Форум » Политика » TIME//"Государство раздувается, народ чахнет". » Ответить

TIME//"Государство раздувается, народ чахнет".

BNE: Путин и журнал Time: Взгляд из России Юрий Зарахович "Как ты можешь участвовать в подобной мерзости?" Первым, чтобы сказать такое, мне позвонил один друг в среду, незадолго до полуночи. В этот момент я как раз прекратил щелкать пультом, переключая каналы российского телевидения, где во всех выпусках новостей гордо сообщалось, что журнал Time назвал президента России Владимира Путина своим "Человеком года". "Это московский корреспондент самого верного Путину американского журнала?" – поинтересовался следующий звонивший. Друг из США написал мне по электронной почте: "Путин – Человек Года Time? Э-э-э... Но мы тебя все равно любим". Все эти старые друзья – в большинстве своем интеллектуалы и представители общественной элиты – меня поддразнивали. Но не только поддразнивали. "В каждой шутке есть доля истины", – мимоходом заметил один из них. Пока мы обсуждали положительную, хотя и крикливую первую реакцию российского телевидения на заявление журнала Time, я осознал, что Путин не был так уж далек от истины, когда в интервью для рубрики "Человек Года" сказал редакторам журнала, что российское телевидение, хотя оно и контролируется государством, свободно. Большинство комментаторов свободно восхваляли достижения Путина, вернувшего России место на карте мира, и столь же свободно редактировали версию событий на пути к этому в изложении Time – изымая из статьи журнала упоминание о подавлении демократических свобод. "Как, по-твоему, это сообщение подействует на рядовых людей? – спросил меня в тот вечер один из друзей. – Тех, кто никогда не зайдет на Time.com или не прочтет бумажную версию журнала?" Он считал, что они так и останутся "с промытыми мозгами", что им накрепко внушили, будто журнал Time поддержал и продвинул Путина и его политику. Затем мне позвонили с последней московской либеральной радиостанции "Эхо Москвы" – это нечто типа Гайд-парка в эфире для ограниченного числа интеллектуалов, небольшая арена, на которой они могут открыто ораторствовать, по функциям довольно похожая на "Литературную газету" старых советских времен. Я дал как можно более лаконичные пояснения: это ни в коей мере не выражение поддержки или почесть. "Людьми Года" были Гитлер и Сталин, так как они оставили неизгладимый след в событиях соответствующих лет, которые, в свою очередь, повлияли на историю. Журналисты Time подобны следователям, которые изучают, собирают и предъявляют факты по порученному им делу настолько дотошно и добросовестно, насколько это вообще возможно, позволяя нашей аудитории принимать решения и выносить независимые вердикты по вопросу о том, улучшило или ухудшило ситуацию влияние данного человека. В случае Путина, сказал я интервьюеру с радио, ключевым толчком к его выбору "Человеком Года" послужило то, что он воскресил Россию, вновь вернув ей ее неотъемлемую роль в международной политике и глобальной экономике. Но Путин добился этого путем подавления свобод, пусть даже хрупких и несовершенных, которыми россияне пользовались в 1980-1990-е годы. Большинство населения России поддержало Путина в его политике выменивания свобод и демократии на стабильность и порядок – или, в глазах таких критически настроенных лиц, как я – на иллюзию стабильности и порядка. Простые россияне полагают, что воздействие Путина изменило ситуацию к лучшему. Я сказал "Эху Москвы", что я лично полагаю, что его воздействие изменило ситуацию к худшему. Кто прав, покажет только время (и одноименный журнал, то есть Time). Они поблагодарили меня и отключились. Услышав мое мнение в эфире, другие друзья позвонили мне, чтобы выразить одобрение. Поскольку я почти 20 лет являюсь единственным российским гражданином среди элитного корпуса корреспондентов журнала Time, у моего положения есть одна особенность: мое видение происходящего в России достаточно часто не совпадает с мнением моих друзей и коллег по журналу. Я не хочу сказать, что я всегда оказываюсь прав... И все же я уверен, что не ошибаюсь относительно следующего: формальное появление Путина в качестве единственного жизнеспособного национального лидера и его молчаливое согласие на эту роль знаменуют для России "точку невозврата" в процессе скатывания к новому авторитаризму, форму и характер которого пока нельзя четко сформулировать. Я уверен, что период правления Путина – который, как я предрекаю, будет долгим – вновь поставит страну в положение, описанное великим русским историком Василием Ключевским почти век тому назад: "Государство раздувалось, народ чахнул". Я также не согласен с мнением, выражаемым некоторыми моими американскими коллегами, что этот режим опасен только для России: экспорт коррупции, объединенной с государственными механизмами, ничем не лучше, чем экспорт революции. Именно поэтому я считаю, что решение избрать Путина "Человеком Года" было верным – так как в нынешнем году ни один человек не оказал на историю – настоящий момент и грядущее – более глубокого или рокового влияния. Когда сегодня утром я вышел за ворота своей дачи, мой друг Володя возился со своей машиной. Я спросил, как он воспринял освещение российскими электронными СМИ вести о том, что журнал выбрал Путина. "А что там такое? – спросил он, чиня что-то в моторе. – Я вчера весь день был занят – сначала работал, потом забирал ребенка из садика, потом выполнял поручения жены". Я сказал ему, что журнал Time остановил свой выбор на российском президенте как на человеке, который оказал самое глубокое влияние на события нынешнего года. "Ну, не знаю, – сказал Володя. – Я просто зарабатываю на жизнь. И вообще, кому это важно?"

