнюдь не антигитлеровской коалиции, к коей принадлежал отряд Кононова. Кроме того, Россия утверждает, что жертвы партизанского рейда были не мирными гражданами, а комбатантами, то есть участниками вооруженного конфликта. Наконец, по мнению Москвы, они были не убиты, а "казнены по приговору военного трибунала, учрежденного в соответствии с законами военного времени". Это новая, неизвестно на чем основанная версия, но суд ее даже не рассматривал. Судья из Нидерландов Эгберт Майер, голосовавший с большинством, остался недоволен текстом решения и приобщил к нему свое особое, весьма эмоциональное мнение, в котором доказывает, что Устав Нюрнбергского трибунала неприменим к тем, кто воевал против Гитлера. На это судьи, оставшиеся в меньшинстве, отвечают, что им непонятны юридические основания такого мнения. "Почему уголовная ответственность должна зависеть от того, на чьей стороне воевал виновный в совершении военных преступлений?" – недоумевают они. На самом деле победу сегодня празднует не Василий Кононов, а те, кто спекулирует его делом и зарабатывает на нем политические очки. А главные победители – те, кто кричит о "недопустимости пересмотра итогов Второй мировой войны" и предлагает даже ввести уголовное наказание за попытки оспорить официальную версию. Страсбургские судьи, спрятавшие, как страусы, головы в песок, лишь бы не касаться этих скользких проблем, отлично понимают, что суть дела Кононова именно в этом. Но своя мантия ближе к телу. Владимир Абаринов 29.07.2008 10:35

BNE: Радиопрограммы / Час прессы "Это была расправа над мирными жителями". Госсекретарь МИДа Латвии объясняет, почему Василий Кононов не герой войны, а военный преступник Василий Кононов в суде, Рига, 21 января 2000 20.05.2010 14:00 Елена Рыковцева Елена Рыковцева: Дело партизана Василия Кононова не сходит со страниц российской прессы уже десяток лет. В этом году можно отмечать юбилей. В январе 2000 года рижский суд признал его виновным в совершении военного преступления, которое проявилось, цитирую, "в убийствах, пытках и грабежах местных жителей". А партизанил Кононов на территории Латвии. В России Кононов тогда же стал чуть ли не национальным героем, здесь считалось, что уничтожал он пособников нацистов, и Латвия травит его несправедливо и незаконно. Сам Кононов несколько раз оспаривал это решение, и приговор даже отменяли: один из латвийских судов посчитал, что занимался он обычным бандитизмом, а для таких преступлений существует срок давности. Однако прокурор продолжал настаивать, что он именно военный преступник, то есть «бессрочный», и Кононов опять с этим спорил, и дело дошло до Европейского суда по правам человека. И этот суд два года назад фактически принимал сторону Кононова, посчитав, что нельзя наказывать за действия, которые не карались законом на момент их совершения. Однако латвийская сторона с этим решением не смирилась. Была апелляция. И вот вышло новое решение Европейского суда, теперь уже против Кононова. Большая палата суда признала правоту латвийской прокуратуры. В России это решение немедленно объявили политическим. Начался новый этап борьбы за партизана Василия Кононова. С резким заявлением выступил МИД. А "нашисты" обещают выстроить новые пикеты у дверей латвийского посольства. Я внимательно проанализировала всю российскую прессу по этому поводу и вычленила список лиц, которые дают комментарии. Это одни и те же люди. Это российские политики Маргелов и Слуцкий, это адвокат Кононова Михаил Иоффе и сам Кононов, это французский юрист Роббер Шарвен, который все эти годы говорит всем российским изданиям одно и то же: "Латвийские власти, фактически, отменяют решение Нюрнбергского трибунала. Если Кононова признают виновным, та же участь может постичь и участников Французского Сопротивления". С латвийской стороны тоже были один-два комментатора, но настроенные исключительно пророссийски, что в этой ситуации означает – в пользу Кононова. Сегодня мы постараемся компенсировать этот пробел. В нашей программе принимает участие госсекретарь МИДа Латвии Андрис Тейкманис. У нас в гостях также обозреватель газеты "Коммерсант" Снежана Бартуль. А вам, уважаемые слушатели, хочу задать вопрос по мотивам публикации в "Комсомольской правде" Галины Сапожниковой. Она утверждает, что «решением в пользу Латвии Европейский суд по правам человека в глазах россиян себя полностью дискредитировал». Согласны ли вы с этим суждением? Разочаровались ли вы в этом суде, поскольку он отклонил иск Василия Кононова? А поскольку не все помнят его историю, хочу, чтобы наши слушатели познакомились с выдержкой из приговора Рижского суда 2000 года по этому делу. Партизан Василий Кононов Диктор: "Кононов, будучи комбатом, т. е. командиром