Форум » Политика » ©"Русская мысль"//Американские солдаты воюют в Ираке под музыку Вагнера » Ответить

©"Русская мысль"//Американские солдаты воюют в Ираке под музыку Вагнера

DenB: БорисЕ 06.07.2003 Заголовок: ©"Русская мысль"//Американские солдаты воюют в Ираке под музыку Вагнера Продолжение материалов из топика по ссылке [A TARGET=_BLANK" HREF=http://www.borda.ru/re.pl?liberal-00000153-000-0-0-0-0-0]http://www.borda.ru/re.pl...al-00000153-000-0-0-0-0-0[/A] 16 ИЮНЯ. Der Spiegel. "Европа - это Европа" Ханс Хойнг и Герхард Шперль Американский сенатор Хиллари Клинтон о своем споре с Джорджем Бушем, о сомнениях в существовании оружия массового уничтожения в Ираке, о восстановлении трансатлантической дружбы. - Госпожа сенатор, представление об Америке, которое вы предлагаете в вашей книге, диаметрально отличается от представления Джорджа Буша. - Америка должна считаться с тем высоким положением, которое она сейчас занимает. Это означает, что мы должны быть готовы использовать нашу силу, в том числе и военную, если это необходимо. Поэтому я поддержала политику президента по Афганистану и даже по Ираку. Тем не менее становится все очевиднее, что это правительство не всегда в должной степени использует свои возможности, когда речь идет о международном сотрудничестве, а оно может сделать США еще более сильной страной и укрепить наши отношения с Европой. От укрепления этого сотрудничества зависит все наше будущее. Мы должны создавать более прочный фундамент вместо того, чтобы ставить исключительно на собственную военную силу. - Многие европейцы полагают, что в Вашингтоне больше нет никакой оппозиции. Где же демократы? - За восемь лет пребывания в Белом доме я поняла, что при нашей форме правления президент имеет самый весомый голос. Мы, демократы, вынуждены с этим считаться. Тот факт, что наша страна пережила тяжелую травму, тоже затрудняет нашу задачу. Как сенатор от Нью-Йорка я из первых рук знаю, насколько драматичными и мучительными были для американцев события 11 сентября. - Но это не может быть причиной, чтобы предоставить все только президенту. - Именно поэтому мы должны думать, как эффективнее использовать наш голос. Я писала книгу не в последнюю очередь для того, чтобы напомнить американцам и нашим друзьям во всем мире о том, что мы восемь лет двигались по правильному пути глобализации и интеграции. Однако нам, демократам, пока не удалось снова сделать эту перспективу отчетливой... - ...Что не предвещает им добра на выборах в будущем году. - Это не так. Сегодняшние претенденты на пост президента от демократов разъясняют, в чем не прав президент Буш. Я уверена, что в течение года положение изменится и результат выборов будет иным, чем полагают многие. - Когда ваш муж покидал Белый дом, экономическая политика была очень успешной. Теперь сенат при активной помощи некоторых ваших друзей по Демократической партии выступает за снижение налогов, что идет на пользу только работающим и серьезно увеличивает размер долга. - Это трагическая ошибка. Я считаю, что экономическая политика предыдущего правительства была сбалансированной. Экономная бюджетная политика способствовала частным инвестициям. Вследствие этого было создано более 22 млн рабочих мест, что помогло многим выбраться из нищеты. Само собой разумеется, многие при этом стали миллионерами. К несчастью, сегодняшнее правительство вернулось к давно устаревшей стратегии, которая ориентируется на рост спроса и которую в свое время критиковал уже отец нынешнего президента. - Сколь долго может еще продолжаться эта политика? - Несмотря на всю риторику Белого дома, отрицательные последствия этой политики постепенно становятся все более очевидными. За последние несколько лет в частном секторе было утрачено более 2 млн рабочих мест. - В вашей книге вы обвиняете республиканцев в том, они не поддержали Билла Клинтона в борьбе против терроризма. Вы намекаете на то, что теракты 11 сентября можно было предотвратить? - На этот вопрос ответа не знает никто. Тем не менее вполне корректно напомнить о том, что мой муж и его правительство предприняли все, чтобы принять более действенные законы и выделить больше денег на борьбу с терроризмом. Тогда республиканцы этому препятствовали, и сегодня я все еще постоянно спорю с правительством о том, как готовиться к возможным терактам. Мы просто не выделяем достаточное количество денег на обеспечение безопасности в собственной стране, ни на полицию, ни на пожарных, в крайнем случае – на спасателей. У вас в Европе гораздо больше опыта борьбы с террором, поэтому ваша реакция более адекватна. - Для большинства американцев война против Ирака была частью войны против терроризма. Однако большинство европейцев не видело никакой связи между Саддамом Хусейном и Усамой бен Ладеном. Кто же прав? - До сегодняшнего дня не имеется никаких доказательств этой связи. Не было достоверных доказательств такой связи и перед войной. Только после круше