Ответов - 8

BNE: Плата за страх Портрет Владимира Путина на обложке журнала Time – достойный подарок к окончанию президентских полномочий и началу премьерских. Никакие напоминания о том, что эта обложка – отнюдь не вишня в шоколаде, что Time присваивал почетное звание многим отнюдь не самым замечательным персонажам мировой истории, среди которых были и создатель Третьего рейха, и основатель Исламской Республики Иран, уже не помогают. Для Владимира Путина обложка Time стала примерно тем же, что Нобелевская премия для Михаила Горбачева, – за неимением Нобелевской премии. К тому же и многообразные эксперты – и российские, и "валдайские" - уверяют, что решение объявить Путина "человеком года" связано с тем, что он "изменил Россию к лучшему". Реклама : Но в самом журнале написано не про это. А про то, что Путин, пожертвовав многими привычными для западной цивилизации ценностями, заставил мир вновь считаться с Россией. И вот это самое интересное. Потому что позволяет провести предварительный анализ итогов президентства Владимира Путина именно с точки зрения того, как считаются с Россией в современном мире. Может быть, возражения России привели к тому, что НАТО отказалось от расширения и не включило в свой состав страны Балтии? Или, может быть, альянс не готов принять в свои ряды Украину? Очевидно, что если бы Киев выступил бы с подобной инициативой, вступление состоялось бы – Владимиру Путину просто повезло, что не ему выступать с осуждающими заявлениями по этому поводу. Может быть, президенту России удалось, используя вес страны, привести ее в ВТО? Но теперь ясно, что в эпоху Путина это вступление уже не состоится. Может быть, возражения России привели к тому, что Соединенные Штаты отказались от развертывания системы ПРО в Центральной Европе? Но об этом и речи нет - судьба американского проекта зависит исключительно от позиции стран, на территории которой собираются разместить элементы системы. А правительства этих стран оглядываются не на Россию, а на собственного избирателя. Может быть, посреднические усилия России по достижению взаимопонимания с победившим на выборах в Палестинской автономии движением ХАМАС заставили боевиков согласиться с фактом существования Израиля и удержали их от захвата сектора Газы? Может быть, предложения России по доставке ядерного топлива в Бушер и его переработке на собственной территории заставили Иран отказаться от собственной ядерной программы? Может быть, это России удалось добиться от Ким Чен Ира прекращения ядерной программы КНДР? Может быть, возмущенный голос из Москвы заставил эстонский парламент отказаться от переноса "Бронзового солдата" из центра Таллина на военное кладбище? Может быть, приезд Владимира Путина в Киев и массированная кампания по поддержке кандидатуры Виктора Януковича на президентских выборах на Украине обеспечили победу Виктору Федоровичу? Возможно, в Грузии остались российские военные базы? Может быть, Туркменистан воздержался от повышения цен на газ? Возможно, Казахстан не стал увеличивать арендную плату за Байконур? Может быть, Азербайджан отказался от проектов альтернативных энергопроводов? Возможно, рассчитывающий на российскую поддержку Иран отказал Грузии в поставках энергоносителей, когда эти поставки прекратила сама Россия? А может быть, просто я чего-то не знаю? Но тогда журнал Time был бы обязан объяснить мне, про что кино. Впрочем, я и сам знаю про что – про страх. Россию вновь пытаются бояться, но не так, как Советский Союз. Как сказал мне когда-то один опытный советский и российский дипломат, начинавший работать при Громыко и завершавший при Лаврове: "Когда я был послом Советского Союза, я доказывал, что нас не нужно бояться, что мы никому не угрожаем, – и ощущал страх в глазах партнера. Теперь, когда я стал послом России, я доказываю, что нас нужно бояться, – а в глазах собеседника вижу лишь насмешку". Это доказательство, не меняющее мир, но позволяющее выстроить виртуальный образ новой российской внешней политики, и стало смыслом деятельности Владимира Путина на мировой арене. И оно удобно не только российскому президенту, но и целой армии потерявших было работу и высокие гонорары западных экспертов, культивирующих образ великой страшной державы в глазах заказчиков. Эти эксперты по праву могут разделить с президентом России честь оказаться на обложке американского журнала. Виталий Портников 20.12.2007 17:10

BNE: Спрашивается: кому верить? Слухам или официальным речам? Разговорам о коварном Собянине, который к тому же собирается возглавить предвыборный штаб преемника, или твердым обещаниям президента? Ответ очевиден: никому. Если же верить личным наблюдениям и жизненному опыту, то абсурдны обе версии. Обе противоречат здравому смыслу. Обе остро конфликтуют с отечественной традицией. Вот никогда не бывало у нас так, чтобы глава государства (он же грозный царь, кровавый палач, волюнтарист-кукурузник, бровастный маразматик, минеральный секретарь, национальный лидер) покидал трон и занимал место рядом с троном. Также не зафиксировано случаев переноса трона из Кремля в какой-нибудь Белый дом. Поэтому основной вопрос, волнующий ныне экспертное сообщество, т.е. чей портрет будет висеть в кабинете Путина, не представляется актуальным. Если же в него углубляться, то легко свихнуться и узреть в скором грядущем портрет Путина в кабинете Медведева, портрет Медведева в кабинете Путина и оба портрета на стенах у столичного и провинциального начальства. Строго на равном, до миллиметра выверенном расстоянии от руководящего кресла. Бывало иначе. Например, проблема наследника решалась посредством удара табакеркой в висок. Случалось, первый человек в государстве и даже земляк покойного вождя удостаивался пули в тюремном подвале. Напротив, сам вождь на последнем своем пленуме устраивал смертельную проверку соратникам, заявляя, что по старости просит освободить его от должности Генерального секретаря. И тогдашний его полуофициальный преемник бился в истерике за спиной вождя, знаками умоляя присутствующих немедленно отклонить просьбу лукавого старца. Присутствующих долго уговаривать не пришлось: они уже бились в истерике, заклиная вождя остаться. Что еще подсказывает опыт? Скажем, опыт последних семи лет, которые по справедливости названы путинскими. Хорошо обученный своей первой и главной профессии, этот человек все проблемы решает методом спецоперации. Метод предполагает простоту и тайну. Поэтому