спецгруппы партизанской бригады "Лайвиня" на территории Латвии, совершил военное преступление, предусмотренное соответствующими конвенционными нормативными актами, выразившееся в убийстве, истязании гражданского населения, необоснованном разрушении жилых и хозяйственных строений на оккупированной территории. А именно: 27 мая 1944 года в дневное время Кононов, руководивший партизанской группой в составе 18 человек, в которую входили партизаны его взвода Бойков, братья Григорьевы, Матвеев, Лебедев, Гоголь, Гусев, Посредников, Степанов, Вагинов, Тимофеев, Гульчук, Боголюбов, на настоящий момент умершие, а также не установленные при расследовании еще четыре лица, все вооруженные и замаскированные в форму солдат немецкой армии, с целью отмщения за гибель в феврале 1944 года на территории деревни Малые Баты Мердзенской волости Лудзенского района членов разведгруппы Чугунова, напали на село, когда его жители готовились к празднованию Троицы. Войдя в деревню, партизаны по указанию Кононова разделились на несколько групп и пошли по домам. Одна группа напала на дом Модеста Крупникса, отняла у него оружие и велела выйти из жилого дома. На просьбу Крупникса не убивать его в присутствии малолетних детей партизаны приказали ему бежать в лес и выстрелили вслед, смертельно ранив. Тяжело раненного Крупникса оставили на опушке, где он истек кровью и был найден на утро следующего дня. Его стоны и крики о помощи слышали жители деревни, но побоялись подойти. Сам Кононов вместе с Лебедевым и Гоголем напал на дом Мейкулиса Крупникса. Лебедев вывел Крупникса из бани, избил его и отвел в дом. Туда же привели Амброжса Булса. Кононов лично застрелил его. Крупникс и его мать были ранены, а дом подожжен. Кроме упомянутых лиц в огне погибла Текла Крупникс. Также были сожжены хозяйственные постройки - хлев, клеть, сарай. Еще одна группа партизан, дойдя до дома Шкирмантса, подняли его с постели, в которой он спал вместе со своим годовалым ребенком, вывели в нижнем белье на улицу и убили. Дом был подожжен, в нем погибла жена Шкирмантса. Таким образом, Кононов и партизаны убили девять гражданских жителей деревни, из них шесть, в том числе трех женщин, сожгли". Елена Рыковцева: Сам Кононов (цитирую по журналу «Коммерсант-Власть») на суде рассказал, что все это была акция возмездия. За три месяца до этой акции, 28 февраля 1944 года, в деревню Малые Баты зашли 12 его товарищей. Они постучались в дом Крупникса, который их накормил и положил спать в сарае. Убедившись, что партизаны уснули, включая часового, Крупникс сообщил о них своему соседу Булсу, старшему группы полицейских-шуцманов в этом селе. Тот сразу поехал за подмогой в соседнею деревню, где был расположен гарнизон. Утром подпольщиков окружили. Полицейские подожгли сарай. Все погибли. Медсестра Таня с ребенком и радист попытались вырваться, но их сразила пулеметная очередь. После этого мать Крупникса и его жена сняли с медсестры и ее ребенка одежду, а сам Крупникс от гитлеровской полиции получил награду - деньги, новую веялку, 10 кг сахара и строительный лес. Потом, как вы уже слышали, уважаемые слушатели, то, что случилось в этом селе, за что получил Кононов вот эти годы и звание военного преступника. Это была акция возмездия. Партизанский трибунал решил наказать этих людей. Таким образом, истребил вот эту всю крошечную деревню, которая была на тот момент жива. Андрис, вы, наверное, понимаете, что главный вопрос, который задает российская пресса, когда пишет об этой истории – кем же были эти люди, жители этой деревни? Со слов Кононова – они были пособниками нацистов. Были ли документально доказано, что они служили на Гитлера, что их официально снабжали оружием. Как латвийская сторона квалифицирует действия вот этих жителей? Кем она их считает? Андрис Тейкманис: Главный вопрос для Страсбургского суда был, не вникая даже в само содержание решения суда латвийского, – совершил ли Василий Кононов воинское преступление? Соответственно: может ли быть применен к этому преступлению срок давности? Ведь если это преступление военное, то к этому преступлению так же, как и к другим преступлениям против человечества, срок давности применен быть не может. И суд, именно из очень четких юридических формулировок, юридического анализа пришел к определению, что это преступление не имеет срока давности, что это преступление является преступлением против человечества, это преступление военное. И в основании этих соображений было то, что Кононов расправился с мирными жителями, то есть с гражданскими лицами. В анализе суда (а такой анализ имеется) говорится, что даже если у человека дома оружие, но он его не применяет, он относится к гражданскому лицу, то есть если кто-то его убивает, то несет