Ответов - 9

DenB: БорисЕ Отправлено: 17.06.2003 16:00. Заголовок: The Wall Street Journal//Работа для крепких парней: новая путинская "милитократия" -------------------------------------------------------------------------------- Работа для крепких парней: новая путинская "милитократия" ("The Wall Street Journal", США) Пока не произойдут фундаментальные изменения в составе государственной элиты, эволюция страны в направлении демократии будет буксовать Адриан Каратницкий (Adrian Karatnycky), 13 июня 2003 13 июня 2003 года. На первый взгляд, встреча между президентами Джорджем Бушем-младшим (George W. Bush) и Владимиром Путиным в Санкт-Петербурге 1 июня с.г. прошла успешно. Оба лидера обратили внимание на прочность своих персональных отношений, а г-н Путин пообещал, что "сотрудничество будет и дальше расширяться и углубляться". Прозвучали ободряющие слова о сотрудничестве в таких вопросах, как предотвращение ядерной угрозы со стороны Северной Кореи и война с терроризмом. Но были слышны и нотки разногласий. Российский министр иностранных дел Игорь Иванов сказал, что "были предъявлены безосновательные претензии к российским компаниям по поводу сотрудничества с Ираном", имея в виду утверждения американской стороны, что россияне и российские технологии помогают иранской программе создания ядерного оружия. Г-н Путин отверг увещевания Соединенных Штатов сократить сотрудничество с Ираном в ядерной области и заявил, что американское давление является хитрой попыткой к "нечестной деловой конкуренции против нас". Два года назад, на встрече в Любляне, Словения, президент Буш-младший провозгласил новую эру в отношениях с Россией, объявив, что "заглянул в глаза" президенту Путину и нашел, что он "откровенен и заслуживает доверия". В дни событий 11 сентября оптимизм г-на Буша-младшего, кажется, нашел свое подтверждение, когда г-н Путин дал серьезные заверения относительно своей поддержки войны с террором. Но когда началась война г-на Буша-младшего против Саддама Хусейна (Saddam Hussein), отношения с Россией резко ухудшились, заставляя думать, что хорошие персональные отношения едва ли являются гарантией тесного межгосударственного сотрудничества. Г-н Иванов, к примеру, однажды публично высмеял г-на Буша-младшего за его заявление, что близится час освобождения Ирака, и резко осудил Соединенные Штаты за нарушение международного права. Советники, близкие к г-ну Путину, публично предсказывали, что Соединенным Штатам предстоит продолжительная война, в трясине которой они увязнут. А между тем контролируемые г-ном Путиным средства массовой информации (СМИ) раздували каждую временную неудачу США и привлекали внимание общественности к каждой американской ракете, которая сбилась с курса. Члены поддерживаемой Кремлем пропутинской молодежной организации "Идущие вместе" частенько организовывали демонстрации протеста у здания посольства США и резиденции американского посла в Москве. Следствием неустанной антиамериканской пропаганды российского правительства стало то, что сегодня 71% россиян в ходе опросов заявляют, что Соединенные Штаты являются серьезной угрозой делу мира во всем мире. В действительности недавнее ухудшение американо-российских отношений было абсолютно предсказуемым; оно лучше показывает перспективы этих отношений, чем тот дух дружелюбия, который был выставлен напоказ в ходе саммита в Санкт-Петербурге. И все это происходит потому, что Россией после распада коммунистической системы на протяжении последних 12 лет правят не политические реформаторы - и даже не прагматичные технократы. Ее правящая элита - это "милитократы", как называет их российский социолог Ольга Криштановская. В данном случае речь идет о руководстве, состоящем из бывших военных и сотрудников спецслужб (средний возраст 52 года), которые достигли политической зрелости при партийных руководителях Леониде Брежневе и Юрии Андропове. Их мировоззрение окрашено раздражением в связи с ликвидацией советской власти и утратой мирового престижа России, а также острым недовольством по поводу роста американского могущества.