двоевластие в стране и неразбериха с портретами здесь вряд ли возможны, как и честный разговор с избирателями о собственной судьбе. Зато маневров обманных и ложных финтов, сбивающих с толку мировую общественность и российский социум, может быть в избытке. При этом неважно, уйдет он или не уйдет. А вероятнее всего, что он еще ничего не решил. В силу профессии, которая основана на естественном недоверии к любому человеку. В силу характера, подсказавшего выбор профессии. В силу обстоятельств, которые складываются для него не слишком благополучно, хотя он сам их себе создал: в авторитарном государстве, в отличие от демократического, уход вождя из политики всегда связан с риском расплаты по счетам. Все-таки и Ельцин, и Горбачев оставляли трон в демократической стране, чего не скажешь, к примеру, о Пиночете или Милошевиче, хоть они в итоге и проиграли на выборах. Разные люди, разные судьбы, разные выборы. И речь тут не столько о гаагском суде, сколько о соратниках, цену которым уходящий президент знает. Почему и выбрал себе в преемники самого незлобивого и верного, но и самого слабого из них. За которым теперь внимательно наблюдают все: сам Путин, глава его администрации, явные друзья и тайные враги. Если это так, то происходящее становится более понятным. Путин колеблется, не зная, уходить или не уходить. Телодвижения президента повторяет глава его администрации. И пока спецпропагандисты, спецдуховенство и специнтеллигенция, объятые высокой духовной радостью, благословляют на царство Дмитрия Медведева, Собянин устраивает ему проверку. А как насчет "усиления полномочий" премьера Путина? А что скажете по поводу "возможности восстановления фактически отмененного механизма отрешения от должности президента"? А как вам вот это: "сохранение в руках главы правительства контроля над силовыми ведомствами"? Не жмет? Однако Дмитрий Анатольевич тоже не вчера родился и правилам номенклатурной игры обучен не хуже прочих. Он отмалчивается. Он ни с кем не спорит. Он очень занят: подготовкой и подачей документов в ЦИК, мыслями о президентской кампании, службой в правительстве, национальными проектами, в особенности проблемой рождаемости, вообще уйма работы! Он добродушен, он озабочен, он погружен в государственные дела, он сегодня согласен на все. А завтра... Но про это завтра он знает еще меньше верного друга Володи, который сейчас решает за них обоих: кому быть президентом и чей портрет руководящим россиянам вешать на стену ближайшей весной. Чехарда с портретами кончится тогда сама собой и очень быстро. В полном соответствии с отечественными традициями, которые сегодня страшат и обнадеживают самых разных людей. Кого страшат, а кого и обнадеживают. Страхи эти рациональны, а надежды кажутся совершенным безумием, как всякая мысль о достойной жизни в родной стране.

BNE: Задом к Западу 2007 год был весьма бурным и насыщенным политическими событиями. Доминантой в его политической динамике стала подготовка к передаче власти, выразившаяся как в продолжившемся переформатировании административной системы, так и в завершившейся расчистке политического ландшафта. Подводить итоги года можно только как промежуточные, поскольку декорации уже построены, а действие, хоть и началось, пока далеко не закончилось. Итак, каким был 2007 год в истории России? Это был год выборов в Госдуму (впервые признанных ОБСЕ не только несправедливыми, но и нечестными), перехода на новую избирательную систему и маргинализации, выдавливания демократических политических партий. Это был год образования младшей партии власти в лице "Справедливой России", ее расцвета, упадка и возрождения из пепла. Это был год смены премьера и обновления кабинета - впрочем, не радикального, а скорее косметического. Это был год соревнования преемников - оно проходило с переменным успехом, а победителем стал более слабый Дмитрий Медведев. Это был год, когда система назначения губернаторов обрела свой окончательный вид - с заменой прежних политиков на чиновников, часто из-за пределов региона. Это был год гонений на мэров со стороны как региональных администраций, так и центральной власти, включая многочисленные аресты - в Архангельске, Владивостоке, Волгограде, Ставрополе, Томске и других годах - и тюремные сроки. Это был год публичного сведения счетов между кланами силовиков - с ожесточенной войной компроматов и арестами. Это был год выведения из-под контроля правительства предприятий во всех важных секторах, "бархатной реприватизации" и создания госкорпораций, расстановки Владимиром Путиным повсюду преданных лично ему людей: Виктор Зубков - правительство; Владимир Чуров - ЦИК; Александр Бастрыкин - Следственный комитет... Это, наконец, был год принятия правительством многочисленных обязательств на перспективу и создания заделов на будущее: Сочи-2014; Владивосток-АТЭС-2012, трехлетний бюджет, энергетическая, транспортная и прочие стратегии и др. "Евразийская" сущность России в прошедшем году выразилась в многочисленных конфликтах между "европейским" и "азиатским" векторами. Из двух голов российского орла та, что смотрит в Азию, определенно заклевала ту, что смотрит в Европу. Тому есть много подтверждений. Это и скандал с ОБСЕ, которую мы вместе с четырьмя центральноазиатскими республиками (без Туркмении) и примкнувшими Белоруссией и Арменией хотим реформировать, особенно в том, что касается не устраивающего нас мониторинга выборов. Пока же мы просто объявили об урезании своего взноса ОБСЕ. Это, конечно, и сами наши выборы. На последних думских выборах, прошедших без "крючкотворов" из Бюро по демократическим инициативам и правам человека ОБСЕ, все прошло примерно так же, как незадолго до этого в Казахстане, а некоторые считают, что даже лучше - демократичнее. Если там в парламент прошла единственная партия, возглавляемая президентом, то у нас сразу четыре, из которых только две горой стоят за президента, а две другие представляют "системную оппозицию". Большинство из прошлых рекомендаций ОБСЕ - об уменьшении административного вмешательства в выборы; об укреплении политических партий и создания им равных условий; о снижении барьеров и усилении общественного контроля за выборами - были выполнены с точностью "до наоборот". А советская модель голосования с поголовным участием и полным единомыслием, характерная раньше лишь для некоторых национальных республик, широко тиражируется сейчас по всем регионам, включая и многочисленные избирательные