ответственность за убийство гражданского населения. Здесь не идет речь об анализе того, что совершили эти гражданские люди. Их вину или ответственность может определить только суд. А суда в этом случае фактически не было. Была расправа над жителями этого маленького села, над мужчинами, над женщинами. При этом одна из женщин, которая была на восьмом месяце беременности, была живьем заброшена обратно в горящий дом. Это была достаточно жестокая расправа с невооруженным населением. И это легло в основание решения суда, который вынес квалификацию о том, что независимо от того, какой политической ориентации является виновное лицо, оно отвечает за свои индивидуальные действия. Приговор Страсбургского суда относится индивидуально к Кононову за действия, совершенные лично Кононовым. Елена Рыковцева: Верно ли пишет пресса, что в решении Европейского суда был такой пункт, что Кононов имел право только арестовать подозреваемых в пособничестве нацистам жителей, но не казнить. Был там такой момент? Андрис Тейкманис: Да, именно такие соображения были изложены в решении. Если была необходимость установить ответственность этого гражданского населения в отношении коллаборационизма, каких-то других преступлений – это мог сделать только суд, а не самосуд. Елена Рыковцева: А кто, вообще-то, должен был бы подать… Они же убиты, эти жители. Получается, должно быть лицо, которое подает заявление в суд, чтобы тот установил меру вину этих убитых уже жителей. Как это должно оформлено быть юридически? Андрис Тейкманис: В том-то и дело, что установить вину и ответственность какого-то лица можно только после рассмотрения дела в суде. А такой суд не состоялся. Они были казнены на месте. Были убиты и женщины, и мужчины. И установить сейчас – были ли они причастны или нет – мы не можем. Елена Рыковцева: Поэтому суд и не берется за это. Андрис Тейкманис: Это не было задачей суда в Страсбурге. Суд в Страсбурге оценивал именно действия Кононова – относятся ли действия Кононова к военным преступлениям, и должен ли он по военным преступлениям нести ответственность. Я бы хотел подчеркнуть, что это решение не было политизированным. Оно никаким образом не переписывает историю. Суд руководствовался исключительно анализом, основанным на фактах, которые имелись в деле. Это решение никаким образом не меняет отношения к тем советским воинам, которые участвовали в сражении против нацизма, к их вкладу в свержение нацизма. Здесь, как в любом уголовном деле, ответственность всегда индивидуальная, каждый отвечает за себя. Я бы сказал, что даже в военное время за похожие преступления, похожие действия суды или военные трибуналы Красной Армии в отношении своих же воинов выносили похожие приговоры. Это было уголовное преступление. Это было военное преступление. За это преступление невозможно применить срок давности. Кононов просто понес ответственность за свои действия. Елена Рыковцева: Снежана, у вас счастливая ситуация. Вы работаете в российской прессе. Вы работали и в Латвии. Объясните, пожалуйста, почему российская пресса в массе своей категорически на стороне (это чувствуется) Василия Кононова. Она абсолютно уверена, что эта истребленная деревня, вот эти 9 человек были пособниками нацистов, что их нужно было наказать, и что он был прав, наказав их таким образом. Даже если они и донесли на группу партизан, во что тоже все верят (во всяком случае, в российской прессе), почему эта убежденность присутствует, хотя не было суда над этими людьми? Снежана Бартуль: Я думаю, что это основано, в первую очередь, на том имидже, который создан здесь у Кононова. Не в последнюю очередь и не без помощи властей, потому что известно, что в свое время лично господин Путин вмешался в этот процесс. Кононову выделены деньги на… Елена Рыковцева: Европейский суд. Снежана Бартуль: Да, на правовую защиту. Елена Рыковцева: 5 млн. рублей дал Лужков. От Путина Кононов получил российское гражданство и часы. Снежана Бартуль: Да. И еще один момент, что, конечно же, люди в России уверены в том, что победа Красной Армии однозначна, она 100-процентно правильна. Поэтому общественное мнение на стороне Кононова. Это моя версия. Елена Рыковцева: Общественное мнение считает, что жители этой латвийской деревни должны были быть, безусловно, на стороне партизан. Здесь нет понимания, что две оккупационные силы в восприятии латышей на них обрушились в один и тот же момент, по сути. Просто одна часть латышей тогда делала выбор в пользу одной силы, а другая – в пользу другой. Снежана Бартуль: Совершенно верно. Елена Рыковцева: Но здесь считается, что все должны были сделать выбор в пользу одной силы – советской армии. Этот выбор сделал Василий Кононов. Конечно, врагами считаются