DenB: В первые посткоммунистические годы в российской правящей элите преобладали хорошо образованные гражданские люди. Сегодня власть почти полностью захватили милитократы. По данным г-жи Криштановской, более 35% всех заместителей министров правительства, назначенных г-ном Путиным с 2000 года, являются выходцами из среды военных и сотрудников спецслужб. Сегодня более четверти всех высших чиновников России являются выпускниками военных академий. Соответственно, количество кандидатов и докторов наук в правительстве сократилось с 50% при Борисе Ельцине до 20% - в настоящее время. Мужчины из числа бывших военачальников высокого ранга и руководителей спецслужб (женщин в российском руководстве всего 1,7%) сегодня заполняют не только такие традиционные для них сферы, как оборона, разведка и национальная безопасность, но руководят гражданскими министерствами и ведомствами, в том числе в сферах внешней торговли, промышленности, экономического развития, транспорта, телекоммуникаций, отношений собственности и юриспруденции. Их становится все больше в законодательных органах; они составляют большинство среди специальных уполномоченных президента в регионах. Элита из числа бывших военных и сотрудников спецслужб полностью подменила идеологов и партийных аппаратчиков советской эпохи, реформаторов и технократов начала эпохи Ельцина, а также бизнесменов и олигархов последних лет его правления. Параллельно с этим происходила смена угла зрения подпавших под влияние государства российских СМИ на события в стране и в мире; они вместо пропаганды политической свободы занялись пропагандой имиджа безжалостной эффективности в борьбе с террористической угрозой, общенациональными катастрофами и сепаратизмом в Чечне, превознося в то же время "героизм" спецслужб советского времени. Совсем не случайно путинские назначенцы, которые до того варились в герметически закрытой атмосфере минобороны и спецслужб, и которых не коснулись никакие демократические реформы, по-прежнему придерживаются тревожащих и архаичных взглядов на вопросы, касающиеся внешней политики, политики в области безопасности, политической свободы и свободы прессы. Милитаристская элита России обижена ростом американского могущества, стремится к недостижимой цели возрождения региональной гегемонии России в Украине, на Кавказе и в Средней Азии и поддерживает поставки оружия в такие страны как Иран и, до недавних пор, Ирак. Хотя президент Путин выдает себя за демократического реформатора, стремящегося к интеграции с Западом, совершенно очевидно, что милитократические лидеры России фундаментально отличаются от гражданских лидеров евроатлантического сообщества. Не менее важно также то, что российская правящая политическая элита не в ладах с российским гражданским обществом, которое постепенно нарождается на руинах коммунизма. В этом обществе сегодня насчитывается более 70000 гражданских организаций, в которых работают более 2,5 млн. граждан; в него входят элиты предпринимателей и смелых защитников прав человека, а также независимые журналисты, которые борются с господством государства. Но, даже если правящие кадры, быть может, и не определяют всего, они имеют решающее слово при решении многих вопросов. Пока не произойдут фундаментальные изменения в составе государственной элиты, эволюция страны в направлении демократии будет буксовать. И Россия будет оставаться непредсказуемым и ненадежным партнером вне зависимости от того, как часто американские официальные лица ссылаются на сильные персональные связи между президентами Бушем-младшим и Путиным. Сокращенный перевод: Федотов Виктор, ИноСМИ.Ru Опубликовано на сайте inosmi.ru: 16 июня 2003, 14:14 Оригинал публикации: Jobs for the Boys: Putin’s New ’Militocracy’

