Форум » Терроризм, коррупция » КОЛОКОЛ//Досуги сладострастных милиционеров » Ответить

КОЛОКОЛ//Досуги сладострастных милиционеров

BNE: Досуги сладострастных милиционеров Герман Г., 20 лет, студент: «Вечером 8 февраля я, мой друг Дима и моя приятельница Оля гуляли по Москве. Около десяти часов вечера мы решили выйти на станции метро «Пушкинская». Никаких конкретных планов у нас не было, но в центре обычно много развлечений, так что мы решили придумать что-нибудь по ходу прогулки. Но потом, на выходе из метро, Оля передумала и решила все-таки поехать домой - время было позднее. Мы попрощались, и она направилась к эскалатору. То, что произошло дальше, для всех нас стало шоком. На наших глазах к Оле подошел милиционер и попросил ее предъявить документы. Девушка достала паспорт, милиционер покрутил его в руках и потребовал, чтобы она прошла вместе с ним в отделение милиции, которое находится прямо там, в переходе метро. Я забеспокоился, потому что точно знал, что у девушки с документами все в порядке и что ни к каким правонарушениям она причастна быть не может. Я пошел вслед за ней в отделение, но сотрудники милиции, узнав, что я знакомый Оли, приказали мне выйти из отделения. Пока меня выталкивали, я успел спросить у нее, задержана ли она. Оля ответила, что не задержана, но уходить ей из отделения сотрудники милиции не разрешают. Я задал тот же вопрос милиционерам, и они подтвердили, что Олю не задерживали. Тогда я вышел на улицу, позвонил в управление собственной безопасности МВД и рассказал о том, что в данный момент происходит с Олей. Дежурный ответил мне, что никакого криминала пока не происходит, но если ситуация хотя бы чуть-чуть изменится, попросил перезвонить. Мы с дежурным договорились, что я опять пойду в отделение и попытаюсь забрать Олю, а если со мной что-нибудь случится, то в управление перезвонит мой друг Дима, с которым мы условились, что он выйдет на улицу и будет ждать нас там. Когда я вернулся в отделение и рассказал о своем звонке в УСБ милиционерам, Олю сразу же отпустили. Состояние, в котором находилась Оля после того, как я забрал ее из отделения милиции, трудно описать: она почти ничего не говорила, только дрожала и плакала. После того как мы ее немножко успокоили, она рассказала, что когда осталась один на один с милиционерами, они потребовали, чтобы она разделась. Один из них полез обниматься и сказал, что если она не разденется и не отдастся им, то они ее задержат и уже точно не отпустят. А потом, когда милиционеры поняли, что я намерен вытащить Олю из отделения, они начали угрожать, что если она об этом кому-нибудь расскажет, они ее найдут и убьют - ведь паспортные данные остались у них. Сначала, когда я все это слушал, то не мог поверить своим ушам. Потом понял, что безнаказанно оставлять такие вещи нельзя, и, чтобы у нас на руках остались доказательства, достал свой мобильный телефон со встроенной фотокамерой, подошел к отделению и сфотографировал милиционеров. Потом я направился в сторону турникетов, но в это момент ко мне подбежал сотрудник милиции, схватил меня за рукав и оттащил в отделение. Там милиционер, угрожая мне физической расправой, заставил меня стереть эту фотографию. Все это время, пока они разбирались со мной, милиционеры ужасно матерились. Кроме того, они утверждали что Оля проститутка, и предлагали мне посмотреть, как она у них «раздвинет ноги». В конце концов меня отпустили, а когда я вышел из отделения, то я увидел, как те же милиционеры подошли к сидящей неподалеку незнакомой мне девушке и безо всяких просьб предъявить документы, схватив ее за плечи, потащили в отделение новую жертву. На следующий день я написал жалобу на действия сотрудников милиции и отправил один ее экземпляр в управление милиции на метрополитене, а другой - в прокуратуру московского метрополитена. В прокуратуре на мое заявление отреагировали мгновенно: на следующий день мне позвонил следователь и сказал, что идет следствие, вызвал меня на допрос, а также согласился с тем, что для доказательства происшедшего необходимо изъять видеозапись, сделанную камерами слежения в переходе. Я потом специально съездил на «Пушкинскую» и выяснил, что таких камер там шесть. Несколько из них точно должны были записать происходящее. Как сказал следователь, он уже подал ходатайство об изъятии видеозаписи. Потом я съездил в прокуратуру и дал показания на сотрудников милиции. В управлении милиции на метрополитене со мной общались совсем иначе. Там я говорил с заместителем начальника пятого отдела (по воспитательной работе) подполковником Анатолием Ивановичем Верховским. Он сказал, что все изложенное мной в заявлении только мои слова, а доказательств у меня нет. Матерную брань, с помощью которой со мной общались милиционеры, он назвал «обычным мужским разговором», а кроме того, пытался убедить меня в том, что такое поведение сотрудников милиции вызвано общим отношением к ним народа. 19 февраля я узнал, что сотрудники отделения милиции на допросе в прокуратуре признали, что задержали меня и Олю незаконно, и за это получили строгий выговор от начальства (ст. 286 Гражданского кодекса). Тогда же следователь мне сказал, что дело о сексуальном домогательстве, видимо, будет закрыто за отсутствием события преступления. Однако в этом же разговоре следователь прокуратуры сообщил мне, что управлением милиции на метрополитене в распоряжение прокуратуры были предоставлены видеозаписи не шести, а только двух камер слежения, причем тех, которые в силу своего расположения не могли зафиксировать, как Олю и меня тащили в отделение милиции. Как сказал следователь, с этим вопросом прокуратура будет разбираться отдельно и за рамками этого уголовного дела. Страшно думать о том, что нашим девушкам угрожает опасность со стороны тех, кто по должности и по закону должен их защищать. Еще страшнее от того, что милицейское начальство выгораживает виновных. Мы совсем случайно попали в эту историю: если бы сотрудники милиции знали, что Оля в тот момент находилась с нами, они вряд ли бы к ней подошли. Я уверен, что Оля не единственная жертва. Я считаю, что виновные должны быть наказаны, и поэтому постараюсь приложить все усилия для того, чтобы дело о сексуальных домогательствах со стороны сотрудников милиции дошло до суда. Очень прошу пострадавших от подобных действий милиционеров и свидетелей таких инцидентов связаться со мной через редакцию сайта Колокол.Ру». В Главном управлении внутренних дел города Москвы корреспонденту Колокола.Ру подтвердили, что по факту незаконного задержания была проведена проверка, сотрудники линейного отделения на московском метрополитене признали свою вину и подверглись взысканию в форме строгого выговора. Однако, по словам представителя ГУВД, факт сексуальных домогательств не подтвердился. Женя Снежкина 25.02.2004

Ответов - 29

BNE: В Москве задержаны милиционеры-вымогатели В Москве сегодня задержаны пятеро сотрудников столичного ГУВД, подозреваемые в совершении разбойных нападений и вымогательстве, сообщили РБК в пресс-службе Главного управления собственной безопасности МВД России. Все задержанные - старший лейтенант Виталий Антонов, старший сержант Александр Иванов, сержант Сергей Шабанов, младший сержант Юрий Потапов и младший лейтенант Александр Клювиткин - сотрудники патрульно-постовой службы УВД Юго-Западного административного округа. В ходе следствия у задержанных было изъято 30 тыс. долл. и ювелирные украшения, сообщил РБК начальник управления информации и общественных связей ГУВД Москвы Кирилл Мазурин. «Не исключено, что эти деньги и ценности принадлежат потерпевшему от их действий студенту», - отметил он. По данным ГУСБ, 9 февраля 2004г. милиционеры остановили на улице студента колледжа Международной высшей школы и при проверке документов подбросили ему в куртку спичечный коробок с марихуаной, после чего предложили молодому человеку заплатить 1,5 тыс. долл. для «урегулирования вопроса». Студент согласился заплатить указанную сумму, но поскольку с собой таких денег у него не было, он предложил сотрудникам милиции съездить к нему домой. В квартире молодой человек вытащил пачку валюты и отсчитал по требованию вымогателей 2 тыс. долл. На следующий день сотрудники ППС вновь позвонили студенту и предложили приехать в отделение, чтобы подписать документы и окончательно закрыть дело. Когда молодой человек вышел из квартиры, двое вымогателей в гражданской одежде, угрожая пистолетом, связали его, однако он сумел развязаться и ножом нанести ранение одному из нападавших. Подозреваемые вновь связали молодого человека, после чего похитили 28 тыс. долл. и ювелирные украшения на общую сумму 850 тыс. руб. Приехавшие родители сразу обратились за помощью в Московский уголовный розыск, а молодой человек был госпитализирован. Подозреваемые в совершении данного преступления сотрудники милиции были задержаны сегодня около 12:00 мск в ходе оперативных мероприятий. В настоящее время задержанные доставлены в ОВД «Краснопресненский», где с ними проводятся оперативные мероприятия, после чего будет предъявлено обвинение. 12.02.2004

Л.А.: - начальник отдела регистрации автотранспорта. Увезли в облпрокуратуру в наручниках около месяца назад. Ранее я ним общалась, как представитель потерпевшей в ДТП - он тогда ещё занимался расследованием ДТП. «Хорошо» работал - мухлевал, дело спускал на административное, я жаловалась прокурору, помогло, но взятку он получил и тогда.