те, кто сделал другой выбор. Снежана Бартуль: Согласна с вами. Но можно я немножечко уточню слова господина Тейкманиса по поводу военного преступления. Дело в том, что я, допустим, так и не поняла, в качестве кого осужден Кононов? Как он классифицирован - он партизан, он комбатант, он гражданское население, он разведчик или он лазутчик? Потому что военное преступление не может совершить абы кто. Есть Гаагская конвенция о законах и обычаях сухопутной войны, которая классифицирует лиц, которые являются участниками войны и, соответственно, могут совершить эти военные преступления. Ко всем остальным это не относится. Так вот, кем все-таки был Кононов? Андрис Тейкманис: Здесь тоже никакой неясности нет. Кононов был офицером. Он прошел специальную подготовку перед тем, как его забросили в тыл врага. Елена Рыковцева: Он ведь готовился в Ижевске. Андрис Тейкманис: Да. Он являлся комбатантом, скажем так. Он являлся офицером армии. Елена Рыковцева: Сейчас и говорится о том, что суд фактически своим решением признает роль советской армии как оккупационной, раз осудили оккупанта, по сути, как бы воина оккупационной армии. Вы с таким согласны определением? Андрис Тейкманис: Страсбургский суд не вникает в вопросы оккупации. Он оценивает исключительно действия Кононова в селе Малые Баты и не производит анализа, какую армию он представлял. Он делает анализ, какие действия он совершил. А совершил он действия против гражданского населения. Это и легло в основу решения. Снежана Бартуль: Да, но никто так и не смог ответить на вопрос – откуда у гражданского населения было оружие. Елена Рыковцева: Конечно, Андрис, Европейский суд не разбирался во всех нюансах, но это не значит, что мы сейчас не можем прояснить эти нюансы для наших слушателей. Тем более что еще когда только-только случились эти события, когда был первый суд над Кононовым в 2000 году, газеты сразу написали, что возникла юридическая коллизия - считать ли деревню Малые Баты частью оккупированной немцами советской территорией или частью свободной Латвии, а Василия Кононова партизаном или преступником? Потому что понятно, если это оккупированная немцами советская территория – он партизан. Если это свободная Латвия, значит, то что он творит, ни в какие законы не укладывается. И вот какой вывод делал в 2008 году, когда Европейский суд высказался в пользу Кононова, один из журналистов "Коммерсанта": "Едва ли не самым важным итогом вынесенного в Страсбурге вердикта стало официальное признание Европейский судом статуса Латвии как республики, входившей в состав СССР, а Советской армии - как армии-освободительницы. Кроме того, в решении суда говорится, что нахождение жителей деревни Малые Баты в составе вспомогательной полиции делает их пособниками преступной идеологии национал-социализма, в связи с чем их нельзя считать гражданскими лицами". То есть тогда, два года назад Европейский суд все-таки посчитал его партизаном и воином армии-освободительницы, если пафосно говорить. Вы согласны с этими трактовками тогдашнего решения суда? Андрис Тейкманис: Вы знаете, я могу дать комментарий только на окончательные переговоры, окончательное решение суда, которое и состоялось. Это не первый и, наверное, не последний раз, когда суд Большой палатой выносит окончательный вердикт. Это произошло и в этом случае. На этот раз суд оценил объективно, без каких-то политических оценок. Суд оценивал только конкретные действия конкретного лица. В данном случае действия офицера армии Василия Кононова, его действия в отношении гражданского населения, вне зависимости, скажем, к какой идеологии или политической системе это лицо принадлежало, вне зависимости к какой политической системе принадлежал офицер Василий Кононов. Причем суд посчитал нужным отметить, что Кононову особую ответственность надлежит нести как командиру его отряда. Ведь он же был офицером, он был командиром этого отряда. Его профессиональная подготовка как офицера не давала оснований сомневаться в его сознании и оценке его действий. Эти действия даже в 1944 году уже трактовались международным правом как военное преступление. Суд анализировал именно юридическую сторону, основываясь на положениях международного права, и не вникал в какие-то политические оценки. Я думаю, что это как раз сильная сторона этого приговора, этого решения суда. Потому что ответственность по любым, неважно каким соображения, всегда индивидуальна. Елена Рыковцева: Андрис, мне это все очень хорошо понятно. Тем не менее, людям все равно любопытно не только само решение, резолютивная часть, но что же стояло за этим решением, что оценивалось. Ирина пишет там, что "нет четкого мнения, потому что не хватает сведений". Сергей пишет, что "Европейский