Форум » Политика » ГРАНИ//МОК: Проведение Олимпиады в Сочи под угрозой из-за войны в Грузии » Ответить

ГРАНИ//МОК: Проведение Олимпиады в Сочи под угрозой из-за войны в Грузии

BNE: МОК: Проведение Олимпиады в Сочи под угрозой из-за войны в Грузии Напряженные отношения России и Грузии и ожесточенные бои в Южной Осетии могут помешать проведению Олимпиады-2014 в Сочи, сообщает Associated Press со ссылкой на заявление Международного олимпийского комитета. Несмотря на заявления российских властей о том, что проведению Олимпиады ничто не угрожает, Запад опасается за безопасность игр. По словам главы оргкомитета по подготовке Олимпиады Дмитрия Чернышенко, отношения России и Грузии "не имеют ничего общего с подготовкой игр". Однако представители МОК уже выразили свою обеспокоенность в отношении безопасности Олимпиады в Сочи. Боевые действия в Южной Осетии начались в ночь на пятницу. Грузия ввела войска на территорию республики. После этого в поддержку непризнанной республики выступила Россия, введя в зону конфликта подразделения 58-й армии. По сведениями южноосетинской стороны, погибло больше тысячи человек. Ранее против проведения Олимпиады выступали экологи, которые считают, что строительство олимпийских объектов нанесет вред экологии края, и местные жители, которые несогласны со строительством объектов на месте их домов. 11.08.2008 08:28 Дословно : Дмитрий Чернышенко, член оргкомитета по подготовке Олимпийских игр в Сочи Отношения России и Грузии не имеют ничего общего с подготовкой игр. Associated Press. 11.08.2008

Ответов - 15

BNE: Декодер для бойни У войны свой язык: затейливый, лукавый, кодированный. Впрочем, на его расшифровку уходит совсем немного времени. Взлетают бомбардировщики, в кадре движется танковая колонна, работает установка "Град" – и смысл сказанных слов становится прозрачным. Вечером 7 июля президент Грузии говорит о прекращении огня. Ночью выясняется, что это означает штурм Цхинвали. На другой день в Пекине Путин сообщает Бушу, что российским властям тяжело будет удержать добровольцев от поездки в Южную Осетию. Российский премьер заметно играет желваками, и уже можно догадаться, что добровольцы тут ни при чем: их на пушечный выстрел не подпустят к войне. Речь идет о 58-й армии Северо-Кавказского военного округа. У войны свой словарь, неизменный как минимум в рамках одного поколения. Грузия "восстанавливает конституционный порядок", и это так понятно всем, кто хоть что-нибудь слышал про Чечню. Напротив, Россия проводит операцию по "принуждению к миру", известную со времен гуманитарного перевоспитания Милошевича. 9 августа все тот же Путин на совещании во Владикавказе называет штурм Цхинвали "геноцидом осетинского народа". Развивая свою мысль, нацлидер сообщает, что в эти дни Грузия "нанесла смертельный удар по своей территориальной целостности". Это значит, что он собирается наклонять и мучить Саакашвили до тех пор, пока тот не уйдет в отставку, о чем уже стало известно. Последующую его судьбу предрекает Грызлов: грузинского президента следует судить в Гааге. Это осознанная пародия на американцев. В переводе с американского на кремлевский: чем ваш Мишико лучше нашего Слобо? "Это удар по Америке, по ее ценностям", – комментирует ситуацию Михаил Саакашвили, и тут с первой минуты нечего разгадывать. Президент Грузии взывает к президенту США с мольбой о помощи. Однако Буш всего лишь "озабочен". То есть начинать Третью, заключительную мировую бойню, вступаясь за Грузию, он не готов. Он готов ограничиться лишь дипломатическими методами давления на Россию. И вот здесь заключена главная тайна этой войны, которую не раскрыть никакими декодерами. Разве что на склоне лет, увлекшись мемуарами, Саакашвили, быть может, расскажет, о чем он думал, когда отдавал приказ штурмовать Цхинвали. Если думал вообще. Он всерьез надеялся, что Россия не вступит в войну? Он полагал, что американцы не позволят обижать своего союзника? Он рассчитывал, что если российское начальство в отпуске (Путин в Пекине, Медведев на Волге, Лавров на Алтае), то можно наконец заняться Южной Осетией? Он был уверен, что звон олимпийских медалей заглушит грохот снарядов? У него просто сдали нервы? Возможно, он искренне не понимал и до сих пор не в силах постичь, почему России можно защищать свою территориальную целостность, а Грузии в этом отказано. И почему тот, по которому навзрыд плачет тюрьма Гаагского трибунала, сегодня так настырно учит его гуманизму. При помощи той самой 58-й армии, что покрыла себя неувядаемой славой в Грозном, снесенном с лица земли. Странно, если Михаил Николаевич не знает ответа на все эти простые вопросы. А – по кочану. Потому что у России есть ядерное оружие и энергоносители. Потому что Россия – великая держава, вставшая с колен, а Грузия – продукт распада нерушимого СССР. Потому что нет для великой державы большей радости, чем унизить бывшего вассала, тем более если этот вассал вопреки всем предупреждениям так стремится в НАТО. Потому что после Косово мы с наслаждением подражаем Америке, как бы повторяя все ее геополитические ходы. Потому что в мире торжествует право сильного, и это такая банальность, что ее даже неловко повторять. Проблема лишь в том, насколько этот сильный в своем праве. После развала СССР, позабыв прежние распри, мир кинулся спасать Россию. Многомиллиардные кредиты и гуманитарная помощь немало способствовали возрождению страны, которая в ином случае могла бы и не дожить до эпохи нефтедолларов. И если не дай Бог что, если нефтяные цены опять посыплются, то неясно, бросится ли мир вновь на помощь России. Загоняя себя в кольцо врагов, которых мы сами себе плодим в эпоху относительного процветания, трудно будет рассчитывать на сочувствие и солидарность, если не дай Бог что. Однако вряд ли Саакашвили смотрел так далеко и, затевая свою безумную войну, намеревался уронить престиж России. Он думал только о собственной репутации и воплощал в жизнь давнюю мечту: стать собирателем земель грузинских. Родственные души, Саакашвили и Путин отлично владеют языком войны и понимают друг друга с полуслова. Поэтому война получилась такой кровавой и короткой. Безнадежной для того, кто слаб. Илья Мильштейн 11.08.2008 10:27

BNE: "Признание непризнанных - самоубийство для России" 13 августа, 03:31 | Юлия САЛЬНИКОВА В ходе войны в Южной Осетии лидеры крупнейших российских демократических партий продемонстрировали довольно резкие перепады во взглядах. "Яблоко", хотя и с оговорками, поддержало действия Кремля, а вот лидер СПС Никита Белых отличился призывами к российскому руководству "не быть агрессором" и "не вводить в Южную Осетию войска", назвав подобное развитие сюжета "наиглупейшим". Еще СПС возложил часть ответственности за происходящее на Москву. В СМИ уже сравнивают правых с "пятой колонной" и называют "предателями России". О том, что думают по поводу происходящего в "Яблоке", "Yтру" рассказал председатель партии Сергей Митрохин. "Yтро": Какова официальная позиция "Яблока" в отношении войны на Кавказе? Мнения - со ссылкой на ваших однопартийцев - звучали разные. Например, правозащитник Ковалев (член вашей партии) подписался под весьма странным заявлением с призывом к международному сообществу "остановить российскую агрессию". В том же заявлении Грузию пугали перспективой захвата части ее территории Россией. Сергей Митрохин: Наша позиция заключается в следующем: если людей убивают - их надо защищать. Имело место массовое убийство людей в Южной Осетии по приказу Саакашвили. В этой ситуации миротворцы должны были действовать в соответствии со своим мандатом и защищать граждан от резни. Но горстка миротворцев, естественно, не может выстоять против целой армии, и в этой ситуации ввод российских войск был оправдан. Нельзя было повторять трагедию Сребреницы, когда миротворцы оказались бессильны и допустили массовую резню. Массовая резня в Южной Осетии уже началась. Резню надо было остановить. Но мы сразу заявили о том, что использование войск должно быть ограничено исключительно целями защиты жизни и безопасности людей. Миротворческая акция не должна была перерасти в войну, боевые действия за границу Южной Осетии, на территорию Грузии переносить было нельзя. В конечном счете президент РФ и принял решение в соответствии с тем, что мы от него требовали, - остановил военную операцию на территории Грузии. Оказалось, что, в конечном счете, президент разделяет нашу позицию. Кстати, шесть пунктов по урегулированию конфликта, предложенные Медведевым и Саркози, полностью воспроизводят наши предложения, выдвинутые в заявлении от 10 августа. Хотя понятно, что Медведев принял решение не только потому, что к нему обратилась партия "Яблоко". Но мы удовлетворены тем, что он поступил разумно, по-государственному, и удержался от соблазна развязать войну непосредственно с Грузией и грузинским народом. Это решение мы полностью поддерживаем. Теперь главное, чтобы оно было выполнено и не начались какие-то новые провокации. "Y": "Полная поддержка" "Яблоком" решения президента России выглядит удивительно. Вспоминаются ваши разногласия с Кремлем во времена чеченской войны...Тогда вы с СПС в очередной раз оказались по разные стороны баррикад: СПС поддерживал Кремль, вы же, по утверждению правых, "вонзали нож в спину" российской армии... С.М.: Наша позиция совершенно не изменилась. Мы выступали против силового решения межнациональных проблем в Чечне. За то же самое мы сегодня осуждаем Саакашвили, потому что он сегодня действует так же, как тогда действовал Кремль. Кремль в Чечне делал то же самое, что Саакашвили сегодня в Южной Осетии. Наша позиция абсолютно последовательна, а противоречия есть у Кремля и парламентского большинства. Тогда оно кричало: "Бей чеченцев!", а сегодня кричит: "Давайте защищать южных осетин!". А мы говорим, что и тогда, и сейчас силовое подавление национальных меньшинств государством неприемлемо. "Y": Если Грузия не отступит и провокации с ее стороны будут продолжаться, как, на ваш взгляд, должна будет поступить Россия? В каких масштабах будет оправданно применение ответной силы? Спикер парламента Грузии Давид Бакрадзе, например, заявил вечером во вторник о том, что его страна не отказывается от планов захвата Цхинвали и Сухуми. С.М.: Не думаю, что кто-то будет пытаться снова применять силу. Если же такие попытки будут предприняты - безусловно, останется лишь противостоять с целью защиты мирного населения и миротворцев. Масштабы и сроки пребывания последних определяют политики. Это вопрос дальнейших договоренностей. Российские войска как гарант, наверное, тоже должны на какое-то время остаться. Но сейчас надо выполнять распоряжение президента: прекратить военную операцию, любые бомбежки, добиваться того, чтобы наступил полный мир. Добиваться этого и от Грузии, и от осетин, которые тоже не ангелы. Сейчас нужны переговоры при посредничестве Евросоюза о продолжении миротворческого процесса, гарантиях для миротворцев, гарантиях прав национальных меньшинств, гражданских и политических прав на территории и Грузии, и Южной Осетии, и Абхазии. Нужны переговоры об их будущем статусе в составе Грузии. "Y": "Яблоко" не поддерживает идею признания их независимости и последующего вхождения в состав РФ? Южная Осетия и Абхазия, озвучившие вчера эти требования, объясняют: после геноцида со стороны Грузии совместное проживание в едином государстве невозможно. Кокойты заявляет о том, что Южная Осетия не желает иметь никаких дел с фашистами и, как и многие влиятельные российские политики, видит ее исключительно в составе Российской Федерации. С.М.: Для России это было бы самоубийственным шагом. Это означало бы тотальную войну на Кавказе. Такими вещами шутить нельзя. Если сейчас признать независимость Южной Осетии и Абхазии - или, тем более, аннексировать эти территории, это обернется чудовищными последствиями для всего региона, для Кавказа и для России. Что мы будем делать с Нагорным Карабахом, когда Азербайджан введет туда войска? Ведь армяне - такой же союзнический народ, как и осетины. Южной Осетии и Абхазии нужно дать международные гарантии, с участием Евросоюза, о том, что они сохраняют широкую автономию. Возможно, нужно вместе с Евросоюзом потребовать федерализации Грузии. Но отрезать их от Грузии недопустимо. Сделав это, мы поступим так, как Запад поступил с Косовом. Это неправильно. Россия выступала против независимости Косова, и правильно делала, потому что мы, в первую очередь, думали о своей стране, на территории которой таких Косовых десятки. Испания, у которой проблема басков, тоже была против отделения Косова. Нужно думать не только об Абхазии и Южной Осетии, но и о собственных российских проблемах. Если мы признаем независимость этих республик, это значит, что через какое-то время аналогичные требования заявят и Чечня, и Дагестан, и Кабардино-Балкария, и Адыгея, и Татарстан. Это просто будет конец России. То, что сейчас требуют всякие Жириновские, коммунисты и единороссы - чтобы Россия стала бороться за независимость Абхазии и Южной Осетии, - это требования, которым обрадуются любые враги России. Это политическое безумие. В интересах России - чтобы Грузия осталась в нынешних границах, но при этом вся политическая мощь и влияние России, международных организаций и Евросоюза должна быть применена для поддержания мира и их безопасного автономного существования в границах Грузии. Сложная задача, но другого пути для обеспечения стабильности на долгосрочную перспективу не существует. "Y": Смогут ли международные посредники гарантировать мир? События последних дней показали, что Саакашвили - человек неуправляемый, и договоренности для него ничего не значат. Считаете ли вы, что президента Грузии можно рассматривать как партнера по переговорам? Еще вчера он открывал "фронт против России", а наши политики утверждали, что Россия не может работать с государством, которое возглавляет фашист. С.М.: Надо создавать новые механизмы, привлекать новых гарантов, тот же Евросоюз. А другого партнера по переговорам, кроме Саакашвили не может быть, пока он не переизбран народом Грузии. Других вариантов нет. Но его после этих событий принуждать к миру будет гораздо легче, и международное сообщество в этом также заинтересовано. Надо активно привлекать в качестве партнеров европейцев - они, во всяком случае, заняли в ходе конфликта гораздо более взвешенную позицию, чем США. "Y": Ваше отношение к позиции, занятой СПС и рядом правозащитников, обвинявших Россию в агрессии? С.М.: Позиция тех, кто предлагал просто наблюдать массовую резню, не вмешиваясь в нее, абсолютно неправильная. Массовую резню необходимо было остановить, и это в данной ситуации могла сделать только Россия. Если людей режут на ваших глазах, вы не можете молча наблюдать и говорить о том, что не станете нарушать международное право. Такая позиция сама по себе противоречит правозащитной идеологии. Кстати, многие правозащитники - в частности, "Мемориал" - заняли позицию, близкую к нашей. Но я не хочу присоединяться к хору травли тех, кто высказывался иначе. Они имеют право на свою точку зрения. http://www.utro.ru/articles/2008/08/13/759142.shtml

