Форум » Олигархи и власть » Номократия » Ответить

Номократия

горец: Давайте, обсудим если конечно есть мысли!

Ответов - 6

BNE: КАПИТАЛИЗМ ИЛИ НОВЫЙ СОЦИАЛИЗМ? Автор – Валентин Коломийцев, доктор исторических наук, профессор ЕСЛИ ДВАДЦАТЫЙ ВЕК завершился серьезным поражением социализма в европейских странах, установлением гегемонии США в международных отношениях, торжеством либерализма и буржуазного национализма, то "конца истории", как предрекал американский профессор Ф.Фукуяма, не произошло. В обстановке эйфории от антикоммунистических переворотов в Восточной Европе в 1989 г. этот маститый историк заявил, что история как движение закончилось, ибо в мире окончательно восторжествовала идея либеральной демократии и потребительской культуры, что знаменует "триумф Запада, западной идеи". Однако сейчас человечество подвергает анализу и переоценке многое из того, что определяло его развитие на протяжении последних десятилетий. Что должно быть взято в новый век и в новое тысячелетие, а что надо отбросить, что нуждается в изменениях или переориентации ценностей. В общественных науках накоплено немало прогнозов развития мира в XXI в. Французский экономист П.-Н.Жиро в книге под названием "Неравенство в мире. Экономика современного мира" (Париж, 1996 г.) предсказывает, например, что в XXI веке будет наблюдаться расцвет индийской и китайской цивилизаций, а в странах Запада возрастет неравенство между бедными и богатыми, произойдет сокращение "средних слоев". Глобализация общественных, политических, экономических, культурных и научных связей создает невиданные возможности для расцвета всех народов планеты. Однако пока мы видим, что продолжает увеличиваться разрыв между "Севером" и "Югом" — между богатыми, индустриально развитыми странами, и бедными, развивающимися. Экономическое неравенство и националистическая идеология будут продолжать оставаться питательной средой для региональных конфликтов. Автором одного из "среднесрочных" прогнозов является политический обозреватель "Правды" Ричард Овинников. По его словам, "положение в мире в первые десятилетия XXI века будет характеризоваться прежде всего негативными тенденциями — нарастанием неустойчивости в геополитическом, социальном и экономическом плане. С неизбежными конфликтами по всем этим векторам в качестве способа разрешения противоречий". При внешнем триумфе капитализма классовую борьбу похоронить не удалось. "В западных странах, — признает либерально ориентированный главный редактор журнала "Мировая экономика и международные отношения" Г.Дилигенский, — ни внушительный рост материального благосостояния, ни значительное ослабление классовых идеологических конфликтов отнюдь не ведет, как можно было ожидать, к всеобщему умиротворению и гармонии на основе общих ценностей. Эти в целом благополучные общества не могут избавиться от маргинальных групп, которые становятся все более действующими и активными, и, оставаясь в меньшинстве, оказывают влияние на всю ситуацию". Главные дискуссии, идущие относительно "цивилизации XXI века", связаны в основном с незавершенным историческим спором между социализмом и капитализмом. Каков может быть оптимальный общественно-экономический строй для человечества? Даже обеспокоенные развитием социализма западные социологи давно задумывались над этим вопросом. Их ответом была теория единого "индустриального общества", которую развивали Р.Арон, Ф.Перру, Ж.Фурастье, Ж.Эллюль, У.Ростоу, П.Сорокин, Т.Парсонс, У.Баккингем и Я.Тинберген. Питирим Сорокин в работе "Проблема социального равенства и социализм" писал: "С того времени, когда был раскрыт фетишизм капитала, когда трудовая теория ценности заявила, что сам капитал — только продукт и символ труда, прочное и царственное владычество капитала было поколеблено. И чем дальше, тем оно колеблется сильнее и сильнее. И лично для меня нет сомнения, кто из этих двух противников победит: рано или поздно победа останется, конечно, на стороне труда". В странах Запада, отмечал Сорокин, наблюдается разрушение моральных ценностей (распад семьи, массовая культура самого низкого пошиба, мелочный эгоизм, хаос мнений и верований и т.