суд не вникает в суть происходивших исторических событий, потрясений. А руководствуется фактами". Николай Иванович полагает так: "В военное время юридические правила упраздняются. Действует лозунг "смерть за смерть". Именно по нему действовал партизан Кононов". "Я не понимаю, какой может быть суд во время войны? Война - это и есть необъявленная и внесудебная расправа. А решение Страсбурга - это как весной снег на голову, хотя я к этому и был подготовлен. Потому, как замалчивание чего-то к хорошему никогда привести не может. Умалчивание - это та же самая ложь, только вывернутая наизнанку. Видимо, тем и сильны наши власти", - пишет нам слушатель Семенов. Роза пишет: "Партизанские отряды не являлись частью действующей армии, но даже Нюрнбергский процесс не объявил их не законными формированиями. Действия в тылу врага партизанских отрядов зависели только от желаний командиров этих отрядов. Почему же Кононов стал преступником? Сначала надо объявить преступниками всех партизан. Здесь я вижу политическую мотивировку". "Зачем ворошить, кто виноват – "зеленые братья" или партизаны. Стреляли все", - мнение Яна. Михаил пишет: "Европейскому суду будут очень затруднительно потерять свой авторитет от новой волны ренессанса махровой советской пропаганды". Олеся из Полесья: "Мой отец фронтовик, у него 6 братьев тоже фронтовики, трое из них погибли: в Чехии, на Кольском полуострове и, попавший в окружение, под Киевом. Я слышала от всех фронтовиков СССР, что они не любили партизан, ненавидели их, считали их самозванцами и приспособленцами. Если фронт шел через лес и ему на пути встречались партизаны у костра, командиры фронтов, взводов, приказывали их убрать с дороги. В моей Черниговоской области два села сожжены - Гута и Ведильцы, и народ весь говорил, что это партизаны из брянского леса сожгли. Такая молва про них идет". Валентина Николаевна из Москвы, здравствуйте! Слушатель: Здравствуйте! Я хочу сказать, что это было время военное. Я в свое время столько читала книг о партизанах и могу сказать, что в то время никаких законов, которые сейчас применяются, не было. Люди мстили. Люди за своих соратников мстили, за то, что фашисты наделали. Человек жил в свое время и действовал так, как оно должно было быть. Раз люди совершили преступление, убили его друзей тоже партизан, он ответил адекватно. Елена Рыковцева: Спасибо, Валентина Николаевна, Вопрос гостю с пейджера: "Почему в Латвии всех кто бежал из концлагерей местные жители сдавали? Это известно всем. А "Комсомольская правда" пусть говорит за себя, а не за всех жителей страны", - пишет Раиса. Раиса, по поводу газеты я с вами согласна. Но что вы, Андрис, скажете о таком мнении нашей слушательницы, что в Латвии сдавали местные жители оккупационным немецким властям тех, кто бежал? Андрис Тейкманис: Здесь совершенно категорически не согласен. В Латвии было очень много случаев, когда людей спасали. Взять хотя бы нашего Жана Липке, который спас десятки евреев от верной смерти. У себя прятал. И таких семей, таких людей было очень много, которые спасали людей от немецкой оккупационной власти, помогали им сохранить жизнь. Так что, могу точно сказать, что в Латвии какой-то дружбы, каких-то теплых чувств к нацистским оккупантам точно не было. Много людей было, которые сражались против них. Много людей было, которые сражались с ними, и так же было много случаев, когда семьи были просто расчленены. Одного брата призвали в Красную Армию, а другого брата мобилизовали в легион. Таких случаев немало. Что поделаешь, если Латвия находилась на перекрестке двух тоталитарных держав?! Здесь были партизаны красные, здесь были "лесные братья", которые воевали, оказывали сопротивление советской власти. Я могу только сожалеть об этом времени и сожалеть, что тогда не была дана возможность латышам сражаться в своей армии или против немцев, или против красных, что они бы делали лучше всего и желали бы это делать больше всего. Но такой возможности им дано не было. Елена Рыковцева: Читаю пейджер. Наталья Михайловна пишет: "В Евангелии сказано: Все тайное становится явным. Считаю, что правда какая бы горькая она не была, не может дискредитировать и срока давности для военного преступления нет и быть не может. Хатынь, Сонгми, Хайбах всегда останутся болью человечества. Логика нашего современного преступника Юрия Буданова - это логика Кононова". "Кононов заслуживает пожизненного наказания, верю латвийскому суду. Раз Путин поддерживает Кононова, мне достаточно, чтобы поступить наоборот", - Татьяна пишет. Вы знаете, Татьяна, Эдуард Лимонов тоже поддерживает Кононова. А все-таки для Эдуарда Лимонова поступить наперекор Путину может быть даже важнее, чем вам. "В любом случае, убивший людей, в