BNE: Автократ и авантюрист Флориан Хассель Михаилу Саакашвили потребовалось совсем немного времени, чтобы вернуть себе былую наглость. Не успел президент Джордж Буш в среду объявить о том, что Пентагон отправит по воде и воздуху гуманитарную помощь в Грузию, этот грузин уже праздновал якобы поворотный момент в войне с Россией. "Мы будем сражаться до конца, пока последний русский солдат не покинет Грузию", – заявил Саакашвили западным журналистам, исполненный стремлением оказать сопротивление всесильной Москве. Подобные грубые высказывания – особенность 41-летнего президента. При этом Саакашвили еще сдерживался в общении с журналистами. Когда он встречался с корреспондентом FR и другими журналистами вблизи грузино-абхазской границы в городе Зугдиди, президент говорил о "наших братьях в Южной Осетии и Абхазии". В ушах братьев и сестер, наверное, еще звучат слова Саакашвили об абхазском руководстве, представителей которого он назвал "гиенами, окопавшимися в здании правительства". Лидеров Южной Осетии он удостоил почетного звания "бандитов". На протяжении всей своей карьеры Саакашвили преследовал стратегию не только риторического, но и политического двуликого Януса – и имел благодаря беглому английскому успех прежде всего у своих американских патронов. По окончании факультета международных отношений и права в Киеве и Страсбурге Саакашвили получил стипендию и закончил обучение в New Yorker Columbia University, приступив к хорошо оплачиваемой работе адвоката на Манхэттене. То, что за время жизни в США он усвоил ловкое обращение со СМИ, а не демократические ценности, стало очевидным, когда в середине 1990-х годов он вернулся в Грузию. Саакашвили заделался парламентарием, в 2000 году получил должность министра юстиции и получил известность как блестящий оратор и мнимый борец с коррупцией. Он поссорился со своим крестным отцом Эдуардом Шеварднадзе – и в качестве молодого народного трибуна сверг того в конце 2003 года. Через некоторое время, получив на выборах поддержку 98% избирателей, Саакашвили стал президентом. Но и 41-летний Саакашвили стал вскоре править как автократ, заткнул рот телевидению и подчинил себе все рычаги власти, включая судебную систему. Хотя он и справился с бытовой коррупцией, например, среди сотрудников дорожной полиции, однако бизнесмены очень быстро оказывались в тюрьме и были вынуждены выкупать свободу высокими взятками или передачей своего бизнеса приспешникам Саакашвили. Личная жизнь Саакашвили также неоднократно давала повод для пересудов: например, когда у его сотрудницы появился от него ребенок, а его законная голландская супруга в гневе вернулась с детьми на родину и оставалась там до тех пор, пока он не попросил у нее прощения. Во время встречи с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым он настолько открыто ухлестывал за его привлекательной женой, что взбешенный Алиев перекрыл границу, пока от Саакашвили не последовало извинений. Его считают взрывным и эмоциональным. Во время интервью он редко отвечает на вопросы, предпочитая растекаться мыслию по древу в монологах. При президенте Саакашвили столица Тбилиси процветает, в то время как остальная страна пребывает в нищете. В конце 2007 года президент жестко подавил массовые протесты в Тбилиси. В январе 2008 года он зацементировал свою власть в ходе массовых манипуляций на выборах. А готовя возвращение Абхазии и Южной Осетии, Саакашвили вооружил свою армию – при массивной помощи со стороны США. Президент США Джордж Буш не только назвал Грузию "маяком демократии", но и поддержал Саакашвили в военном плане – офицеры американской армии обучали грузинских военнослужащих. После победы Саакашвили на выборах в начале 2008 года грузинская полиция и спецслужбы усилили свою деятельность на территории Южной Осетии и Абхазии. Независимые наблюдатели, такие как International Crisis Group, предупреждали о начале войны. Когда конфликт будет урегулирован, когда грузины подведут итог и им станет ясно, что возвращение Абхазии и Южной Осетии откладывается на неопределенный срок, это вряд ли понравится Михаилу Саакашвили.

BNE: Правительство Никарагуа признало Южную Осетию и Абхазию Правительство Никарагуа объявило о признании независимости Южной Осетии и Абхазии. Как передает "Эхо Москвы", об этом сообщил советник-посланник посольства России в столице страны Манагуа Валерий Бобров. В свою очередь, он ссылается на местную прессу. Из ее сообщений следует, что накануне, выступая на празднике, посвященном очередной годовщине сандинистских войск Никарагуа, президент Даниэль Ортега заявил, что правительство признает независимость Южной Осетии и Абхазии. Дословно : Даниэль Ортега президент Никарагуа Правительство Никарагуа признает независимость республик Абхазии и Южной Осетии. Мы полностью согласны с российским правительством в том, что этот конфликт может быть разрешен путем диалога с европейскими странами. Earhttimes, 03.09.2008 -- Ортега в своей речи заявил, что разделяет позицию России. "Мир оказался под угрозой из-за политики гегемонии Запада. С тех пор как распался СССР, не прекращаются попытки разделения стран, которые некогда были едины", - заявил Ортега. Таким образом, Никарагуа стала первой страной помимо России, признавшей независимость самопровозглашенных республик. О поддержке России ранее заявили представители ряда стран, в том числе Венесуэлы, Армении и Белоруссии, однако ни одна из них официально не поддержала независимость республик. Накануне президент России Дмитрий Медведев заявил на встрече с президентом Армении Срежем Саркисяном, что страны ОДКБ должны сформулировать свою позицию по событиям на Кавказе на саммите в Москве, который состоится в конце недели. "К Армении на следующем заседании ОДКБ переходит председательство. Мы с вами не виделись после грузинской агрессии. Я хотел бы поделиться соображениями в связи с этим", - сказал Медведев, открывая встречу с Саркисяном. "Мы с вами обсудим предварительно работу в формате ОДКБ, окончательную позицию сформулируем во время саммита ОДКБ в Москве", - сказал Медведев. "Согласен", - ответил Саркисян. Страны ОДКБ не выработали единого мнения по отношению к российско-грузинскому конфликту на состоявшемся 21 августа заседании Совета министров ОДКБ. В ОДКБ входят Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Россия и Таджикистан. 04.09.2008 00:01 Справка : Даниэль Ортега Ортега Сааведра Даниэль, политический деятель Никарагуа, один из лидеров Сандинистской революции 1979 года, свергувшей режим А.Сомосы, президент Никарагуа в 1985-1990 гг. Родился 11 ноября 1945 г. в городе Ла-Либертад. В возрасте 15 лет был впервые арестован "за революционную деятельность" (ноябрь 1960 г. ). По окончании средней школы обучался на факультете права Центральноамериканского университета в Манагуа. В 1962 вступил в ряды Сандинистского Фронта Национального Освобождения. В декабре 1963 был арестован в Гватемале и депортирован в Никарагуа. С 1965 20-летний Даниэль Ортега вошел в состав Национального руководства СФНО. В 1966-1967 гг - командующий Центральным фронтом СФНО. Участвовал в совершении террористического акта 23 октября 1967, в результате которого был убит один из руководителей сомосовской "Национальной гвардии" Г.Лакайо. После ареста в Манагуа (18 ноября 1967) в течении 7 лет находился в суровом заключении в тюрьме "Типитапе". 30 декабря 1974 был освобожден в результате вооруженной акции СФНО и выехал на Кубу. В 1976 нелегально вернулся в Никарагуа, возглавлял вооруженную борьбу против режима А.Сомосы в ряде районов страны. В 1979 вошел в Руководящий совет правительства Национального возрождения. После победы Сандинистской революции возглавил правительство Национальной реконструкции (20 июля 1979 года), которое с 1980, опираясь на помощь СССР и Кубы, начало строительство социализма в Никарагуа. От СССР Даниэль Ортега получил 50 танков Т-54, 250 военных советников и 125 млн. долларов. СССР также оказал сандинистам дипломатическую поддержку после того, как в 1980 году их агенты застрелили Анастасио Сомосу в Асунсьоне, столице Парагвая. С марта 1981 Даниэль Ортега избран координатором Руководящего совета СФНО. В 1982 в связи с активизацией деятельности антисандинистских партизан (т.н."контрас"), поддерживаемых США, правительство Ортеги ввело в стране чрезвычайное положение, действовавшее до 1988 г. В ноябре 1984 Ортега был избран президентом Никарагуа и официально вступил на этот пост 10 января 1985. В 1987 правительство Д.Ортеги столкнулось с серьезными экономическими трудностями и было вынуждено свернуть почти все социальные программы. В феврале-марте 1989, после прекращения помощи от СССР, сандинистское правительство начало искать пути прекращения гражданской войны, провело ряд демократических реформ и назначило президентские и парламентские выборы на февраль 1990 г. На прошедших 25 февраля 1990 выборах блок партий Союз национальной оппозиции во главе с Виолеттой Чаморро нанес поражение сандинистам. В.Чаморро получила 55 процентов голосов, тогда как Д.Ортега - 40 процентов. Ровно через два месяца, 25 апреля, Даниэль Ортега уступил пост президента Виолетте Чаморро. После поражения сандинистов Д.Ортега выразил удовлетворение тем, что "сандинистская революция не стала механической копией советской или кубинской модели", а использовала "смешанную экономику и политический плюрализм для восстановления и развития страны, создания богатств с тем, чтобы в последствии их обобществить". Баллотировался в президенты на выборах в 1996 и 2002, но оба раза проиграл кандидатам от правых сил. В ходе предвыборной кампании 2002 приветствовал частную собственность и крупный капитал, заявив: "Я изменился и извлек уроки из прошлого. Команданте Ортега больше не существует". В 1998 вокруг имени Д.Ортеги разгорелся сексуальный скандал. Падчерица бывшего президента Зойламерика Нарваэз Мурийо подала в Никарагуанскую Комиссию по правам человека документ из 47 страниц, в котором детально описала сексуальные, эмоциональные и психологические издевательства, которым она подвергалась со стороны её отчима, Даниэля Ортеги в течение почти 20 лет, начиная с 11-летнего возраста. 06.11.2006