д.). Наблюдаемый триумф капитализма в мире не может перечеркнуть тот факт, что социализм — проблема планетарная. Цивилизация не может застыть в своем развитии. Многие выдающиеся умы считали, что человек приходит в этот мир не для того, чтобы создавать рай для богатых, с одной стороны, и порабощающий труд и угнетение для бедных, с другой. Капитализм заразил общество вирусом "неограниченного потребительства", поставив человека в замкнутый круг "производство--потребление". С помощью назойливой и вездесущей рекламы культивируются искусственные потребности. Взять, к примеру, легковой автомобиль, ставший в известном роде символом капитализма. Процветание монополистического капитализма в немалой степени основано на производстве автомобилей. Разумеется, капиталистическая цивилизация сводится не только к автомобилю, но и в целом к "престижному потреблению", которое заразило широкие средние слои, ставшие в какой-то мере социальной базой капитализма. Мало кто берется утверждать, что "золотой век" капитализма впереди, хотя его резервы далеко не исчерпаны. Экономисты не предсказывают высоких темпов экономического роста, превышающих 2% в год, что приведет к дальнейшему увеличению безработицы и обострению социальной напряженности в ныне "благополучном" регионе Запада. За классическим принципом либерализма и рыночной экономики стояла безудержная эксплуатация человека и природы. Сейчас этот принцип не может действовать без ограничений. Бизнес, как известно, не делает различий в целях производства, ибо главное для него — получение прибыли. Вот почему особенно доходными стали производство вооружений и наркобизнес. Но дело не только в этом. Современная технология рассчитана на вытеснение рабочих рук, вследствие чего армия безработных будет постоянно расти. Либеральная демократия западного образца, воспевающая "царство Количества" и индивидуализма, все больше и больше вступает в противоречие и коллизию с идеалами социальной справедливости и коллективизма. Буржуазно-реформистская мысль в странах Запада получила широкое распространение. В обстановке экономического бума 50-60-х годов возникла концепция "государства всеобщего благосостояния". Она была связана с развитием государственного регулирования экономики, с перераспределением национального дохода через государственный бюджет, с появлением широкомасштабных социальных программ. На социальные нужды в Швеции расходуется более 30% ВНП, в ФРГ — 24%, а в США — 14%. Хотя с падением экономической конъюнктуры социальные программы страдают в первую очередь, и сейчас во многих странах Запада действует так называемая "социальная рыночная экономика", предполагающая значительное государственное регулирование. Государство, участвуя в воспроизводстве капитала, вынуждено, с другой стороны, через перераспределение национального дохода снижать такие негативные последствия рыночных отношений, как истощение невозобновляемых природных ресурсов, ухудшение окружающей среды, отсутствие стимулов для производства товаров и услуг коллективного пользования (дороги, дамбы, общественный транспорт, здравоохранение, образование), социальную защиту граждан, благоустройство городов и т.п. Как считает французский политолог Р.-Ж.Шварценберг, "нужно отказаться от ценностей капитализма: производительности, товарно-денежного фетишизма, духа конкуренции, агрессивности и т.д. Им нужно противопоставить "контрповедение", "контрценности (чувствительность, чувственность, покой, мир, нежность, красоту и т.д.), чтобы добиться признания нового качества жизни". НЕ ТОЛЬКО ЛЕВЫЕ, но и правые политические мыслители заняты поисками новых общественных идеалов. Профессор социологии Гарвардского университета Д.Белл еще в середине 70-х годов сетовал на то, что Запад не имеет политической философии, которая оправдывала бы его приоритеты. Не предлагая своих решений, он очертил четыре группы вопросов, ответы на которые должны составить новую политическую философию. Это, во-первых, структура "государственного хозяйства", во-вторых, противоречие между свободой и равенством, в-третьих, соотношение между справедливостью и эффективностью в обществе и в экономике, и, в-четвертых, соотношение сфер общественного и частного в экономике и морали. Бывший министр М.