том числе беременных женщин, совершивший это - преступник, садист, бандит. Мне неважно при этом, на чьей стороне он был", - пишет Юрий. Слушаем Виктора, здравствуйте! Слушатель: Здравствуйте! Может ли господин из Латвии назвать воинскую часть, номер воинской части, в которой служил на то время Кононов? Елена Рыковцева: На момент партизанства Кононова ни в какой воинской части он не был. Слушатель: Тогда он не является офицером. Те граждане, которые были в деревне, если они и находились на службе в полиции или осведомителями или работали, они кто – служили или являлись гражданскими лицами? О каком военном суде идет разговор, если Василий Кононов находился на оккупированной территории? Как он мог судить людей, куда он мог их направить? Здесь много тонкостей, которые никак не оговариваются. Ни воинская часть не называется. Говорится «офицер», но воинской части нет. Мирные граждане. А они служили в полиции, не служили в полиции? Как здесь определить? Невозможно. Все эти юридические тонкости надо как-то оговаривать. Елена Рыковцева: Я думаю, что, наверное, в суде все эти нюансы должны были быть учтены. Вот так говорится в российской прессе о Кононове. «17-летний уроженец Латвии Василий Кононов уехал из дома в июле 1941 года вместе с отступающими частями Красной армии. После окончания курсов подрывников в Ижевске был заброшен в оккупированную республику». Снежана, что вы скажете? Снежана Бартуль: Я думаю, что слушатель абсолютно прав. Потому что я задавала этот же вопрос господину Тейкманису, что я так и не поняла, в каком качестве Кононов был осужден. Но я бы хотела немножко смикшировать это известие о решении Большой палаты Европейского суда. Дело в том, что мы все время будем сталкиваться с этой юридической казуистикой. В данном случае, она заключается в следующем, что латвийская сторона оспаривала предыдущее решение. Когда подается иск, там указывается конкретная статья закона. И все, что просила сделать латвийская сторона – это оценить предыдущие решения согласно 7-й статьи Конвенции о правах человека и основных свободах… Елена Рыковцева: … на основании которой в свое время было принято решение в пользу Кононова. Снежана Бартуль: Совершенно верно. И, собственно, Большая палата именно этим и занималась. Она все оценивала, согласно конкретной статье. Поэтому эти крики, что это ужас, ужас, ужас, что сделал Европейский суд, в данном случае, немножко неуместны. Елена Рыковцева: Но эти крики – эмоциональная расшифровка этих решений. Я по газете "Время новостей" (это очень серьезная газета, квалифицированная) процитирую, какой там была постановка вопросов: "Большая палата Европейского суда, принимая решение, ответила на несколько вопросов. Первый звучал так: "Существовала ли в 1944 году достаточно ясная правовая база для преступлений, в которых был признан виновным заявитель?" Ответ утвердительный. Даже если предположить, что уничтоженные селяне могли характеризоваться как "гражданские лица, которые принимали участие в военных действиях", в 1944 году существовала достаточная международно-правовая база, на основании которой заявитель мог быть осужден и наказан за военные преступления как командир отряда, ответственного за атаку на Малые Баты". Второй вопрос: "Были ли вменяемые заявителю деяния запрещены уставом". Ответ утвердительный. (Я так понимаю, что расстреливать без суда и следствия, что на современном российском языке обозначается словом "уничтожать", было запрещено уставом – Е.Р.) Третий вопрос формулировался так: "Мог ли заявитель предвидеть, что его действия составляют военные преступления и что он может подвергнуться преследованию за их совершение?" Согласно постановлению Европейского суда, партизан Кононов должен был быть в курсе международно-правовых норм и вполне мог и должен был осознавать противоправность своих действий". Правильно, Андрис, передала газета коллизию, которая была на Европейском суде? Андрис Тейкманис: Да, именно на эти вопросы давал ответ суд в своем решении. Суд определил, что для этого военного преступления нет срока давности. Суд не оспаривал содержание латвийских судов по квалификации, по оценке действий Кононова. Главный вопрос, на который дал ответ суд : существовало ли достаточно законодательств в 1944 году, существовал ли запрет, осознавал ли Кононов свои действия или должен был осознавать? На все эти вопросы был дал положительный ответ и суд определил, что действия, совершенные Кононовым, являлись и по тогдашнему праву, на момент 1944 года, военным преступлением, то есть преступлением, для которого нет срока давности. Латвийский суд был вправе его осудить даже через столько много лет за это преступление. Елена Рыковцева: Снежана, но почему вот это сочувствие? Вы