BNE: Два безумства Барбара Спинелли В заявлении МОК, распространенном на следующий день после начала войны между Грузией и Россией, дается очень хорошая характеристика эпохи, в которой мы живем, ее психологических особенностей: слепота, невежество, воинствующая глупость, безответственность. "Вовсе не это хотел бы в этот момент увидеть мир", – говорится в коммюнике МОК, который, вероятно, не знает, насколько близок его вокабуляр к тем словам и выражениям, которые доминируют сегодня в высказываниях правительств и СМИ западных стран. Они также не хотят видеть, что происходит, и поэтому не видят происходящего: не только сегодня, но и на протяжении десятилетий. Они говорят, что разочарованы и преданы, как будто бы Олимпийские игры не были такими всегда, от древних греческих тираний до Олимпийских игр Гитлера в 1936 году: смешение поразительной красоты и уродства, привлекательного мифа о гармонии, распятого на ковре братоубийственной реальности. Олимпиады всегда были параллельным миром, и на протяжении тысячелетий они не смогли заменить реальный мир, хотя и были отражением его иллюзий: в одах Пиндаро человечество грустно плывет в направлении берегов мнимого счастья, так же, как в наши дни. Олимпийские игры 2008 года не были запачканы грязью. Человеческая глупость – это грязь, которая предшествует мифу, хотя миф на ней и основывается, и летняя кавказская война является тому подтверждением: нельзя исключать, что красивейшие символы единства в Пекине являются невыносимым зрелищем для ревнивого сердца Москвы, которая видит, как китайская империя утверждается, а ее империя деградирует. Однако пока Путин выглядит победителем. А Грузия пока не вернула территории, которые она считает своими, и отступила, а Вашингтон, который был основным союзником Тбилиси, пытается выработать резолюции ООН, приемлемые для Путина. Терпит поражение западная стратегия в отношении государств, граничащих с Россией: вступление Грузии и Украины в НАТО отдаляется. Почти 20 лет мы не ждем, не готовимся, не думаем о конце советской империи. Это интермеццо было наполнено предвидениями, но мы прошли этот период с завязанными глазами и с мертвыми идеями: с воспоминаниями о Гитлере и демократических уступках 1938 года, с возрожденным духом 1914-1918 годов и самоопределения народов. В эти годы глобализация пустила свои корни, получив ускорение от Китая и Индии, но не было придумано ни одного инструмента для ее регулирования. Единственным компасом остается одностороннее господство Америки, ее все более широкое присутствие в стратегических районах, богатых нефтью и газопроводами. Единственной линзой, через которую мы смотрим на реальный мир, является равновесие между державами, баланс сил, в котором один национализм выступает против другого. Клинтон – это не Буш-младший, но его позиция не отличалась позиции Буша-отца, она была такой же. Стремление установить контроль на Кавказе объединяет трех президентов США, подавляя первые шаги русских к постнационализму и усиливая в российских руководителях чувство унижения, оскорбления, возмущения. В этой старой политике перемешались две идеологии. Первая предполагала глобализованный рынок, который бы мог обойтись без политики, в то время как по всему миру множились политические конфликты из-за природных ресурсов и нефти. Война в Ираке стала кульминацией "большой игры" вокруг ресурсов, к которой прибавились вмешательства в дела кавказских стран, НАТО было использовано как инструмент власти, в Центральной Азии во время войн с терроризмом были развернуты военные базы. Вторая идеология – это этнический национализм, воскресший в западном мышлении, отменив урок двух мировых катастрофических войн. Сербская агрессия против югославских сепаратистских движений вылилась в войну, которая заставила Запад вмешаться, чтобы предотвратить массовые убийства, но при этом у Запада не было никаких идей относительно многоэтнических обществ, которые следовало построить заново. Моральные уступки последовали одна за другой: все началось с поддержки гомогенных наций (в соответствии с Дэйтоновским договором, Босния была поделена на три этнических клана) и закончилось одобрением отделения Косово в 2008 году. Поражение США и Европы началось именно тогда: если мир рассуждает, как в 1914 году, к чему удивляться, что Путин манипулирует народами по своему усмотрению. Теперь все возмущаются от того, что их застали врасплох, но происходящее является логическим следствием возрождения этих мертвых идей. И нежелание видеть ни к чему не приведет, потому что нежелание видеть существует всегда, и это не оправдывает вины, ошибок, безумия, свойственных всем. И в первую очередь не оправдывает вины президента Грузии, пришедшего к власти в 2003 году в результате "революции роз". Режиссер Отар Иоселиани в интервью газете La Repubblica назвал его "безумцем в буквальном смысле слова": "Мы в руках человека, у которого нет ни малейшего представления о том, как править страной, который оказался заложником своей мании всевластия. Совершенно очевидно, что его охватила паника после того, как он попался на удочку провокаций России". Он не менее безумен, чем Путин, "хотя тот намного более умный": он не хочет мириться с потерей СССР, он никогда не признавал суверенитета Грузии. На протяжении многих лет он подстрекает Абхазию и Южную Осетию, распложенные в пределах грузинских границ, подвергая их русификации. Почти что все жители Южной Осетии получили за эти годы от Москвы паспорта, и Москва их защищает. Во времена, когда президентом Грузии был Шеварднадзе, бывший министр иностранных дел при Горбачеве, установилось хрупкое перемирие. В регионе были размещены силы по разделению сторон – на основании российско-грузинского соглашения от 24 июня 1992 года – в состав которых вошли русские, грузины, осетины. И этот порядок был нарушен новым грузинским президентом, который предпринял вторжение в Южную Осетию, проигнорировав два референдума, на которых жители высказались за независимость. Вероятно, он действовал не один, и в его безумии просматривается конкретная логика. Логика того, кто чувствует, что ему помогают и его стимулируют. А за президентом Грузии стоит Америка, нацелившаяся на гегемонию, но не знающая, как ею пользоваться, которая на протяжении многих лет готовит грузинских военных, финансирует национализм Тбилиси, обещает вступление в НАТО, в большей степени способствуя разжиганию пожаров, чем их тушению. Это растущее присутствие США на Кавказе и в Центральной Азии подтолкнуло Кремль к безумству. Без поддержки США Саакашвили был бы в меньшей степени подвержен духу авантюризма. Его метод – военный удар вместо политики. НАТО и ЕС для него инструменты войны, а не мира. Наконец, присутствует масштабная безответственность Европы. Многие годы у ее границ ведутся войны, но она до сих пор не выработала сильной, убедительной позиции в отношении Москвы и народов, которые веками находились в сфере российского влияния. Между предложением о вступлении и безразличием нет ничего, и постоянные виляния облегчают провокации любого рода. И не только: вступление в ЕС было предложено бездумно, при этом были позабыты идейные корни Союза. Грузинский суверенитет поддерживается, но при этом не объясняется, что суверенитет в Европе уже перестал быть абсолютным. Грузинскому лидеру позволяется использовать европейский флаг, более того – размахивать им. Для Саакашвили он стал оружием в большей степени, чем мостом. В его рассуждениях полностью отсутствует культура Евросоюза, и европейцы несут ответственность за это невежество. Тбилиси, как и многим другим руководителям с Востока, не было сказано, что национализму и ирредентизму больше нет места в еврпоейском доме, так же как и восстановлению суверенитета в нарушение перемирия. Путин не согласен, но он хотя бы не размахивает флагом ЕС, когда выступает с заявлениями. Иоселиани убежден: "Грузинская армия уверена, что может выиграть, потому что представляет, что за ней стоит международное сообщество, и потому что международное сообщество ввело ее в заблуждение. И поэтому Грузия превратится в плацдарм, который захватит Абхазию, а потом и Украину, на котором будут опосредованно сражаться друг с другом две сверхдержавы, Россия и Соединенные Штаты". Война пока еще идет, хотя ее машина слегка притормозила. На водительском месте находится сила Путина: военная сила, сила энергетического шантажа, сила того, кто ищет наши слабые места и кому не остается ничего другого, как использовать их в своих интересах.

BNE: 13 августа 2008 Пропагандистская война Флориан Хассель Уильям Данбар вел репортажи о войне в Грузии всего один день. В субботу утром тбилисский корреспондент российского англоязычного государственного телеканала Russia Today сказал в прямом эфире, что российские самолеты бомбили грузинский город Гори, расположенный вне Южной Осетии, и их бомбы попали в дома, где живут мирные граждане. Это был последний раз, когда Данбара видели на Russia Today. "От дальнейших спутниковых подключений, которые были забронированы на тот день, на канале Russia Today отказались, – говорит Данбар, 25-летний англичанин, который с июня 2007 года должен был работать на российский телеканал в Грузии. – Это была не первая проблема подобного рода. Меня взяли на работу, поскольку Russia Today якобы хотел лучше освещать грузинскую точку зрения. Однако чем сильнее обострялся кризис между Россией и Грузией, тем больше моих репортажей не доходило до эфира". Еще в субботу Данбар заявил о своем уходе. "Факты не вписывались в ту картину, которую хотел нарисовать канал Russia Today", – объясняет он. Зрители российских телеканалов, контролируемых Кремлем, тоже получают мало информации и большую порцию пропаганды. Так, государственный телеканал "Россия" пустил в эфир кадры с плачущими южноосетинскими женщинами и детьми – показывая при этом также грузинских жертв войны и выдавая их за южноосетинских жертв грузинской агрессии, рассказал Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции "Эхо Москвы". Манипуляциям подвергаются и данные о количестве погибших. Так, посол России в Грузии говорил, что в первую ночь войны вследствие грузинских бомбардировок Цхинвали погибли 1500 человек. По-видимому, истинное число жертв в несколько раз меньше. Почти все раненые жители Южной Осетии и россияне эвакуируются в российскую республику Северная Осетия и попадают сначала в полевой госпиталь под Алагиром, рассказал представителям правозащитной организации Human Rights Watch (HRW) сотрудник МЧС. По состоянию на вторую половину дня воскресенья в госпиталь Алагира поступили 52 раненых из Цхинвали и сел Южной Осетии, 90% из них – военнослужащие. Полевой госпиталь ожидал еще 150 раненых, среди них 20 в тяжелом состоянии, из мобильного военного лазарета, сообщает HRW. "В современных войнах число раненых в среднем в три раза выше, чем убитых, – говорит сотрудница HRW Анна Нейстат. – Если бы убитых было 2000, то раненых должно было бы быть около 6000. До сих пор никто не знает, сколько людей погибло, но эта цифра должна быть существенно ниже, чем утверждают в России". Грузины тоже занимаются фальсификациями, начиная с утверждения президента Михаила Саакашвили, будто Грузия является невинной жертвой российской агрессии. Это пропаганда, которую без всякой критики подхватили главным образом американские средства массовой информации, например телекомпания CNN. При этом Райан Грист, заместитель главы миссии ОБСЕ в Грузии, еще на прошлой неделе, в пятницу, подтвердил нашему корреспонденту, что в действительности грузинская армия произвела по Цхинвали сотни залпов из артиллерийского оружия и, очевидно, даже начала наступление. Вопрос о том, кто виноват в развязывании войны, может сыграть в глазах мирового общественного мнения решающую роль в определении послевоенного будущего Южной Осетии и Абхазии. Сомнения вызывает и другая информация, поступающая из Тбилиси, например, о российском вторжении в остальные области Грузии с территории Южной Осетии и Абхазии. В понедельник в беседе по конференц-связи с корреспондентом Frankfurter Rundschau и его коллегами президент Саакашвили утверждал, что Россия атаковала город Гори, лежащий вне Южной Осетии. "Если бы они захватили Гори, то дошли бы до Тбилиси". Однако корреспонденты, находящиеся на месте, в частности представители агентства Reuters, не обнаружили никаких подтверждений российского нападения на Гори. В конце прошлой недели премьер-министр Грузии утверждал, что российские бомбардировщики пытались бомбить нефтепровод на территории Грузии, по которому нефть поступает в Европу. Однако в компании British Petroleum, которая занимается эксплуатацией нефтепровода, о так называемых бомбардировках никто ничего не знает. "Нашу деятельность в Грузии конфликт не затронул", – сказал пресс-секретарь ВР. Война с первых ее минут была перенесена и на просторы интернета. Многие сайты фактического правительство Южной Осетии стали недоступны еще с пятницы прошлой недели. Грузия также отключила все российские телеканалы и блокировала – пока что удачно – доступ ко всем российским сайтам доменной зоны ru. Но московские электронщики решили не давать себя в обиду. На грузинские сайты, например на сайт Саакашвили, из Москвы попасть невозможно или возможно, но только после продолжительного ожидания.