участки в Москве. Новым на этих выборах были не столько масштабы фальсификаций, сколько их откровенность и даже демонстративность, позиция власти по принципу "нехай клевещут" и "полюбите нас черненькими". Своего рода символом выборов 2007 года может служить Ингушетия, руководство которой рапортовало о 99% голосов за "Единую Россию" при более чем 98-процентном участии. По оценкам же наблюдателей, в выборах приняло участие от 10 до 25% граждан. В ходе акции "Я не голосовал!" уже собраны десятки тысяч подписей людей - до трети всех избирателей республики, - подтверждающих, что они на выборы не ходили. Власти называют это провокацией, а президент Мурат Зязиков по итогам избирательной кампании наряду с другими северокавказскими лидерами оказался включен в Высший совет "Единой России". Это и проблемы с Европейским судом по правам человека, в который с недавних пор нарастающим потоком идут дела из России, решаемые опять же в пользу граждан, а не власти. Здесь мы хотим разгрузить Страсбург и перестать выносить сор из избы, создав для этого специальную новую судебную инстанцию. Соответствующий законопроект уже подготовлен. Кстати, и правами человека, как и честными выборами, теперь у нас будут заниматься не абы кто, а облеченные доверием властей лица и структуры. Объявлено, в частности, что на смену старым, якобы скомпрометировавшим себя в глазах общества правозащитникам идут новые, хорошие - государственники из ассоциации "Человек и закон". Всем этим очевидным тенденциям "деевропеизации" и деинституционализации часто противопоставляется "европейский выбор" политических и бизнес-элит, которые обзаводятся на Западе собственностью, учат там детей и держат деньги в банках. Но этот выбор мало чем отличается от того, как выбирают, скажем, Лондон арабские нефтяные шейхи, и может абсолютно не влиять на вектор политического развития. 2007-й стал и годом символического конца "эпохи Ельцина" с уходом из жизни первого российского президента и сходом с политической сцены целого ряда появившихся при нем политиков: Александра Вешнякова, Сергея Глазьева, Бориса Немцова, Дмитрия Рогозина, Владимира Рыжкова, Григория Явлинского, Анатолия Лисицына, Михаила Прусака, Константина Титова и других. Многие из них еще достаточно молоды и могут в будущем снова вернуться в политику. Очевидно, впрочем, что не в настоящую эпоху, когда публичной политики почти не осталось. Имиджу всех оставшихся на сцене политиков - от кандидатов в преемники и лидеров кремлевских политических партий до оставленных "оппозиционеров" - нанесен серьезный ущерб. Из новых, раскрутившихся в 2007 году политических имен можно назвать, пожалуй, только Гарри Каспарова. Официальный взгляд на эпоху Ельцина как на "лихие 90-е" окончательно оформился во время думской избирательной кампании и уже получил отражение в школьном учебнике истории. В 2007-м, формально последнем году президентства Путина, путинская персонализированная система "сверхуправляемой демократии" приобрела свой законченный вид и теперь должна будет пройти испытание на прочность при смене президента. 29.12.2007 13:14 Николай Петров

BNE: Заморский цветок на русской почве Оказывается, парламент России нового созыва заседает уже чуть ли не неделю. Между тем найти какие бы то ни было сообщения о текущей работе Думы в средствах массовой информации затруднительно. Будто нет в стране такого органа власти, будто там вымерли все! Ничуть не бывало. Из сообщений самой ГД явствует, что жизнь в Охотном ряду бьет ключом. Вот, к примеру, на дневном заседании 15 января депутаты рассмотрели три законопроета: о внесении изменений в закон "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ", о внесении изменений в закон "О правовом положении иностранных граждан в РФ" и о внесении изменений в Кодекс РФ об административных правонарушениях (поправки предусматривали усиление ответственности за продажу алкоголя и табака несовершеннолетним). Все три законопроекта отклонены. И немудрено: за первый проголосовало 110 человек, за второй - 26, за третий - 89. У "Единой России", как известно, 315 мандатов, поэтому ей абсолютно безразлично мнение трех других фракций, имеющих в сумме 128 голосов. Принят будет только тот законопроект, который нравится ЕР. Дебаты бессмысленны, хотя приличия ради по одному человеку от фракции по первому проекту все же выступили. По второму вопросу повестки дня нашлось что сказать лишь у вождя ЛДПР. На российском парламентаризме можно ставить крест. Быстро же натешились заморской игрушкой! Родина парламента нынче значится в списке злейших врагов России. Но было время, когда о заморском учреждении русские люди писали с уважением и доброжелательным интересом. В 1645 году в туманный Альбион прибыл гонец царя Алексея Михайловича Герасим Дохтуров, принятый в Лондоне с большим почетом. О поездке был составлен отчет под названием "Роспись городу Лундану и всей Аглинской земли". Самый торжественный эпизод пребывания посольства на Британских островах - это как раз посещение парламента. "И как приехали к Восминстеру и вышли из кочей (то есть из экипажей. - В.А.), и повели нас вверх по лесницам высоко, а по лесницам на обе стороны стоят служилые люди с оружьем, - рассказывает автор "Росписи". - И привели нас в полату, и та наряжена добре хорошо, стены обиты коврами дорогими, а серед полаты - королевское место, а у королевского места ковры высажены жемчугом и камением драгим". То была Палата лордов, где "седят большие бояра" и где Дохтуров проявил государственную гордость: "...