BNE: Житель Самары получил 4,5 года за взятку сотруднику ГИБДД Суд г.Новокуйбышевска (Самарская область) приговорил жителя Самары Анатолия Захарова к 4,5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима за попытку дать взятку сотруднику ГИБДД, сообщили РБК в судебной инстанции. А.Захаров был задержан в июле 2004г. Сотрудник дорожно-патрульной службы Новокуйбышевского отдела внутренних дел, остановивший автомобиль, заметил, что водитель находится в состоянии наркотического опьянения. Инспектор предложил водителю пройти освидетельствование в наркологическом диспансере, однако А.Захаров попросил инспектора обойтись без освидетельствования и предложил взятку в виде мобильного телефона Siemens МЕ-45. Взяткодатель был сразу же задержан инспектором ГИБДД. Суд признал А.Захарова виновным по ч.2 ст.291 Уголовного кодекса РФ "Дача взятки должностному лицу". Напомним, что такая же неприятная история случилась с гражданином Ильдаром Бичаровым 9 августа прошлого года. Тогда при нарушении правил дорожного движения - пересечении сплошной разделительной линии – И.Бичарова задержали сотрудники ГАИ. После того, как сотрудники милиции полчаса оформляли протокол, водитель предложил расплатиться на месте. В итоге в ноябре 2004 Дорогомиловский суд Москвы вынес ему приговор. И.Бичарова признали виновным в попытке дачи взятки. Водитель приговорён к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком 24 месяца. Причем ранее обвинитель настаивал на приговоре в виде тюремного заключения сроком на три года. 19.09.2005

BNE: В Москве прошла акция в поддержку Германа Галдецкого В субботу у института Скорой помощи имени Склифосовского собрались те, кто хотел выразить поддержку Герману Галдецкому - 19-летнему студенту, в одиночку разоблачавшему преступления милиционеров и тяжело раненому при невыясненных обстоятельствах. На мероприятие собралось не менее 100 человек. Пришедшие держали в руках небольшие плакаты с лозунгами «Герман, мы с тобой», «Врачи, помогите Герману». В начале акция была отмечена небольшой стычкой с милицией - милиционер попытался отобрать плакат у одной из девушек и поначалу ему это удалось, однако затем девушка довольно агрессивно вернула плакат себе, сообщает Regions.Ru. Впоследствии милиция не вмешивалась в происходящее. Вдохновитель акции - журналист Олег Пшеничный - сказал корреспонденту Граней.Ру, что остался доволен тем, как прошло мероприятие. Герман - 20-летний студент одного из московских вузов, герой публикации на сайте Колокол.Ру «Досуги сладострастных милиционеров». Он по собственной инициативе помогал жертвам сексуальных домогательств со стороны сотрудников милиции. В материале, опубликованном 27 февраля, Колокол.Ру не назвал фамилии студента. В интервью «Новой газете» от 8 апреля Герман представился полным именем. Как стало известно, Галдецкому выстрелили в голову из его собственного пистолета системы «Оса». Пистолет был заряжен травматическими патронами. По предварительным данным, нападавших было двое. B настоящее время Герман находится в Институте скорой помощи имени Склифосовского в отделении нейрохирургии, его состояние врачи оценивают как тяжелое. Глава МВД России Рашид Нургалиев взял под личный контроль расследование покушения на Галдецкого, сообщили РИА «Новости» в пресс-службе министерства. «По распоряжению министра создана специальная группа, в которую вошли наиболее опытные сотрудники собственной безопасности, уголовного розыска и подразделений по борьбе с оргпреступностью. Им поручено тщательно изучить все обстоятельства дела», - сказал представитель пресс-службы.

BNE: Убийцы подземелья Встречи с милицией в метро смертельно опасны О трагедии, случившейся 11 июня в московском метро, когда милиционер избил пассажира и тот впоследствии умер, взахлеб писала вся пресса. 27-летний Виктор Золотцев скончался прямо в комнате милиции подземки, на станции “Нахимовский проспект”, в пяти минутах ходьбы до дома. Он возвращался домой с работы, бережно неся в сумке мороженое, купленное для мамы... “МК” стали известны новые подробности этого дикого случая. В день похорон рядом с цветами на журнальном столике стояли Витины фотографии. Парень с добрыми глазами был удивительно похож на великого русского классика Александра Пушкина. В углу комнаты, отстраненно наблюдая за поминальными хлопотами, сидела Витина бабушка Александра Андреевна: — Вот уже восьмой день, как нет Вити, а я до сих пор не могу понять, что произошло? Кому он помешал? За что его убили? Виктор был единственной опорой для своей семьи — мамы и бабушки. Как говорят родственники, “их руками и ногами”. У обеих женщин проблемы со здоровьем: Александра Андреевна инвалид, участница войны, а мама, Тамара Васильевна, инвалид II группы с детства. Ребенком женщина перенесла полиомиелит и, казалось бы, даже не могла мечтать о рождении своего малыша. Но, выйдя замуж, Тамара Васильевна пренебрегла мнением врачей и, презрев опасность, родила сына. Маленький Витя поневоле стал главой семьи, когда умерли его отец, а за ним и дед. — Витя очень трепетно относился к нам, был покладистым простым рабочим парнем, — вздыхает Александра Андреевна. — За все отвечал в нашем доме: мыл полы, окна, покупал продукты. Ремонт квартиры сделал своими руками. Я смотрела, как он потолок красил, и радовалась: все, думала, для будущей жизни, для семьи пригодится... До семьи было уже рукой подать — Виктор жил гражданским браком с девушкой Олей. Молодые люди познакомились два года назад в больнице и с тех самых пор стали неразлучны. Олю, воспитанницу детского дома, Витя привел к бабушке и маме, которые с радостью приняли девушку в семью. Так и жили: Витя, его мама и Оля. Все работали в Москве и снимали квартиру, а каждые выходные приезжали к бабушке в подмосковный Железнодорожный. После 9-го класса Витя отучился в ПТУ и сначала работал вместе с мамой во Всероссийском обществе инвалидов, а последнее время электромонтажником строительного управления Мособлстроя. Трудился, что называется, на совесть, часто сверхурочно, в праздники и выходные. Все деньги до копеечки отдавал маме. Тамара Васильевна и ждала сына 11 июня в съемной квартире в Москве на Сивашской улице. Он не пришел ночевать. Это было странно — Витя очень редко оставался в гостях на ночь. На следующее утро женщина бросилась его искать по родственникам, друзьям и знакомым, но все безрезультатно. Лишь вечером 13 июня женщина дозвонилась в Бюро регистрации несчастных случаев, где ей сообщили, что тело Вити в морге, а за разъяснениями надо обращаться в 8-й отдел УВД на Московском метрополитене. Убитой горем женщине в милиции рассказали, что ее сына задержали в метро за административное нарушение — якобы он был нетрезвым, когда вышел из вагона поезда. Его отвели в комнату милиции. Что произошло за закрытой милицейской дверью, сейчас выясняют следователи. Известно, что вошел Виктор в комнату милиции в сопровождении дежурного милиционера в 20.30, а примерно в 21.00 туда же вызвали “скорую”. Та приехала уже к мертвому телу. При осмотре трупа никаких видимых телесных повреждений не нашли, а потому поставили предварительный диагноз — острая сердечная недостаточность. Но позже в морге №1 при вскрытии судмедэксперт установил, что причина смерти — насильственная. С этими данными из морга поступила телефонограмма, и прокуратура метрополитена возбудила уголовное дело по ст. 111 ч. 4 (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью). По подозрению в совершении этого преступления был задержан 38-летний старший сержант милиции Сергей Басоргин — именно он провожал Золотцева в кабинет милиции. Пока его задержали на 10 суток, и обвинение ему еще не предъявлено. — Человек он нормальный — ненормальный у нас не работал бы, — так отозвался о своем подопечном начальник 8-го отдела УВД на Московском метрополитене Виктор Михайлов. — До этого случая вопросов к Сергею Басоргину у меня не возникало. Теперь, если он виноват, пусть в этом разбирается прокуратура. Кстати, это не единственная трагедия, произошедшая на станции метро “Нахимовский проспект” с участием сотрудника милиции. В январе этого года “нечаянным” ударом ноги милиционер убил пожилого мужчину. Это дело вскоре передадут в суд. Теперь же прокуратура будет разбираться с делом Виктора Золотцева. Может быть, и ему хватило одного удара, чтобы больше никогда не увидеть этот свет? — Витя в последнее время огородом увлекся, — всхлипывает Александра Андреевна. — Год назад нам выделили 8 соток, мы посадили там зелень, он отремонтировал колодец, успел поставить столбы для забора. А еще мечтал бассейн сделать и засадить участок яблонями... Московский Комсомолец от 21.06.2004

Николай: Ну при этой-то власти не дождемся, чтобы садистов и убийц наказали. Не так ли?

BNE: Как с тем же Будановым и с этим Поповым (который призвал к убийсву уже покойного Гириенко) Но IMHO ФСБ, армия, милиция, националисты (в их покушении на права рядовых граждан и СМИ) оказываются выведенными за рамки понятия аморальности и справедливости. Потому все и множится... ;-((

BNE: Милиционеры чаще всего бьют пьяных и подростков, показало исследование время публикации: 29 июня 2004 г., 11:22 последнее обновление: 30 июня 2004 г., 00:44 Милиционеры чаще всего бьют пьяных и подростков, показало исследование Аналитического центра Юрия Левады, представленное участникам круглого стола «Насилие в правоохранительных органах». Исследование проводилось среди врачей и фельдшеров скорой помощи и травмопунктов. По мнению 73% врачей и среднего медперсонала, оказывающего первую медицинскую помощь пострадавшим, проблема насилия сотрудников правоохранительных органов в отношении задержанных является весьма серьезной. Согласно данным опроса, применение насилия в отношении задержанных или избиение их случается «довольно часто», считают 43% респондентов (в Москве и Санкт-Петербурге - 55%), еще 10% полагают, что это «общая практика» в МВД и силовых ведомствах. Но в то же время около 46% полагают, что такого рода явления достаточно редки или даже представляют собой «отдельные случаи», передает «Regnum-Балтика». 45% респондентов сообщили, что им приходилось выезжать по заявкам в здания правоохранительных органов к пострадавшим с признаками насилия, причиненного сотрудниками. Около 60% сотрудников правоохранительных органов объясняли причины получения пострадавшими травм тем, что они оказывали сопротивление, а около 35% утверждали, что повреждения имелись у задержанных до того, как они были доставлены в милицию. Согласно результатам опроса, жертвами насилия милиции чаще всего оказываются мужчины, относящиеся к «социально слабым» или уязвимым категориям населения. Пострадавшими чаще всего оказываются пьяные (67%), молодежь, подростки (48%), бомжи (23%), люди, принадлежащие к неславянским этническим группам (17%), а также приезжие (12%). Реже всего насилие со стороны правоохранительных органов испытывают люди с достатком и старики. Насилие и жестокость милиция чаще всего применяет при задержании (на это указал 61% опрошенных); 34% утверждают, что избивают беспричинно, «для куража», ради демонстрации власти, а 16% говорят, что милиция применяет насилие при «выбивании» нужной информации. Сотрудники милиции и другие представители власти заинтересованы в том, чтобы не фиксировать подобные происшествия и не придавать их огласке. Некоторые опрошенные отмечали случаи прямого давления на них. Однако еще настоятельней - в каждом втором случае, если не чаще - об этом просят сами пострадавшие. Эксперты центра Левады отмечают, что истинные масштабы распространения данного вида насилия установить затруднительно. Во-первых, «речь идет о крайне закрытой, сплоченной ведомственной корпорации, во-вторых, мы сталкиваемся с саботажем тех структур, которые должны были обеспечивать надзор за деятельностью правоохранительных органов, с созданной еще в советские времена круговой порукой». Исследование также показало, что медики крайне мало осведомлены об общественных организациях, ведущих борьбу с произволом и насилием со стороны правоохранительных органов. В то же время три из пяти респондентов, по их словам, согласились бы, знай они координаты подобных общественных организаций, сообщать им о случаях насилия над гражданами. В рамках исследования было опрошено 619 человек (427 работников скорой помощи и 192 - травмопунктов) в 42 городах России, включая Москву и Санкт-Петербург.