DenB: БорисЕ Отправлено: 27.06.2003 15:29. Заголовок: The Times//Как Владимир мог бы стать Путиным Великим -------------------------------------------------------------------------------- Как Владимир мог бы стать Путиным Великим ("The Times", Великобритания) После Ирака в глобальной политике происходит стремительная эрозия понятия национального суверенитета. Вопрос в том, нужно ли сегодня сопротивляться или соглашаться на эту, наиболее спорную, форму глобализации Анатоль Калецкий (Anatole Kaletsky), 26 июня 2003 [отослать ссылку] [версия для печати] 26 июня 2003 года. Пусть у Владимира Путина и есть недостатки, Майкл Биньон в своей статье уже охарактеризовал его как лучшего лидера России со времен царя Александра II. Я, в общем и целом, разделяю это мнение, но мне хотелось бы провести данную параллель дальше. Александр II покончил с феодальной системой в России, отменив крепостничество. Г-н Путин кладет конец феодализму в ином смысле. После развала коммунизма Россия вернулась к состоянию анархии, напомнившему средние века после падения Рима. Главным направлением деятельности в сфере политики и экономики было разграбление. Самые проворные и беспощадные грабители сумели экспоненциально увеличить свое богатство и власть. Такой была история России при президенте Ельцине, квинтэссенции "слабого короля" начала средневековья, окруженного и контролируемого всесильными баронами, которых в России называют "олигархами". Но по мере того как олигархи становились все богаче, их интересы переключались с продолжения разграбления на сохранение того, что у них уже было. Это был переход от анархии к порядку, который олицетворяет г-н Путин. В данном случае историческая аналогия заключается в том, что анархический феодализм, где власть опирается исключительно на богатство и военную силу, замещается более централизованным, управляемым на основе закона государством начала современной эпохи. Г-н Путин достиг примечательных успехов в руководстве этим переходом, создав основы правовой системы и зачаточную рыночную экономику, но ему не удалось достичь двух из самых важных целей. Гражданская война в Чечне продолжается с такой же жестокостью, что и прежде, а глобальное влияние России сократилось почти до нуля, особенно после иракского конфликта. Обе эти неудачи связаны с психологическим недостатком российского политического истеблишмента: отказом согласиться с тем, что мир стал иным после "холодной войны", когда самыми важными принципами дипломатии в отношениях между Востоком и Западом были уважение международных границ, абсолютный национальный суверенитет и "невмешательство" во внутренние дела других государств. Вместо этого сегодня мы наблюдаем появление глобальных держав и альянсов, которые заявляют как о своем праве, так и о своем моральном долге принудительно распространять общечеловеческие ценности за пределы своих национальных границ - если необходимо, путем применения военной силы.