оне стали подавать грамоту, и Герасим грамоты не принял и стал говорить: у нас де тово не ведется, что седя грамоты подавать". Грамоту на государево имя следовало вручать стоя. Англичане это требование исполнили, а потом проводили делегацию в Палату общин, где сидели бояре помельче, "и оне все 600 стали и шляпы сняли". Видимо, Герасиму парламент представлялся чем-то вроде боярской думы. На его функциях составитель отчета не останавливается, однако чувствуется, что ему нравится церемониальная сторона. Николай Карамзин, побывавший в Лондоне в 1790 году, подробно описал в своих "Письмах русского путешественника" не только работу парламента, но и выборы, а также поделился собственными умозаключениями о парламентаризме - довольно-таки смелыми по тем временам. "Англичанин торжествует в парламенте и на бирже, немец - в ученом кабинете, француз - в театре", - пишет Карамзин, тем самым давая понять читателю, что любовь к публичным дебатам - что-то вроде национальной британской черты. Склонность эту он объясняет довольно курьезно - молчаливостью англичан: "Кажется, будто здесь люди или со сна не разгулялись, или чрезмерно устали от деятельности и спешат отдыхать... Мудрено ли, что англичане славятся глубокомыслием в философии? Они имеют время думать. Мудрено ли, что ораторы их в парламенте, заговорив, не умеют кончить? Им наскучило молчать дома и в публике". Тем не менее он считает законодателей людьми дельными. Описывая лондонских франтов, Карамзин прибавляет: "Не думаю, чтобы из тысячи подобных людей вышел один хороший член парламента. Борк, Фокс, Шеридан, Питт в молодости своей, верно, не бегали по улицам разинями". И вот резюме наблюдений за парламентом: "Англичане просвещены, знают наизусть свои истинные выгоды, и если бы какой-нибудь Питт вздумал явно действовать против общей пользы, то он непременно бы лишился большинства голосов в парламенте, как волшебник своего талисмана. Итак, не конституция, а просвещение англичан есть истинный их палладиум. Всякие гражданские учреждения должны быть соображены с характером народа; что хорошо в Англии, то будет дурно в иной земле... Впрочем, всякое правление, которого душа есть справедливость, благотворно и совершенно". В эпоху, когда это писалось, за океаном отцы-основатели США обсуждали во всех подробностях устройство нового государства. Одной из опасностей демократической формы правления они считали как раз то, что так явно проявляет себя в нынешней Думе - диктат большинства. Именно с целью противодействия этому диктату был учрежден двухпалатный Конгресс. Джон Мэдисон обосновывал необходимость верхней палаты, в частности, так: "Сенат необходим и потому, что однопалатные собрания, как это видно из множества примеров, имеют склонность к внезапным и неистовым порывам и легко поддаются на уговоры вождей политических группировок в принятии несдержанных и зловредных резолюций". Алексис де Токвиль придумал термин "тирания большинства" и посвятил способам борьбы с ней отдельную главу своей "Демократии в Америке". Наиболее подробно эту тему разработал Джон Стюарт Милль в статье 1859 года "О свободе". "Власть народа", пишет Милль, не менее отвратительна и деспотична, чем власть тирана, если она навязывает индивиду свои идеи и нормы поведения. При таком народовластии "ускользнуть от наказаний труднее, они проникают в детали жизни гораздо глубже и порабощают саму душу". Между тем отнбдь не очевидно, что мнение большинства правильно, а меньшинства - ошибочно. "Если бы все человечество минус единица было одного мнения и только один против, то подавлять мнение этого одного ничуть не справедливее, чем ему подавлять мнение человечества", - утверждает Милль. И приводит до смешного простой аргумент в защиту своей позиции: "Особое зло подавления мнений в том, что обездоливается все человечество, и те, кто против данной мысли, еще больше, чем ее сторонники. Если мысль верна, они лишены возможности заменить ложь истиной; если неверна, теряют (что не менее нужно) ясный облик и живое впечатление истины, оттененной ложью". А самое главное - это то, что истина лежит порой посередине, между двумя крайностями. И вот рассуждение, будто специально написанное о сегодняшней России: "В наш век, лишенный веры и запуганный скептицизмом, люди уверены не столько в истинности своих убеждений, сколько в невозможности обойтись без них. Они требуют защитить устоявшиеся взгляды от критики не ради их истинности, а ради их важности для общества". Демократия придумана отнюдь не ради большинства. Цель демократии - обеспечить защиту интересов меньшинства и каждой отдельной личности. Какие же механизмы существуют в американском Конгрессе для противодействия тирании большинства? О самом эффективном я не раз писал - это филибастер, тактика обструкции. Она состоит в умышленном затягивании решения вопроса посредством пространных выступлений, внесения бесчисленных поправок, замечаний по процедуре и так далее. Фракция меньшинства просто не дает председательствующему поставить вопрос на голосование. В Палате представителей продолжительность дебатов ограничена. Член Сената может говорить о чем угодно и сколь угодно долго. Нет ограничений и продолжительности пленарного заседания - оно может продолжаться и сутки, и трое. Сенаторов, самовольно покинувших зал, пристав палаты может вернуть на место принудительно. Для того чтобы подвести черту под прениями, необходимо квалифицированное большинство - 60 голосов из ста. Собрать их трудно, но после принятия такого решения дебаты могут продолжаться еще 30 часов. В знаменитом фильме Фрэнка Капры "Мистер Смит едет в Вашингтон"(1939) главный герой, молодой, неопытный сенатор, дабы воспрепятствовать принятию законопроекта, предпринимает филибастер в одиночку и в итоге теряет сознание от усталости. Совсем недавно, будучи фракцией большинства, республиканцы пытались изменить регламент Сената, с тем чтобы исключить возможность филибастера. Но на его защиту поднялись эксперты по конституционному праву. Один из них, профессор юридического колледжа Вильгельма и Марии в Пенсильвании Майкл Герхардт, напомнил мне в интервью события 1881 года: "Сразу после того как Джеймс Гарфилд вступил в должность президента, республиканцы в администрации попытались заполнить вакансии в федеральных ведомствах. Все эти кандидатуры были заблокированы с помощью филибастера. Он продолжался семь недель. В конце седьмой недели кандидатуры были отозваны, но это была еще не развязка. Поскольку избиратели были возмущены филибастером, появилось предложение изменить регламент Сената. Но это предложение также подверглось филибастеру, после чего вопрос был снят с повестки дня. Такова наша история. Мы не можем игнорировать ее, если хотим извлечь из нее хоть какой-то смысл". Другой знаток парламентской процедуры, сотрудник Американского института предпринимательства Норман Орнстейн, тоже против изменений в регламенте верхней палаты: "Почему это плохо? Потому что сама сущность Сената заключена в его структуре, стремлении избежать диктата большинства с помощью тех или иных отдушин, которыми располагает меньшинство. Измените систему - и вы получите возможность тирании большинства. Всегда найдутся президент и лидер Конгресса, одержимые какой-то целью, а значит, искушение нарушить регламент будет всегда". Самое интересное, что, оказавшись в меньшинстве, республиканцы сами теперь то и дело угрожают филибастером. Владимир Абаринов 15.01.2008 12:00