BNE: "Россия имела право поспешить Южной Осетии на помощь" Дитмар Хипп Имела ли право Грузия вторгаться в Южную Осетию, а Россия наносить ответный удар? Мюнхенский эксперт по международному праву Даниэль-Эразмус Канн разъясняет правовую подоплеку конфликта и говорит о том, почему Россия не заинтересована привести больше оснований для своих действий - Господин профессор, война на Кавказе была быстро завершена военным путем – но кто, в конце концов, оказался прав с точки зрения международного права, Грузия или Россия? - Трудно сказать, все зависит от того, что первым нарушил запрет на применение силы, предусмотренный международным правом, и адекватно ли отреагировала на это другая сторона. - Грузинская сторона утверждает, что она лишь отреагировала на атаки сепаратистов. - Даже если это было так, всегда возникает вопрос, как кто отреагировал. - В теленовостях показывали кадры, на которых была видна воронка от попадания снаряда, огражденная желтыми лентами "Police line, do not cross". В первый момент действительно казалось, что было бы правильным направить полицию, а не военных. - В принципе, да. Но это не произошло потому, что Грузия вот уже несколько лет не имела на большей части Южной Осетии представителей полиции, поскольку республика фактически была независимой. - Имели ли право грузины просто так войти в Южную Осетию, возможно, с целью вернуться ее себе? - Для начала нужно отметить, что Южная Осетия с точки зрения международного права до сих пор входит в состав Грузии. Россия никогда не признавала и даже сейчас не признает независимость Южной Осетии – поскольку в таком случае того же самого потребовала бы входящая в состав России Северная Осетия. Формально провозглашения независимости не было. - Но был референдум. - Возможно, это свидетельствует о том, что в наличии имеется воля народа, то есть, по сути, можно говорить о том, что есть государствообразующая нация, но этого недостаточно. Тот факт, что Южная Осетия до сих пор входит в состав Грузии, не означает, однако, что грузины любыми средствами имеют право восстанавливать свою территориальную целостность. Поскольку запрет на насилие, предусматриваемый международным правом, действует не только в отношениях между двумя государствами, но и встает на защиту так называемых "фактических" режимов, таких, как в Южной Осетии. - Играет ли при этом роль, что между южноосетинскими сепаратистами и грузинами существовало соглашение о перемирии? - Да, это важный момент. На стабильный режим, существующий де-факто, распространяется защита в виде запрета на применение силы, это действует и в случае с Тайванем, который также является государством, не признанным мировым сообществом, и с позиции мирового права является частью Китая. Тем более, если существует формальное соглашение о перемирии. Насильственное возвращение территории, которая защищена линией перемирия, в свой состав нарушает принцип неприменения силы. В случае с Южной Осетией подобное соглашение и линия перемирия существовали – и если бы Грузия попыталась при помощи силы изменить статус-кво... - ...в пользу чего говорит тот факт, что грузинская армия на некоторое время все же захватита Цхинвали... - ...в таком случае грузины нарушали запрет на применение силы. - Независимо от того, что южноосетинские сепаратисты открыли огонь первыми? - Да. К тому же подобное наступление обычно требует определенной последовательности, то есть несколько выстрелов со стороны Южной Осетии были, по всей видимости, формальным поводом для давно запланированной операции. - То есть получается, что против сепаратистов вообще нельзя воевать? - Ну почему же, можно, только не в этом случае, когда режим в регионе стабилен. - Имела ли Россия в таком случае право спешить на помощь Южной Осетии, хотя та является частью Грузии? - Да. Подобное коллективное право на самооборону по принципиальным вопросам склоняется в пользу таких де-факто режимов. - Однако Россия ссылалась не на то, что она защищает южноосетинский режим или линию перемирия. Президент России Дмитрий Медведев вместо этого объявил, что первостепенной задачей является защита граждан России, проживающих в Южной Осетии, – может ли это быть причиной вторжения? - Не в такой форме. В мире с некоторых пор принято защищать своих граждан за границей при помощи ограниченный военных акций. Подобный прецедент имел место в 1997 году, когда военнослужащие бундесвера освобождали граждан Германии в Тиране. Такие грешки есть у многих стран мирового сообщества, когда освобождались заложники на территории других стран. Но подобные инциденты имели точечный характер и преследовали гуманитарные цели. Возврат или даже захват территории, что мы можем наблюдать в данном случае, в эту картину не вписывается. Даже если защиту территории пытаются оправдать гуманитарными причинами, что на самом деле не имеет под собой правовой базы, применяемые при этом средства должны быть подчинены строго гуманитарной цели. - Подвергнув бомбардировке аэропорт Тбилиси, порт грузинского города Поти на Черном море или введя войска на территорию Грузии, Россия в любом случае нарушила нормы международного права, так получается? - Если это послужит делу защиты, то позволительно сбросить бомбу на военную часть аэропорта Тбилиси, позволительно вытеснить армию противника обратно на ее собственную территорию, чтобы защитить себя. Создавать на длительный срок зону безопасности за границами Южной Осетии или просто за линией перемирия, которая частично проходит по территории Южной Осетии Россия, с точки зрения международного права неправомерно. Это касается и бомбардировки порта Поти: военные акции должны быть адекватны и должны быть направлены только против военных целей. - А бои в Абхазии, в которой российские военные поддерживают абхазских сепаратистов, выступающих против Грузии? - Абхазия также является частью Грузии согласно международным нормам, но и там существует сепаратистский режим – другими словами, там действуют те же принципы, что и в Южной Осетии: все зависит от того, кто нарушил условия перемирия и кто их защищает. В Абхазии об этом судить еще сложнее, чем в Южной Осетии. - Странно, что Россия аргументировала свои действия в Южной Осетии причинами, которые вряд ли могут оправдать военную акцию, несмотря на то, что существует более подходящая законная причина. - Возможно, это объясняется ситуацией в Южной Осетии: если бы русские заявили, что хотят защитить южноосетинский режим в Цхинвали, власти Северной Осетии могли бы посчитать это поводом претендовать на такой же статус. - Грузию считают кандидатом на вступление в НАТО – как бы развивались события, если ба она уже была членом альянса? НАТО было бы обязано начать войну с Россией? - Именно в тот момент, когда защита со стороны России перешла в агрессию, если бы она начала подвергать массированной бомбардировке территорию Грузии, тогда бы вступило в силу обязательство партнеров по НАТО оказывать друг другу военное содействие. - Какие последствия этот конфликт будет иметь для Грузии? - Неважно, кто начал конфликт, – Грузия в любом случае неверно оценила свои силы. До этого части грузинской армии располагались во многих областях Южной Осетии – теперь этому пришел конец, и в обозримой перспективе ничего не изменится. Членство в НАТО в связи с последними событиями отложено на неопределенной срок. Дипломатические инициативы, которые в будущем могли бы обеспечить Южной Осетии широкую автономию формально в составе Грузии, в ближайшее время будут переживать непростые времена. - А что изменится на мировой арене и, прежде всего, в отношениях между Россией и США, которые спорили на эту тему в Совбезе ООН? - То, что грузинские войска были направлены из Ирака в Грузию, России так же пришлось не по душе, как США не понравились российские действия, направленные против их союзника. Во время последнего заседания Совбеза российский постпред обрушился на американского дипломата, язвительно заметив, что тот, видимо, забыл надеть наушник для синхронного перевода. Американец со своей стороны тоже не стеснялся в выражениях. От таких перепалок в СБ ООН уже давно отвыкли. К сожалению, это заставляет в будущем не ждать ничего хорошего.

BNE: Бог из танка Если в первые дни после начала событий в Южной Осетии еще можно было говорить о российских позиционных преимуществах, о том, что Михаил Саакашвили дал Москве возможность продемонстрировать, как она защищает своих граждан и принуждает к миру, о двойных стандартах западной дипломатии и прочих приятных начальственному уху вещах, то сейчас можно с уверенностью констатировать: российское руководство подвела излишняя самоуверенность и искренняя убежденность в том, что весь мир развивается по тем же законам и правилам, которые приняты в кремлевских коридорах. Потому что если Россия действительно хотела защитить своих граждан в Южной Осетии – не вдаваясь в вопрос о том, как они там появились и почему российские паспорта всюду, где неспокойно, раздаются как канцтовары, – то для чего российским войскам было столько времени находиться на территории, где никаких российских граждан нет, а есть только граждане Грузии? Если Россия действительно занималась принуждением к миру, то для чего ее политикам и дипломатам нужно было совершенно серьезно требовать отставки Михаила Саакашвили? Я не могу отнести себя к поклонникам этого политического деятеля, но совершенно убежден, что вопрос его отставки – это проблема грузинского народа, а не задача российского руководства. И уж тем более странно, когда этой отставки требуют от Вашингтона, называя грузинского президента "американским проектом". Ну хорошо, я даже соглашусь, пусть он будет американский проект, если кому-то так нравится. Но неужели быть американским проектом хуже, чем просто проектом Бориса Ельцина и его семьи или Владимира Путина и его окружения? И почему разоблачения проектов происходят именно из страны, все текущее тысячелетие управляемой исключительно проектами? Пройдя маленькую Южную Осетию и увидев в бинокли Тбилиси, российское руководство ощутило себя настоящим античным богом из машины, являвшимся каждый раз, когда нужно было указать, какую позу следует принять очередному Телемаху или Ахиллу. И даже название этой машины известно – это танк. Но только древнегреческий бог обходился одной набедренной повязкой, нектаром и амврозией. Он не держал денег в западных банках, не покупал недвижимость на испанских курортах, не претендовал на иностранные компании, не учил детей в британских школах и университетах. И собственно, поэтому уже был богом. А Дмитрий Медведев и Владимир Путин не боги. Конечно, они выдающиеся политические деятели, талантливые, популярные и стратегически мыслящие. И благодаря им Россия встала с колен, выиграла "Евровидение", замечательно выступила в футбольном чемпионате, победила Грузию и одержит еще много-много больших побед. Но президент и премьер-министр Российской Федерации не обойдутся одним нектаром. Им нужно продавать на Запад энергоносители, лоббировать интересы ассоциированных с российским чиновничеством олигархов, гарантировать сохранность вкладов важных людей – собственно, именно в этом и состоят основные задачи российских руководителей помимо защиты государственных интересов, как они их понимают. Я рискну заметить, что со своей работой они справиться не смогут. Они напугали Запад до крайности – причем не тогда, когда появились в Южной Осетии, а как раз тогда, когда стали разворачиваться в Грузии как медведь, извините, в посудной лавке. И когда стали разговаривать со своими ошарашенными партнерами тоном даже не Леонида Брежнева, а Андрея Громыко. Поучать, наставлять, воспитывать, объяснять, кому куда усаживаться. Они так долго по телевизору сами себе доказывали, что они Советский Союз, что и сами в это поверили. Но кто в это поверит на Западе? Ну хорошо, оставим американцев, забудем Кондолизу Райс, изучавшую Россию так долго, что ее трудно провести благими пожеланиями и объяснениями, что российские войска застряли в Гори токмо ради вечного мира и спокойствия. Но вот Ангела Меркель, выросшая в ГДР, – что, она такая дура, что не может отличить Россию от Советского Союза? Нет, госпожа Меркель не производит впечатления дуры. Или вот великий мифотворец Николя Саркози – что, его можно провести простым вращением глаз и металлом в голосе? Кому вы пудрите мозги, ну в самом деле? Это ведь не проекты, это реальные политические деятели, они боролись за власть, побеждали на выборах, отказывались от покровителей – если вы вообще понимаете, о чем я говорю. И вы думаете, что все эти люди начнут водить вокруг вас хоровод только благодаря изобилию у вас энергоносителей? И вот вокруг вас, таких великих и сильных, наступает вакуум. Вакуум мешает божественности, он не дает возможности развиваться тем людям – и тем компаниям, – которые и сделали вас небожителями. Вокруг больших денег холодок неизвестности, большие перспективы под большим знаком вопроса. Что нужно сделать, чтобы все привести в норму? Вы правильно поняли. Это не вопрос удачных или неудачных политических решений. И даже не вопрос конфликта с Грузией. Сообщение о том, что Саакашвили сумасшедший, сделанное врачом из Института Сербского, тоже не является оправданием. Дело уже не в Саакашвили. Он руководит маленькой, бедной страной и может позволить себе быть даже сумасшедшим, такие случаи в мировой истории бывали. Но руководителям больших стран рекомендовано быть предельно вменяемыми и адекватными. Иначе они рискуют просто не заметить, как победоносный танк с божеством в кабине подкатит к самому краю политической пропасти. Виталий Портников 22.08.2008 10:11