Л.А.: Примеров у меня много. Так фабрикуются «тяжкие» преступления пьяных малолеток. Медики и прокуроры «не видят». За избиение матёрого преступника придётся «за базар» отвечать

BNE: В московском метро милиционер расстрелял безбилетника В Москве на станции метро Сокольники милиционер при проверке документов ранил из пистолета уроженца Таджикистана, сообщает радиостанция «Эхо Москвы». Как сообщил представитель прокуратуры московского метро, по предварительной информации, во время проверки документов милиционер выстрелил в рот Рустаму Байбекову, у которого не было регистрации, и который пытался пройти в метрополитен без билета. Сам милиционер настаивает на том, что он выстрелил в человека случайно, в ходе завязавшейся потасовки. Р.Байбекову повезло: ранение оказалось несмертельным, пуля прошла навылет в области лопатки. В настоящее время он находится в больнице и ему требуется операция. Представитель прокуратуры метрополитена признал, что «случай действительно дикий, поэтому в настоящее время выясняются обстоятельства произошедшего и мотивы, которые побудили милиционера взяться за оружие». Сейчас задержанный дает признательные показания. 03.08.2004

BNE: Трое милиционеров забили насмерть задержанного Трое сотрудников отдела внутренних дел «Печатники» задержаны по подозрению в нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть. Об этом со ссылкой на Интерфакс сообщает NEWSru.com. По рассказу источника в ГУВД столицы, в минувший четверг из горбольницы номер 68 поступила телефонограмма о том, что к ним с диагнозом «множественные ушибы, кровоподтеки, разрыв тонкой кишки» доставлен приехавший в Москву из Татарстана Дмитрий Маракин. Несмотря на усилия медиков, пострадавший в реанимационном отделении скончался. По данному факту возбуждено уголовное дело. В ходе расследования сотрудники отдела собственной безопасности управления внутренних дел Юго-Восточного округа установили, что в ночь на 31 июля Дмитрий Маракин доставлялся в ОВД «Печатники». По подозрению в причинении Маракину тяжких телесных повреждений были задержаны инспектор службы, милиционер-водитель и милиционер роты патрульно-постовой службы. На данный момент установлено, что сотрудники милиции причинили задержанному тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть. В ближайшее время им будет предъявлено обвинение. Это уже второй за последнее время случай убийства граждан сотрудниками милиции. 08.08.2004 14:08

BNE: Избитый милицией гражданин получил денежную компенсацию На днях было вынесено беспрецедентное для российской судебной практики решение. Нижегородцу Александру Долгашеву, жестоко избитому майором милиции, удалось добиться, чтобы Российская Федерация в лице Министерства финансов возместила ему моральный вред, сообщают «Новые Известия». Как пишет газета, полтора года назад начальник Большеболдинского райотдела внутренних дел Нижегородской области майор Иван Четвертаков, будучи в нетрезвом состоянии, жестоко избил бывшего охранника одной из местных гостиниц. Судебно-медицинское освидетельствование зафиксировало у потерпевшего кровоизлияние в правую почку. От последствий встречи с главным районным правоохранителем бывший охранник лечится до сих пор, отмечает издание. Потерпевший направил заявление о незаконных действиях милиционера в отдел Генеральной прокуратуры РФ в Приволжском федеральном округе. Свидетельские показания по уголовному делу собирались с большим трудом. Свидетелям преступления постоянно угрожали, однако уголовное дело все-таки дошло до суда. В конечном итоге районный суд приговорил бывшего начальника милиции Большеболдинского района Ивана Четвертакова к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Он был признан виновным в превышении должностных полномочий. Примечательно, что на суде майор так и не смог объяснить, зачем избил А. Долгашева. Однако одним лишь наказанием для своего обидчика потерпевший не ограничился. Он также решил получить материальную компенсацию за понесенный моральный вред и подал в суд на Министерство финансов РФ. А. Долгашев потребовал от Минфина 30 тыс. рублей за моральный вред и 183 тыс. – на покрытие собственных убытков. Как ни странно, дело потерпевший выиграл. Суд обязал министерство выплатить ему компенсацию в сумме 2 тыс. рублей. Тем не менее, как пишут «Новые Известия», А. Долгашев такой революционный для отечественного судопроизводства расклад не устроил. В ближайшее время он обжалует решение районного суда в высшей инстанции. Не исключено, что теперь примеру А. Долгашева последуют и другие российские граждане, пострадавшие от милицейского произвола. Газета не исключает, что суды окажутся завалены подобными исками, ведь закон возлагает ответственность за действия госслужащих именно на государство. Издание иронизирует, что привычка нашей милиции к рукоприкладству способна опустошить любую казну. А в другой статье «Новые Известия» рассказывают о докладе, предоставленном вчера «Комитетом за гражданские права». В нем говорится о более чем 500 обращениях жителей Московской области, сделанных за минувшие два года по поводу пыток в правоохранительных органах. Газета отмечает, что по результатам обращений правозащитников, подготовленных после проверки «сигналов» граждан, возбуждено 12 уголовных дел. По четырем делам уже вынесены обвинительные приговоры. Возможно, пример А. Долгашева и усилия правозащитников прибавят сил и уверенности тем, кто незаконно пострадал от кулаков и резиновых дубинок «борцов с преступностью», но пока боится вступать со своими обидчиками в погонах в судебную тяжбу. 17.08.2004

BNE: Пытки за наши деньги Москвичам и гостям столицы. От милицииВ среду офис организации «Мое право» обыскивался уже во второй раз за это лето. В четыре часа вечера пришли, показали постановление о производстве выемки, подписанное следователем УВД на московском метрополитене Моргачевым, два с половиной часа побродили по офису, изъяли несколько незначительных документов из бухгалтерской отчетности и удалились. Их спугнули телекамеры и фотоаппараты приехавших журналистов – милиционеры прятались от них под стол и пытались оттуда угрожать. Московской транспортной милиции в этом году «не везет». После скандального покушения на студента Германа Галдецкого, пытавшегося самостоятельно расследовать преступления транспортной милиции, дело замяли, но начальника сняли. Вместо полковника Владимира Жирнякова, ушедшего на должность начальника Управления подготовки кадров ГУВД Москвы, на метрополитене бросили бывшего замначальника УВД ЮАО полковника Николая Иванов. Не успел новый начальник приступить к наведению порядка, как Москву потрясли два новых громких скандала: в июне сотрудник 8-го отдела УВД на метрополитене сержант Сергей Басоргин на станции «Нахимовский проспект» забил насмерть нетрезвого пассажира, а 31 июля на станции «Сокольники» был расстрелян 20-летний таджик, Рустам Байбеков – за попытку проехать в метро бесплатно. Ему, к счастью, удалось выжить. Обыски в правозащитной организации, активно привлекающей внимание общественности к злоупотреблениям транспортной милиции – вероятно, единственное, что может придумать милицейское начальство, чтобы избежать очередных отставок. Две недели назад у руководства УВД на московском метрополитене была проведена очередная аттестация: сменили двух заместителей Иванова и трех руководителя отделов. Иванова пока не сняли, но ему нужно доказать, что ситуация теперь под контролем. По сведениям руководителя «Моего права», Михаила Аншакова, идея наезда на правозащитников, от которых и возникают проблемы у милиции, принадлежит лично ему. За транспортной милицией действительно установилась репутация наиболее корыстной и даже опасной. Однако, понятное дело, метрополитеном все не ограничивается. Московская милиция давно уже превратилась в репрессивный механизм, выдаивающий деньги у тех, у кого это можно сделать. Основные мишени – мелкие бизнесмены и приезжие. Милиционеры контролируют торговлю и осуществляют «проверку паспортного режима». Москвичам же предлагается – не замечай, а заметишь, - будет с тобой, как с Галдецким. Те, кто с содроганием читал в газетах о том, что происходит в фильтрационном лагере Чернокозово или в тюрьме «Абу Грейб», вряд ли догадываются, что в спецприемнике в поселке Северный с нелегальными мигрантами обходятся не лучше. Хотя и москвичам достается немало. По словам председателя комитета «За гражданские права» Андрея Бабушкина, одного из авторов доклада «Пытки и другие грубые нарушения прав человека в Московском регионе», за последние два года в комитет поступило более 500 заявлений о неправомочных действиях милиции в отношении населения. Благодаря деятельности правозащитников, по этим заявлениям было возбуждено 12 уголовных дел. Четверо «оборотней в погонах» осуждено – трое условно, один получил три года по второй части 286 ст. (злоупотребление властью). Однако, количество возбуждаемых дел явно не соответствует количеству совершаемых преступлений. Из 1472 подростков, опрошенных правозащитниками весной прошлого года, 212 (т.е. более 15%) сказали, что были хоть раз в жизни биты милиционерами. Некоторые истории в докладе описаны детально: тринадцатилетнего Сашу Вадимова пьяный мент жестоко избил только за то, что подросток, уснув в электричке, занял всю лавку. Капитан железнодорожной милиции Сергей Муратенков бил Сашу головой о стекло на глазах у всей электрички. После избиений мальчик попал в больницу. Когда подросток набрался смелости и обратился с жалобой на действия Муратенкова в ЛОВД, там его просто послали матом. На этом история закончилась. Только в течение одного дня – 2 июля 2002 года - на Ярославском шоссе, в районе станции «Тайнинская» правозащитниками было зафиксировано четыре случая нападения сергиево-посадского ОМОНа на проституток. Выдержка из доклада: «На указанной точке находилось 80 проституток. После того, как сотрудники ОМОНа прибыли на место и окружили женщин, проститутки побежали, а омоновцы стали стрелять в воздух, бить женщин прикладами автоматов, руками, ногами. Более того, были избиты также клиенты, находившиеся на месте происшествия, а также случайны прохожие…». Вчера представители нескольких общественных организаций сделали совместное заявление об образовании Ассоциации гуманизации правоохранительных органов. По словам президента фонда «Гласность» Валерия Габисова, эта организация в ближайшее время не будет регистрироваться в Минюсте, поскольку все заявившие о своем желании присоединиться к Ассоциации – уже являются известными и зарегистрированными правозащитными организациями (Фонд «Гласность», Комитет «За гражданские права», российская секция Международного общества прав человека и др.). Цель Ассоциации – прекращение практики пыток, которые, как показывают доклады, подготовленные организациями «За права человека» и «Мое право», широко применяются в российской правоохранительной системе. По словам уполномоченного по правам человека по Московской области Сергея Крыжова, самые серьезные нарушения прав человека в регионе связано с содержанием людей в приемниках-распределителях в Сергиевом Посаде и Серпухове. Туда помещают людей перед депортацией, причем средний срок содержания: месяц – полтора. Условия, по словам Крыжова, нечеловеческие: кормят один раз в день, на окнах даже не решетки, а железные листы с просверленными отверстиями. Людям не дают белья, не разрешены даже прогулки. При этом, отмечает Крыжов, вина содержащихся там только в том, что не оформили документы вовремя. В Москве положение с «обезьянниками для гастарбайтеров» еще хуже. Уроженца Палестины Шинина Салаха Элдина, женатого на российской гражданке и с 1992 года проживающего в России, продержали в распределителе в поселке Северный в течение года. За это время его ни разу не вывели на прогулку, четыре раза дали возможность помыться и ни разу не дали возможности встретиться с женой. Два раза его жестоко избивали, отпустили только после заступничества палестинского посольства. Подобные случаи не единичны. Общий характер происходящего известен всем, однако это воспринимается как некое «естественное положение вещей». Машины сбивают людей - нужно аккуратно переходить дорогу; медведь живет в глухой тайге - не стоит туда ходить без ружья; милиционеры живут на взятки – лучше с ними не связываться, а заплатить, не так уж много они и просят, особенно если права не качать или не заниматься чем не надо. Поверить в то, что мы сами содержим этих милиционеров, тратя на это 12 копеек с каждого рубля, уплаченного в виде налога, как-то не получается. Даже те, кто платит налоги больше других, считает себя немного воришкой и готов понести несправедливое, но естественное наказание. А значит будет его нести и дальше. 20 августа 2004, 10:34 Антон Николаев