DenB: Идеалисты, в том числе Тони Блэр (Tony Blair), иногда называют это "новым мировым порядком". Циники, включая и г-на Путина, называют это неоимпериализмом или pax americana. Но, как это ни назови, после Ирака в глобальной политике происходит стремительная эрозия понятия национального суверенитета. Вопрос в том, нужно ли сегодня сопротивляться или соглашаться на эту, наиболее спорную, форму глобализации. Если вы хотите сформировать собственное мнение по этому вопросу огромной важности, а также разобраться в том, как он связан с некоторыми из наиболее актуальных вопросов сегодняшней английской и международной политики - позвольте мне дать вам необычную рекомендацию. Вам следует сделать то, что сделал я в прошлую пятницу. Купите, выпросите или украдите билет на короткую пьесу со следующим громоздким названием "I have before me a remarkable document written by a young lady from Rwanda" ("Передо мною примечательный документ, написанный молодой женщиной из Руанды"). Фактически, г-н Блэр поступил бы хорошо, если бы пригласил г-на Путина посмотреть эту пьесу, и не только потому, что в ней идет речь о вопросах огромной геополитической важности, но также и потому, что она отражает многое из того лучшего, что есть в жизни Великобритании сегодня. Эта пьеса дает представление о жизнестойкости английской культуры и способности английского театра постоянно возрождаться и расти вверх от своих корней, несмотря на скандальные ошибки в руководстве деятельностью наших великих национальных компаний, таких, например, как "Королевская шекспировская компания" (Royal Shakespeare Company, RSC). Эта пьеса идет в крохотном театре "Финборо" (Finborough), что расположен над пабом в Эрлс-Корте (Earls Court - район Лондона - прим. пер.). На постановку пьесы были затрачены небольшие деньги, однако игра актеров была великолепной, текст сценария был по-настоящему поэтичным, а театр был полон. Я, однако, не театральный критик, а потому позвольте объяснить вам, почему я упоминаю здесь об этой пьесе. В пьесе повествуется о наивной молодой африканке, которая нашла убежище в Лондоне, после того как во время геноцида против племени тутси в Руанде на ее глазах убили ее процветавшую семью из среднего класса. Пьеса строится на серии воспоминаний, когда эта женщина пытается записать на бумаге историю своей жизни с помощью романиста-неудачника, который стал работать в центре помощи беженцам. Эта история, в основу которой положен личный опыт Сони Линден, сценаристки, работавшей именно в этом качестве в Медицинском фонде для жертв пыток (Medical Foundation for Victims of Torture) в Камден-Тауне (Camden Town - район Лондона - прим. пер.), обладает такой же могучей силой, как персональные хроники нацистского холокоста, начиная с Анны Франк (спектакль "Дневник Анны Франк" - прим. пер.) - силой трансформации холодных, абстрактных, статистических ужасов геноцида в страшно постижимые реалии повседневной жизни. Убийцы требуют денег, чтобы отец нашей героини мог купить себе "чистую" смерть от одной пули - но даже эта окончательная сделка оказывается вероломным обманом, ибо у человека начинают отсекать одну конечность за другой. На интеллектуальном, или литературном, уровне темами этой пьесы являются отношения между абстракцией и реальностью, между общим и специфичным, между цивилизацией и варварством, которые ужасающе суммированы в известной поговорке Сталина "Смерть одного человека - трагедия, смерть миллионов - статистика".

DenB: Однако меня не меньше поразил другой политический подтекст руандийской истории, который, я уверен, автор не подразумевал. Эта пьеса являет собой лучшее оправдание вторжения в Ирак - и железную защиту от утверждений, что эта война была неоправданной, потому что никакого оружия массового поражения (ОМП) пока не найдено. Холокост в Руанде - и другие столь же ужасающие акты геноцида в Африке до и после - создал бесспорное моральное основание для отказа от национального суверенитета как абсолютного принципа международного права. Как это ни иронично, либеральные "левые" (включая и значительную часть зрителей, присутствовавших на спектакле о Руанде) поняли этот аргумент наоборот. Либеральные комментаторы все еще доказывают, что, поскольку мировое сообщество не сумело остановить массовую резню в Африке, убийства в Ираке тоже следует разрешить. Но большинство людей, чьи