BNE: Москва-Тбилиси: взаимная ответственность Марк Алмонд Мужественная маленькая Грузия? Рассмотрение данной ситуации с использованием аналитического аппарата холодной войны неуместно. Было бы упрощением возлагать всю ответственность за столкновения вокруг Южной Осетии на одну Россию. Западу не стоило соваться в драку. Многим русские танки, пересекающие границу в разгар августа, навеяли грустные воспоминания о Праге 1968 года. Это вполне понятный рефлекс холодной войны, но сейчас, спустя два десятилетия после ухода русских из своих бывших бастионов, он вводит в заблуждение. Конфликт между Россией и Грузией из-за Южной Осетии на самом деле больше похож на войну на Фолклендских островах 1982 года, чем на новый эпизод холодной войны. В то время как аргентинская хунта, вернувшая Фолклендские острова без единой капли крови, наслаждалась одобрением населения, один Генри Киссинджер предвидел неожиданную для всех остальных британскую реакцию, заявив: "Ни одна великая держава не может вечно отступать". Возможно, сегодня, Россия остановила долгое отступление к Москве, начавшееся при Михаиле Горбачеве. В конце 1980-х, когда начинался распад СССР, Красная армия оставила многие страны Восточной Европы, которые, безусловно, считали, что она находилась там исключительно для защиты непопулярных коммунистических режимов. Это отступление продолжалось в новых республиках бывшего СССР даже при Владимире Путине, когда российские войска были выведены с баз в Грузии. В глазах многих русских это масштабное геополитическое отступление из стран, входивших в состав России задолго до установления коммунистического режима, ничуть не улучшило отношения страны с Западом. Чем больше Россия укорачивала свои когти, тем активнее Вашингтон с союзниками осуждал имперские амбиции Кремля. В отличие от Восточной Европы, российские войска сегодня пользуются популярностью в таких сепаратистских странах, как Южная Осетия и Абхазия. Русских там считают защитниками от возможного возобновления этнических чисток, осуществлявшихся грузинами. В 1992 году Запад поддержал Эдуарда Шеварднадзе, когда он захотел восстановить контроль Грузии над этими регионами. Война стала катастрофой для его страны. "Чистка", произведенная в мятежных регионах, привела к бегству более 300 тыс. беженцев, но в памяти осетин и абхазов сильнее всего отпечатались зверские грабежи, которыми занимались грузинские войска. С тех пор грузины постоянно вынашивали планы их унижения. Михаил Саакашвили не сделал почти ничего для беженцев с момента прихода к власти в начале 2004 года, зато он направил 70% бюджета на военные расходы. Решительно настроенный обеспечить вступление Грузии в НАТО, грузинский президент направил свои войска в Ирак и Афганистан – и одновременно решил, что американская поддержка ему гарантирована. Улицы грузинской столицы увешаны плакатами с изображением американского президента бок о бок со своим грузинским протеже. В аэропорт Тбилиси ведет проспект имени Джорджа Буша. Однако Михаил Саакашвили упустил из виду еще одно высказывание Генри Киссинджера: "Великие державы не склонны совершать самоубийство ради своих союзников". Возможно, его союзники-неоконсерваторы в Вашингтоне тоже об этом забыли. Будем надеяться, что нет. Михаил Саакашвили столкнулся с внутренним экономическим кризисом и разочарованием населения. С момента так называемой "революции роз" клановость и бедность, характерные для периода Шеварднадзе, никуда не делись. В ноябре 2007 года обвинения в коррупции и кумовстве в пользу клана матери президента, а также подозрения в фальсификации на выборах спровоцировали массовые манифестации против Михаила Саакашвили. Его силы безопасности – обученные, вооруженные и финансируемые Западом – разогнали протестующих. Конечно, борьба против общего врага в Южной Осетии позволит, по крайней мере, в краткосрочной перспективе сплотить грузин вокруг их президента. В сентябре 2007 года президент Саакашвили взялся за того, кто был его ближайшим соратником во время "революции роз", министра обороны Ираклия Окруашвили. Они начали обмениваться взаимными обвинениями в связях с мафией и контрабанде. Какой бы ни была правда, тот факт, что люди, которых Запад считает героями великой "уборки", произведенной после ухода Шеварднадзе, обвиняют друг друга в столь чудовищных преступлениях, должен был бы предостеречь нас от искушения выбирать местного героя кавказской политики. Всякий, кто хоть немного знаком с Кавказом, знает, что государство, называющее себя жертвой большого соседа, может вести себя столь же отвратительно по отношению к своим собственным меньшинствам. Мелким национализмам не свойственно милосердие. Более того, западная поддержка программ "по вооружению и обучению" на заднем дворе России нисколько не способствует миру и стабильности, особенно если такие напыщенные местные лидеры, как Саакашвили, воспринимают их как обещание безусловной поддержки даже в случае кризисов, которые они сами провоцируют. Сейчас вопрос в том, можно ли сдержать этот конфликт или в него окажется втянут Запад. До настоящего момента Запад занимал противоположные позиции в отношении сепаратизма на Балканах и на Кавказе, где границы, начертанные Сталиным, считаются неприкосновенными. На Балканах Запад поощрял распад многонациональной Югославии, завершившийся признанием в феврале независимости Косово. Если такая микространа, как Черногория, где правит мафия, в состоянии получить признание на Западе, почему неполноценные пророссийские непризнанные государства не могут тоже стремиться к независимости? Грузия со своей чрезвычайно сложной этнической ситуацией является бывшим СССР в миниатюре. Раз Запад поспешил признать право нерусских республик на выход из состава СССР в 1991 году, какой смысл заявлять, что негрузины должны оставаться в составе микроимперии, оказавшейся прозападной? Национализм других народов похож на чужую любовную историю, или, вернее говоря, на собачью драку. Это такие вещи, в которые мудрые люди стараются не вмешиваться. Война на Кавказе никогда не будет однозначным в моральном плане крестовым походом, но, с другой стороны, какая война была такой? Марк Алмонд – преподаватель истории колледжа Ориэл Оксфордского университета

BNE: В Вашингтоне никто не брал трубку Маттиас Шепп Кто виновен в непродолжительной войне между Грузией и Россией? Воссоздание событий свидетельствует о беспомощности посредников. Российские ведущие дипломаты Юрий Попов и Григорий Карасин рассказывают в беседе с SPIEGEL о часах перед началом войны – и предъявляют обвинения США Юрий Попов – человек, который говорит спокойно, предпочитая дипломатию тихих тонов. Вскоре после атаки президента Грузии Михаила Саакашвили на южноосетинскую столицу Цхинвали в ночь на 8 августа он дал интервью грузинскому телеканалу "Рустави-2", в котором он сказал следующее: "Обе стороны, Южная Осетия и Грузия, несут ответственность за то, что произошло". Попов негодует в связи с тем, что его грузинские партнеры по переговорам, как он считает, его обманули. Его мучает чувство вины и вопрос о том, мог ли он предотвратить кровопролитие. И все же в этот момент он не делит все только на белое и черное, друзей и врагов. Юрий Попов – классический переговорщик. Вот уже несколько недель Попов, посол РФ по особым поручениям в регионе, видел, как назревает конфликт, который он должен был держать под контролем. Начали ли перестрелку грузины и планировали ли осетины ответный удар и наоборот? Попов знает Кавказ с его подчас архаичным кодексом чести, во главе угла которого стоит месть. И нередко он выходил из себя, злясь на безрассудство жителей Кавказа. За неделю до кровавой ночи 7 августа Попов был три дня в Тбилиси. Его грузинский партнер по переговорам Темури Якобашвили заверил его, что Тбилиси никогда не применит силы. Ситуация ведь была схожа с холодной войной. В ней гарантировано обоюдное уничтожение. 2 августа Попов улетел обратно в Москву, все говорило о надвигающейся буре. За день до этого Цхинвали обстреливался. "Гаубицами и гранатометами, прогремело 30 взрывов, по меньшей мере трое осетин погибли от пуль грузинских снайперов", – рассказывает Попов в беседе с SPIEGEL ONLINE. С того момента Попов практически беспрерывно ведет телефонные переговоры. Он хочет добиться того, чтобы грузины и осетины как можно быстрее сели за стол переговоров. Грузины покинули его год назад, поскольку были не согласны с составом посреднической группы, куда входили русские, грузины, представители Южной и Северной Осетии. А Якобашвили сразу после своего вступления в должность весной этого года переименовал свое министерство. Теперь оно называется не министерством по урегулированию конфликтов, а министерством реинтеграции. Осетины, которые не хотят интегрироваться в Грузию и видят в России свою защитницу, расценили это как объявление войны и настаивают на прежнем формате переговоров при участии североосетинских представителей. На это никак не смогло повлиять и давление, оказываемое старшим братом в Москве. В 0:40, в ночь на 7 августа, менее чем за 24 часа до начала войны, Попов на самолете "Аэрофлота" экстренно вылетает в Тбилиси. Он встречается за ланчем в отеле "Мариотт" со своим партнером Якобашвили, и они договариваются о встрече между грузинами, русскими и представителями Южной Осетии. Этой встречи не состоялось. По дороге из Тбилиси в Цхинвали, рассказывает посол по особым поручениям, лопнула шина на заднем колесе бронированного Chevrolet Suburban, в котором ехал Попов, в 70 км от грузинской и в 40 км от южноосетинской столицы. Попов задержался на 2 часа – и в Цхинвали Якобашвили напрасно дожидался Попова с представителями Южной Осетии. Когда посол по особым поручениям РФ прибыл в начале седьмого в Цхинвали, осетины уже готовились оборонять свою столицу. В подвале одного из правительственных зданий Попов встретился с президентом непризнанной Южной Осетии Эдуардом Кокойты. На нем была военная форма. После непростых переговоров Кокойты дал согласие на встречу в формате русские-грузины-представители Южной Осетии, без участия Северной Осетии. Южноосетинские представители заявили о своей готовности пойти навстречу грузинам. Попов объявил об успешном окончании переговоров перед прессой и проинформировал Якобашвили. Тот пообещал сразу же сообщить обо всем Саакашвили, который со своей стороны также заявил о верности условиям перемирия. Теперь все говорило о разрядке напряженности. Попов на скорую руку пьет чай с командующим российским миротворческим контингентом Ринатом Кулахметовым. Последний пригласил его остаться на ночь, поскольку важные переговоры должны были начаться уже с утра. "Но у меня не было зубной щетки и пижамы, кроме того, утром я должен был появиться в российском посольстве в Тбилиси", – рассказывает Попов. И с этого момента его мучает вопрос: "Началось бы наступление и в том случае, если бы Саакашвили знал, что я, главный российский переговорщик, нахожусь в Цхинвали?" Когда Попов ехал из Цхинвали в Тбилиси, у него как камень с души свалился, он пребывал почти в состоянии эйфории. После продолжительного перетягивания каната он добился встречи напрямую между сторонами конфликта. И тут, рассказывает Попов, он увидел, как по встречной полосе двигается тяжелая военная техника. Пять танков, 6 бронетранспортеров, 5 гаубиц, "катюши", грузовики и автобусы с солдатами и офицерами. "В какой-то момент я перестал считать. Я передавал все это по телефону в режиме реального времени", – рассказывает он. Попов позвонил Якобашвили. "Что все это значит?" – хотел знать русский. Грузин ответил: "Не беспокойся, президент Саакашвили сдержит свое слово. Мы просто не хотим, чтобы осетины наделали глупостей". Попов связался по телефону с командующим миротворческим контингентом в Цхинвали и со своим начальством в Москве, в том числе и с заместителем министра иностранных дел Григорием Карасиным, мудрым и уважаемым западными послами дипломатом. Как это часто случается, и в этот дождливый летний день 7 августа Карасин задержался до позднего вечера в своем кабинете на 7-м этаже сталинской высотки в центре Москвы. Звонок Попова застал его как раз за рабочим столом. На шкафу напротив стоят фарфоровые фигурки из Украины, бронзовый орел из Молдавии. Карасин, который до этого в течение 5 лет был послом РФ в Лондоне, теперь отвечает за непростые отношения со странами бывшего СНГ, бывших республик Советского Союза. В сферу его ответственности попадают и зоны конфликтов на территории Грузии, мятежные Абхазия и Южная Осетия. "За последние три года не было ни дня, когда бы я не поговорил со своими европейскими, американскими и грузинскими партнерами о ситуации в этом регионе", – говорит он. "При всех разногласиях нас объединяло одно: применение силы – это табу". "Президент спал недолго" С начала августа Карасина стали беспокоить сообщения, поступавшие от Попова, и доклады командующего российскими миротворцами Кулахметова. Перестрелки в Южной Осетии не прекращались. Конфликт грозил перерасти в войну. После 10 вечера Карасин покинул свой кабинет, оставив дежурного сотрудника, и поехал домой к себе в квартиру, которая находится всего в 15 минутах от министерства. "Я надеялся, что грузинский президент не нарушит условий перемирия, о чем он сообщил тем вечером", – рассказывает Карасин. Он уже хотел ложиться спать, когда генерал Кулахметов незадолго до полуночи сообщил ему о вступлении Грузии в Цхинвали. Уже из дома Карасин связался по телефону с президентом Дмитрием Медведевым, это был один из семи звонков, которые он сделал той ночью. "Президент спал недолго", – рассказывает Карасин. Медведев дал распоряжение связаться как можно быстрее с Саакашвили. "Но мне не удалось поговорить с ним лично, только с его ближайшими сотрудниками". Затем он связался с Дэном Фридом, своим американским коллегой в Вашингтоне. Заместитель главы Госдепа США заявил о том, что в Вашингтоне пытаются взять ситуацию под контроль. Но в какой-то момент в американской столице перестали подходить к телефону, и это несмотря на то, говорит Карасин, что на тот момент рабочий день там был в самом разгаре. Стоит ли за действиями Тбилиси Вашингтон? "Это было бы слишком серьезным обвинением. Но Саакашвили нередко получал оттуда неверные сигналы и уже несколько месяцев чувствовал, что Вашингтон в случае чего его не оставит", – считает Карасин. Посол по особым поручениям Попов пошел еще дальше: "Если это было тщательно спланированным наступлением, то это не могло ускользнуть от внимания американских военных консультантов". Незадолго до полуночи, когда в МИДе в Москве телефонные провода накалились, Попов приехал в свой отель в Тбилиси. "Я не мог заснуть до раннего утра. Мне хотелось верить грузинам. Но я чувствовал, что меня обманули", – вспоминает Попов. "Юрий, я всегда говорил тебе правду" Попов еще раз встретился с Якобашвили – 12 августа, в день, когда Попов уезжал из Тбилиси, чтобы после 6-часовой поездки на машине вернуться в Москву из столицы Армении Еревана. Прямое авиасообщение между Грузией и Россией к тому моменту было уже прервано. Якобашвили посмотрел Попову в глаза и заверил: "Юрий, я всегда говорил тебе правду". Если это так, то получается, что грузинский президент либо держал в неведении своего главного переговорщика о своих планах, либо принял решение атаковать Цхинвали в последнюю минуту. В беседе с корреспондентом SPIEGEL Уве Клуссманном Саакашвили назвал наступление своих войск на Цхинвали своего рода превентивным ударом. "7 августа мы узнали, что из Северной Осетии через границу с Южной Осетией направляются 150 русских танков. Они приближались к контролируемым нами селам. Именно за ними и находится южноосетинская столица Цхинвали. Оттуда они могли направиться в любом направлении вглубь Грузии". Отсюда возникает ряд ключевых вопросов, необходимых для выяснения подоплеки 5-дневной войны на Кавказе. Если Саакашвили говорит правду, Москва не может больше обосновывать свои действия как акцию по защите своих граждан. Направив 150 танков и бронетранспортеры – даже всего лишь как устрашение – Кремль по меньшей мере сделал все возможное для того, чтобы спровоцировать поспешный военный удар Саакашвили. На вопрос о том, действительно ли колонна танков направлялась через Рокский туннель поздно вечером 7 августа, то есть за несколько часов перед грузинским вторжением в Цхинвали, замминистра Карасин заявил в интервью SPIEGEL ONLINE: "Я заверяю вас всем своим авторитетом, что это было не так". В Москве задаются вопросом, "мог ли упустить "большой брат" Саакашвили в Вашингтоне такую возможность и не приставить нас к позорному столбу"? Если Саакашвили говорит неправду, то для этого существуют две причины. Во-первых, грузинский президент мог солгать, чтобы впоследствии найти оправдание своему неудавшемуся вторжению. Для мира и своего народа. Во-вторых, Саакашвили мог попасться на удочку дезинформации. А если это так, из этого вытекает еще один вопрос: кто снабжал Саакашвили неверной информацией?