BNE: По делу Пола Хлебникова задержан офицер ФСБ Сотрудники Генпрокуратуры, которые расследуют убийство главного редактора журнала Forbes Пола Хлебникова, задержали и поместили в следственный изолятор Лефортово капитана ФСБ Романа Сливкина, сообщает сегодня издание «Коммерсант». Причем он является подозреваемым не по основному делу - убийство журналиста, а по эпизоду, выделенному в результате следствия: ему инкриминируют похищение человека. Этим человекам являлся Ахмед-Паша Алиев, бывший дагестанский милиционер. Покинув ряды органов МВД, он некоторое время руководил махачкалинским филиалом банка «Югорский», но банк лопнул и неудачливый бизнесмен скрылся в Москве. Однако и здесь ему не везло. Напомним, что 27 сентября около 22 часов на службу «02» позвонил некий кавказец, сообщивший, что его удерживают в качестве заложника. По названному им адресу была направлена группа немедленного реагирования из местного отделения, а после того как дверь милиционерам не открыли, на место происшествия выехал спецназ. Ворвавшись в квартиру, оперативники задержали трех кавказцев, которые там находились. Двое из них – чеченцы Аслан Сагаев и Казбек Эльмурзаев. Третий – дагестанец Ахмед-Паша Алиев. По данным МВД, он и сообщил в милицию, что захвачен в заложники. Позднее А-П.Алиев дал показания, что 16 сентября был приглашен своими бывшими партнерами по бизнесу в ресторан, где он был захвачен в заложники. Причем партнеры по бизнесу оказались, ни много ни мало, капитанами ФСБ: Роман Сливкин из управления по борьбе с бандитизмом ФСБ России, Олег Сачков и Дмитрий Фролов из военной контрразведки ФСБ. За освобождение они вымогали у дагестанца 300 тыс. долл. И именно из их квартиры он был освобожден спецназом. При обыске в квартире сыщики обнаружили три пистолета, один из которых оказался пистолетом-пулеметом Стечкина. Оружие изъяли и вчера утром отправили на баллистическую экспертизу. Говорить о предварительных выводах баллистиков пока рано, однако известно, что изъятое оружие оказалось того же типа, из которого 9 июля этого года на улице Докукина был застрелен Пол Хлебников. Это и послужило для начальника ГУВД Москвы генерала Пронина основанием для заявления о раскрытии громкого преступления. О том, что в похищении дагестанца замешаны офицеры спецслужб, А-П.Алиев написал в письме на имя Генпрокурора РФ Владимира Устинова. О судьбе двух других похитителей пока ничего не известно. Кстати, по информации адвокатов задержанного капитана ФСБ, кавказца никто не похищал, а А-П.Алиев действительно был должен им крупную сумму денег. Напомним, П.Хлебников был смертельно ранен выстрелом в голову поздно вечером 9 июля в Северо-восточном административном округе. Он скончался в машине «скорой помощи». Прокуратурой Северо-восточного административного округа было возбуждено уголовное дело по статье 105 («убийство»). Расследованием этого дела занимается Генпрокуратура. По версии следствия, двое киллеров открыли огонь из пистолета в тот момент, когда журналист выходил из своего офиса по адресу улица Докукина, 16. Всего было сделано более 10 выстрелов. В П.Хлебникова попали 4 пули. Преступники скрылись в автомобиле ВАЗ-2115 темного цвета. 07.10.2004

BNE: Подполковник милиции похищал людей ради выкупа В Саратовской области ликвидирована преступная группировка, в течение длительного времени занимавшаяся похищением людей ради выкупа. Важную роль в деятельности банды играл 37-летний подполковник милиции, начальник отделения ОМОНа ГУВД Саратовской области. Его фамилия в интересах следствия не разглашается. Известность данная преступная группировка получила после похищения начальника медицинской службы ООО «Югтрансгаз» Евгения Бандорина. Напомним, что операция по его освобождению закончилась полным провалом: преступники сумели скрыться, погибли заложник, его брат, а также сотрудник милиции Виктор Пруцких. Тем не менее, по словам прокурора Саратовской области Анатолия Бондара, следствию удалось выйти на исполнителей преступления, и 23 октября они были задержаны. Помимо вышеупомянутого милиционера, в банду входило 5 человек. В ходе следствия выяснилось, что подполковник милиции осуществлял сопровождение других членов преступной группы и при необходимости обеспечивал беспрепятственный проезд через посты ГИБДД. Кроме того, пользуясь служебным положением, он предотвращал задержание участников банды и передавал им закрытую информацию о расследовании этого дела. В ходе обыска у задержанных были изъяты 25 кг тротила, 400 г пластита, 4 автомата Калашникова, снайперская винтовка СВД, 2 гранатомета, 8 мин, гранаты и боеприпасы в большом количестве. Также у преступников была милицейская форма и семь вязаных шапочек с прорезями для глаз. Проведенная проверка показала, что участники преступной группы готовили еще два похищения с целью получения выкупа. Кроме того, выявлена причастность задержанных к серии других аналогичных преступлений, в частности к делу о похищении жены одного из руководителей крупного акционерного общества в 2002г. Тогда за свободу преступники требовали 70 тыс. долл. Рассматривает следствие и возможность причастности арестованных к аналогичным преступлениям в других регионах России. «Всего же банда действовала на протяжении более трех лет», - заявил А. Бондар. Прокурор области напомнил, что Е. Бандорин был похищен 20 сентября с.г. на трассе Саратов - Усть-Курдюм. За его освобождение похитители потребовали с его брата - председателя совета директоров АКБ «Газнефтьбанк» Алексея Бандорина крупный денежный выкуп. Милицейскую операцию по освобождению заложника было решено провести во время передачи денег. Однако преступники взорвали гранату и обстреляли из автомата Калашникова людей, участвующих в процессе передачи денег, после чего скрылись с места преступления с деньгами. В результате действий преступников погибли сотрудник милиции Виктор Пруцких и родной брат похищенного Алексей, также ранение получил телохранитель банкира - сотрудник частного охранного предприятия. Позднее в лесопосадках было обнаружено тело Евгения Бандорина. 26.10.2004

BNE: Офицер милиции приторговывал тротилом Сотрудники органов правопорядка снова оказались в центре скандала. Вчера вечером в Туле был задержан офицер милиции, пытавшийся продать более полутора килограмм тротила. Как сообщили РБК в правоохранительных органах Тульской области, в 21:00 по московскому времени у дома номер 15 по улице Болдина сотрудниками милиции за сбыт боеприпасов был задержан старший инспектор тылового обеспечения Привокзального РОВД. В результате досмотра у офицера было обнаружено и изъято 8 тротиловых шашек общим весом 1 килограмм 600 грамм, три электродетонатора и свыше 2,5 тысяч патронов различного калибра. По данному факту возбуждено уголовное дело. Ведется следствие. К сожалению, приходится с прискорбием констатировать, что сегодня за милицейскими погонами нередко прячутся люди, готовые в корыстных целях пойти на любое преступление. Среди преступлений, совершаемых сотрудниками МВД, целый спектр уголовных деяний: убийства, вымогательство, похищения людей, изнасилования, превышение полномочий, взяточничество и торговля наркотиками. Кроме того, частенько милиционеры занимаются "крышеванием" торговцев наркотиками. 15.09.2005

Борис1: За пытку противогазом бывший капитан милиции заплатит пятнадцать тысяч рублей Казань, 24 июня 2005 г. - Советский районный суд обязал выплатить бывшего капитана милиции Ильяса Бурганова пятнадцать тысяч рублей двадцатилетнему казанцу Денису Петрову. Ранее милиционер был осужден на три года условно по обвинению в превышении должностных полномочий с применением насилия в отношении Петрова. В феврале 2003 года оперуполномоченные Абдуллин и Бурганов в кабинете отдела милиции с целью улучшения показателей своей работы, потребовали от задержанного Петрова признаться в краже автомагнитолы. Петров отказался дать признательные показания, за что Бурганов избил его, затем на пострадавшего надели противогаз и перекрыли доступ воздуха. Правовая помощь Денису Петрову, пострадавшему от противоправных действий сотрудника милиции была оказана специалистами Правозащитного центра города Казани. Они провели общественное расследование данного дела. Фонд «Общественный вердикт» предоставил Денису Петрову адвоката для защиты его прав и законных интересов в суде.

Борис1: Под Курском в знак протеста вскрыли вены 179 заключенных Чрезвычайное происшествие произошло сегодня в городе Льгове Курской области. Как сообщает "Эхо Москвы", минувшей ночью около 180 заключенных местной колонии общего режима нанесли себе увечья в знак протеста против условий содержания. По сведениям радиостанции, заключенные вскрыли себе вены на руках, ногах и шее. Свое поведение они объяснили тем, что на территории колонии неспокойно. Кроме того, осужденные посетовали на плохое обращение с ними администрации учреждения. Прокурор Курской области Александр Бабичев, посетивший колонию, подтвердил, что за медицинской помощью обратились 179 заключенных. При этом он отметил, что окончательные выводы делать пока рано. Говорить о причинах случившегося, по его словам, можно будет только после тщательной поверки. Между тем правозащитники утверждают, что на самом деле речь идет о нескольких сотнях заключенных. Сейчас в учреждении работают 12 следователей, 5 судебно-медицинских экспертов и криминалисты прокуратуры. В ходе уже проведенной проверки выявлены случаи действительно необоснованного применения сотрудниками колонии спецсредств и физического воздействия в отношении отдельных заключенных. Возбуждено уголовное дело по статье "превышение должностных полномочий". Отметим, что членовредительство - традиционный способ выражения протеста со стороны российских зэков. Последний инцидент такого рода произошел в России около трех месяцев назад. В одной из колоний в Иркутской области 10 заключенных вскрыли вены, протестуя таким образом против планового обыска их камеры. 28.06.2005