знаете, что оно есть и в латвийском обществе и в российском. Как объяснить сочувствие в обществе к этому человеку и поддержку? Снежана Бартуль: Я бы объяснила это так. То, чем мы занимаемся сейчас - это мы манипулируем юридическими терминами, конвенциями, статьями законов и т. д. Мы этим можем заниматься еще 20 лет, и не прийти ни к какому общему знаменателю. Мне кажется, есть то, о чем мировое сообщество договорилось однозначно, есть два пункта: что нацизм – это было плохо и победителей не судят. Все! Соответственно, Кононов, который воевал на стороне армии-освободительницы против нацистской Германии, не подлежит никакому ковырянию, копанию, что победителей не судят, какими бы средствами эта победа не была достигнута. Это один момент. Потом, мне кажется, надо просто уважать возраст человека. Ему 87 лет. Судебные процессы длятся 12 лет. Мне кажется, что столь пожилой человек просто уже заслужил спокойной светлой сытой старости. Не в его возрасте ходить по судам и переживать то, что он сейчас переживает. Я думаю, что такая поддержка связана с этими двумя моментами. Елена Рыковцева: Послушаем Сергея Борисовича из Свердловской области, здравствуйте! Слушатель: Здравствуйте! Что касается того, что победителей не судят. Победителей, конечно же, судят, всех судят. Что касается грубых действий этого человека во время войны и тема сочувствия… Расстрелять 10 человек за одного. Это практиковалось во время войны. А что касается поддержки "нашистов" и т. д. Просто кому-то хочется, чтобы страна менялась, модернизировалась в смысле вывески, а суть оставалась все та же. Елена Рыковцева: Спасибо, Сергей Борисович. "Европейский суд себя не дискредитировал, а полностью доказал объективную позицию в отношении Кононова. По правилам военного времени нельзя было заниматься самосудом в отношении уничтожения противника. То, что Кононов расправился с мирными жителями по своему решению, называется преступлением против человечности, без срока давности", - пишет нам слушатель. Андрис, что вы скажете по поводу возраста этого человека? Эта тема тоже, конечно, звучит, что пожалеть бы, пусть бы он доживал. У него такая трагедия в семье – умерли братья. Сын умер. И уже вроде ему пора дать покой. Андрис Тейкманис: Суд не имеет права подходить в своих решениях с учетом «жалко», «сочувствие», возраст. Суд не имеет такого права. Суд имеет право выносить решения на основании международных правовых определений, что суд в Страсбурге и сделал. Инет никакого основания никому оспаривать решение суда, которое принято, я бы сказал, все-таки самыми умными юристами Европы. Это решение окончательное и не подлежит пересмотру. Конечно, может быть личных мнений очень много и за, и против. Я не думаю, что сегодня моя задача кого-то переубедить или изменить его личное мнение. Но и политики не имеют права ни каким образом влиять или нажимать на суд, задевать его неприкосновенность, независимость суда, что и происходило до вынесения решения по этому делу. Были политики, которые делали откровенный нажим на Страсбургский суд – если только он посмеет вынести решение не в пользу Кононова. Кононов – лицо, которое должно понести ответственность за свои действия. Если эти действия признаны военными преступлениями, то они не имеют срока давности. С юридической точки зрения Кононов должен был быть осужден, что и произошло. Его уже осудили. Его больше судить не будут. Елена Рыковцева: Но вы видите, что категорически Москва с этим смириться не может. Необычайно резкое выпустил МИД заявление, что Москва осуждает решение Европейского суда, оценивает его как «крайне опасный прецедент». Более того, Москва «оставляет за собой право сделать соответствующие выводы относительно построения дальнейших отношений как с судом, так и с Советом Европы»! Посмотрите, что делается в этом заявлении. Вы его знаете, наверное, прекрасно. Андрис Тейкманис: Да, конечно. Но, я думаю, все-таки нашим российским коллегам следует внимательно проанализировать эту ситуацию. Ведь решение суда касается сугубо индивидуального лица. Елена Рыковцева: То есть прецедентов никаких создано не будет. Андрис Тейкманис: Да. Елена Рыковцева: Они должны это понять. Андрис Тейкманис: Я думаю, что каждый должен отвечать за себя. И если Россия 14 лет назад вступила в Совет Европы, то она, конечно, отлично знала и роль суда по правам человека и то, что его решения должны (в пользу государства, не в пользу государства) быть приняты к исполнению. Это та самая высшая инстанция. Елена Рыковцева: Завершаем на этом программу "Час прессы" на волнах Радио Свобода. Read more: http://www.svobodanews.ru/content/transcript/2048540.html#ixzz0qFkdU3ME Under Creative Commons License: Attribution