BNE: Россия обязана вывести войска из крупных городов Грузии - Саркози РИА Новости. Дмитрий Астахов 23:49 16/08/2008 МОСКВА, 16 авг - РИА Новости. Президент Франции Николя Саркози заявил, что Россия должна вывести войска из всех крупных городов Грузии, несмотря на пункт плана Медведева-Саркози, позволяющий Москве принимать "дополнительные меры безопасности", сообщило агентство Рейтер. "Как я уже говорил на совместной пресс-конференции в Тбилиси, эти дополнительные меры безопасности могут быть применены только в непосредственной близости к Южной Осетии, а не в какой-либо другой части Грузии", - говорится в письме, которое Николя Саркози отправил в субботу президенту Грузии Михаилу Саакашвили. Россия и Франция 12 августа согласовали на переговорах в Кремле шесть принципов урегулирования конфликтов в Грузии. Среди них - не использовать силу, окончательно прекратить все военные действия, обеспечить свободный доступ к гуманитарной помощи, ВС Грузии должны вернуться в места постоянной дислокации, ВС РФ - выйти на линию, предшествующую началу боевых действий. При этом до создания международных механизмов российские миротворческие силы принимают дополнительные меры безопасности. Грузия развязала 8 августа боевые действия в Южной Осетии и обстреляла столицу непризнанной республики город Цхинвали. Жертвами вооруженного конфликта, по данным МИД РФ, стали около 1,6 тысячи жителей. Россия для защиты жителей Южной Осетии, многие из которых являются российскими гражданами, ввела в регион в помощь расквартированным там миротворцам около 10 тысяч военнослужащих и сотни единиц военной техники. 12 августа Россия завершила операцию по принуждению Грузии к миру.