BNE: Ходорковский голодает с 19 августа Михаил Ходорковский держит сухую голодовку с вечера 19 августа. Об этом сам Ходорковский сообщил через адвоката. "Я начал голодовку поздно вечером в пятницу, 19 августа, после того как мне стало известно о переводе моего друга Платона Лебедева в карцер", - говорится в сообщении, переданном Ходорковским через адвоката и опубликованном на его сайте. Бывший глава "ЮКОСа" пояснил, что не писал никаких заявлений в администрацию СИЗО, поскольку уверен, что решение о переводе Лебедева в карцер принималось "совсем в другом месте". Столько народа, возглавляемого старейшинами российского правозащитного движения, в сопровождении десятков теле- и фотокамер, у "Матросской Тишины" явно не ждали. 24.08.2005 Дословно : Борис Ходорковский отец экс-главы ''ЮКОСа'' (В интервью Севе Новгородцеву о голодовке сына) Ну что я с ним могу сделать? Я же убить не могу? Он говорит, что посадили в карцер, больного, понимаешь, человека. Это недопустимо. Ничего другого он сделать не мог. Вот и все. А чего еще он может сделать? У нас, может быть, кто-нибудь еще вступится за Лебедева? Которого, как бы он там себя ни вел, но надо же считаться вообще... Его ж перевели в камеру из больницы, из изолятора... Ну, потом его заставляли идти на прогулку... Ну, в общем, по моим таким сведениям... Он, конечно, естественно, полез на стену. Ну, не может и не может человек... Ну, не может, ну чего с ним делать? Можно ли оттуда не выйти? Если у наших мозгов совсем нет, понимаете, то может и не выйти. Но мозги-то должны быть у руководства... Какие-нибудь... Хоть куриные... Ведь у нас же все-таки, как мы всегда всех уверяем, у нас же - демократия... У нас же все по закону... Ну, если это по закону полагается - умертвить... Ну, что делать... BBC, 24.08.2005 -------------------------------------------------------------------------------- Адвокат Антон Дрель сказал, что у него осталось "тяжелое впечатление" от посещения своего подзащитного, передает РИА "Новости". Между тем в сообщении, распространенном пресс-службой Управления Федеральной службы исполнения наказаний по городу Москве, утверждается, что 23 августа заключенный Ходорковский "приобрел в магазине следственного изолятора номер 1 продукты питания на сумму 4200 рублей". Об этом сообщает Интерфакс. Ранее директор Федеральной службы исполнения наказаний Юрий Калинин заявил, что у администрации изолятора нет информации о начале голодовки Ходорковским. Адвокат Ходорковского Юрий Шмидт в интервью Граням.Ру заявил, что Калинин лжет. "К сожалению, есть у нас такие должности, которые заставляют людей врать. Клеветал в своих заявлениях Калинин неоднократно", - заявил Шмидт. По его словам, Ходорковский сидит в большой камере, и скрыть факт голодовки от сокамерников невозможно. Даже если он захочет кого-то обмануть, то об этом станет сразу известно. Вечером в среду у стен "Матросской Тишины" состоялась акция в поддержку Ходорковского/a>. версия для печати 24.08.2005 19:33 Комментарий : Юрий Иванович Калинин - этот тот самый высокопоставленный чиновник Минюста, который утверждает на голубом глазу, что в льговской колонии ОХ-30/3, где более 400 заключенных вскрыли себе вены, протестуя против действий администрации, "проверкой не зафиксировано ни одного случая причинения себе заключенными тяжкого членовредительства". А еще раньше именно Юрий Иванович заверял магистратский суд города Лондона ("дело об экстрадиции Закаева"), что в российских тюрьмах пыток нет. Когда же ему зачитали выдержки из доклада международной правозащитной организации Human Rights Watch о пытках в следственном изоляторе Чернокозово, он тут же предъявил видеоролик, где жизнерадостные узники федерального зиндана рассказывали, как им хорошо живется в этом замечательном пенитенциарном учреждении. До того хорошо - уходить не хочется. На том же заседании Калинин утверждал, что о Платоне Лебедеве, Алексее Пичугине и Николае Глушкове знает "только из прессы". "Эти дела, может быть, считаются громкими здесь, на Западе, - разъяснял он суду, - но у нас в России тысячи таких дел, и я не могу за всеми уследить". Но вот у этого правдивого чиновника появилась возможность "уследить" за всем, даже за тем, что вовсе не является предметом его служебного ведения. Например, глава Федеральной службы исполнения наказаний почему-то живо интересуется поведением и условиями содержания человека, который находится в следственном изоляторе. Он входит в подробности быта Ходорковского, знает лучше самого Ходорковского, голодает тот или нет, за Ходорковского соображает, стоит ли морить себя голодом, если есть возможность питаться на тысячу баксов в месяц. Осталось только отснять видеоролик о том, как сытно и радост

BNE: В Ульяновской обл. 150 заключенных вскрыли себе вены В Дмитровградской колонии № 78/3 Ульяновской области около 150 заключённых в знак протеста порезали себе вены, сообщает во вторник утром НТВ. Кроме того, заключенные объявили голодовку. Однако в Главном управлении исполнения наказаний по Ульяновской области пока не подтверждают эти данные. Как заявили НТВ в ульяновской областной прокуратуре, акция протеста в этой колонии накануне действительно была, но участвовали в ней 30 заключенных. Их якобы не устраивали условия содержания, и в знак протеста осужденные объявили голодовку. После того как на место выехала специальная комиссия ГУИН участники акции решили голодовку прекратить. Бунты и голодовки в местах лишения свободы на территории России явление достаточно частое. Иногда они инициированы уголовными авторитетами (например, "ворами в законе"), которые преследуют цель по ослаблению режима. Иногда к такой мере заключенных вынуждает произвол администрации. Последняя самая громкая акция протеста заключенных прошла в колонии города Льгова в конце июня - начале июля. Тогда 361 заключенный порезал себе руки, протестуя таким образом, против жестокого обращения со стороны работников ГУИН. По результатам расследования ряд должностных лиц колонии были наказаны за превышение должностных полномочий. А 9 сентября с.г. в "Матросской тишине" 700 заключённых объявили голодовку. Поводом для отказа от пищи послужило избиение одного из заключенных сотрудником СИЗО. 13.09.2005

bne1: Смешно говорить, что всё это организовали воры в законе” Беседа с Валерием Абрамкиным В ночь на понедельник несколько сотен человек во всех 14 отрядах колонии города Льгова Курской области практически одновременно изрезали себя безопасными бритвами, протестуя против нарушения своих прав и требуя увольнения всего руководства колонии. В расследовании случившегося намерены участвовать правозащитники. Пока же позиция ГУИНа по поводу произошедшего до сих пор не опубликована, а ответы на запросы правозащитных организаций отсутствуют. Корреспондент “Полит.ру” Юлия Фабрицкая побеседовала об инциденте с директором Центра содействия реформе уголовного правосудия Валерием Абрамкиным. Сейчас есть 2 версии произошедшего в Льгове: это спонтанная акция протеста или акция, организованная криминальным авторитетом. Что, по-вашему, там произошло? То есть вы считаете, что это была акция протеста против администрации, или всё-таки какая-то организация имела место? Наши сотрудники посмотрели сравнительно недавние письма из этой колонии, где-то месячной давности, по письмам вроде бы ничего страшного там не происходило. Мне трудно сказать, что послужило непосредственным поводом для такого массового выступления. Обычно это происходит стихийно, когда случается какое-то событие, вроде стычки. Скажем, недавно был случай, когда убили “красного” (“красные” - это те, кто активно сотрудничает с администрацией колонии). Такого рода события, нарушения каких-то моральных норм со стороны администрации, и приводят к бунтам, к массовым акциям протеста. В Форнозово выезжали сотрудники Уполномоченного по правам человека Лукина, они считают, что это были обоснованные выступления, потому что там администрация с помощью “красных” просто творила беспредел. Арестантов возмущало даже не то, что с них берут взятки, но, например, за то, чтобы иметь право ходить в туалет, надо было платить 100 долларов. В основном такие вещи творят люди, потерявшие всякую совесть: убийцы с большими сроками наказания, жестокие люди. Вы имеете в виду сотрудничество с администрацией тюрьмы или колонии? Да. Они берут здоровых, сильных, потерявших совесть. Потому что невозможно, с точки зрения нормального человека, осуществлять насилие по отношению к своим собратьям: предавать их, доносить на них, прессовать, как говорят арестанты. Сведениями о таких случаях в Льгове вы не располагаете? Нет, вроде бы не было. Но, вы понимаете, мы прогнозировали рост напряжённости в тюрьмах и колониях после принятия амнистии депутатами в апреле этого года, когда в честь 60-летия Победы отпустили 262 человека. Для сравнения могу сказать, что когда был юбилей 55-летия Победы, отпустили 250 тысяч человек, а всего амнистия тогда коснулась полумиллиона, считая тех, кто получил сокращение срока наказания, и тех, кто был освобождён от условного срока. Конечно, на амнистию по случаю такого праздника возлагались большие надежды. Она же оказалась издевательской и провокационной: под амнистию не попали традиционные группы: женщины с детьми, калеки, те, кто совершил незначительные преступления, - никто не попал, вплоть до ветеранов трудового фронта. Поэтому рост количества побегов и массовых акций протеста вполне можно было предполагать. Конечно, бегут люди, которым амнистия вообще не светит, убийцы и иже с ними, но из-за того, что напряжённость растёт, у администрации ослабевает возможность контроля, они уже не могут держать эту массу людей в таком состоянии - нагрузка на них возрастает. И, естественно, в такие моменты количество побегов действительно растёт. Насколько сложно организовать такую синхронную акцию, допустим, 500 человек внутри тюрьмы? Да, несложно. Обычно вскрываются как раз люди, которые сидят в одиночках - там это происходит синхронно. Всегда есть тюремный телефон: через стенки можно перестукиваться, можно через канализацию говорить, если воду откачать. Как сидевший зэк могу сказать, что всегда есть возможность организовать связь. А уж в колонии, где более свободно можно перекрикиваться, записки передавать, это еще легче. Да, раз пример есть... После Форнозово такие же акции начались во многих регионах. Потом с января вроде бы стало потише, поспокойней, поскольку начали ждать амнистию, о которой тоже много говорили. Эти люди живут в надежде на милость. Сроки сумасшедшие, дают ни за что, амнистия как будто бы единственный способ исправить всё это безобразие. Но когда им сообщают, что никто не амнистирован… Вообще-то Общественный совет при Министерстве юстиции приготовил проект, который в Думе был уже в конце марта. Предполагалась нормальная конституционная амнистия. Ну хорошо, внесли бы свои поправки, кого-то, может быть, исключили бы. Но я думаю, что можно было 80-90 тысяч человек выпустить - у нас сидит почти 800 тысяч. Отпускают же обычно некриминального, непрофессионального преступника. Люди, которые выходят по амнистии или по п