Понятовский в книге "Будущее нигде не написано" (1973 г.) заявлял, что истина уже не находится ни справа, ни слева, — она перед нами. Новый рубеж — "научное общество" — состоит не в количественном увеличении богатства: он требует преобразования самого человека. "Индоевропейская цивилизация, — писал он, — вознесла род человеческий на научный и экономический уровень, который дает ему возможность освободиться от тысячелетней нужды. Обладание средствами интеллектуальной энергии, которую дает совокупный мозг, создаваемый научным обществом, даст возможность и в будущем взять на себя роль, на этот раз аналогичную обеспечению выживания мира". Французский публицист Мишель Боске приводит любопытный случай, когда живущие в примитивных условиях обитатели архипелага Тристан д'Акунья, побывавшие в странах развитого капитализма, предпочли вернуться на родину к своем привычной жизни, "хотя и без комфорта, но и без эксплуататоров и эксплуатируемых, без богатых и бедных, высокообразованных и неграмотных, без насилия и полиции". Здравый смысл не позволяет молиться на рынок как на главный регулятор общественной жизни: это многие уже понимают на Западе. Сам по себе рынок не может регулировать нематериальные стороны жизни, в особенности человеческие отношения. Подлинная культура при нем становится нерентабельной. К тому же, если бы не было социализма и организованного рабочего движения, капитализм не трансформировался бы и не принял современные цивилизованные формы. Рыночная экономика истощает ограниченные природные ресурсы (нефть, уголь, минералы и др.), игнорирует защиту окружающей среды. В докладе Римского клуба — международной неправительственной организации представителей финансовых и деловых кругов и ученых западных стран, опубликованном в мае 1991 г. ("Первая глобальная революция"), указывалось, что рыночные механизмы сами по себе не могут справиться с глобальными проблемами, которые требуют стратегического предвидения. Они не могут, в частности, разрешить энергетический или экологический кризис. В западных странах продолжается объективный процесс обобществления средств производства, ставящей рыночные отношения в определенные рамки. Любая крупная капиталистическая фирма может служить образцом планового ведения хозяйства. Не случайно творцы теории единого "индустриального общества" не считали форму собственности определяющей в характеристике названного типа общества. В странах Запада отнюдь не редкость предприятия, находящиеся в собственности его работников. В США, например, на такие предприятия приходится приблизительно 10% занятых. Они возникли чаще всего в результате выкупа персоналом нерентабельных предприятий, причем не только мелких и средних, но и крупных. Обществом смешанного типа собственности на средства производства является Израиль. Здесь существуют три хозяйственных сектора: государственный, на который приходится 21,5 ВНП, профсоюзный (предприятия Гистадрута) — 20,3% и частный — 58,2% ВНП. В государственной собственности находятся все электро- и водоснабжение страны и 40% транспорта. Доля государства в общей сумме внутренних инвестиций превышает 50%. Некоторые западные авторы изображают израильские сельскохозяйственные поселения — киббуцы — как нечто вроде совхозов, где нет частной собственности, нет денег, где все едят вместе, воспитывают детей коллективно. Многолетний советник Ф.Миттерана — профессор Жак Аттали, в книге "Слово и орудие" указывал, что будущее принадлежит социализму при полном отрицании товарной формы хозяйства. Децентрализация управления, автономия предприятий, переходящая в самоуправление, — таковы основополагающие, по его представлению, принципы новой социально-экономической системы. В 1991 г. сессия Совета взаимодействия, в которой участвовали бывшие главы государств и правительств — Г.Шмидт, В.Жискар д'Эстан, Т.Фокуда, Дж.Каллагэн, П.Трюдо и другие — признала, что сегодня в мире нет чисто рыночной экономики, основанной на частной собственности. В большинстве стран существует смешанная система с значительным государственным сектором. Бывшие капитаны западного мира были вынуждены констатировать, что хаотичному рынку не по зубам глобальные проблемы, и поэтому они не рекомендовали восточноевропейским странам спешить с приватизацией и отказываться от государственного регулирования. Бывший помощник президента США по национальной безопасности, профессор Университета Джона Гопкинса (Вашингтон) З.