суждения не отягощены учеными степенями доктора философии или международного права, способны видеть истину сквозь этот абсурд. Если вы хотите, чтобы мировое сообщество выступало против поддерживаемых государством убийц, мучителей и геноцидных маньяков - чего, к стыду своему, не сумели сделать миротворцы Организации Объединенных Наций (ООН) в Руанде и Боснии - надо где-нибудь начинать и надо применять военную силу. Вот почему, вне зависимости от "реальных" мотивов администрации Буша-младшего (George W. Bush) - касаются ли они нефти, мести или просто избирательной кампании - война в Ираке может войти в историю как событие, которое породило идею базирующегося на морально-этических соображениях международного правления и уничтожило безусловный суверенитет национальных государственных образований. Это еще более справедливо сегодня, чем несколько месяцев назад. Если отбросить вопрос об ОМП, вторжение в Ирак можно оправдать, только апеллируя к морали и правам человека, а эти ценности теперь перманентно будут стоять на повестке дня глобальной политики. Но даже если военная интервенция в очередной Руанде и будет одобрена в принципе, кто станет мировым жандармом? Это возвращает меня к господам Путину и Блэру. Г-н Блэр является самым красноречивым в мире истолкователем "нового мирового порядка", включая и принцип военной интервенции с целью защиты общечеловеческих ценностей. Россия между тем является самым решительным противником любого подобного подхода к мировым делам. Если международная дипломатия когда-либо формально примет подобный принцип, ничем не ограничиваемый государственный суверенитет, национальное самоопределение и уважение границ улетучатся. Для российского политического истеблишмента, все еще погруженного в сталинскую ксенофобию, это страшная угроза. Именно принцип невмешательства, в конечном итоге, превосходил все остальное в российской оппозиции войне в Ираке. Но давайте подумаем о немыслимом и предположим, что смягчение российского помешательства на национальном суверенитете могло бы помочь г-ну Путину решить две самые непреодолимые проблемы и трансформировать его президентство из "хорошего" в "великое". У себя дома он мог бы попросить иностранной помощи для Чечни или, по меньшей мере, пригласить туда наблюдателей. Тем самым он сделал бы чеченский конфликт интернациональным, добился бы большего понимания российской позиции, принудил бы к сотрудничеству Грузию и, быть может, даже заставил российскую армию повысить собственную военную эффективность и уважение к правам человека. За границей г-н Путин мог бы активно поддержать принцип гуманитарной военной интервенции не только в Ираке, но также в Африке и даже на Балканах. Поступая таким образом, г-н Путин мог бы заслужить восхищение Европы и предложить своему военному истеблишменту новую роль на мировой арене. Он мог бы укрепить ООН, предложив ей доступ к военным ресурсам, которые были бы независимыми от Вашингтона, Лондона и Парижа. Он мог бы снова заставить уважать Россию как активного игрока в глобальной дипломатии, но на этот раз с морально-этической составляющей. Люди даже могли бы начать думать о второй - милостивой - сверхдержаве.

DenB: БорисЕ Отправлено: 02.07.2003 13:24. Заголовок: USA Today//Иракский бизнесмен раскрывает подробности жестокого обращения -------------------------------------------------------------------------------- 01 ИЮЛЯ. USA Today. Иракский бизнесмен раскрывает подробности жестокого обращения Редакция Бизнесмен, задержанный в Ираке в собственном доме во время рейда военнослужащими США, утверждает, что американские следователи не давали ему спать, заставляли его стоять на коленях нагишом и все восемь дней держали со связанными руками и ногами и мешком на голове. Информация о "приключениях" Крейсана аль-Абалли появилась на фоне оглашенного в понедельник доклада организации Amnesty International, в котором американские методы ведения допроса подвергаются жесткой критике. Пытаясь побороть продолжающееся сопротивление, в последнее время военнослужащие США задержали сотни иракцев, и некоторые из них подвергались допросам на протяжении многих дней, утверждают правозащитные организации. По свидетельству журналистов агентства AP, они собственными глазами видели, как на протяжении 24 часов после ареста заключенных держали в одном белье, с завязанными глазами или мешками на