bne1: Из-за бунта заключенных уволен начальник Льговской колонии В Курске отправлен в отставку начальник Льговской колонии Юрий Бушин. Как сообщили РБК в пресс-службе прокуратуры Курской области, решение об отставке принял начальник управления Федеральной службы исполнения наказаний по Курской области. На прошлой неделе в Льговской колонии в знак протеста против издевательств со стороны персонала и избиений несколько сотен осужденных вскрыли себе вены. Сейчас в учреждении работают следователи, судебно-медицинские эксперты и криминалисты прокуратуры. В ходе уже проведенной проверки выявлены случаи действительно необоснованного применения сотрудниками колонии спецсредств и физического воздействия в отношении отдельных заключенных. Возбуждено уголовное дело по статье "превышение должностных полномочий". "Эхо Москвы", ссылаясь на слова бывшего заключенного этой колонии Александра Малыгина, который только два дня назад вышел на свободу, сообщает, что заключенные в Льговской колонии голодают уже больше недели. Многие предприняли новые попытки вскрыть себе вены. Как сообщил А.Малыгин, в ночь на 27 июня увечья себе нанесли больше 800 заключенных, а не 400, как утверждает прокуратура. Выводы службы уполномоченного по правам человека в России по поводу инцидента в колонии обнародуют в ближайшие дни. Об этом сообщил уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин. Отметим, что членовредительство - традиционный способ выражения протеста со стороны российских зэков. Последний инцидент такого рода произошел в России около трех месяцев назад. В одной из колоний в Иркутской области 10 заключенных вскрыли вены, протестуя таким образом против планового обыска их камеры. 04.07.2005

bne1: Льгов, "неправовая" тюрьма в России Спец. корр. "Мама, они нас убивают" Людмила, стоящая перед воротами тюрьмы во Льгове вместе с несколькими десятками других матерей, рассказывает о последнем свидании с сыном, 29-летним Дмитрием. Она плачет. "Это было в прошлую субботу, 2 июля. От его лица остались лишь огромные глаза – так он исхудал. Он показал мне свои раны на животе и на руках. Он сказал мне: "Мы порезали себя, чтобы они перестали нас избивать. Мама, они нас убивают". Алла, другая мать, пришедшая на свидание с сыном, рассказывает свою историю: "Еще 2 июня сын предупредил меня: если они снова начнут нас бить, я или вскрою себе вены, или вгоню себе гвоздь в легкое, чтобы умереть от первого удара". Алла глотает слезы и продолжает: "Вчера, когда я снова увидела сына, передо мной стоял живой труп. Со 2 июня он похудел еще на 10-12 килограммов. У него опухло лицо. Я хотела посмотреть на его раны, но он прятал руки за спиной, ему запретили их показывать". В тяжелом состоянии В ночь с 26 на 27 июня не менее 345 заключенных тюрьмы во Льгове, небольшом городке на юго-западе России, совершили членовредительство в знак протеста против жестокого обращения со стороны надзирателей, признала Генеральная прокуратура, заверив, правда, что раны являются "поверхностными". По утверждению Игоря Михалевича, активиста организации "За гражданские права", "около 800 заключенных" вскрыли себе вены и некоторые находятся в тяжелом состоянии. "Это беспрецедентный случай. Никогда еще в современной России не "вскрывалось" такое количество людей", – с тревогой отмечает исполнительный директор общественной организации "За права человека" Лев Пономарев. "Это исключительно жестокая тюрьма, – говорит 22-летний Евгений, отсидевший в ней два года (с 2001 по 2003-й) за грабеж. – Хотя это обычная колония, где сидят в основном за воровство, а не за убийство. Но когда нас переводят сюда на время карантина, охранники заставляют нас надевать красные повязки "активистов". Тех, кто отказывается, избивают или на несколько часов подвешивают за руки к крюку". На жаргоне администрации это называется "ломать" новичка. "Около половины" заключенных заставили таким образом надеть красную повязку и доносить на своих товарищей "по мелочам" – "за пыль на столе", "за руки в карманах", говорит Евгений. "Того, на кого донесли, вызывают на "совет по профилактике", где заседают начальник колонии Юрий Бушин и три десятка его сотрудников", – продолжает бывший заключенный: его самого не раз вызывали на этот "совет" и он сам слышал приговор Бушина: "Убейте его!" "Это означает, что заключенного нужно избить", – поясняет Евгений, добавляя, что на "совете" его избивали до потери сознания. "В этой колонии многих заключенных уже забили до смерти", – свидетельствует Валентина Геппа, сын которой, 29-летний Евгений, умер в декабре 2004 года, через несколько месяцев, проведенных во Льгове. "Моего Женю перевели 27 июля 2004 года, – рассказывает она. – Он уже отсидел 6 лет строгого режима в Косиново (под Курском), и там его ни разу не били. Но во Льгове во время карантина его избили". 29 июля Евгений написал письмо, в котором в список продуктов, заказанных им матери, он вставил несколько незаметных строк – чтобы обойти цензуру: "Мама, приходи, мне нужно с тобой поговорить". "5 августа я увидела, что у него вся грудь в желто-зеленых пятнах, – рассказывает мать. – Он сказал мне, что его били ботинками по голове, и упал в обморок прямо передо мной. Врач отказался зафиксировать, что он был избит надзирателями, и сказал, что, наверное, это была драка между заключенными". 17 октября 2004 года, когда Валентина снова увиделась с сыном, он сказал ей: "Я чувствую, у меня что-то гниет в животе. Мама, я умираю". Своей жене он признался, показав на гениталии: "Они ударили меня туда. Я больше не мужчина". В ноябре Евгения Геппу перевели в Смоленск, где 8 декабря он скончался. С того времени мать написала десять ходатайств, добиваясь признания в том, что сын умер в результате побоев, полученных во Льгове. Она бегает из прокуратуры в суд, но ей твердят, что ее сын скончался от давней травмы. "Но я дойду до Европейского суда в Страсбурге", – предупреждает она. Чтобы прекратить акции членовредительства и голодовки, начатые в последние дни заключенными Льговской колонии, власти объявили об "отстранении" начальника колонии и возбудили уголовные дела по статье "превышения власти" в отношении двух его заместителей. Однако областная прокуратура завела уголовные дела и на многих заключенных, обвиненных в подстрекательстве к бунту. Переведено 07 июля 2005

BNE: После семилетних проволочек дело о пытках в милиции рассматривается одновременно в Нижегородском и Страсбургском судах Женя Снежкина Специально для сайта В эти дни в Нижнем Новгороде проходит, пожалуй, самый громкий процесс о пытках в милиции. Дело Алексея Михеева уже находится на рассмотрении в Европейском суде по правам человека, в то время как на родине Михеева суд над пытавшими его милиционерами только-только открылся. Вечером 8 сентября 1998 года 22-х летний житель Нижнего Новгорода Алексей Михеев со своим другом Ильей Фроловым на машине Михеева поехали в город Богородск, который находится недалеко от Нижнего. Там они познакомились с двумя девушками, одна из которых, Мария Савельева поехала с ними в Нижний. В городе молодые люди расстались. 10 сентября родственники Савельевой обратились в милицию с заявлением, что Мария пропала, начались розыскные мероприятия, в результате которых следователи вышли на Михеева. На момент событий Алексей Михеев сам был сотрудником милиции – служил в ГАИ. Вечером 10 сентября 1998 года за Михеевым заехал его начальник, который отвез его на служебной машине Богородск для дачи показаний об исчезновении Марии Савельевой. После допроса Алексея поместили в камеру, предварительно забрав все документы. В просьбе Михеева сообщить родственникам о его задержании и вызвать адвоката было отказано. Той же ночью в камеру к Михееву пришел один из его начальников и при помощи угроз заставил его написать задним числом рапорт на увольнение из органов МВД по собственному желанию. Рапорт датирован 17 августа 1998 года. Именно тогда Михеев впервые узнал, что сотрудники богородской милиции подозревают его в убийстве Марии Савельевой. Однако официального обвинения Михееву никто не предъявил. Более того, на тот момент времени даже уголовное дело по пропаже Марии Савельевой не было возбуждено. 11 сентября 1998 года сотрудники богородского ГОВД незаконно провели обыски квартиры и машины Алексея Михеева, а также гаражей и дачи, принадлежавших деду Алексея. С 11 по 16 сентября, пока Михеев сидел в КПЗ, его интенсивно, по десять-двенадцать часов в день, «допрашивали» сотрудники богородского ГОВД. Во время допросов Михеева били. 16 Михеев под конвоем был доставлен в Ленинское районное управление внутренних дел (РУВД) г. Нижнего Новгорода, где был арестован по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст.222 Уголовного Кодекса Российской Федерации (УК РФ) – хранение боеприпасов. Основанием для возбуждения уголовного дела послужили протокол незаконно проведенного обыска, в ходе которого в автомашине Михеева были якобы обнаружены 3 патрона. С 17 по 19 сентября Алексей Михеев подвергался интенсивным допросам в Ленинском РУВД Нижнего Новгорода. Несмотря на то, что формально Михеева арестовали по подозрению в хранении патронов и официального обвинения в убийстве ему не предъявляли, допрашивали его только по поводу исчезновения и предполагаемого убийства Савельевой. Михеев не признавался, тогда его начал пытать: привели в один кабинетов ГУВД, посадили на стул, завели руки за спину, зафиксировали их в таком положении наручниками, а потом подключили к ушам Михеева клеммы, провода от которых шли к коробке, подключенной к электросети. Подключение тока повторялось несколько раз, в результате чего Михеев сознался в изнасиловании и убийстве Савельевой. После получения признания Михеева перевели в другой кабинет, где его стал допрашивать заместитель прокурора области Муравьев. Михеев заявил, что не виновен и повторил показания, которые давал до пытки. По словам Михеева, он сообщил Муравьеву, что к нему применяют недозволенные методы воздействия, хотя конкретно на пытки электротоком указать побоялся. Не получив от Михеева признательных показаний, Муравьев распорядился "отвести его туда откуда привели". После этого Михеева опять привели в кабинет, где применили пытку током. В конце концов Михеев нарисовал схему места захоронения трупа. Потом Михееву предложили сознаться еще в нескольких нераскрытых убийствах. Алексей согласился и на это, а потом выбросился из окна кабинета, в результате чего сломал себе позвоночник. 19 сентября 1998 года, якобы убитая Михеевым Мария Савельева пришла домой. В настоящее время Михеев парализован ниже пояса и нуждается в постоянном уходе. Дело о применении к Алексею Михееву пыток в милиции длилось 7 лет. За это время различные органы прокуратуры выносили постановления об отказе в возбуждении уголовного дела – три раза, о приостановлении уголовного дела – еще три раза, о прекращении уголовного дела – 20 раз. То, что дело о пытках не расследовалось должным образом и позволило Нижегородскому комитету против пыток, в который обратился Алексей Михеев, подготовить жалобу в Европейский суд по правам человека. 7 сентября в Нижнем Новгороде начался судебный процесс в отношении милиционеров, пытавших Алексея Михеева.