Бжезинский в книге "Вне контроля" (1993 г.) отмечает, что либерализм как господствующая западная доктрина оказывается ныне не слишком привлекательным. Нужны, признает он, новые идеи. Не пытаясь сформулировать альтернативный положительный идеал, которым является только социализм, Бжезинский отмечает, что "неравенство становится все менее терпимым". В ряду высказываний научных и политических авторитетов нельзя обойти социальную доктрину римской церкви, ставшей одним из магистральных направлений ее политики. Не случайно энциклика папы Льва XIII "Рерум новарум" ("О новых вещах", 1891 г.), от которой берет свое начало социальный католицизм, была специально отмечена другими посланиями пап по случаю ее 40-, 80- и 100-летия. Так, в энциклике "Квадраджезимо анно" ("40 лет", 1931 г.) осуждался либерально-демократический режим, поощряющий материалистические императивы и индивидуалистическое сознание, потерявшее нравственную опору. В энциклике "Центезимус аннус" ("Сотый год", 1991 г.) папы Иоанна Павла II говорилось: "Нельзя согласиться с утверждением о том, что потерпевший поражение так называемый "реальный социализм" должен уступить место только капиталистической модели организации производства. Нужно сломать барьеры и монополии, которые удерживают множество народов на задворках развития, обеспечить всем людям и нациям элементарные условия участия в нем". По мнению американского теоретика социал-демократического направления М.Харрингтона, преобразования в плане "нового социализма" на Западе будут сопровождаться "периодическими структурными кризисами капитализма". Харрингтон не предвидит в ближайшие 50 лет такого "последнего" кризиса, который привел бы к замене капитализма социализмом. К середине XXI века развитые страны, как и сегодня, будут иметь "смешанную экономику". На пороге "нового социализма" она будет более человечной, но полностью еще не трансформируется. "Социализация", по Харрингтону, представляет собой уже начавшийся процесс усиления влияния трудящихся на принятие решений на производстве. Для приближения "нового социализма" необходимо применять, по мнению американского ученого, "демократическое планирование", благодаря которому рынок будет иметь возможность служить на благо общества. Французский левый общественный деятель и публицист Пьер Жюкен полагает, что кризис капитализма как способа производства, потребления и организации общества на Западе неоспорим, но он носит сложный характер и предполагает множество выходов из него. Капитализму в особенности трудно сочетать стремление к максимальной прибыли и охрану окружающей среды. Только под давлением общественности капиталистическим государствам удается держать под контролем проблему экологии. Однако экологический прогресс остается ограниченным, противоречивым. МНОГИЕ ИССЛЕДОВАТЕЛИ предрекают, что XXI век будет "аскетическим" из-за демографической проблемы. Если в 1900 г. население планеты составляло 1 млрд человек, в 1960 г. — 3 млрд , во второй половине июля 1999 г. достигло 6 млрд , то к середине XXI века может составить 12 млрд. Движение экологистов в странах Запада бросило вызов "обществу потребления" (иное наименование индустриального и постиндустриального общества), противопоставляя стремлению "иметь больше" — желание лучшего "качества жизни", а экономическому росту — социальный прогресс как главный приоритет. Экологисты требуют отказа от "престижного потребления" в пользу "добровольной простоты". Их девиз: пусть будет меньше денег, меньше потребительских ценностей, но зато больше досуга, больше возможностей для самореализации личности и участия в общественной жизни. По весьма скромным оценкам ООН, проведенным в 1993 г., для того, чтобы остановить ухудшение состояния окружающей среды в мире, в течение 10 ближайших лет потребуется 774 млрд долл. Это громадная цифра. Но военные расходы в мире (даже с учетом происходящего сокращения) в 3-5 раз превышают расходы на защиту природы. Истощение природных ресурсов Земли и загрязнение окружающей среды останутся наряду с голодом сотен миллионов людей грозным обвинением против ненасытной жажды прибыли капитализма. Не случайно движение экологистов требует, помимо законной защиты окружающей среды, сокращения всякого рода престижного потребления. По данным генерального директора ЮНЕСКО Ф.