голове, в наручниках и к тому же в антисанитарных условиях. Аль-Абалли заявляет, что американские войска ворвались к нему в дом 30 апреля. Его брат Дурейд, приняв военнослужащих за воров, выстрелил в их направлении. Американцы арестовали аль-Абалли и его 80-летнего отца. Брат же после их ареста бесследно исчез. Во время допросов в международном аэропорту Багдада аль-Абалли сообщили, что его брат скончался. Вероятно, американцы считали, что у аль-Абалли и его отца есть информация о местонахождении Иззата Ибрагима аль-Дури - высокопоставленного чиновника режима Саддама Хусейна. По словам аль-Абалли, все трое мужчин его семьи были рядовыми членами саддамовской партии "Баас", при этом с аль-Дури никаких отношений не имели. 39-летний аль-Абалли утверждает, что его избивали, заставляли смотреть на стробоскопический источник света и оглушали "очень громкой ужасной музыкой". "Я думал, что схожу с ума, - говорит он, показывая на следы от пластиковых наручников, которые сохранились на запястьях даже спустя месяц после освобождения. - Они приказывали: вставай на колени. Через 3-4 дня стало больно это делать - мои колени начали кровоточить и опухли". Представители вооруженных сил США отказываются комментировать проведение рейдов или методы ведения допросов, утверждая лишь, что американские солдаты всегда придерживаются буквы закона и что такие методы, как лишение сна, содержание в наручниках и применение звуковых раздражителей, вполне законны. "И это демократия, - возмущается аль-Абалли, семья которого владеет крупным кораблестроительным предприятием в Лондоне. - Ни один иракец не думал, что американцы на такое способны!" Аль-Абалли попал в руки американцев до заявления, сделанного администрацией Буша 26 июня, согласно которому американские силы получили предписание воздерживаться от жестоких методов получения информации от заключенных. Однако, по мнению нескольких правозащитных организаций, включая Amnesty International и Human Rights Watch, нынешние методы нарушают права человека и, соответственно, Женевскую конвенцию. Ни для кого не секрет, что американцы довольно часто применяют стробоскопический свет. Как стало известно Джоанне Бйоркен, представителю Human Rights Watch в Багдаде, американцы считают приемлемым подвергать заключенных воздействию громкой музыки и лишать их сна. В докладе Amnesty International подчеркивается, что отношение американских вооруженных сил к задержанным иракцам противоречит международным законам. Сейчас организация проводит расследование трехнедельного ареста 11-летнего мальчика и инцидент, во время которого американцы открыли огонь по заключенным, убив одного и ранив семерых.

DenB: Между тем силы коалиции отвергают все обвинения в нарушении прав человека. "Солдаты коалиции при проведении военных операций обязаны строго придерживаться закона, - отмечает британский представитель коалиционных сил генерал-лейтенант Перегрин Льюис. - Все, что заставляет предположить обратное, неверно". После освобождения аль-Абалли подал жалобу на плохое обращение и на исчезновение брата. Эту жалобу в мае в письменном виде принял американский майор Тони Коулман из 422-го гражданского батальона. По словам Коулмана, он ничего не знает о том, как ведутся допросы и правдивы ли обвинения, которые предъявляет аль-Абалли. В компьютерных данных вооруженных сил США никаких сведений о его брате, дипломате в отставке Дурейде аль-Абалли, нет. Amnesty International подчеркивает, что методы, описанные аль-Абалли, аналогичны тем, которые применяли израильские вооруженные силы при допросах палестинских заключенных и британская армия при допросах иракских католиков. "Это известные методы, - замечает Элизабет Ходжкин, директор отдела расследований Amnesty International в Багдаде. - В течение последних 20 лет бурно обсуждался вопрос, являются они пытками или нет". В 1982 году Европейский суд по правам человека признал такие методы пытками, после чего Великобритания от них отказалась. В 1999 году по постановлению верховного суда то же самое сделал Израиль, ограничив их применение исключительными случаями. В своем докладе Amnesty International обвиняет американские силы в проведении столь же жестоких и незаконных допросов в Афганистане, где значительная часть арестованных скончалась в заключении. Amnesty International расследует случаи смерти заключенных как убийства.