bne2: Московские будни Борис Райтшустер Путинские козлы отпущения "Боевые танки" в униформе и урок ненормативной лексики по долгу службы: боевую мощь российской милиции трудно превзойти. Правительства многих стран побеждают оппонентов силой своих вербальных аргументов. Иные, напротив, делают ставку на ударную мощь, в чем я убедился на собственном опыте в Москве – довольно болезненно и не без материальных потерь. Визжащие женщины Все начиналось с обыденного мероприятия: в форме небольшой демонстрации человек сто защитников окружающей среды выступали против государственной нефтяной компании в Москве – а вместе с этим и против государственной власти. Но, уже выходя из машины, я услышал, как визжат женщины – их голоса были наполнены ужасом. Акция не успела начаться, а милиционеры уже швыряли первых демонстрантов на асфальт, сопровождая свои действия крепкими выражениями: "Иди ты на...". Дальше в качестве направления движения следовало указание на часть тела, которую из приличия я не могу здесь назвать. Здоровые, как быки, блюстители порядка, либо хорошо откормленные, либо упакованные в слишком громоздкую униформу, волокли своих жертв по улице и бросали в милицейский автобус. Я быстро хватаю фотокамеру, хочу сделать первый снимок – и тут же чувствую сильный удар. Острая боль пронзает всю руку, фотокамера летит на асфальт. Милиционер, вызывающий ассоциации с современным сверхмощным танком Т-82, закованным в броню, по званию подполковник, стоит рядом со мной и победно тычет мне в лицо здоровенный кулачище: "Нечего здесь фотографировать!" Свирепые брови Я собираю с асфальта то, что осталось от моего фотоаппарата. Милиционеры смеются: "Так тебе и надо! Мать твою..." – дальше следует еще более нелитературное выражение, с помощью которого стражи порядка намекают на интимные отношения с моей бедной матушкой. Как ему пришло в голову меня ударить, спрашиваю я. "Радуйся, что ты не у себя в Германии, там полиция действует иначе", – отвечает другой милиционер. Мой боевитый подполковник – руководитель операции – свирепо сдвигает брови и смотрит на меня не говоря ни слова, как будто задавая программу слежения за целью. Я опять словно ощущаю его кулак в опасной близости от лица. Спасением стало то, что в нескольких метрах от меня кучка молодых людей развернула плакат и начала выкрикивать какие-то лозунги в защиту окружающей среды. У драчуна в униформе появилась новая цель, на которую можно направить агрессию: он бросается на молодого человека, вырывает его из толпы; его коллеги подхватывают парня и толкают в направлении милицейской машины. Молодой человек отбивается и падает под стоящий микроавтобус. Стражи порядка начинают обрабатывать его ногами и дубинками. "Обработка" идет настолько интенсивно, что одна из резиновых дубинок ломается. "Напиши в протоколе, что он напал на тебя", – советует милиционеру его товарищ. Сопротивление государственной власти Несколько позже, когда на месте остается всего 30-40 демонстрантов, подъезжает автобус с бойцами ОМОНа – пресловутого спецподразделения для особо грубого разбирательства. Создается впечатление, что в течение пары минут на улице находится равное количество сотрудников милиции и протестующих. "Почему арестовывают мирных демонстрантов? – восклицает худой молодой человек в очках. – Они же ничего не сделали". Всегда готовый к бою подполковник хватает его за рукав: "Ага, значит, и ты оказываешь сопротивление властям. Я тебе покажу!" Но он же ничего не делал, только и успевает сказать молодой человек, а стражи порядка уже заталкивают его в милицейский автобус. "Какой же страх должно испытывать наше правительство, если на усмирение сотни демонстрантов оно посылает такой большой наряд милиции и отдает приказ устроить молотилку?" – качая головой, задается вопросом пожилой мужчина. Московская мэрия в последнюю минуту запретила демонстрацию, несмотря на то что она была заявлена корректно. Так получилось, что заявка на проведение демонстрации ссылалась на параграф, который является ошибочным. В итоге в постановлении о запрещении акции протеста фактически написан полный бред: городская мэрия запретила акцию протеста, так как она сама, то есть мэрия, допустила ошибку, а организаторы демонстрации, со своей стороны, не смогли поправить ее, мэрии, ошибку. Как душевнобольной В то время как я еду в милицию, чтобы сообщить о жестоких действиях подполковника, большинство задержанных отпускают. Они предстанут перед судом, в ходе которого будут приговорены к уплате денежного штрафа либо к аресту. В отделении на меня смотрят как на душевнобольного. "Вы хотите подать жалобу? Против сотрудника правоохранительных органов?" За полтора часа, проведенных в участке, я пополняю свой словарный запас ненормативной лексикой в таком объеме, который не может гарантировать ни один курс интенсивного обучения. "Подумайте хорошенько, стоит ли вам писать жалобу. Мы вас будем тщательно проверять: все ли документы в порядке, есть ли регистрация и так далее", – предостерег молодой милиционер, явно желая мне лучшего. Истерический смех на службе Когда я предъявляю документ об аккредитации в МИДе, милицейский чиновник меняет тактику: несчастный подполковник, говорят мне, пытаясь выжать из меня хоть капельку сочувствия, попадет в тюрьму, если я не отзову жалобу. Молодой человек, которого задержали во время демонстрации, говорит, что будет долго смеяться, узнав, что кто-то вздумал жаловаться на милицию: "Если бы каждый, кого избила милиция, подавал жалобы, перед отделением стояла бы очередь". Жестокий подполковник находится в соседней комнате – но никто из молодых сотрудников милиции не решается занести его имя в протокол. В жалобе речь идет о некоем безымянном офицере. "Может, в данном случае вы довольствуетесь извинениями?" – спрашивает молодой милиционер, чтобы сгладить ситуацию. Я киваю. Подполковник из соседней комнаты надменно улыбнулся молодому коллеге, меня не удостоив даже взглядом. Молодые сотрудники милиции любезны, но беспомощны: "Мы еще ни разу не принимали подобные жалобы на своих коллег, мы не знаем, как эта процедура происходит". Гарант в Кремле Вечером дома я включаю телевизор. В новостях речь идет только о российском благополучии и ни слова не говорится о демонстрации, о 20 задержанных, об избитых. Зато на следующее утро в интернете я наталкиваюсь на цитату Герхарда Шредера, который будет получать на службе у подконтрольного Кремлю "Газпрома" 250 тысяч евро годового жалованья: "Я отношусь к тем людям, которые, как и прежде, придерживаются мнения, что российский президент является гарантом демократического развития своей страны".

BNE: Россия заплатит жительнице Нижнего 70 тысяч евро за пытки Европейский суд по правам человека обязал Россию выплатить жительнице Нижнего Новгорода Ольге Масловой, подвергшейся пыткам в милиции, 70 тысяч евро, сообщает "Эхо Москвы". Руководитель отдела по связям с общественностью фонда "Общественный вердикт" Олег Новиков считает это победой правозащитников. Ольга Маслова обвиняла сотрудников Нижегородской прокуратуры и милиции в жестоких пытках и изнасиловании, которым она была подвергнута в ноябре 1999 года, будучи допрашиваемой в качестве свидетеля по уголовному делу. Как отметили в "Общественном вердикте", дело о пытках Масловой до сих пор не дошло до суда в России. Уголовное преследование бывших сотрудников прокуратуры и милиции, которых Маслова обвиняет в пытках и изнасиловании – Милькова, Жирякова, Серова и Хмелева, в настоящий момент прекращено. 24.01.2008 18:04

BNE: Возмездие российских властей Редакция Лев Пономарев – известный российский активист правозащитного движения. Отсюда нетрудно догадаться, какова его судьба. В пятницу Пономареву, который в прошлом был помощником советского диссидента Андрея Сахарова, а ныне является коллегой лидера оппозиции Гарри Каспарова, было предъявлено обвинение в преступной "клевете" на генерала Юрия Калинина, который руководит российской Федеральной службой исполнения наказаний. Пономарев привлек внимание к зачастую жестокому обращению с заключенными в примерно 700 исправительных колониях России, около 50 из которых приобрели репутацию "пыточных колоний". Теперь Пономарев не может выезжать из Москвы, не получив предварительного разрешения властей. Если он будет признан виновным, ему угрожают до трех лет заключения в исправительной колонии. Формально уголовное дело возбуждено в связи с высказываниями Пономарева о Калинине, прозвучавшими в ноябре 2006 года. Но, по-видимому, речь идет о возмездии за высказывания Пономарева во время его двухнедельной поездки по США в текущем месяце, особенно в интервью нашей газете. В своей колонке "Пыточные колонии Путина" от 12 февраля наш автор Брет Стивенс привел пространные выдержки из интервью, которое взял у Пономарева; в колонке также содержалась отсылка к видеоролику, выложенному на YouTube, – сценам, где люди, похожие на российских тюремных надзирателей, жестоко издевались над заключенными. Колонка Стивенса была переведена и перепечатана в российских СМИ, а видеоролик исчез с сервера YouTube. О том, есть ли связь между нашей статьей, исчезновением видеоролика и претензиями правоохранительных органов к Пономареву, остается лишь гадать. Но тот факт, что в реальность политического возмездия столь легко поверить, кое-что говорит о методах управления современной Россией. Все это не пророчит Пономареву, а также принципам прав человека и демократии, которые он храбро отстаивает, ничего хорошего. http://inopressa.ru/wsj/2008/02/27/11:57:27/ponomarev

wadsam: Копии: в редакцию газеты «Московский Комсомолец» в редакцию газеты «Комсомольская Правда» в редакцию газеты «Независимая газета » в редакцию радиостанции «Эхо Москвы» в редакцию радиостанции «Свобода» в Генеральную Прокуратуру РФ в Следственный Комитет при Генпрокуратуре РФ Генеральному прокурору Российской Федерации Чайке Ю.Я. г.Москва, Благовещенский пер.,д.10 Истец: Самолкин Вадим Владимирович паспорт 45 04 663731 выдан Паспортным столом № 1 ОВД «Коньково» г.Москвы 30.11.2002г. проживающий (зарегистрированный) по адресу: г.Москва, ул. Академика Волгина, д.31, корп.2, кв. 40, тел.: +7 (985) 365 - 21 - 18 Ответчик-1: Путин Владимир Владимирович 7 октября 1952 года рождения, проживающий(зарегистрированный) по адресу: г.Москва,…, работающий по адресу: г.Москва, Кремль. Ответчик-2: Грызлов Борис Вячеславович 15 декабря 1952 года рождения, проживающий (зарегистрированный) по адресу: г.Москва,…, работающий по адресу: г.Москва, ул.Охотный ряд,д.1,Госдума РФ. Ответчик-3: Хинштейн Александр Евсеевич 26 октября 1974 года рождения, проживающий (зарегистрированный) по адресу: г.Москва,…., работающий по адресу: г.Москва, ул.Охотный ряд,д.1,Госдума РФ. ____________________________________ . ЗАЯВЛЕНИЕ о возбуждении уголовного дела по ст.110 УК РФ. Я, Самолкин Вадим Владимирович, прошу Вас возбудить уголовное дело по статье 110 УК РФ «Доведение до самоубийства» против организованной группы лиц, действовавших по предварительному сговору, в составе: 1.гр-н Путин В.В., Президент РФ, организатор и заказчик; 2.гр-н Грызлов Б.В., Председатель Государственной Думы РФ, главный исполнитель; 3.гр-н Хинштейн А.Е, депутат Госдумы 5-го созыва от партии «Единая Россия» - непосредственный исполнитель. Статьи А.Е.Хинштейна в газете «Московский Комсомолец»: «Бригада» и «Бригада-2», а так же книга «Охота на оборотней». Преступные действия, предусмотренные ст.110 УК РФ, вышеупомянутой организованной группы были направлены против гр-ки Страутманис Инги Александровны, 5 мая 1960 г. рождения, зарегистрированной по адресу :г.Москва, Мичуринский проспект, д. 37, кв. 5. Гр-ка Страутманис И.А. является женой полковника МВД Самолкина Юрия Владимировича, 24 декабря 1958 г.рождения, находящегося в местах лишения свободы по адресу: 236023,г.Калининград,Советский проспект,д.109,ФГУИК-9, 7 отряд,74 бригада. Полковник Самолкин Ю.В. считается одним из главных обвиняемых по делу « оборотней в погонах», возбуждённого 23 июня 2003 г. по инициативе гр-на Грызлова Б.В., работавшего в тот период времени в должности министра внутренних дел РФ. В возбуждении уголовного дела прошу не отказывать. С уважением , Самолкин В.В. \ \. Приложения: 1. Копии заявления на 2 листах, в 6-ти экземплярах. г.Москва, 7 марта 2008 г. .