Майора, 20% населения мира (а это не что иное, как "золотой миллиард" граждан западных и некоторых новых индустриальных стран) живет за счет 80% его ресурсов. Развитие человечества в XXI веке во многом будет определяться тем, какая тенденция будет преобладать в общественном сознании — индивидуализм или коллективизм. Реальный гуманизм равным образом несовместим с двумя крайностями в подходе к оценке прав и обязанностей личности. Одна крайность — это подавление свободы личности, пренебрежение к ее правам, отношение к человеку, как к "винтику" в государственном или общественном механизме. Другая крайность — представление о возможности абсолютной свободы личности, пренебрежение, а то и прямое отрицание обязанностей человека перед другими людьми, коллективом, обществом. Капитализм дает шансы для процветания только наиболее сильным, способным, талантливым и обладающим материальными средствами. Разве девиз "американского образа жизни" — все для человека? Нет: все для капитала. Там есть двойной стандарт человека — собственник и лишенный собственности. Их социальный статус не одинаков. Предпринимателю нужен не человек, а функция, приносящая прибыль. Сколько в США безработных, больных, наркоманов, алкоголиков, бандитов, преступников — капиталистов это не интересует: они найдут всегда новые рабочие руки среди иммигрантов. В отношении общественной самоорганизации цивилизации XXI в. при благоприятном развитии событий (отсутствии больших войн, природных катастроф и т.п.) будет менее централизованным, более открытым обществом, дающим большие возможности индивидам для самовыражения и для планирования своей жизни. В основе мировоззрения человека будущего столетия должно лежать научное знание. Заслуживающую внимания концепцию общества XXI в. обрисовал в своей книге "Закат рынка" сотрудник Стокгольмского университета Трифон Костопулос. Он считает, что власть Ноуса (знание) и Номоса (закон) над природой и обществом будет абсолютной. По его видению, на смену капитализму придет "номократия" — новое общество, центральным элементом которого станет интеллект. Правление номократии, по мысли Костопулоса, будет означать поворот в производстве и в общественных отношениях. Основные элементы капитализма и "антикапитализма" становятся бессмысленными и ненужными, исчезнут. Радикально меняются характер и особенности собственности. При номократии она превращается в коллективное обладание правящим классом формулами знания. Однако классовое деление сохраняется. Человеческие потребности и способности станут объектами научных достижений. В результате каждый член общества получит все ему необходимое в соответствии с коллективными возможностями. Нельзя отрицать, что знание — сила, однако Костопулос в своем привлекательном прогнозе невольно следует технократическим концепциям, которые пока лишь служат прикрытием власти буржуазии. Прямолинейного развития истории мы еще не наблюдаем. Однако процесс возрастания роли масс — все более образованных — во всех сферах жизни общества несомненен, и остановить его нельзя. Существующие формы социализма совершенствуются в Китае, Вьетнаме, Северной Корее и на Кубе. "Новый социализм" может возродиться и в России. Как справедливо отмечал доктор юридических наук Б.П.Курашвили, "несколько тысячелетий господства частной собственности отмечено громадным, но односторонним прогрессом: скачком в технологии производства, в разнообразии, массе, качестве производимых продуктов и услуг — и деградацией личности человека и социальных отношений, разрушением окружающей среды". Не считая единственным социальным противоречием антагонизм труда и капитала, нужно признать, что различие или противостояние между управляющими и управляемыми, менеджерами и исполнителями реально не может быть ликвидировано, но это не исключает необходимости больших усилий по преодолению злоупотреблений властью и по установлению демократического контроля над бюрократией. Социализм не может перенять у капитализма идею неограниченного потребительства. Совершенно абсурдно стремиться догнать по потреблению Соединенные Штаты, которые, имея 5% населения Земли, потребляют 25% всей энергии и 30% добываемого минерального сырья. Французский социолог Андре Горз еще в 60-х годах считал, что ничто не оправдывает постановку вопроса о "богатом коммунизме" и ведение "гонки изобилия" между социалистическими и капиталистическими странами перед лицом миллиардов людей, лишенных жизненно необходимого. Социалистическая модель потребления, как полагал Горз, должна быть качественно иной. Если опыт социализма сделал реальностью представление о социальной справедливости, то всемирное экологическое движение объявило безусловным приоритетом политику ответственности перед грядущими поколениями. В XXI в. человечество будет решать непростую задачу выживания. Вот почему, полагаю, концепция мировой цивилизации по необходимости должна будет