BNE: Новая Россия во многом схожа со старой Рейбен Ф. Джонсон Два человека, занимающие высокие посты в иерархии "Единой России", отстранены в связи с "возможными" финансовыми злоупотреблениями, касающимися президентской кампании Медведева За вычетом почти символического права участвовать в политической жизни, предоставленного нескольким крохотным оппозиционным организациям, прокремлевская партия "Единая Россия" приобрела монополию на сферу политики в России, весьма похожую на ту монополию, которой пользовалась былая Коммунистическая партия Советского Союза. По широко распространенному мнению, президент России Владимир Путин займет в этой партии какую-нибудь высокую должность – хотя бы и генерального секретаря – сразу после того, как в марте состоятся президентские выборы и лично отобранный им преемник, первый вице-премьер Дмитрий Медведев вступит в должность президента. Ожидается, что Медведев в отсутствие других кандидатов, которые бы внушали к себе доверие, одержит легкую победу. Он уже попросил Путина стать в его правительстве премьер-министром, что фактически оставляет власть в руках тех же лиц, которые руководят страной в данный момент. Как гласит старая пословица, "абсолютная власть развращает абсолютно", но когда события развиваются по такому сценарию в новой России – стране, где гипотетически правит "диктатура закона" – свой кусок пирога пытаются получить все. 14 января было сообщено, что два человека, занимающие высокие посты в иерархии "Единой России", отстранены в связи с "возможными" финансовыми злоупотреблениями, касающимися президентской кампании Медведева. Сергея Жильцова и Владимира Баринова, членов исполнительного комитета этой партии, подозревают в "финансовых махинациях" за то, что они направляли просьбы о финансировании избирательной кампании в неправительственные организации, дружественные первому вице-премьеру. Обычно просьба о финансировании кампании не квалифицируется как преступление, но беда с этими письмами состояла в том, что они были отосланы еще до официальной регистрации Медведева в качестве кандидата. Если вы просите деньги для человека, который пока даже не объявил о выставлении своей кандидатуры, то юридический статус собранных средств будет каким-то сомнительным: например, эти суммы можно взять и потратить по усмотрению сборщиков. В кабинете Жильцова в офисе "Единой России" в понедельник не брали трубку. С тех пор, по словам главы исполнительного комитета этой партии Андрея Воробьева, приведенным московской газетой "Ведомости", "Единая Россия" пересмотрела свои правила приема новых членов. Отныне в список требований включено участие в деятельности партии – в форме пожертвований или членства в профессиональном союзе; также со вступающими будет проводиться собеседование. Однако закрадывается вопрос, почему человек с таким крупным личным состоянием, как Медведев, не может последовать примеру Митта Ромни и раскошелиться на финансирование своей кампании из собственного кармана. Потребность Медведева в каких-либо крупных издержках на кампанию тоже озадачивает. Ни один из прочих кандидатов, участвующих в предвыборной гонке, не будет широко освещаться СМИ, которые контролируются Кремлем, а значит, у Медведева, казалось бы, нет причин вообще покупать рекламное время. Другое московское издание – "Независимая газета" – на следующий день после скандала с единороссами сообщило, что российские центральные телеканалы уже отдают Медведеву "полное предпочтение", а других кандидатов в президенты оттеснили на задний план. По подсчетам газеты, за две недели по 13 января Медведев 344 раза упоминался на основных каналах. Второе место занял лидер националистической ЛДПР Владимир Жириновский (96 упоминаний). (Жириновский серьезным кандидатом не считается, а его партия почти всегда поддерживает действия Кремля, так что на "оппозиционного" кандидата он по-настоящему не тянет. Потому-то его упоминают довольно часто по сравнению с другими соперниками Медведева). За тот же период Медведева в СМИ показывали 12 часов. Лидер компартии Геннадий Зюганов, в 1996 году на выборах едва не одержавший верх над тогдашним президентом Борисом Ельциным, получил всего 2 часа. Бывшего премьер-министра Михаила Касьянова, который считается единственным в своем роде серьезным кандидатом от оппозиции, можно было слышать на государственном телевидении всего два раза за две недели, меж тем как Медведев появлялся 172 раза. Другие кандидаты, желавшие баллотироваться на мартовских выборах 2008 года, за истекший период сошли с дистанции. Так, бывший первый вице-премьер Борис Немцов сослался на то, что участие в столь откровенно-недемократических выборах, исход которых предрешен, лишь придает этой процедуре незаслуженную легитимность. Немцов поощрял и Касьянова снять свою кандидатуру, но в прошлый четверг бывший премьер представил в Центральную избирательную комиссию ящики с 2 млн подписей, необходимыми для его регистрации кандидатом в президенты. Касьянов поклялся приложить все силы, чтобы не выбыть из гонки. "Люди, разделяющие мое отношение, убеждают меня идти до конца. Это огромная ответственность, и теперь я не могу отказаться от своего решения. Итак, я не сниму свою кандидатуру", – сказал он в интервью российскому агентству "Интерфакс". Вот еще один пример, свидетельствующий, что Россия вернулась вспять в свое советское прошлое: хотя теоретически регистрация кандидата в президенты все еще возможна, она обставлена почти непреодолимыми препонами. Чтобы собрать необходимые подписи под петициями, кандидат должен заранее иметь широчайшую инфраструктуру, раскинувшуюся по всей стране. На сбор подписей кандидатам дается всего месяц (в среднем нужно собирать почти 70 тыс. подписей в день), причем из одного отдельно взятого региона страны (всего регионов 85) не могут поступить более 50 тыс. подписей. Неудивительно, что американская неправительственная организация Freedom House, занимающаяся мониторингом состояния демократии, на прошлой неделе заявила, что в 2007 году положение со свободой и демократическими практиками в России "еще более ухудшилось". Если верить статистическому рейтингу этой организации, граждане России теперь пользуются тем же уровнем свободы, что и жители Анголы, Египта и Таджикистана. Freedom House распределяет страны по трем категориям: свободные, частично свободные и несвободные. Россия