DenB: ПЕ Отправлено: 30.08.2003 13:19. Заголовок: lenta.ru //Хиллари Клинтон составит конкуренцию Бушу -------------------------------------------------------------------------------- Хиллари Клинтон составит конкуренцию Бушу 29.08.2003 21:11 / lenta.ru Супруга бывшего американского президента Билла Клинтона Хиллари Клинтон намерена баллотироваться на пост главы государства в 2004 году, сообщает сайт британского телеканала Sky News. Бывшая первая леди, в настоящее время являющаяся сенатором от штата Нью-Йорк, в ближайшее время намерена провести предвыборные консультации с рядом советников, в числе которых - ее муж Билл Клинтон. В начале лета госпожа Клинтон утверждала, что не будет баллотироваться в президенты в 2004 году несмотря на масштабную поддержку со стороны Демократической партии. При этом Хиллари Клинтон заявляла о готовности включиться в президентскую гонку в 2008 году. Изменение позиции Хиллари Клинтон продиктовано внезапным снижением рейтинга действующего американского президента, связанным с экономическим спадом и проблемами в Ираке. В случае, если победу над Бушем одержит другой представитель демократической партии, который к тому же сумеет выйти на второй срок правления в 2008 году, шанс стать президентом у Хиллари Клинтон появится не ранее 2012 года. lenta.ru

BNE: Кризис, знаменующий собой конец одного мира Даниэль Верне В водовороте финансового кризиса критика дикого капитализма и сомнение во всемогуществе беспринципного рынка, которые прозвучали в выступлении Николя Саркози в Тулоне 25 сентября, прошли практически незамеченными. Тем временем президент Республики поместил нынешние скачки в контекст последних 20 лет эволюции международной системы. "Этот кризис знаменует собой конец мира, построенного в результате падения Берлинской стены и окончания холодной войны, – заявил он. – Он был основан на великой мечте о свободе и процветании". Теперь эта мечта разбита. Саркози прямо не сказал об этом, но совершенно однозначно дал понять, что эта мечта была утопией, основанной на иллюзии. Иллюзии правящего в 1990-х годах поколения, движимого мыслью о том, что "демократия и рынок решат все проблемы человечества", что "успех глобализации победит бедность и войну". Эта иллюзия окрепла, когда мечта начала превращаться в действительность, "границы были открыты, миллионы людей вырвались из нищеты". Однако глава государства присоединяется к "реалистам" из числа политиков и политологов, которые никогда не верили в эту выдумку, вдохновляющую энтузиастов с благими намерениями. Сторонники "реальной политики" всегда считали, что жестокая международная действительность в конце концов снова возьмет свое. Саркози перечисляет примеры: возвращение религиозного фундаментализма и национализма, демпинг, терроризм... А после войны между Россией и Грузией он мог бы еще добавить в список использование силы для урегулирования разногласий. Американский политолог Уолтер Рассел Мид, член базирующегося в Нью-Йорке Совета по международным отношениям, выделил четыре внешнеполитических школы в США: джефферсонианцы – изоляционисты и сторонники минимального вмешательства со стороны государства; джексонианцы – сторонники "сильной руки" как во внутренней, так и во внешней политике; вильсонианцы – международные проповедники демократии; и гамильтонианцы, убежденные, что "приятное общение" (Монтескье) позволит цивилизовать международные отношения. Американская дипломатия никогда не была химически чистой. Она всегда одновременно заимствовала черты нескольких школ. Билл Клинтон напоминал адепта школы Вильсона на Балканах и Гамильтона, когда делал ставку на экономическую глобализацию. Европейский союз по своей природе был призван воплотить именно эту тенденцию. При Джордже Буше внешняя политика превратилась в смесь джексонианства и вильсонианства. Оказалась ли их политика неудачной? Приведет ли финансовый кризис, начавшийся в Соединенных Штатах, к новому подъему национализма, новому циклу протекционизма и отступлению на прежние позиции? Это случится в истории не впервые. В конце XIX – начале XX века тоже происходила невиданная до того момента глобализация экономики, завершившаяся столкновением крупных держав в Первой мировой войне. На этот прецедент часто ссылаются скептики глобализации, чтобы охладить чрезмерные надежды. Сегодняшняя глобализация одновременно более опасная и более многообещающая по сравнению с глобализацией прошлого. Развитие международного права, существование международных институтов, пусть несовершенных и страдающих от капризов крупных стран, позволяют надеяться, что истории не суждено повториться.



полная версия страницы