включать понятия Свобода, Равенство, Братство, Справедливость, Ответственность. Разумеется, не все политические, социальные и экономические силы примут безоговорочно эту концепцию. Но левые политические силы, выражающие интересы большинства трудящихся, могут написать ее на своем знамени. Как утверждают психологи, счастье людей вовсе не связано с потреблением или не только с потреблением: оно определяется прежде всего удовлетворенностью семейной жизнью, своей работой, дружбой, полноценным досугом. Развитие человечества в XXI в. во многом будет определяться тем, какая тенденция будет преобладать в общественном сознании — индивидуализм или коллективизм. /"Завтра", май/ http://www.businesspress.ru/newspaper/article_mId_40_aId_24299.html

BNE: nomocracy 1) пол., юр. номократия, "власть [всевластие] закона" (государство, где главенствующую регулирующую роль играет система законов, где абсолютизируется правовая система, получая суверенное значение и, по сути, становясь высшей из властей — выше, чем власть представительская или исполнительная) См.: ideocracy division of powers http://ecsocman.edu.ru/db/dict/4693/dict.html?wd=14724

BNE: очень многое зависит от процедур подготовки и создания правовых систем и законов Есть подозрение, что при их создании все будет упираться в конкретные детали отражающие интересы разных слоев общества

BNE: О непристойности [ 4 ] Александр Привалов В воздухе, бесспорно, ощущается что-то этакое, «неприличное крайне», но ищут его пока не там. Вот только что чиновники Россвязьохранкультуры выкатили некоему оператору спутникового телевидения предупреждение за трансляцию порнографического, на их взгляд, канала Hustler Gold. Оператор будет, разумеется, оспаривать предупреждение, но пока на всякий случай заменил более спорную вещь на менее спорную — Hustler Blue, то есть, по его словам, «тяжёлую эротику» на «мягкую». Возможно, оператор отобьётся от чиновных ригористов: закон о СМИ не возбраняет трансляций с кодированием сигнала даже и тяжёлых эротических программ; не хочешь смотреть — не покупай. Возможно, и не отобьётся: времена пошли такие. Но ни тот ни другой исход этого клубничного дела на общественную атмосферу особенно не повлияет: велика ли разница, которым сортом «Хастлера» будут наслаждаться любители? Их не так уж много. Зато вся страна уже две недели по бесплатным каналам наблюдает сущую порнографию архангельской политической жизни. Мэр Архангельска Донской вывешивает на своём официальном сайте видеоролик, на котором «человек, похожий на губернатора области Киселёва» после доверительной беседы берёт у другого человека пачку долларов и прячет её, — и рукописное признание взяткодателя. Мэр рассказывает всем желающим, что у него на руках ещё парочка подобных роликов и целая папка документов. Губернатор Киселёв не стреляется, не подаёт ни в суд, ни в отставку, а поначалу только бубнит через пресс-службу, что-де началась предвыборная борьба, в которой «создаются всякого рода фальшивки, в том числе видеоролики с компроматом. С целью их тиражирования они вкладываются в руки людей типа архангельского мэра». Но потом решается на ответный шаг — и квартиру Донского штурмуют люди в масках. Они срезают железные двери, выволакивают из дому мэра в одном белье (он лежал в постели с гипертоническим кризом) и везут в СИЗО. Мэр, оказывается, заявлен в федеральный розыск, поскольку не являлся на допросы к следователю (копия больничного листа у следователя была). Комментаторы рассуждают о том, как всё это скажется на голосовании за ЕР (губернатор — единоросс) и на карьере полпреда Клебанова, который аккурат перед обнародованием ролика поддержал просьбу Киселёва к президенту о назначении на очередной срок и теперь тоже испуганно отмалчивается. Но никто не говорит главного: что эта история с начала до конца глубоко непристойна. И не потому, боюсь, не говорят, что это слишком очевидно — рассуждения о потере голосов ЕР тоже не блещут оригинальностью. Не говорят потому, что не считают этот аспект происходящего существенным. Ну не сказывается непристойность, даже такая, на течении дел. И Киселёву если не продлят полномочия, то не из-за неё, и вообще — никто особо не волнуется. Взять другую свежую историю — с адвокатом Кузнецовым. Работая защитником по делу экс-сенатора Чахмахчяна, он нашёл в уголовном деле справку о прослушивании телефонных разговоров своего клиента, сфотографировал