уже несколько лет остается в графе "несвободные", но Freedom House заявляет, что ситуация стала еще хуже – типичным примером этого являются злоупотребления на выборах в Госдуму в конце прошлого года. "Нельзя игнорировать тот факт, что альтернативные голоса натыкаются на почти сплошной заслон и не могут пробиться в средства массовой информации, – сказал Кристофер Уолкер из Freedom House в недавнем интервью Moscow Times. – Если им это и удается, то часто в пристрастной форме – их изображают в черном свете". В докладе Freedom House Россия отнесена к группе нескольких "диктатур, богатых энергоносителями" (к тому же клубу, членами которого являются Иран и Венесуэла), которые пользуются своими нефтяными богатствами, "чтобы оказывать негативное влияние на своих менее крупных соседей". Неудивительно, что Москва ответила на это очередным залпом, позаимствованным из советского прошлого. В 1999 году покойный сенатор Дэниэл Мойнихен сказал в интервью корреспонденту New Yorker Джеффри Тубину: "Ханна Арендт попала в точку. Я имею в виду ее слова, что одним из главных преимуществ тоталитарных элит 20-30-х годов была их способность превратить любую констатацию факта в вопрос о мотивах". Это отлично описывает реакцию одного из ведущих российских политологов Сергея Маркова, который теперь также является депутатом Госдумы нового созыва и одним из немногих избранных обозревателей, которых Кремль благословил на отстаивание партийной линии среди западных журналистов. "Вы можете слушать все, что они говорят, но только пока дело не касается России, – сказал Марков в интервью Times. – Там много русофобов". Теперь история вернулась в ту же точку. Дни, когда иностранных туристов в России будут бомбардировать пропагандой типа старых памфлетов времен холодной войны под названиями "Кому выгодно распространение лжи о Советском Союзе", наверняка не за горами. Тем временем фарс под видом президентской гонки и все усиливающаяся возня тех, кто хочет запустить руки в кассу, продолжаются. Вопрос в том, что случится, когда толпа, находящаяся у власти в Москве, больше не сможет полагаться на такой костыль своей популярности, как 100-долларовая цена за баррель нефти. Рейбен Ф. Джонсон – постоянный автор The Daily Standard и The WorldWide Standard

BNE: Путинская Россия стремится вновь обрести истинное величие Антуан Боссар В исследовании, посвященном российской внешней политике, проводится параллель между экономическим ростом и возвращением на международную арену В то время, когда россияне только что выбрали нового президента, авторы научного исследования, проведенного под руководством Анн де Тенги (CERI-Sciences-Po), пытаются обрисовать контуры российской внешней политики во всей ее многогранности. Путинская эпоха на рубеже тысячелетия стала переходной. Эпохой восстановления порядка и крупномасштабного экономического развития: в России снова наблюдается экономический рост (среднегодовой показатель после 1999 года – 6%), вызванный резким ростом цен на нефть. Параллельно складывается новая позиция страны на международной арене: на фоне Америки, ослабленной своими авантюрами в Ираке и Афганистане, и Европы, сосредоточенной на себе, Россия стремится играть роль, соразмерную ее геополитическому влиянию. Она упрекает США в присвоении статуса единственной сверхдержавы и призывает к созданию многополярного мира, где она собирается занять соответствующее ее статусу место. Мощь, независимость, жажда величия идут рука об руку с собственным определением демократии, весьма далеким от принятого в Европе, к которой Россия себя, однако, причисляет. Исследование "Москва и мир" демонстрирует географию этого стремления. В первую очередь, в направлении США, с которыми – о чем, возможно, уже забыли – хозяин Кремля поддерживал отношения открытости (особенно после 11 сентября 2001 года), внушавшие надежду на установление стратегического партнерства: создание Совета Россия-НАТО, вступление в G7, новое соглашение о разоружении. Однако Анн де Тенги показывает, как вскоре эти надежды были обмануты, потому что в Вашингтоне обнаружили многочисленные слабые стороны России – в политическом, экономическом, военном и демографическом плане. С тех пор команда Путина живет под знаком ностальгии по Ассоциации по контролю над вооружениями. Так как Россия очень тяжело переживает евро-американское вмешательство в политику ближнего зарубежья, она усматривает в поддержке Западом "оранжевых" революций форму идеологического экспорта демократии, а следовательно – угрозу. Не говоря уже о создании баз американских ракет в Польше и Чехии. С этого момента Кремль, решив, что на него нападают, выбирает противостояние и высокомерный тон. Это выражается в позиции по Косово и ОБСЕ, в отказе от нескольких соглашений по разоружению. Но, отмечает автор, Россия, "похоже, не хочет вписать свой проект укрепления державы в конфликтную среду". Европа, ближнее зарубежье, бывшая империя, Азия, арабо-мусульманский мир – авторы рассматривают огромное пространство, где путинской России "удалось утвердить идею о том, что она – новая страна, с которой следует считаться на международной арене" и которая может быть противовесом в мире, охваченном глобализацией. Но доказала ли она уже свое величие? Де Тенги в этом сомневается. И тому есть несколько причин. Во-первых, Россия начала этого тысячелетия так и не "переварила" потерю своей бывшей империи. Стран, с которыми она все еще хотела бы поддерживать отношения хозяина и подчиненного, вместо того чтобы развивать сотрудничество. Ее отношение к атлантическому и европейскому миру ничуть не лучше. Видимо, она не может найти здесь свое место, несмотря на доступ ко многим ключевым организациям (в том числе G8). Она, очевидно, пытается "самоутвердиться за счет отрицания", не предлагая ничего взамен, ничего более конструктивного. Что касается "диалога цивилизаций", предлагаемого Россией своим азиатским и мусульманским партнерам, он постоянно дискредитируется ее внутренней политикой в Чечне и ростом среди населения ксенофобии по отношению к кавказцам. Демонстрируя то бессилие (в отношениях с Японией), то маргинальность (Северная Корея), политика России – прежде всего, в арабо-мусульманском мире – отличается своей двусмысленностью: это относится как к ее арабо-израильской политике, так и к отношениям с Ираном. Иными словами, возвращение России, заключает исследование, "сопровождается риторикой, о которой не всегда можно сказать, является ли она признаком силы и слабости, в сочетании с политикой краткосрочной перспективы в чрезвычайно выгодном для страны экономическом контексте". "Москва и мир: амбиция величия – иллюзия?" (Moscou et le monde, L'ambition de la grandeur: une illusion?), издательство CERI-Autrement