BNE: Не "наших" бьют Назвав прокремлевское молодежное движение "Наши", власть как будто разделила молодежь на своих и чужих, объявив последних вне закона. Санкционированная активность - это пожалуйста. Остальным же - больше трех не собираться. К молодежи придираются бездумно, порой жестоко, не считаясь ни с правилами приличия, ни со здравым смыслом, не говоря уже о законах. Выследить, пресечь, запугать, схватить, разогнать - лишь бы сидели тихо и не высовывались, будь то молодые анархисты, антифашисты или даже экологи и защитники животных. Самое скрупулезное соблюдение законов не страхует сегодня молодежь от откровенного произвола со стороны милиции и ОМОНа. Так, защитники животных согласовали на 13 мая с префектурой Центрального округа Москвы пикет с протестом против истребления бездомных собак. За день до этого ребята собрались в Новопушкинском сквере, чтобы поагитировать граждан принять участие в готовящемся пикете, принесли листовки и надели футболки с изображением собачек. Милиция потребовала, чтобы они прекратили "несанкционированную акцию", на что юноши и девушки прореагировали вполне законопослушно - встали и покинули Новопушкинский сквер, не успев раздать ни одной листовки. Однако не успели они удалиться от сквера, как подъехали омоновцы и грубо затолкали 12 человек в автобус. Вот что рассказала мне организатор пикета Елена Надежкина: "Когда мы надели футболки, к нам подошли сотрудники милиции и сказали, что дают нам три минуты, чтобы мы ушли. Мы двинулись вниз по Новопушкинскому скверу. Неожиданно к нам подошли в большом количестве сотрудники милиции и ОМОНа, оцепили, посадили в автобус, доставили в Тверское отделение. Никто не представился, просьбу назвать себя игнорировали, отказались назвать номер отделения, когда я спросила об этом. Я стала звонить по мобильному телефону и спрашивать у знакомых, как я должна себя вести в такой ситуации и можно ли вызвать адвоката. Ко мне подошел человек в милицейской форме и стал мне что-то говорить. Я разговаривала по телефону и не сразу поняла, что он от меня хочет. Внезапно он закричал: "Я с тобой разговариваю!" - выхватил у меня телефон и вырвал из уха сережку. Тут у меня зазвонил второй телефон, я подняла трубку, он стал что-то кричать, выбил из рук мобильник так, что он разбился, потом схватил и потащил меня в изолированное помещение, запер в туалете, где невыносимо пахло, а на полу было много воды. Через некоторое время меня выпустил другой человек в форме и сказал, что якобы я срывала погоны с сотрудника милиции и на меня теперь заведут уголовное дело. Меня очень долго держали в углу возле туалета, каждый раз, когда я пыталась выйти из этого угла, на меня кричали и заставляли стоять. Потом пришли два психиатра, и меня повели с ними в кабинет. Психиатры говорили со мной пренебрежительно, называли бездомной кошкой, предлагали уехать с ними в 4-ю психиатрическую больницу и расписывали, что со мной могут сделать в милиции, если я с ними не поеду. Я отказалась ехать". Только после того как событие получило огласку и в отделение стали звонить правозащитники, психиатры уехали, а Лене разрешили находиться в холле вместе с другими задержанными. Их водили снимать отпечатки пальцев, составляли протоколы, выясняли место работы или учебы. Продержали куда дольше допустимых трех часов, отпускать начали далеко заполночь, а последних, включая Лену, отпустили только в три часа ночи. Тираж листовок стражи правопорядка хотели изъять и только благодаря проявленной девушками твердости оставили, отобрав образцы. А в то время, когда все силы московской милиции были направлены на то, чтобы задержать никому не мешавших защитников животных, на Чистых прудах у памятника Грибоедову хулиганы напали на санкционированный пикет и стали цепями избивать пожилых людей, включая женщин. По необъяснимой случайности в тот момент не оказалось на месте даже тех постовых милиционеров, которые всегда там дежурят. На следующий день санкционированный пикет в защиту животных прошел спокойно и без эксцессов. За два часа до него пикетчики пришли, как их обязали, в Пресненский суд, но там выяснилось, что документы в суд из отделения "Тверское" не поступали. Двумя неделями раньше в Петербурге молодежь подала заявку на участие своей колонны в первомайской демонстрации и получила заверенное подписью и печатью согласование. Однако не избежала беды. "Мы пришли на Литейный совершенно спокойно, не предвидя никакого подвоха, - рассказала мне участница событий из группы анархистов. - Подошли к обозначенному в согласовании месту и видим, что все наши товарищи стоят на тротуаре, а нас не пускают. "Что такое?" - спрашиваем. Говорят, что машина наша арестована, у водителя отобраны права и он задержан. Какое-то время стоим, потом к нам подходят сотрудники милиции и говорят: вот ваша машина стоит за углом, идите, стройтесь, мы вас пропустим с боковой улицы. Заворачиваем за угол - и прямо на нас вылетает ОМОН. Народ растерялся, многие вообще пришли в первый раз, потому что это согласованное мероприятие, люди шли просто по объявлению в Интернете. И вот подбегает ОМОН, начинает людей хватать и теснить обратно на Литейный. Когда мы снова оказались на Литейном, то милиция нас оцепила, чтобы уже никак было не пройти. Нас взяли в кольцо и стали теснить. Мы сцепились руками. Они подогнали автобусы и постепенно стали нас туда сажать. При этом избивали, вырывали из рук плакаты. Везли как-то очень странно. Едем, едем, куда - непонятно, уже из города везут... Они сами как будто заблудились, остановились где-то в пригороде, у прохожих спрашивать стали. Тут мы решили, что с нас хватит этой прогулки, и ушли из этого автобуса, разбежались. Так что наш автобус до милиции не доехал. А другие, к сожалению, доехали. По всему городу их развезли, по разным отделениям. Довольно долго их держали, снимали отпечатки пальцев, переписывали, беседовали, угрожали, вербовать пытались, а обвиняли... в неправильном переходе улицы (это тогда, когда на всем проспекте движение перекрыто было под демонстрацию!). Еще обвиняли, будто мы ругались матом, хоть мат мы слышали только от сотрудников милиции и ОМОНа. Самая тяжелая ситуация сложилась у несовершеннолетних, по закону нужно, чтобы их родители забирали, а там были иногородние. Хоть обратные билеты предъявляли, все равно... Пока родители не приехали, они сидели несколько суток в приемнике-распределителе". Власти Петербурга поступили не только противозаконно, но и глупо. Ребята подготовили машину в виде пиратского корабля, надели костюмы, принесли аккордеон, колонки с музыкой. Готовили мероприятие зрелищное, живое, радостное. Но их задержали, а по улицам Питера прошли колонны единороссов и коммунистов - скучно и заурядно, как в Советском Союзе. Месяц назад в Таганском суде Москвы ожидалось чтение приговора антифашисту Алексею Олесинову. Приговор в тот день не прочли, отложив на 21 апреля, а вот молодых людей, пришедших поддержать Олесинова, сотрудники ОМОНа схватили прямо на выходе из метро. "У нас с собой был баннер "Свободу Олесинову", но он был смотан в рулон, залеплен скотчем, - рассказал мне один из задержанных. - Мы вышли из метро "Марксистская", и тут к нам подошли сотрудники ОМОНа и попросили предъявить документы. Рядом стоял автобус с большим количеством ОМОНа. Я раскрыл паспорт, но у меня его выхватили из рук и затолкали в автобус. Другого человека в автобус тащили насильно, за руки. Нас оскорбляли, матерились. Привезли в ОВД и посадили в "обезьянник" с бомжами. Меня два раза обыскивали без понятых и составления протокола. Потом повели снимать отпечатки пальцев. Унижали, издевательски шутили. Сотрудник, который с нами беседовал, глумился над Маркеловым, посмеивался: "Где ваш Маркелов, где ваш Филатов... И вы там же будете..." Потом нас повезли в суд. Там омоновцы говорили, будто мы шли с развернутым баннером, но это была ложь. Нам присудили по 500 рублей штрафа. А человека, который снимал на видео, как нас задерживали, еще при задержании заставили все стереть..." На суде ребятам отказали в вызове свидетелей, в исследовании видеозаписи, то есть не дали возможности доказать, что никакого нарушения закона они не допустили. Все обвинение строилось на ложных показаниях только одного омоновца по фамилии Гусятников, который и составлял протоколы. Можно вообразить, как бесчинствовали сотрудники милиции и ОМОНа, когда молодые антифашисты действительно провели несанкционированную, но абсолютно безобидную и мирную акцию в день вынесения приговора Алексею Олесинову. Они прошли шествием от метро Новослободская до Бутырской тюрьмы и прокричали: "Свободу Олесинову!". На Лесной улице юношей и девушек стали хватать, жестоко избивая. В отделениях милиции продержали кого до утра, а кого и более суток... "Не губите молодежь. Не губите..." - написал Михаил Трепашкин, повествуя о событиях в Таганском суде как адвокат Алексея Олесинова. Сегодняшние власти бесчувственны к таким призывам. Им нужны "наши", идущие вместе, в ногу, не возникающие, не проявляющие себя, послушные указке. А всех, кто ищет и думает, кто неординарен и юн душой, кто не о коньюнктуре печется и не безразличен к происходящему вокруг - таких всех они хотят вытолкнуть на обочину, запугать, забить, отбить охоту к инициативе. Елена Санникова 18.05.2009 12:44



полная версия страницы