её — и отправил в Конституционный суд вместе с жалобой на нарушение сотрудниками ФСБ Конституции и других законов. История, конечно, неприятная: на момент прослушивания Чахмахчян ещё был членом СФ и, следовательно, пользовался неприкосновенностью — подслушивать его никто права не имел. По уму, надо было дать по выговору «поторопившимся» операм и вежливо попенять судье Верховного суда, давшего им санкцию, — и конфуз был бы замят сравнительно пристойно. Но этот аспект опять-таки роли не сыграл. Московская прокуратура возбудила против Кузнецова уголовное дело: разглашение государственной тайны. Разумеется, обвинение насквозь бредовое. Во-первых, прокуратура сама рассекретила злополучную справку — иначе та не могла бы фигурировать в деле (а если не рассекретила, обвинять можно только следователя: тогда это он нарушил закон). Во-вторых, по статье 7 Закона о государственной тайне «факты нарушения законности органами государственной власти и их должностными лицами» не подлежат засекречиванию. Но дело заведено и грозит обвиняемому четырьмя годами. Кузнецов счёл за благо уехать из России и посулил при неблагоприятном течении событий попросить где-нибудь политического убежища. На сравнительно ровном месте возник совершенно непристойный скандал, грозящий стать международным, — и ладно. Когда некоторое время назад прокуратура пыталась вытолкнуть из профессии адвокатов ЮКОСа, это тоже было неприлично, но в том деле репутационных издержек вообще никто не считал. А здесь-то что? Устраивать такой цирк с конями по такому, с любой точки зрения, некрупному поводу можно, только совсем не принимая в расчёт требований благопристойности. А если непристойность не считают за грех даже в одном флаконе с незаконностью, то ещё менее она интересует кого-либо в чистом виде. Вот сегодня «Коммерсант» сообщил, что «первыми городскими распорядительными документами в области девелопмента, опубликованными после переутверждения Юрия Лужкова на должности мэра Москвы» стали два распоряжения столичного правительства, запускающие два крупных строительных проекта фирмы «Интеко», принадлежащей жене мэра Елене Батуриной (один из этих проектов — пополам с шурином мэра, Виктором Батуриным). Поскольку, конечно же, ни один смертный ни на минуту не усомнится в том, что оба распоряжения бессменного мэра абсолютно, безупречно, категорически законны, — стоит ли заводить речь о приличиях? До федеральных выборов ещё довольно далеко, но уже сейчас рассуждения на любую тему — хоть про цены на бензин, хоть про проценты по ипотеке, хоть про игорный бизнес — почти неизменно сводятся к ним. До выборов власть ни за что не будет делать того-то и того-то, но обязательно будет делать то-то и то-то. Наверняка в большинстве случаев такие выводы имеют некоторый смысл и называемые деяния или недеяния власти способны в какой-то степени взбодрить её электоральные показатели. Но душа избирателя не так уж экономически рациональна, чтобы руководиться только ценами на бензин. Быстро и гласно пресекать очевидные непристойности и по возможности допускать поменьше новых тоже могло бы оказаться полезным — даже и в электоральном смысле.

BNE: Дата: 2008-01-18 20:39:00+03 Митволь назвал провокацией рассылку заявления о его уходе в отставку МОСКВА, 18 января. Замглавы Росприроднадзора Олег Митволь прокомментировал «Газете.Ru» ситуацию со своей попыткой уйти в отставку. По его словам, он действительно готовил прошение об уходе, но в СМИ его не рассылал. «Это провокация тех, кто хотел, чтобы я поскорее ушел со своего поста. Ведь с моим уходом у заинтересованных лиц появится возможность отмывать огромные деньги», – считает Митволь. Причиной своего намерения покинуть Росприроднадзор Митволь назвал возможное назначение на пост главы ведомства бывшего первого вице-губернатора Ленинградской области Владимира Кириллова, с которым он не согласен. «Увидев документы о назначении Владимира Владимировича и ознакомившись с его предыдущей деятельностью, я не мог поступить иначе. Я не согласен с такой оценкой моей работы в ведомстве», – прокомментировал свой шаг замглавы Росприроднадзора. Однако министр природных ресурсов Юрий Трутнев не принял его заявление. «Министр сказал, что доволен моей работой в ведомстве и попросил остаться. Поэтому я остаюсь», – сообщил Митволь. Напомним, по сообщению ряда СМИ, сегодня стало известно, что замглавы Росприроднадзора Олег Митволь подал в отставку. Прошение об отставке «по собственному желанию» было подано на имя министра природных ресурсов России Юрия Трутнева. На прошлой неделе в СМИ сообщалось об отставке главы Росприроднадзора Сергея Сая. В то же время пресс-служба правительства России 10 января выступила с заявлением о том, что премьер-министр Виктор Зубков «не подписывал документов об отставке главы Росприроднадзора». Олег Митволь (1966 года рождения) является заместителем Руководителя Федеральной службы по надзору в сфере природопользования с апреля 2004 года. © 2000-2007 ИА «Росбалт»