BNE: Россия создает отдельную группировку войск в Арктике Россия намерена создать отдельную группировку войск в Арктике, которая призвана обеспечить безопасность российской части Северного Ледовитого океана "в различных условиях военно-политической обстановки". Об этом пишет "Коммерсант". Согласно подготовленной Совбезом арктической стратегии, этот регион должен перейти в ведение ФСБ и уже к 2016 году превратиться в "ведущую стратегическую ресурсную базу". Дословно : Владимир Груздев депутат Госдумы Ведение боя в таких условиях — непростая вещь, там должны быть специальные подразделения. Создание арктических войск — это нормальное желание защищать свою территорию, никакой агрессии я тут не вижу. "Коммерсант", 27.03.2009 -------------------------------------------------------------------------------- О создании арктической стратегии России было объявлено еще в прошлом году. В начале этого года в МИД говорили, что документ готов и будет обнародован до конца января, однако его публикации так и не последовало. Он появился на сайте Совбеза лишь на этой неделе и сразу был помещен в архив старых доктрин и концепций. В документе говорится о необходимости "создать группировку войск (сил) общего назначения ВС, других войск, воинских формирований и органов в арктической зоне России, способных обеспечить военную безопасность в различных условиях военно-политической обстановки". Еще одним нововведением документа является "активно функционирующая система береговой охраны ФСБ в арктической зоне". Документ предусматривает, что российская часть Арктики должна находиться под более плотным контролем ФСБ. Стратегия призывает "оптимизировать систему комплексного контроля за обстановкой в Арктике, включая пограничный контроль в пунктах пропуска через госграницу России, введение режима пограничных зон в административно-территориальных образованиях арктической зоны России и организацию инструментального технического контроля за проливными зонами, устьями рек, лиманами на трассе Северного морского пути". Публикация арктической стратегии совпала с публичными спорами между Россией и Норвегией по поводу Арктики. Во время недавней встречи глав МИДов двух стран Сергея Лаврова и Йонаса Гара Стере российский министр выразил удивление тем, что "в водах Норвегии сейчас проводятся учения, посвященные сценарию обострения конфликта за доступ к ресурсам". "Надеюсь, что вооруженные и военно-морские силы всех прибрежных арктических государств будут обеспечивать стабильность, безопасность судоходства и никогда не будут вовлечены в то, что называют конфликтом за доступ к ресурсам",— резюмировал Лавров. Накануне МИД еще раз выразил озабоченность по поводу учений в Арктике. Представитель этого ведомства Андрей Нестеренко заявил, что активность НАТО в Арктике "может привести к размыванию нынешней конструктивной схемы взаимодействия между прибрежными государствами" и что проблемы Северного Ледовитого океана нужно решать "без привлечения внерегиональных игроков". В пресс-службе НАТО заявили, что учения Cold Response, проводимые на севере Норвегии, не являются мероприятием альянса, так как проходят не под натовским, а под норвежским командованием. В Брюсселе также отметили, что нынешние учения не первые в своем роде и являются продолжением аналогичных мероприятий, проходивших в 2006 и 2007 годах. "Никто в НАТО не рассматривает Россию ни как противника, ни как проблему. Единственное, что вызывает озабоченность, это изменение климатических условий. А если это произойдет, в Северном Ледовитом океане появятся новые транспортные пути, там будет больше кораблей, возрастет риск катастроф, и потребуются силы, которые смогут осуществлять спасательные операции",— заявили в штаб-квартире НАТО. Стратегия устанавливает также график работ по освоению Арктики. Уже к 2010 году должны быть собраны все материалы для "международно-правового оформления внешней границы арктической зоны Российской Федерации". Россия должна доказать, что подводные хребет Ломоносова и поднятие Менделеева являются продолжениями российского континентального шельфа и частью ее территории. Работа в этом направлении ведется с тех пор как в 2001 году Россия впервые подала соответствующую заявку в ООН. Однако, как заявил Владимир Соколов из НИИ Арктики и Антарктики, "динамики в этом вопросе пока нет, потому что пока ничего не делается — нет даже глубоководного многолучевого эхолота". Тем не менее, согласно обнародованной Совбезом стратегии, уже в 2016-2020 годах Арктика должна превратиться в "ведущую стратегическую ресурсную базу России". 27.03.2009 08:36

BNE: В.Путин: Вопросы освоения Арктики вызывают очень много шума В последние годы вопросы изучения и освоения Арктики провоцируют "очень много шума". На это посетовал глава российского правительства Владимир Путин, посетивший заседание Русского географического общества в Москве. Вспоминая об установке российского флага на Северном полюсе, глава правительства отметил, что это событие "вызвало совершенно необоснованную реакцию соседей". Никто, по его словам, не мешал установить свои флаги на той же точке и другим арктическим государствам. "Мы работаем на основе нормативов ООН и действующего морского права", - заверил российский премьер. В этой связи В.Путин призвал другие заинтересованные страны "не пугать друг друга несуществующими проблемами" и спокойно обсудить пути развития региона. В частности, он выразил надежду, что в "добрососедском духе" это удастся сделать в ходе конференции по вопросам развития Арктики, которая состоится в апреле. Российский флаг был установлен 2 августа 2007 года на дне Северного Ледовитого океана на глубине 4 тыс. 261 м. Таким образом, Россия объявила о своем праве на богатый месторождениями углеводородов шельф, который, по мнению Минприроды РФ, является продолжением континентального шельфа России. С этим не согласились США, Канада, Норвегия и Дания, которые считают, что Россия намерена заполучить контроль над Арктикой, пренебрегая международным законодательством. Канадцы даже заявляли об увеличении военного присутствия в регионе. 15 марта 2010г



полная версия страницы