BNE: Что я видел в охваченной войной Грузии Бернар-Анри Леви Первое, что поражает при выезде из Тбилиси, – вызывающее беспокойство полное отсутствие военных. Я читал, что грузинская армия, потерпевшая поражение в Южной Осетии и обращенная в бегство в Гори, сосредоточилась вокруг столицы для ее защиты. Но вот я доезжаю до городских окраин. Проезжаю еще 40 км по трассе, пересекающей страну с востока на запад. И почти не вижу следов этой армии, которая якобы перегруппировалась, чтобы оказать ожесточенное сопротивление вторжению. Вот пост полиции. Чуть дальше – небольшая группа солдат в слишком новой форме. Ни одного боевого подразделения. Ни одной установки ПВО. Никаких заграждений или завалов, призванных замедлить продвижение противника и обычно появляющихся во всех осажденных городах. Пока мы едем, приходит сообщение о том, что российские танки направляются к столице. Информация, переданная по радио и в конечном итоге опровергнутая, создает неописуемый беспорядок, а редкие автомобили, осмелившиеся выехать за пределы города, в спешном порядке возвращаются обратно. Одновременно создается ощущение, что власть непонятно почему опустила руки. Может, грузинская армия там была, но пряталась? Являемся ли мы свидетелями одной из войн, когда высшая военная хитрость, как в забытых африканских войнах, заключается в том, чтобы быть максимально незаметным? Или президент Саакашвили решил уклониться от боя, словно для того, чтобы поставить нас – европейцев и американцев – перед лицом нашей ответственности и нашего выбора ("Вы называете себя нашими друзьями? Вы сто раз нам говорили, что с нашими демократическими институтами и нашим стремлением в Европу наше правительство, в котором – уникальный случай в истории – вместе работают англо-грузинский премьер-министр, американо-грузинские министры, израильско-грузинский министр обороны, является в высшей степени западным? Так вот настало время – сейчас или никогда – доказать это")? Не знаю. Но факт остается фактом: первым значительным военным подразделением, на которое мы наткнулись, была длинная российская колонна – как минимум сто машин, – спокойно двигавшаяся в направлении Тбилиси. Затем в 40 км от города, на высоте Оками, нам повстречался еще один российский батальон с несколькими бронемашинами, функция которого заключалась в том, чтобы не пропускать в одном направлении журналистов, а в другом – беженцев. Один из них, крестьянин, раненый и все еще ошалевший от страха, рассказывает мне историю своей деревни в Южной Осетии, из которой он пешком идет уже третий день. Русские пришли. Осетинские банды и "казаки", шедшие за ними, грабили, насиловали и убивали. Они, как и в Чечне, собрали молодых людей и погрузили их в грузовики, уехавшие в неизвестном направлении. Они убивали отцов на глазах у детей. Детей на глазах у отцов. В подвале одного дома, который взорвали, подорвав газовые баллоны, нашли семью, у которой отняли все, что она пыталась спрятать, а потом поставили взрослых на колени и пустили им пулю в голову. Российский офицер, командующий КПП, слушает. Ему наплевать. У него такой вид, будто он слишком много выпил, и теперь ему на все наплевать. Для него война закончилась. Никакие бумажки – вроде соглашения о перемирии из пяти или шести пунктов – ничего не сделают с его победой. И этот беженец может рассказывать что угодно. На подходе к Гори ситуация меняется и внезапно становится более напряженной. Рядом с дорогой в канаве – грузинские джипы. Чуть дальше – обгоревший танк. Еще дальше – более важный пропускной пункт, где не пропускают группу журналистов, к которой мы присоединяемся. Нам открыто говорят, что нас здесь не ждут. "Вы на российской территории, – орет офицер, раздувшийся от собственной важности и водки. – Дальше идти могут только те, у кого есть российская аккредитация". К счастью, появляется машина с дипломатическим флагом. Это автомобиль посла Эстонии. В машине, кроме самого посла, находится секретарь грузинского Совбеза Александр Ломая, у которого есть разрешение пройти за российский кордон, чтобы забрать раненых. Он соглашается взять с собой меня, евродепутата Ислер Беген и журналистку Washington Post. "Я никому не гарантирую безопасность, – предупреждает он. – Понятно?" Разумеется, понятно. Мы втискиваемся в Audi, направляющийся в Гори. После очередных шести КПП, один из которых под командованием вооруженных людей без формы представляет собой ствол дерева, поднимаемый и опускаемый с помощью лебедки, мы прибываем в Гори. Мы не в центре города. Но с того места, где Ломая высаживает нас, прежде чем в одиночестве отправиться за ранеными, с этого перекрестка, контролируемого громадным танком, похожим на движущийся бункер, мы – насколько хватает глаз – можем видеть пожары. За яркими вспышками, с регулярными интервалами озаряющими небо, следует короткая детонация. И еще – пустота. Едва уловимый запах разложения и смерти. И постоянный гул бронетранспортеров и примерно в два раза реже попадающихся машин без опознавательных знаков с ополченцами, которых можно узнать по белым нарукавным повязкам и банданам на голове. Гори не является частью Южной Осетии, которую, как утверждают русские, они пришли "освободить". Это грузинский город. Поэтому они его сожгли. Разграбили. Превратили в город-призрак. Пустой. "Логика такова, – объясняет, пока мы в темноте и смраде стоя ждем возвращения Ломаи, генерал Вячеслав Борисов. – Мы здесь, потому что грузины бессильны, их администрация подавлена, а город оказался в руках грабителей. Посмотрите..." Он показывает на своем мобильном телефоне фотографии оружия, которое, нарочито подчеркивает он, было сделано в Израиле. "Вы считаете, мы могли оставить все это без наблюдения? Я вот еще что скажу..." Он надувается от важности. Закуривает сигарету, и от вспышки спички подскакивает маленький белокурый танкист, задремавший на своей башне. "Мы вызвали в Москву министра иностранных дел Израиля. И сказали ей, что если они и дальше будут снабжать грузин, мы продолжим снабжать "Хизбаллу" и "Хамас". Мы продолжим... Какое признание! Проходит два часа. Два часа хвастовства и угроз. То и дело проезжающие мимо машины собираются остановиться, но, завидев танк, передумывают и уезжают. Потом наконец возвращается Ломая, передающий нам старушку и беременную женщину, которых он вытащил из ада, и поручает нам отвезти их в Тбилиси. Президент Саакашвили вместе со своим советником Дэниэлом Кэннином слушает мой рассказ. Мы в президентской резиденции Авлабари. 2 часа утра, но его советники работают, как днем. Он молод. Очень молод. Это молодость, которой еще свойственны нетерпеливость жестов, лихорадочность взгляда, внезапные взрывы хохота или эта манера пить одну за другой банки Red Bull, словно это Coca-Cola. Впрочем, все эти люди очень молоды. Все его министры и советники – стипендиаты фондов типа Фонда Сороса, прервавшие свою учебу в Йеле, Принстоне и Чикаго из-за "революции роз". Он – франкофил и франкофон. Увлечен философией. Демократ. Европеец. Либерал в обоих – американском и европейском – смыслах слова. Из всех великих участников сопротивления, которых я встречал за свою жизнь, из всех Массудов и Изетбеговичей, которых мне приходилось защищать, он хуже всего знаком с универсумом войны, ее обрядами, эмблемами, культурой, – но он справляется. "Позвольте мне кое-что уточнить, – прерывает он меня с внезапной серьезностью. – Нельзя говорить, что мы начали эту войну... Начало августа. Министры в отпусках. Я сам – в Италии, лечусь похудением, собираюсь лететь в Пекин. И вдруг в итальянской прессе я читаю: "Военные приготовления в Грузии". Вы меня понимаете: я спокойно отдыхаю в Италии и тут читаю, что моя собственная страна готовит войну! Понимая, что что-то не так, я срочно возвращаюсь в Тбилиси. И что я узнаю от своих спецслужб? – он делает гримасу человека, задавшего каверзный вопрос и дающего собеседнику шанс найти правильный ответ. – Что это русские, завалившие новостные агентства этой чушью, собираются вывести жителей из Цхинвали, ввести свои войска, транспорт и цистерны с мазутом на грузинскую территорию и, наконец, провести танковые колонны через тоннель Роки, разделяющий две Осетии. Теперь представьте, что вы руководите страной и узнаете такое – что бы вы сделали? – он встает, говорит по двум одновременно звонящим телефонам, возвращается, вытягивает свои длинные ноги. – Когда сто пятидесятый танк располагается рядом с вашими городами, вы вынуждены признать, что началась война, и несмотря на дисбаланс сил, у вас нет выбора..." – "С согласия ваших союзников? – спрашиваю я его. – Предупредив членов НАТО, хлопнувшего дверью перед вашим носом?" – "Настоящая проблема, – говорит он, уходя от вопроса, – это цели этой войны. Путин и Медведев искали повод для вторжения. Зачем? – он собирается считать по пальцам. – Во-первых, мы – демократия и воплощение альтернативы путинизму при выходе из коммунизма. Во-вторых, через нашу страну проходит нефтепровод БТД, связывающий Баку с Джейханом через Тбилиси, и если мы падем, если Москва посадит на мое место какого-нибудь служащего "Газпрома", вы, европейцы, будете на 100% зависеть от русских в вопросе ваших поставок энергии. И в-третьих, – он берет персик из корзины с фруктами, которую приносит его помощница – "осетинка", – уточняет он. – В-третьих, посмотрите на карту. Россия – союзница Ирана. Наши армянские соседи тоже не далеки от иранцев. Представьте, что в Тбилиси установится пророссийский режим. Вы получите геополитический континуум от Москвы до Тегерана, что вряд ли в интересах свободного мира. Надеюсь, НАТО это понимает..." Утро пятницы. Мы вместе с Рафаэлем Глюксманом, Жилем Херцогом и евродепутатом решаем вернуться в Гори, из которого после соглашения о перемирии, составленного Саркози и Медведевым, начинают уходить русские и где мы должны встретиться с патриархом Грузинской православной церкви, направляющимся в Цхинвали, где грузинские трупы брошены собакам и свиньям. Но патриарха не найти. Русские никуда не ушли. На этот раз нас задерживают в 20 км от Гори, когда на машину, едущую перед нами, нападает эскадрон ополченцев под благосклонным взором российского офицера: журналистов заставляют выйти из машины, отнимают у них камеры, деньги, личные вещи и, наконец, саму машину. Итак, неверная информация. Привычный кордебалет дезинформации, непревзойденными мастерами которой, похоже, являются творцы российской пропаганды. Итак, мы направляемся в Каспи, расположенный на полпути между Гори и Тбилиси, где живет семья переводчицы евродепутата, а ситуация, предположительно, спокойнее. Но в реальности нас ожидает там еще две неожиданности. Во-первых, разрушения. Да, здесь тоже разрушения. Но разрушения, целью которых не были ни дома, ни люди. Что же тогда? Мост. Завод. Железная дорога – ее уже начала восстанавливать бригада, которой из своей комнаты руководит главный механик, тяжело раненный в бедро. Началось восстановление и системы электронного управления цементного завода Heidelberg с участием немецкого капитала, в который попала ракета, управляемая с помощью лазерного луча. "У нас было 650 рабочих, – говорит директор завода Леван Барамадзе. – Сегодня смогли выйти только 120. Наше производственное оборудование разрушено". В Поти русские пустили ко дну грузинский флот. В трех местах повредили нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан. Здесь, в Каспи, они умышленно разрушали жизненно важные центры, от которых косвенно зависит экономика региона и всей страны. Целенаправленный терроризм. Стремление поставить страну на колени. И вторая неожиданность – танки. Мы, я повторяю, на подступах к столице. Кондолиза Райс, уточняю, в данный момент дает свою пресс-конференцию. И вдруг, летя на низкой высоте, над самыми верхушками деревьев, показывается один из военных вертолетов, появление которых – всегда предвестник худшего. И вскоре все оставшиеся жители Каспи оказываются на улице, у порогов своих домов, потом очень быстро, по десять человек набиваются в старые "Лады". Все кричат, что русские идут и надо бежать. Сначала мы не верим. Мы думаем: как и позавчера, ложные слухи. Но оказывается, что нет. Вот они, танки. Их пять. Потом появляется подразделение инженерных войск и начинает рыть траншеи. Смысл ясен. Есть Райс, нет Райс, русские здесь хозяева. Они перемещаются по Грузии, как по завоеванной земле. Это не совсем захват Праги. Это его версия XXI века: медленно, мелкими мазками, посредством унижений, запугиваний, парадов и паник. На этот раз встреча состоялась в 4 утра. Саакашвили провел весь вечер с Райс. Предыдущий день – с Саркози. Он благодарен им обоим за их усилия, за их дружбу, в которой ничто и никто не заставит его усомниться. Разве они с "Николя" не на ты? И кандидат Маккейн, "близкий к мадам Райс", разве не звонит ему с момента начала кризиса по три раза на дню? Но мне он кажется грустным, чего не было в первый вечер. Возможно, усталость... Эти ночи без сна... Эта череда неудач... Это возмущение, которое, он чувствует, растет в стране, и мы – увы – вынуждены это подтвердить: "А если бы Миша не смог нас защитить? А если бы этот блистательный молодой президент не навлек на нас громы и молнии? И если бы тогда пришлось покориться воле Путина и этой марионетки, которой он вертит как хочет?" Со всем этим, несомненно, связана грусть президента. И еще одно – более тревожное и связанное – как бы это сказать? – со странным отношением его друзей... Соглашение о прекращении огня, например, которое привез ему друг Саркози, было составлено в Москве в четыре руки с Медведевым. Он вспоминает, как французский президент в этом самом кабинете с таким нетерпением хотел, чтобы он его подписал. Он будто снова слышит, как тот повышает тон, почти кричит: "У тебя нет выбора, Миша! Будь реалистом, у тебя нет выбора. Когда русские придут тебя свергать, никто из твоих друзей, никто пальцем не пошевелит, чтобы тебя спасти". И какая странная реакция последовала, когда он, Миша Саакашвили, настоял на том, чтобы позвонить все же Медведеву, и ему ответили, что Медведев спит – было всего 9 вечера, но он спал, он был вне досягаемости до 9 утра следующего дня. И тут снова французский президент его уговорил, французский друг не захотел ждать. Он так спешил домой? Или был слишком уверен, что главное – подписать, не важно что, лишь бы подписать? Не так ведутся переговоры, думал Миша. Не так ведут себя с друзьями. Я видел этот документ. Я видел вписанные от руки двумя президентами дополнения, сначала грузинским, потом французским. Я видел второй документ, подписанный Саркози и переданный Конди Райс в Брегансоне, чтобы она передала его Саакашвили. И я, наконец, видел меморандум замечаний, составленных вечером грузинской стороной и представляющихся ей жизненно важными. Грузинская сторона добилась – и это не пустяк – исключения каких-либо намеков на будущий "статус" Южной Осетии. Она добилась – и это нельзя упускать из виду, – чтобы "разумный периметр" первого документа, в пределах которого допустимо, чтобы российские войска продолжали патрулирование ради обеспечения безопасности русскоговорящего населения Грузии, был заменен на периметр протяженностью "несколько километров". Но ни в одном из документов не говорится о территориальной целостности Грузии. А в том, что касается аргумента о легитимной помощи русскоговорящему населению, мы содрогаемся при мысли о том, как он будет использован, когда русскоговорящее население Украины, Прибалтики или Польши сочтет, что ему тоже угрожает "геноцид"... Решающее слово произносит американец Ричард Холбрук, влиятельный дипломат и приближенный Барака Обамы, с которым мы встречаемся на рассвете в баре нашего отеля: "Это дело дурно попахивает примиренчеством и Мюнхеном". О да. Либо мы сумеем громко заявить: остановите Путина в Грузии, либо человек, который, по его собственному выражению, собирался "мочить в сортире" жителей Чечни, почувствует себя вправе делать то же самое с кем угодно из своих соседей. Разве так надо строить Европу и мирное будущее во всем мире?