BNE: Вещи Митволя вынесли на улицу 10 сентября, 06:53 | Валерий БОЛОТИН Олег Митволь уволен с должности замглавы Росприроднадзора - он попал под сокращение штата. Как сообщили в ведомстве, "9 сентября было утверждено новое штатное расписание в связи с сокращением одной должности заместителя руководителя Росприроднадзора". Соответствующий приказ подписал временный исполняющий обязанности министра природных ресурсов Семен Леви в отсутствие главы Минприроды, который сейчас находится в Иркутске на Байкальском экономическом форуме. Опального чиновника уже выселили из его кабинета. "Вещи выносят на улицу - это факт. И табличку сняли сотрудники Росприроднадзора", - сообщил Митволь. В соответствии с законом, ему предложено в течение двух месяцев занять любую имеющуюся вакантную должность в ведомстве, либо уйти совсем. Однако главный защитник российской природы не намерен сдаваться. "Юрий Трутнев принимал меня на работу четыре года назад, только он вправе меня уволить, если сочтет нужным, - заявил он. - Я очень хочу с Трутневым переговорить, насколько его заместители уважают его мнение". Приказ об увольнении для Митволя давно не новость: он уже более полугода находится одной ногой в отставке и никак не может найти общий язык с главой Росприроднадзора Владимиром Кирилловым. В середине января чиновник сам подавал Трутневу заявление об отставке в связи с возможным назначением Кириллова его непосредственным начальником. Борец с незаконными застройками не мог согласиться с тем, что ему придется защищать природу под началом бывшего пограничника и вице-губернатора Ленобласти, якобы нечистого на руку в отношении соблюдения природоохранного законодательства. Тогда Трутневу удалось уговорить Митволя остаться, а Кириллов все же был назначен главой службы. Однако уже через месяц на стол Трутневу легло новое заявление: Митволь требовал провести служебную проверку "в отношении должностных лиц Росприроднадзора, виновных в срыве исполнения международных обязательств РФ". Под "срывом исполнения" Олег Львович подразумевал решение Кириллова о лишении его, Митволя, полномочий по подписанию документов о торговле редкими видами флоры и фауны, которые, кроме него, подписывать больше некому. В это же время появилась информация, что Кириллов собрался уволить подчиненного и уже подписал приказ. Но теперь Митволь уже сам не хотел уходить и заявлял, что увольнять его не за что. Впрочем, и тут все обошлось. Вторая попытка избавится от неудобного подчиненного была предпринята Кирилловым в июне. Глава ведомства вывел из подчинения Митволя управление лесного, водного, земельного и экологического надзора, которое тот курировал. Поскольку других постов Олег Львович не занимал, он был поставлен вне штата и лишен кабинета. Однако чиновник заявил, что Кириллов ему не указ, и он "остается на рабочем месте и продолжает исполнять свои обязанности". Так и вышло. Третий и последний акт служебной драмы разыгрался в начале сентября, когда средства массовой информации досрочно "уволили" Митволя из Росприроднадзора. Информация оказалась уткой, но предвосхитила дальнейшие события. Недельная проволочка с отставкой, по некоторым данным, была вызвана переговорами Трутнева и Кириллова, которые, похоже, успехом не увенчались. И руководитель агентства решил, что бог любит троицу, и снова выставил Митволя за дверь. Однако не исключено, что тем, кто снял именную табличку с кабинета О.Л. Митволя, вскоре придется вернуть ее на место. Министр Трутнев пока не намерен отказываться от своего протеже. Вчера он выразил надежду, что конфликт между главой Росприроднадзора и его уволенным заместителем разрешится. "Надеюсь, они найдут силы из него выйти, - сказал Труртнев. - А если не найдут, принимать решение буду я". http://www.utro.ru/articles/2008/09/10/766132.shtml



полная версия страницы