BNE: В Чили идут аресты сотрудников спецслужб времен А.Пиночета Это самая масштабная акция против соратников покойного экс-диктатора. Судья Виктор Монтиглио предъявил 129 бывшим военным обвинения в пособничестве убийствам и похищениям людей во время военного режима в Чили и выдал ордер на их арест. Большинство подозреваемых, на которых выписан ордер, являются бывшими членами Национального разведывательного управления (DINA). Эта организация считается главным проводником репрессивной политики Аугусто Пиночета, жертвой которой стали до 30 тыс. человек. В ближайшие дни арестованные предстанут перед судом. Офицеры DINA занимались "ликвидацией" неугодных диктатору людей не только на территории Чили, но и за ее пределами. В 1975 году, через два года после прихода А.Пиночета к власти, эта спецслужба провела операцию "Коломбо". За неполные 12 месяцев были похищены или убиты на месте 119 чилийских политэмигрантов, скрывавшихся в соседней Аргентине после военного переворота 1973 года, а также тех из них, кто имел неосторожность вернуться на чилийскую территорию. Как утверждают правозащитники, аргентинские власти или смотрели сквозь пальцы на действия DINA, или прямо оказывали им помощь. Окрыленный успехом, А.Пиночет начал более масштабную операцию по поиску своих своевременно покинувших родину противников, вошедшую в историю под названием "Кондор". В нее были вовлечены спецслужбы уже сразу нескольких государств Латинской Америки, где у власти находились военные хунты: Аргентины, Бразилии, Парагвая, Уругвая и Боливии. Точное количество жертв "Кондора" до сих пор не установлено. Многие убийства маскировали под несчастные случаи, а иногда ответственность за преступления, совершенные чилийскими спецслужбами, брали на себя крайне правые группировки. По официальной же версии, распространяемой в Чили при А.Пиночете, все смерти оппонентов списывались на "внутренние чистки" в рядах левого движения. DINA не стеснялась действовать даже на территории США. Например, в 1976 году прямо в Вашингтоне был убит бывший министр в правительстве Сальвадора Альенде Орландо Летельер вместе со своим секретарем Ронни Мофитом. 03 сентября 2009г.

BNE: С.Берлускони: Я – самый гонимый человек в истории Премьер-министр Италии Сильвио Берлускони назвал себя "самым гонимым человеком за всю историю мира", сообщает Би-Би-Си. Выступая на пресс-конференции в Риме по поводу отмены своей неприкосновенности, глава итальянского правительства заявил, что стал жертвой "политической вендетты", которой руководят левые политики. При этом он оговорился и сказал, что потратил "200 миллионов евро на судей", однако сразу же поправился и заявил, что тратился на адвокатов При этом С.Берлускони со свойственным ему чувством юмора заявил, что является "лучшим премьер-министром, которого только можно найти". Таким образом он развил свою сентябрьскую фразу, в которой назвал себя лучшим главой итальянского правительства за последние 150 лет. Напомним, что 7 октября Конституционный суд Италии признал не соответствующим основному закону страны так называемый "закон Альфано", который гарантировал С.Берлускони иммунитет от уголовных преследований. Наблюдатели ожидают, что в ближайшие месяцы 73-итальянский премьер и медиамагнат получит сразу несколько повесток в суд 73-летнему медиамагнату в разное время были предъявлены многочисленные обвинения в коррупции, уклонении от уплаты налогов и незаконном финансировании политической партии. С.Берлускони настаивает на том, что все эти дела в судах являются результатом "охоты на ведьм", которую ведут в отношении него правоохранительные органы. По словам премьера, за свою многолетнюю политическую деятельность ему довелось присутствовать на 2 тыс. 500 судебных слушаниях, посетить полицейские участки 587 раз и потратить 174 млн евро на судебные издержки. 10 октября 2009г.

BNE: Экс-диктатор Уругвая получил 25 лет тюрьмы К 25 годам лишения свободы приговорен бывший диктатор Уругвая Грегорио Альварес, передает Associated Press. Суд признал его виновным в нарушениях прав человека и причастности к убийствам 37 политических оппонентов военного режима с 1977 по 1978гг., когда Г.Альварес занимал пост командующего Вооруженными силами Уругвая. Предполагается, что 83-летний Г.Альварес навряд ли сможет отбыть полный срок наказания, поскольку уже сейчас он не может присутствовать на заседании суда по состоянию здоровья. В Уругвае с 1873 по 1985гг. по политическим мотивам были убиты, по меньшей мере, 180 человек. Убийства происходили в рамках операции "План Кондор", действовавшей также в Аргентине, Бразилии, Парагвае и Чили. Ее цель - физическое уничтожение политических оппонентов действовавшей власти. 23 октября 2009г.



полная версия страницы