BNE: После войны: принимая реальность в Абхазии и Грузии Российские солдаты – это еще не самое страшное. Они одержали свою победу, и теперь бродят по Грузии, добивая противника. Гораздо ужаснее штатские и добровольцы, которые пришли вслед за солдатами, - пузатые люди с ружьями, ножами и в армейских куртках, наброшенных поверх футболок. Они убивают, мародёрствуют и поджигают – «зачищают» территорию, выгоняя последних грузин из Южной Осетии. Поспешное отступление грузинской армии открыло им путь на грузинскую территорию, до самого Гори, так что они гонятся за ней и убивают уже там. Они осетины, и помогают им беспощадные бойцы других национальностей Северного Кавказа и ультрапатриотичные русские «казаки». Год назад большинство этих осетин, вероятно, жили в добрососедском мире с местными грузинами из близлежащей деревни. Но искра войны разжигает безумие. Соседи стали «чужими» - предателями, шпионами, диверсантами, снайперами. Они должны быть выявлены и ликвидированы. Эти вооруженные бандиты – осетины, но если бы Михаил Саакашвили преуспел в своём внезапном нападении 7-8 августа 2008, они были бы грузинами, а их жертвы – осетинами. Первый поток осетинских беженцев, хлынувший с поля битвы в Цхинвали еще до прибытия российской армии и последовавшего перелома в войне, утверждали, что зверства грузин уже начались. Теперь бегут грузины, прочь от своих горящих домов, пока дым и звуки пальбы поднимаются над деревьями. Возможно, осетинские беженцы вскоре вернутся в свои дома, многие из которых уже превратились в обломки. У грузин же такой надежды нет. Они станут беззащитными, бездомными ВП – вынужденными переселенцами. Они будут тесниться в грязных бараках и брошенных фабричных зданиях с десятками предыдущих ВП – теми, кто гниёт на задворках грузинского общества с начала 1990-х. Потому что всё это уже было. И это худшее в трагической войне за Южную Осетию. Импульсивные, наполовину обезумевшие грузины прибегли к силе; Россию призвали противопоставить этой силе свою военную мощь; Россия не упустила случая ослабить и унизить Грузию и подорвать её независимость; гражданское население со стороны победителя совершало ужасные преступления против беззащитных семей с проигравшей стороны; огнём и пулями проводились этнические чистки; хлынул поток отчаявшихся беженцев – весь этот кошмар уже происходил здесь всего лишь пятнадцать лет назад. Абхазский прецедент Война в Абхазии началась в 1992 году. До этого почти половину населения этого прекрасного отрезка черноморского побережья составляли грузины и мегрелы из западной Грузии. В большинстве своём они обосновались там недавно – их переселили Сталин и его преемники. Остальное население представляло собой смесь абхазов, армян, греков и русских. Беды начались, когда распался Советский Союз. Грузия получила полную независимость, декларировав, что Абхазия – часть её территории. Абхазы возразили, что они в свое время были отдельной советской республикой и имели прямую связь с Москвой. Объединение с Грузией в рамках Советского Союза – это одно дело; опуститься до статуса этнического меньшинства, напрямую и полностью управляемого из Тбилиси, - совершенно другое. Напряжение нарастало. Затем в августе 1992 года грузинский президент Эдуард Шеварднадзе внезапно направил войска на Абхазию. Как и Михаил Саакашвили шестнадцать лет спустя (с точностью до месяца), он попытался утвердить свою власть путем бомбардировки и захвата столицы, Сухуми. Началось жестокое сражение. В последовавшей за этим войне российская боевая техника и авиационные удары помогли крохотной Абхазии – менее одной десятой населения Грузии – одержать неожиданную победу в сентябре 1993 года. Когда всё закончилось, абхазские города и инфраструктура лежали в руинах. Как и в сегодняшней Южной Осетии, за войсковыми сражениями последовали зверства. Вначале грузинские добровольческие отряды творили все злодеяния, на которые были способны, над негрузинским мирным населением. Но затем, когда в ходе войны наступил перелом, абхазские военизированные формирования и дикие северокавказские добровольцы, налетевшие им на помощь, стали беспорядочно мстить. Чьи преступления ужаснее? Каждая из сторон обвиняет другую. Но почти всё грузинское и мегрельское население, то есть около 150 000 человек, бежало вслед за грузинской армией. Многие из них до сего дня живут в открытых всем ветрам поселениях беженцев. Некоторые вернулись в Гальский район в южной части Абхазии, но там небезопасно. Многие днём приходят на свои поля, а ночью возвращаются на грузинскую территорию. Власть Суть этой истории в том, что никто из нее не извлёк никакого урока – никто, кроме россиян. Поэтому история повторилась. В течение последующих лет грузинские политики так и не поняли, что только искусная дипломатия, а совсем не бомбежки ракетами, могут привести к хоть какому-то сближению с Южной Осетией и Абхазией. У независимых, но никем не признанных абхазов нет иного выхода, кроме как принять негласную российскую гегемонию. Но в глубине души они этим возмущены. Они мечтают о том, чтобы вырваться в большой внешний мир, получить настоящую независимость. Президент Саакашвили, когда он пришел к власти, имел возможность использовать это возмущение, заново построив отношения с Абхазией. Если бы он хоть как-то принял их суверенность (растяжимое в этой части мира понятие), возобновил бы торговые и транспортные связи и предложил бы обменяться извинениями, что-то могло бы измениться. Несколько жестов и предложений было сделано. Но абхазские лидеры с угрюмой подозрительностью отвергли их все как очковтирательство. Они настаивали, что Саакашвили – националистически настроенный демагог, который хочет перевооружиться и вновь захватить силой и Абхазию, и меньшую по размеру Южную Осетию. Теперь они имеют полное право сказать: «Мы же говорили». То, что произошло 8 августа и после, никого в Сухуми не удивило. Так как же западным политикам вести себя в отношении Грузии? Понятно, что первая цель – усилить контроль над соблюдением условий перемирия и вести переговоры о выводе российских войск с «грузинской территории». Проблема здесь в том, что до сих пор нельзя с уверенностью сказать, каковы намерения России. Разбить грузинские вооруженные силы и потом уничтожить их танки, артиллерию, авиацию и флот – это то, что происходит сейчас. Но возможно, Россия хочет чего-то большего. Может быть, Россия планирует навязать сломленной и униженной Грузии новый двусторонний договор, с большой степенью вероятности возвращающий русским одну или более военных баз, которые они последовательно выводили в течение этого десятилетия. Это, в свою очередь, подразумевало бы падение президента Саакашвили, а русские, очевидно, надеются, что это поражение настроило грузинский народ против него. Но неисправимо энергичный «Миша» всё не проявляет ни малейших признаков сломленности или униженности. Новая страница Лучшее, что Запад сейчас может сделать, - это перестать говорить о «территориальной целостности Грузии». Абсурдно и опасно, когда политики и СМИ (даже BBC) описывают Южную Осетию и Абхазию как «отколовшиеся регионы Грузии», как будто их «незаконное отделение» может быть каким-то образом аннулировано. Не может. Эта бесплодная надежда давно мертва. Сейчас вопрос совершенно в другом. Он состоит в том, как их независимость может быть признана и осуществлена. Только таким путём внешний мир может помешать России использовать их как заложников в игре за подавление свободы Грузии и повторное утверждение своих имперских «колонизаторских порядков» по всему Закавказью. Может быть, и нельзя уберечь Южную Осетию, крохотную и лишенную ресурсов, от того чтобы она стала российским протекторатом или даже частью Российской Федерации – и бóльшая часть её населения, по всей видимости, хочет этого. Но Абхазия, с её некогда цветущим курортным побережьем и изобилием субтропических фруктов и овощей, может быть вполне жизнеспособным черноморским национальным государством. У Евросоюза есть программа регионального сотрудничества (Совместная операционная программа для бассейна Чёрного моря). ЕС пора перестать делать вид, что Абхазии не существует, интегрировать её в эту программу и оказать ей энергичную поддержку в области восстановления и развития. И грузины, этот чудесный маленький народ, среди которого есть несколько талантливейших в мире и несколько худших в мире политиков, также должн измениться. Поражение потерпела не Грузия, а одна из её политических установок – на восстановление «территориальной целостности». Эта установка вновь и вновь играла в пользу России, каждый раз заканчиваясь массовым кровопролитием, потоками рыдающих беженцев и ущербом грузинской репутации в мире. Пришло время отказа от своих прав, который будет гораздо менее болезненным, чем этого ожидают. Сейчас есть возможность начать всё сначала, так чтобы возрожденная Грузии смогла стать образцом мира и стабильности, который бы вдохновлял и подбадривал весь Южный Кавказ. Настоящие друзья Грузии должны надеяться, что эта возможность не будет упущена. 15 августа 2008 года Нил Ашерсон – британский журналист и писатель. Изучал историю в Итоне и Кембридже. Долгие годы он был зарубежным корреспондентом “Observer” (Лондон). С конца 1990-х гг. он часто выступает с книжными рецензиями в «London Review of Books». Ашерсон - крупный специалист по России и Восточной Европе. Ему принадлежат, в частности, две книги о политических событиях 1980-х гг. в Польше — «Польский август» (The Polish August; 1981) и «Битвы за Польшу» (The Struggles For Poland; 1987) — и множество статей о политике стран восточной Европы. Ашерсон также опубликовал несколько книг историко-культурной эссеистики, в том числе переведенную на множество языков книгу о Чёрном море (The Black Sea; 1996; перепечатано в 2007) и сборник очерков о своей родной Шотландии «Голоса камней» (Stone Voices; 2002). Кроме того, ему принадлежит биография бельгийского короля Леопольда II «Корпорация «Король»: Леопольд Второй и Конго» (The King Incorporated; 1963) и др.

BNE: Посол США оправдал действия РФ в Южной Осетии Новый посол США в России Джон Байерли заявил, что ответ вооруженных сил РФ на нападение на российских миротворцев в Южной Осетии был вполне обоснованным. Об этом в пятницу пишет газета "Коммерсант". "Но теперь эти силы перешли на грузинскую землю, и территориальная целостность Грузии оказалась под угрозой", - добавил посол. По словам Байерли, в настоящее время Россия должна строго соблюдать условия мирного соглашения и как можно скорее увести войска на те рубежи, на которых они располагались до начала военных действий. Что касается вопроса о независимости Южной Осетии, то тут, по словам посла, в первую очередь надо исходить из того, что территориальная целостность Грузии признается международным правом. По косовскому сценарию, как утверждает Байерли, события развиваться не могут. "Косово - это совершенно особый случай, который не может служить прецедентом", - заявил дипломат. По его мнению, этнические чистки в Косово и возможные факты геноцида в Южной Осетии - несопоставимые явления. Наконец, Байерли объявил, что США "очень настойчиво убеждали грузинскую сторону не идти на этот шаг". Напомним, 8 августа вооруженные силы Грузии начали на территории непризнанной республики Южная Осетия "операцию по восстановлению конституционного порядка", на которую Россия ответила "операцией по принуждению к миру". Джон Байерли прибыл в Россию в качестве посла в июле 2008 года. Беседа с журналистом "Коммерсанта" - первое интервью, данное новым послом российским СМИ.

BNE: Бояться ли нам Медведя? Пол Джонсон У нас опять началась холодная война с Россией? Не думаю. Скорее, история повторяется: как говорится, трагедия возвращается в виде фарса. Сложность с реальной холодной войной вот в чем: хотя Запад выиграл ее в том смысле, что Россия отказалась от коммунистической идеологии и потеряла большую часть своей империи, у власти осталась элита старого режима. В 1945 году в Германии победоносная союзническая коалиция имела все возможности провести тщательную политику денацификации. Члены нацистской верхушки были повешены или надолго заключены в тюрьму, им навеки запретили занимать государственные должности. Искоренение нацистских идей прошло успешно, и новая Германия сделалась демократией сверху донизу. В результате за более чем полстолетия она не возвращалась к внутреннему экстремизму, не говоря уж о его проявлениях за границей. Германия – страна надежная, миролюбивая и не склонная к авантюрам почти на грани робости. Россия, напротив, так и не была оккупирована и перевоспитана. За преступления Сталина и его преемников никто не был наказан. 20 млн жертв советского коммунистического режима остались неотмщенными, а их гонители, которые были живы на момент краха коммунистического режима, остались на своих должностях. В их числе был и рядовой сотрудник тайной полиции Владимир Путин. Строго говоря, в посткоммунистической России бывшие сотрудники КГБ преуспели, тем более что они наладили финансовые, семейные и политические связи с новой нефтегазовой плутократией. Эти две силы сообща превратили Россию в гангстерское государство. У России нет идеологии, если не считать тяги удержать власть и воспользоваться ею, не разбирая средств. Она не обременена верховенством закона – такового в ней просто не существует. У нее нет каких бы то ни было нравственных принципов. Однако она настроена националистически и хочет и может эксплуатировать ксенофобию населения, дабы добиваться поддержки своих авантюр за границей. Таким образом, Россия имеет намного больше общего с нацистским государством, чем со сталинизмом. Поймите меня правильно: Путин – это не Гитлер сегодня. Скорее он похож на Генриха Гиммлера, главу СС, самого хладнокровного и расчетливого представителя нацистской элиты. Путину свойственны все уловки, жестокость, беспощадность и бесчеловечность прирожденного сотрудника тайной полиции. Путинская Россия – могучая фигура на мировой шахматной доске. По крайней мере, так кажется со стороны. Но по способности устрашать ее нельзя сравнить с Советским Союзом времен холодной войны. Население России более чем вдвое меньше, чем в СССР. Она утратила значительную часть источников сырья и промышленности. У нее нет империи, которую можно было бы эксплуатировать. Ее население стареет, страдает от алкоголизма и последствий этой зависимости; в России низкая рождаемость и низкая среднестатистическая продолжительность жизни. В экономическом отношении Россия во многом является крупным государством третьего мира, сильно зависимым от единственной статьи экспорта – энергоносителей. Для отвода глаз Колоссальный рост спроса на энергоносители в мире в начале XXI века, в значительной мере обусловленный стремительной индустриализацией Китая и Индии, создал у российской элиты иллюзию всесилия. Дополнительные доходы страны элита тратит на перевооружение, а также разворовывает. Мало что потрачено на повышение уровня жизни населения. Элита надеется и в дальнейшем извлекать прибыли за счет энергетического шантажа и реабсорбции стран-сателлитов, утраченных вместе с крахом коммунистической идеологии. Западу тут нечего бояться, если он сохранит единство и будет действовать с взвешенным благоразумием и терпением. Против российской клептократии работает само время. Цены на нефть уже начали снижаться. Их спад значительно ускорится и углубится, поскольку нынешний кризис мировой экономики влечет за собой сокращение спроса, особенно в ведущих экономиках Азии. Становятся доступны новые месторождения нефти и газа. Меры по замене газа аналогами, особенно в США и Европе, возымели свое действие. Мы снова начинаем строить атомные электростанции. В долгосрочной перспективе доза агрессивного адреналина, которую Россия получила от своих нефтегазовых ресурсов, полностью выветрится. Россия вернется к истинному статусу – статусу бедной, неэффективно управляемой страны с вооруженными силами, которые ей не по карману, крайне нуждающейся в иностранных инвестициях, которые она отпугнула своим грубым и агрессивным поведением. Уцелеют ли Путин и его коллеги-гангстеры после возвращения России с небес на землю? Вопрос открытый. Будем надеяться, что этого не произойдет. Но не будем слишком оптимистичны. С Медведя, хоть богатого, хоть бедного, никогда не стоит спускать глаз. Пол Джонсон, видный британский историк и писатель



полная версия страницы